Книги, на которые стоит обратить особое внимание

WeekendСобытия

30 книг, которые надо купить на non/fiction

Выбор Игоря Гулина и Лизы Биргер

В Гостином Дворе до 3 декабря проходит ежегодная Международная ярмарка интеллектуальной литературы non/fiction — главная московская книжная ярмарка года. Weekend попросил Игоря Гулина и Лизу Биргер выбрать книги, на которые стоит обратить особое внимание.

Выбор Игоря Гулина

Генрих Сапгир. Собрание сочинений. Том 1: Голоса; Том 2: Мифы

Новое литературное обозрение

Фото: Новое литературное обозрение

Первые два тома масштабного собрания сочинений поэта, прозаика, переводчика и детского писателя Генриха Сапгира. Начиная с 1950-х годов Сапгир был одной из центральных фигур культурной жизни московского подполья, а в первое постсоветское десятилетие — деятелем, активно работавшим над преемственностью андерграунда и новой литературы. Он не был настолько ярким новатором, как его товарищи по «лианозовской школе» — Игорь Холин, Всеволод Некрасов, но был задорным экспериментатором, мастером гротеска и веселой игры жанров. Без опытов Сапгира точно не было бы Дмитрия Александровича Пригова. Это собрание — логичное продолжение проекта по изданию Пригова, затеянного «Новым литературным обозрением». Устроено оно схожим образом: книги объединены не хронологией или жанром, а сквозной темой. В первом томе это полифония: разнообразные масочные стихотворения (вроде цикла «Черновики Пушкина», в котором Сапгир дописывал стихи к отдельным строчкам классика), переводы, заметки о современниках. Тема второго тома — мифология, понятая максимально широко: сюда входят не только вариации на библейские и античные темы, но и миф об андерграунде, в формирование которого Сапгир внес изрядный вклад.

Тур Ульвен. Исчезание равно образованию

Издательство Ивана Лимбаха
Перевод Нина Ставрогина и Дмитрий Воробьев

Фото: Издательство Ивана Лимбаха

Сборник избранных текстов Тура Ульвена — одного из самых значительных авторов норвежской литературы конца ХХ века. Ульвен был из тех писателей, что ввели довольно провинциальную норвежскоязычную словесность в общеевропейский контекст (классики вроде Гамсуна и Ибсена писали на датском). Однако в самом его письме есть оттенок обаятельного анахронизма. 1980-е и ранние 1990-е, на которые пришлись главные годы работы Ульвена (в 1995 году он покончил с собой), были расцветом постмодернизма. Ульвен же был уверенным модернистом, прививавшим к традиционной норвежской поэзии и прозе находки Андре Бретона, Рене Шара, Пауля Целана, Сэмюэла Беккета. Его стихи (они составляют большую часть тома) — тонкие, печально-иронические, фиксирующие мельчайшие всполохи ощущений и действительно написанные как бы на границе исчезания, растворения сознания. «Печной дым клубится у тебя изо рта, / но у смерти / в насущном хлебе вкуса нет. / С завязанными глазами, / с зажженной свечой / в руке / выйдешь в морось, за всем живым, стремящимся / в последний перелет / вперед тебя».

Аннемари Шварценбах. Смерть в Персии

Издательство Ad Marginem
Перевод Виталий Серов

Фото: Ad Marginem

Первая выходящая по-русски книга швейцарской писательницы, журналистки и фотографа Аннемари Шварценбах. В 1920-х Шварценбах жила в Берлине и была заметной фигурой богемы веймарской эпохи — яркая интеллектуалка, утонченная лесбиянка, убежденная социалистка, ведущая подчеркнуто декадентский образ жизни. В начале 1930-х веймарский шик закончился, Шварценбах вернулась в Швейцарию, но вскоре пустилась в путешествия — в Турцию, Персию, Афганистан. Эти опасные поездки для нее были, по сути, бегством — от политической депрессии, склок с матерью, убежденной нацисткой, любовных неурядиц и наркотической зависимости. Написанная в 1935–1936 годах «Смерть в Персии» — вроде бы типичные путевые заметки просвещенной и привилегированной европеянки о загадочном Востоке, но одновременно это пронзительный дневник отчаяния. Шварценбах писала его прямо в путешествии — в малярийной лихорадке, опиумном бреду, любовной тоске по безнадежно больной дочери турецкого посла. Позже она переработала текст в роман «Счастливая долина», но по-русски выходит ранний, не публиковавшийся при жизни, менее литературный и более документальный вариант.

Джон Бёрджер. Счастливый человек

Издательство Ad Marginem
Перевод Андрей Сен-Сеньков

Фото: Ad Marginem

Вышедшая в 1967 году книга английского писателя, критика и мыслителя Джона Бёрджера — очерк о знакомце автора, его соседе по деревне в Стаффордшире, враче Джоне Сассоле. Сельский врач — персонаж демократического пантеона XIX века, и Бёрджер, чрезвычайно ангажированный политически автор, знает, что такую фигуру уже не поставишь в освободительном авангарде. Тем интереснее в нее всмотреться. Сассол — прекрасный врач, обожаемый своими пациентами и любящий их. Но, помимо того, он своей практикой ставит вопрос о сущности самой профессии, состоящей буквально в борьбе со смертью. У Бёрджера врач — это ренессансная фигура: не узкий специалист, а человек, каждый день имеющий дело с самой сущностью жизни. «Счастливый человек» — книга очень поэтичная и вместе с тем трезвая, чуждая романтизации, постоянно ставящая болезненные политические вопросы (в том числе и к своему герою). Помимо того, здесь необычная форма. Эссе Бёрджера сопровождают снимки швейцарского фотографа Жана Мора. Они не иллюстрируют текст, а вступают с ним в ассоциативный диалог.

Надежда Санжарь. Записки Анны

Издательство Common place

Фото: Common place

Писательница Надежда Санжарь — практически забытая фигура эпохи Серебряного века и раннесоветской литературы. Эту забытость легко объяснить. Коллеги и критики не воспринимали Санжарь всерьез, а иногда откровенно издевались над ней. Исключением был разве что Блок, одно время с ней приятельствовавший (письма Санжарь к поэту напечатаны в приложении к книге). Но и он видел в ней прежде всего не литератора, а образец человеческой воли. Дочь проститутки и уголовника, не знавшая грамоты до 27 лет, претерпевшая множество унижений, она страстно хотела быть писательницей, вместе с тем презирала заносчивую интеллигенцию, но и стремилась к странному союзу с ней. Мечтой Санжарь было родить ребенка от великого человека; с этой просьбой она переходила от одного петербургского интеллектуала к другому, но план так и не увенчался успехом. Помимо того, она была своеобразным наивным философом и, как многие в ее эпоху, строила проекты по усовершенствованию самой человеческой природы. Обо всем этом она рассказывает в вышедшем в 1909 году автобиографическом романе «Записки Анны» — книге одинаково нелепой и страстной, диковинном документе духовных поисков начала ХХ века.

«Для голоса» Маяковского/Лисицкого

Издательство Арт Волхонка — Центр «Зотов»

Фото: Арт Волхонка – Центр Зотов

Первое в России факсимильное издание одного из главных шедевров конструктивистского бук-арта. Вышедшее в 1923 году в Берлине, но под маркой советского ГИЗа «Для голоса» не было такой уж важной книгой для самого Владимира Маяковского. Это небольшое избранное, составленное из стихотворений разных лет, особенно любимых чтецами-декламаторами («Хорошее отношение к лошадям», «А вы могли бы?», «Приказ по армии искусств», «Левый марш» и так далее). Обычно такие книжки выглядели довольно непритязательно, но Эль Лисицкий превратил ее в радикальный авангардный эксперимент — разговор на равных с автором (он сам говорил: «Автор — поэт стихов, я — поэт типографии»). Как и все искусство русского конструктивизма, этот проект отличается амбивалентностью: с одной стороны, чистая манифестация мастерства, виртуозная игра формы, с другой — утилитарный смысл, попытка создать новую революционную вещь. Лисицкий утверждал, что делает не буржуазную книгу-украшение, а пролетарскую книгу-прибор. Помимо собственно репринта, здесь — объемный искусствоведческий и филологический комментарий, а также ряд не публиковавшихся ранее документов.

«Семечки»: записная книжка Константина Вагинова

Издательство Европейского университета

Фото: Издательство Европейского университета

Еще один любопытный артефакт из истории русского модернизма. Поклонники Константина Вагинова (а за последние десятилетия он превратился из писателя для писателей в объект культа, сравнимого с культом его друзей-обэриутов) знали о существовании «Семечек» давно. Фрагменты их входили в собрание сочинений, но целиком этот текст до сих пор не публиковался. У Вагинова была парадоксальная эволюция: от утонченного эстетизма ранних стихов к безжалостному гротеску и коллекционированию разного рода курьезов в поздних романах. «Семечки» относятся как раз к последнему периоду. В сущности, это текст-коллекция. В течение трех последних лет жизни Вагинов заносил в специальную тетрадь комичные обрывки разговоров, анекдоты, матерные частушки, подслушанные интимные истории, новые фразеологизмы. Небольшая часть этого материала перекочевала в «Гарпагониану», его последний роман. Остальное — тоже как бы материал для возможных будущих текстов, однако читается он и как самостоятельная вещь — срез сырой, нецензурированной уличной речи ранних 1930-х.

Катя Морозова.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

От заката до заката От заката до заката

«Судная ночь в Аркадии»: Николас Кейдж после очередного конца света

Weekend
Код: элегантность Код: элегантность

Интерьер в стиле рафинированного софт-минимализма

SALON-Interior
Кино Кино

Это нам надо: артефакты, за которыми охотятся герои и злодеи в фильмах

Правила жизни
Монетизация воды Монетизация воды

Какие финансовые инструменты появились в борьбе за климат

Деньги
Похороны Хрущёва Похороны Хрущёва

Отрывок, описывающий похороны опального политика Никиты Хрущёва

Дилетант
Усиление прибрежных апвеллингов назвали угрозой для мигрирующих морских обитателей Усиление прибрежных апвеллингов назвали угрозой для мигрирующих морских обитателей

Гибель сотен морских животных оказалась связана с усилением апвеллинга

N+1
Не только Fallout: 7 самых ожидаемых экранизаций игр Не только Fallout: 7 самых ожидаемых экранизаций игр

Какие фильмы по играм могут выйти в обозримом будущем?

Maxim
Покидая Генотопию Покидая Генотопию

С тех пор каждый человек фактически живет в двух параллельных мирах...

Вокруг света
«Нужны личности особого душевного склада»: как сегодня существует литературный театр «Нужны личности особого душевного склада»: как сегодня существует литературный театр

Какую литературу сегодня можно считать современной и зачем люди идут в театр

Forbes
Как новенькая! Как новенькая!

Способы, которые помогут запустить процесс очищения и омоложения организма

Лиза
Как выбрать аккумулятор в автомобиль, и какой лучше Как выбрать аккумулятор в автомобиль, и какой лучше

Аккумулятор в современном автомобиле — не просто «батарейка»

РБК
5 бунтарок, изменивших мир: чему всем нам стоит у них поучиться 5 бунтарок, изменивших мир: чему всем нам стоит у них поучиться

Выдающиеся женщины, которые своим протестом изменили ход истории

Psychologies
Как выбрать встроенный электрический духовой шкаф: главные правила Как выбрать встроенный электрический духовой шкаф: главные правила

Электрические духовки разные ― у каждой модели свои параметры и особенности

CHIP
Качаться, чтобы передать потомкам хорошие гены: ученые говорят, что это может защитить их от болезней и ранней смерти Качаться, чтобы передать потомкам хорошие гены: ученые говорят, что это может защитить их от болезней и ранней смерти

Физические упражнения могут усиливать экспрессию генов, связанных с ростом мышц

ТехИнсайдер
Доигрались: почему статус «экранизация видеоигры» больше не позорное клеймо, а знак высокого качества Доигрались: почему статус «экранизация видеоигры» больше не позорное клеймо, а знак высокого качества

Как вышло, что экранизации игр вдруг скакнули со дна в элиту кинопроизводства?

Правила жизни
Денис Тагинцев: «Когда танцуешь, ты переживаешь состояние абсолютного счастья» Денис Тагинцев: «Когда танцуешь, ты переживаешь состояние абсолютного счастья»

Хореограф-постановщик Денис Тагинцев — о том, что такое танец

Монокль
Формирование визуомоторных ассоциаций оказалось зависимо от мозжечка Формирование визуомоторных ассоциаций оказалось зависимо от мозжечка

Нейробиологи выяснили, что мозжечок важен не только для моторных функций

N+1
Как национальный проект помог властям России изменить ситуацию в экологии Как национальный проект помог властям России изменить ситуацию в экологии

Что изменилось в сфере экологии в России?

ФедералПресс
Котокафе и йога со щенками: почему эксперты резко против «развлечений» с животными Котокафе и йога со щенками: почему эксперты резко против «развлечений» с животными

Почему контактные зоопарки, кафе с котами и квесты со зверями опасны?

Forbes
Зоя Бербер: «Мы с дочкой любим супергеройские истории» Зоя Бербер: «Мы с дочкой любим супергеройские истории»

Актриса Зоя Бербер о ритуалах на съемках и рецептах воспитания

Лиза
Как повысить самооценку с помощью тату: все о необычном способе осознать свою привлекательность Как повысить самооценку с помощью тату: все о необычном способе осознать свою привлекательность

Как рисунки на теле могут повысить уверенность в себе?

VOICE
Вредно ли есть белый хлеб: что думаю ученые и врачи Вредно ли есть белый хлеб: что думаю ученые и врачи

Белый хлеб часто называют «одним из самых вредных для здоровья углеводов»

ТехИнсайдер
Сменить фокус: как высокая медиаинфляция заставит бизнес адаптироваться Сменить фокус: как высокая медиаинфляция заставит бизнес адаптироваться

Что такое brandformance-продвижение и как оно может помочь бизнесу?

Forbes
Непослушные (?) слова Непослушные (?) слова

В чём хитрость исключений, в чём особенность непослушных слов?

Наука и жизнь
Стесняюсь спросить: как не потеряться в изобилии онлайн-курсов и грамотно построить дистанционное обучение? Стесняюсь спросить: как не потеряться в изобилии онлайн-курсов и грамотно построить дистанционное обучение?

Как организовать дистанционное обучение, чтобы получить на выходе крепкие знания

Правила жизни
Как сжать файл ПДФ: несколько простых способов для ПК и телефона Как сжать файл ПДФ: несколько простых способов для ПК и телефона

Сегодня мы расскажем, как сжать ПДФ документ, чтобы он весил меньше

CHIP
Удивительно, но факт: подушку безопасности придумали стоматологи Удивительно, но факт: подушку безопасности придумали стоматологи

Благодарить за идею подушки безопасности мы должны двух стоматологов

ТехИнсайдер
Упоминания в твиттере не повысили цитируемость научных статей Упоминания в твиттере не повысили цитируемость научных статей

Публикация в твиттере лишь незначительно влияет на частоту цитирования

N+1
Одна семья Одна семья

Президент РФБ Андрей Кириленко — о том, как спорт объединяет людей

RR Люкс.Личности.Бизнес.
Александр Цыпкин: «Я не читаю свои рассказы ни за какие деньги, когда люди сидят за столами и едят. Ну, пока не читаю» Александр Цыпкин: «Я не читаю свои рассказы ни за какие деньги, когда люди сидят за столами и едят. Ну, пока не читаю»

«С детских лет меня особо привлекала приключенческая литература»

Коллекция. Караван историй
Открыть в приложении