Кто такая Оливия де Хэвилленд в народной памяти?

Школа MastersЗнаменитости

Смерть в летнюю ночь: памяти Оливии де Хэвилленд

Текст: Алексей Гусев

Для миллионов она навсегда осталась Мелани. Не потому, что это была такая уж великая роль. Просто «Унесенные ветром», сделанные на пике могущества голливудской системы, всех своих актеров навечно приговорили к их ролям. И Бланш Дюбуа не смогла превозмочь Скарлетт О’Хара, и профессор Хиггинс — Эшли Уилкса. Кто такая в памяти народной, вот уже восемьдесят с лишком лет, Оливия де Хэвилленд, — обладательница двух «Оскаров» и Венецианского приза, ставшая за заслуги перед искусством Кавалером ордена Почетного легиона и Дамой ордена Британской Империи? Мелани Гамильтон. В том фильме, полном смятения и страстей, она служила камертоном чистоты. Лучистая, смиренная, жертвенная, исполненная самой трогательной отваги и самой бесстрашной нежности. Живой укор миру, пылающему войной. Истинная леди в стране, никогда не знавшей лордов.

Она действительно была такой. Сызмальства. Спокойной, опрятной, благожелательной. Несколько отчужденной, пожалуй. Дочь английской театральной актрисы и профессора английского языка из Токийского Императорского Университета, родившаяся в Токио, в Америке она оказалась случайно: плыли в Англию, доплыли до Сан-Франциско, у трехлетней Оливии разыгрался тонзиллит, у младшенькой, полуторагодовалой сестрички Джоан — пневмония, решили остаться, для этих недугов климата лучше калифорнийского не сыщешь. Папа из семьи вскоре ушел, вернулся в Японию, мама через несколько лет вышла замуж вновь, за местного. Когда Джоан, вскоре после Ливви, тоже решит стать киноактрисой, мама настоит, чтобы младшая взяла фамилию отчима — Фонтейн. Двух де Хэвилленд, скажет мама, Голливуд не выдержит.

Голливуд бы, положим, выдержал, но у мамы-актрисы были свои резоны. Очень уж разные у нее дочки получились. Коротко говоря, ничего общего, — так что не надо, чтоб путали. Младшая — капризная и болезненная, старшая — невозмутимая и деловитая. За что Оливия ни бралась, все-то у нее спорилось, все получалось. Слова поперек не скажет, все правильно сделает. Немудрено, что когда в семнадцать она дебютировала на сцене, еще любительской, то Алисой в Стране Чудес. Ей, англичанке-чистюле посреди буйной Саратоги, несложно было благовоспитанно дивиться безумствам мартовских зайцев и неправильной игре в крокет. Что тут, собственно, играть-то.

Но и тогда, и годы спустя, десятилетие за десятилетием, — о, как же будут ошибаться и как будут удивляться все те, кому неведомо, сколько отваги и решимости хранится в груди подлинной тихони. Когда отчим, не отличавшийся большой чуткостью, решительно воспретил Оливии «все эти кружки» и поставил ультиматум: либо никакой больше сцены, либо вон из дома, — Оливия споро собралась и ушла из дома. Она как раз Лиззи Беннет в это время репетировала. Не та роль, которая учит терпеть ультиматумы.

…Может, конечно, из всей этой затеи ничего бы внятного и не вышло. Мало ли кто в семнадцать на сцену из семьи сбегал. Но так уж счастливо сошлись звезды над волшебным лесом Саратогского герцогства, что аккурат следующим летом, когда только что закончившая школу Оливия играла малыша Пака в местной постановке «Сна в летнюю ночь», в Калифорнию заехал главный — во всей истории мирового театра — специалист по этой самой пьесе. Великий Макс Рейнхардт. И — как по нотам: увидел, разглядел, пригласил в свой спектакль (уже Гермией), а годом позже перенес спектакль на экран. Вот так и заключила Оливия де Хэвилленд свой первый контракт со студией «Уорнер Бразерс».

Дальше, впрочем, тоже все пошло как по нотам, только ноты эти писали уже в соответствующем студийном отделе. Во второй половине 1930-х Оливия де Хэвилленд — ведущая инженю в костюмных фильмах «Уорнеров». Постоянная партнерша Эррола Флинна, наследника Фэрбенкса: то он ее спасает как капитан Блад, то как Робин Гуд. Она сияет чистотой, шелестит пышными подолами, разворачивается в вальсе и попеременно выказывает нежность чувств и твердость характера. Уже через полтора года былой, пятилетний контракт заменяется на новый, «звездный», семилетний. Когда Дэвид Селзник бросает клич о кастинге на «Унесенных ветром», все — десятками, сотнями, — пробуются на Скарлетт; одна де Хэвилленд — на Мелани. Уорнеры долго интригуют, — хотят, чтобы вообще все основные роли играли их актеры: Бетт Дэвис как Скарлетт, Флинн как Ретт Батлер и де Хэвилленд как Мелани, — но от Флинна Селзник отказывается категорически, а без него Уорнеры, ко всеобщему ужасу, не отпускают Дэвис (даром что за этой железной леди к тому времени уже закрепилось прозвище «сестра Уорнер»). Де Хэвилленд, по счастью, все же «одолжить» соглашаются. И ведущая «костюмная» инженю второй половины 1930-х становится таковой на веки вечные.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

В защиту объективности критики: Колонка Алексея Гусева В защиту объективности критики: Колонка Алексея Гусева

Возможно, время ангажированности прошло?

Школа Masters
Окситоцин: как на нас влияет «гормон объятий» Окситоцин: как на нас влияет «гормон объятий»

Разбираемся, как окситоцин влияет на психику и на здоровье в целом

РБК
Секреты похудения многодетных мам: Оксаны Самойловой, Марии Погребняк и других Секреты похудения многодетных мам: Оксаны Самойловой, Марии Погребняк и других

Как популярные мамы успевают не только заботиться о самых близких, но и о себе

Cosmopolitan
Скандий не желает сплавляться Скандий не желает сплавляться

Сплавы металлов с редкоземельным скандием не востребованы в промышленности

Эксперт
Поток Поток

Психология оптимального переживания

kiozk originals
Одежда из 90-х которая была модной, потом стала стыдной, а теперь опять стала модной Одежда из 90-х которая была модной, потом стала стыдной, а теперь опять стала модной

Что бы там ни говорили о том, что 90-е прошли.

Maxim
«Роснефть»: экотопливо «Роснефть»: экотопливо

«Роснефть» наладила выпуск бензина стандарта «Евро-6»

РБК
Школа женского здоровья Школа женского здоровья

6 правил, которые помогут тебе чувствовать себя по утрам бодрой и отдохнувшей

Cosmopolitan
Фитопланктон может цвести под арктическим льдом Фитопланктон может цвести под арктическим льдом

Знать масштабы цветения фитопланктона важно для разработки климатических моделей

National Geographic
«Королева TikTok»: чем знаменита и на чём зарабатывает 16-летняя Чарли Д'Амелио, первой набравшая 100 млн подписчиков «Королева TikTok»: чем знаменита и на чём зарабатывает 16-летняя Чарли Д'Амелио, первой набравшая 100 млн подписчиков

Годовой заработок тиктокерши Чарли Д'Амелио оценивают в $4 млн

VC.RU
В Австрии нашли останки самых древних близнецов В Австрии нашли останки самых древних близнецов

Обнаружены древнейшие однояйцевые близнецы

National Geographic
Обонятельное прошлое Обонятельное прошлое

Запахи древней Европы как часть культурного наследия

Огонёк
Быт любимой Быт любимой

Разбираемся в тонкостях домашнего менеджмента и учимся не обесценивать быт

Cosmopolitan
«Дружелюбная мышь» оказалась древнейшим социальным млекопитающим «Дружелюбная мышь» оказалась древнейшим социальным млекопитающим

Вид Filikomys primaevus вел социальный образ жизни еще во времена динозавров

N+1
Екатерина Климова: «Вполне возможно второй раз войти в одну и ту же реку» Екатерина Климова: «Вполне возможно второй раз войти в одну и ту же реку»

Екатерина Климова: «Все в жизни возможно, было бы желание...»

Караван историй
Засухи приведут к массовой замене древесных видов в лесах Земли Засухи приведут к массовой замене древесных видов в лесах Земли

Из-за засухи деревья в лесах будут заменяться засухоустойчивыми кустарниками

N+1
285 сценариев хаоса: как Дональд Трамп пытается остаться в Белом доме 285 сценариев хаоса: как Дональд Трамп пытается остаться в Белом доме

Какими способами Дональд Трамп пытается оспорить результаты выборов

Forbes
«У меня мало друзей, потому что много денег» «У меня мало друзей, потому что много денег»

Мы все с детства усвоили, что дружбу за деньги не купишь

Psychologies
Время действия сети: зачем нужна гигантская ловушка для птиц на Куршской косе Время действия сети: зачем нужна гигантская ловушка для птиц на Куршской косе

Куршская коса — старейшая в России орнитологическая станция

National Geographic
«Нам удается стать свидетелями настоящих космических драм» «Нам удается стать свидетелями настоящих космических драм»

Интервью с астрофизиком Рашидом Сюняевым: о карте Вселенной и многом другом

Огонёк
Не только Мата Хари: чем прославились 11 самых известных шпионов XX века Не только Мата Хари: чем прославились 11 самых известных шпионов XX века

Известная танцовщица, семейная пара, искусствовед и другие известные шпионы

Cosmopolitan
«Ждем, когда 5G станет реальностью, а не только поводом для хайпа» «Ждем, когда 5G станет реальностью, а не только поводом для хайпа»

Александр Чуб — о том, как в России развивается инфраструктура для сотовой связи

РБК
Надпись на древней стеле уличила римского императора во лжи и коррупции Надпись на древней стеле уличила римского императора во лжи и коррупции

Группа болгарских ученых расшифровала древнюю надпись на каменной стеле

National Geographic
«Традиции меценатов благополучно продолжаются»: директор Пушкинского музея Марина Лошак — о запрете выставок, финансовом кризисе и жизни после локдауна «Традиции меценатов благополучно продолжаются»: директор Пушкинского музея Марина Лошак — о запрете выставок, финансовом кризисе и жизни после локдауна

Интервью с директором ГМИИ им. Пушкина Мариной Лошак

Forbes
Твое дело — труба! Твое дело — труба!

Чистая вода для дома: выбираем эффективный и доступный фильтр

Лиза
Ученые, ставшие фантастами: Стивен Эриксон и Адам Пшехшта Ученые, ставшие фантастами: Стивен Эриксон и Адам Пшехшта

Ученые Стивен Эриксон и Адам Пшехшта стали фантастами. Рассказываем о них

Популярная механика
«Луна. История будущего» «Луна. История будущего»

Отрывок из книги Оливера Мортона об естественном спутнике Земли

N+1
Мыльная опера королевского ранга: рассказываем о четвертом сезоне Мыльная опера королевского ранга: рассказываем о четвертом сезоне

Четвертый сезон «Короны» — 1980, Маргарет Тэтчер и принцесса Уэльская Диана

Esquire
Последние модели известных марок: как умирали ЗИЛ и Hudson Последние модели известных марок: как умирали ЗИЛ и Hudson

Какая машина последней сошла с конвейера «Хадсона», «Релианта», обычного ЗИЛа?

Популярная механика
Жанна Бадоева: «В моей жизни отсутствует понятие ”вредная еда”» Жанна Бадоева: «В моей жизни отсутствует понятие ”вредная еда”»

Подробности обычной жизни Жанны Бадоевой

Худеем правильно
Открыть в приложении