Экономика российской каши

Гречка против риса. Экономика российской каши

РБКБизнес

Экономика российской каши

Гречка и рис — бессменные лидеры отечественного рынка круп. Но если рис известен по всему миру, то гречневая каша — российское блюдо, малопонятное иностранцам. При этом в России все более модными становятся булгур, киноа и прочая экзотика.

Текст Карина Рахманова

В середине апреля этого года в Алтайском крае бушевал паводок. Соцсети заполнили видео сломанных мостов и ушедших под воду домов, в регионе объявили чрезвычайную ситуацию. Однако на пресс-конференции, посвященной предстоящим посевным работам, зампред краевого правительства Александр Лукьянов говорил совсем о другом «бедствии»: местные аграрии «слишком увлеклись гречихой».

«Такие объемы не то что Россия, но и другие территории не в состоянии потребить», — возмущался чиновник (цитата по ТАСС).

Эмоции Александра Лукьянова несложно понять: Алтайский край — «гречневая столица», посевы гречихи занимают здесь 750 тыс. га (44% от объема площадей под этой культурой по всей России, данные консалтинговой компании «НЭО Центр» за 2017 год). Два года подряд российские аграрии собирали небывалый урожай: 1,2 млн т в 2016-м и 1,5 млн т в 2017-м. При этом фактическое потребление этой крупы в нашей стране не превышает 750 тыс. т, а на экспорт отправляется незначительный объем. Избыточная часть этого урожая ушла в запасы, рассказывает партнер практики АПК в «НЭО Центре» Инна Гольфанд.

Драматично падали и цены. В июле 2016 года гречка в оптовом сегменте стоила 73,5 тыс. руб. за тонну, в июне текущего — 21,8 тыс. руб., продолжает эксперт. На прилавках, по данным Росстата, цена только за последний год снизилась с 64 руб. до 47 руб. за килограмм (сентябрь к сентябрю).

На апрельском совещании в Барнауле Александр Лукьянов ввел «ручной режим» — рекомендовал аграриям заняться другими культурами, отметив, что оптимально было бы сократить посевы гречихи в два раза. Зампреда услышали: в текущем году алтайцы засеяли только 495 тыс. га, а по всей России посевы уменьшились на 40%.

Вскоре это отразилось на ценах. «Разворот произошел осенью. Если летом гречка у производителей стоила 11–13 руб. за килограмм, то сейчас уже 17–21 руб. Правда, в магазинах этого пока не чувствуется в силу ряда особенностей ценообразования (об этом см. ниже. — РБК+), — говорит руководитель сельскохозяйственных проектов консалтинговой компании IPT Group Антон Зяблов. — Тренд продолжится, к марту 2019-го гречка у производителей будет стоить 35 руб. за килограмм. Следом потянется вверх и розница, о гречневом кризисе опять заговорят по телевизору».

В прошлый раз гречка попала в эфир телеканалов осенью 2014 года. Пакеты с крупой стремительно исчезали с прилавков, цены резко повышались — все это на фоне неурожая и разговоров о грядущем дефиците.

Впрочем, Инна Гольфанд призывает не драматизировать ситуацию, напоминая о запасах, сделанных еще в прошлом году. «Рост цен, конечно, будет, но не стоит говорить о скачке», — уверена эксперт.

Гречка против риса

В 2017 году россияне купили 1,75 млн т крупы (помимо гречки сюда относится рис, пшеничная, манная, перловая, овсяная и иная крупа), следует из данных BusinesStat. Это довольно спокойный рынок: с 2013 по 2017 год он вырос на 16%, а в ближайшую пятилетку прибавит еще 14%.

«Крупы всегда будут пользоваться спросом, — рассуждает независимый аналитик по продовольственному сегменту Леонид Хазанов. — Во-первых, они, как правило, недорогие, во-вторых, не требуют много времени на готовку».

У этого рынка есть два ярко выраженных лидера — рис и гречка. По данным исследовательской компании Nielsen (обзор датирован сентябрем 2017 года), на рис приходилось 37% в натуральном выражении и 41% в денежном, на гречку — 33 и 36% соответственно. Следом шло просо (пшеничная крупа) — 9%, бобовые — 7% и манка — 5% (все в натуральном выражении).

Компания Nielsen предоставила РБК+ более свежие данные, где позиции риса только укрепились. По итогам сентября 2018 года его доля составила 49% в натуральном выражении (против 44% в сентябре 2017 года). «По нашим подсчетам, россиянин в среднем съедает за год около 3,5 кг риса и 2,8–3,3 кг гречки», — добавляет Инна Гольфанд.

«В ежедневном рационе россиян популярно сразу два продукта из одного сегмента, из сегмента круп. Это, конечно, уникальная ситуация, — говорит Антон Зяблов. — Например, в азиатских странах блюдо на каждый день — это рис, а в Европе крупы вообще не пользуются спросом, кроме знаменитой английской овсяной каши на завтрак».

Почему так сложилось? Традиционно в России ели гречку и другие каши, а рис хоть и выращивали на Кубани, но в небольших объемах. Однако с начала 2000-х годов одновременно с ростом благосостояния населения набирал популярность и рис, на него отводилось все больше посевных площадей. Сейчас наша страна даже экспортирует этот товар. «Так и возникло противостояние гречка — рис в сегменте простых гарниров», — подытоживает Леонид Хазанов.

Рынок круп считается довольно спокойным: с 2013 по 2017 год он вырос на 16%, а в ближайшую пятилетку прибавит еще 14%

Как киноа

По данным компании «НЭО Центр», в прошлом году в нашей стране вырастили 416 тыс. т риса, из них 150 тыс. т ушло на экспорт, а 243 тыс. т было импортировано. «Мы покупаем длиннозерный рис в Индии и Таиланде, а сами выращиваем среднезерный, — объясняет Инна Гольфанд. — Экспортируем его в Монголию, Турцию, страны Европы, главным образом в Бельгию». Длиннозерный рис считается более рассыпчатым, из него готовят гарниры и суши, добавляют в салаты, а среднезерный больше подходит для каши, добавляет Леонид Хазанов. Таким образом, мировые цены и курс рубля прямо влияют на цену пакета риса в российском магазине.

У главного конкурента — гречки — почти нет экспортного потенциала, считают эксперты. Исторически этот продукт не выращивали и не употребляли в пищу практически нигде, кроме России и стран СНГ. «В мире немного знают зеленую гречку, а наша российская, обжаренная, совершенно чужда зарубежному потребителю», — говорит руководитель Центра компетенции в АПК компании KPMG в России и СНГ Виталий Шеремет.

При этом, продолжает Виталий Шеремет, гречка могла бы стать имиджевым продуктом, примером национального блюда на международных выставках. Он напоминает историю киноа — хлебной зерновой культуры из Южной Америки. Все началось в 2013 году, который Международная продовольственная ассоциация объявила Годом киноа. Зерно было известно еще со времен инков, но, кроме Перу и соседних стран, оно мало кого интересовало. Однако теперь, после PR-кампании, киноа можно найти в супермаркетах по всему миру (по итогам сентября 2018 года на него приходилось 0,5% российского рынка круп, данные Nielsen). «Это не про массовый экспорт, не про деньги, а про имидж. Гречка как нацпродукт, возможно, «выстрелила» бы», — уверен Виталий Шеремет.

Бренд на 100%

Килограмм гречки стоит сейчас 17–21 руб. у производителей и 35–50 руб. в рознице, подчеркивает Антон Зяблов. Аналогичная ситуация, говорит Инна Гольфанд, с рисом: 28 руб. за килограмм на выходе с крупяного завода против 60 руб. на прилавке. Двукратная наценка — обычное дело для отрасли, утверждают эксперты.

«Главная особенность — торговые сети, как правило, не работают напрямую с производителями. Они сотрудничают с брендами, — объясняет Антон Зяблов. — Что такое бренды? Это компании, которые закупают крупы на разных заводах, иногда очищают, фасуют и продают под единой, обычно хорошо узнаваемой маркой».

Впрочем, в этой схеме есть исключения. Сети могут приобрести крупу у производителя, самостоятельно расфасовать и торговать под своей торговой маркой. «Собственные» рис или гречку можно найти у многих ретейлеров — например, «Ленты», «Ашана» (бренд «Дон Густо»), «Пятерочки» (бренд «Красная цена»), «Дикси». По словам руководителя PR-проектов пресс-службы ГК «Дикси» Юлии Чернышовой, крупы под собственной торговой маркой дешевле аналогов на 30–40%, а рис в среднем — на 15%.

Насколько потребителю важен бренд крупы? «Думаю, для риса он важнее, чем для гречки. Рис стоит немного дороже, и покупателю важно видеть знакомую упаковку. А в случае с гречкой главную роль играет цена», — рассуждает Леонид Хазанов. А вот по мнению Юлии Чернышовой, «основной критерий, которым руководствуется потребитель, — хорошее качество по разумной цене. Приверженность бренду в данной категории ярко не выражена».

Экзотика в моде

Супермаркет класса премиум в центре Москвы. В отделе круп привычные гречка, перловка и пшенка убраны на нижние полки. А на уровне глаз покупателей — булгур, кускус (виды крупы из пшеницы) и киноа. Под них отданы две престижные верхние полки. И дело не только в цене (кускус и булгур в пересчете на килограмм обойдутся дороже 500 руб., киноа — почти 1500 руб., а гречка — менее 100 руб.), но и в моде.

Непривычные для большинства россиян крупы переживают настоящий бум, следует из данных компании Nielsen. Объем продаж булгура за год вырос на 171% в натуральном выражении и на 127% в денежном, киноа — на 82 и 55% соответственно, кускуса — на 63 и 59% (сентябрь 2018 года против сентября 2017-го). «Вероятнее всего, такая динамика обусловлена трендом на здоровое и сбалансированное питание, благодаря чему представленность этих круп в современной рознице растет», — говорится в комментарии Nielsen для РБК+. Другие эксперты тоже связывают популярность экзотических культур с модой на ЗОЖ. Впрочем, суммарно на них сейчас приходится лишь 2% рынка.

Структура российского рынка круп

Доли в натуральном выражении

Доли в денежном выражении

Источник: Nielsen (по состоянию на конец второго квартала 2017 года)

Фото: Photoxpress; Виталий Тимкив/ТАСС; ИТАР-ТАСС/ Валерий Матыцин

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Внимание на дорогу Внимание на дорогу

Построить современные трассы и в разы снизить число жертв ДТП

РБК, январь'19
Партия отмывает репутацию Партия отмывает репутацию

Чем будет заниматься комиссия «Единой России» по этике

РБК, декабрь'18
Золотой эпилог Золотой эпилог

Сколько «Спартак» заработал на чемпионстве

Forbes, март'19
Очень страшное письмо Путину Очень страшное письмо Путину

Почему покончила с собой девочка из Сафонова

Русский репортер, декабрь'18
Счастье в будущем Счастье в будущем

Автоматизация процессов и «человеческая аналитика»

Forbes, март'19
Поживут – увидим Поживут – увидим

Джиджи Хадид и Зейн Малик готовятся к свадьбе?

Grazia, ноябрь'18
«Я по статусу и по возрасту пенсионер» «Я по статусу и по возрасту пенсионер»

Алишер Усманов готовит бизнес к передаче менеджерам

Forbes, январь'19
Каролин Гаспар Каролин Гаспар

Основательницей ювелирного бренда Akillis движет адреналин и любовь

Elle, январь'19
“Боксерские залы в России выглядят очень модно” “Боксерские залы в России выглядят очень модно”

Рой Джонс побывал на петербургском Кубке губернатора

Men’s Health, июль'19
Инь-йога Инь-йога

Что такое Инь-йога

Yoga Journal, январь'19
Оставлять чаевые Оставлять чаевые

Учись правильно благодарить тех, кто оказывает тебе услуги

Maxim, май'19
Гигантский желтый алмаз – неожиданная находка в Канаде Гигантский желтый алмаз – неожиданная находка в Канаде

На канадской шахте был найден жёлтый алмаз весом 552 карата

National Geographic, декабрь'18
Нейробудущее Нейробудущее

Почему мозг — новый космос и какие прорывные изобретения рождают в Сколкове

Men’s Health, январь'19
7 самых красивых феминисток из Instagram 7 самых красивых феминисток из Instagram

7 самых красивых феминисток из Instagram

Cosmopolitan, декабрь'18
Мечта путешественника Мечта путешественника

Предприниматель из Новосибирска создал единую сим-карту для 200 стран

Forbes, август'19
Самая крупная техногенная катастрофа в истории Самая крупная техногенная катастрофа в истории

Хиросима химической промышленности

Maxim, декабрь'18
Азербайджан откроет туристические офисы в 6 странах, включая Россию Азербайджан откроет туристические офисы в 6 странах, включая Россию

Российское представительство Азербайджана появится в 2019 году

National Geographic, декабрь'18
Цена успеха: как дорого мы готовы заплатить Цена успеха: как дорого мы готовы заплатить

Как устроен успех и можно ли быть успешным во всем?

Psychologies, декабрь'18
Большие переходы Большие переходы

10 самых важных бизнес-событий 2018 года в спорте

Forbes, январь'19
Что год грядущий нам готовит Что год грядущий нам готовит

В 2019 году мы узнаем, от кого унаследует цвет волос первенец принца Гарри

StarHit, декабрь'18
Финский бизнес в России Финский бизнес в России

Финский бизнес взял выжидательную паузу в отношении активных инвестиций в Россию

Эксперт, декабрь'18
Lada Vesta Cross: Мандарин под елку Lada Vesta Cross: Мандарин под елку

Оранжевый седан Lada Vesta Cross

АвтоМир, декабрь'18
Почему иногда полезно спать мало — объясняет руководитель лаборатории сна Почему иногда полезно спать мало — объясняет руководитель лаборатории сна

Полезно ли отсыпаться на выходных и можно ли превратить сову в жаворонка

Собака.ru, декабрь'18
Экспекто патронум! Экспекто патронум!

Как Филипп Киркоров отметил день рождения дочери

StarHit, декабрь'18
«Вся эта топливная история — она про неравенство» «Вся эта топливная история — она про неравенство»

Почему рост цен на топливо вызывает острое недовольство в разных странах мира

Огонёк, декабрь'18
Работа мечты. Как маленьким компаниям привлекать лучшие кадры Работа мечты. Как маленьким компаниям привлекать лучшие кадры

Строить бренд — не так уж дорого, как думают многие владельцы небольших компаний

Forbes, декабрь'18
Трансформация города: как производят общественные пространства Трансформация города: как производят общественные пространства

Как создать новое общественное пространство

Forbes, декабрь'18
«Лучшие из доступных мировых технологий в строительстве мы локализуем в России» «Лучшие из доступных мировых технологий в строительстве мы локализуем в России»

Как можно решить проблему постоянного ремонта дорог и аварийных мостов в России

РБК, январь'19
Ставка на приставку: как 2 москвича сделали привод для инвалидных колясок Ставка на приставку: как 2 москвича сделали привод для инвалидных колясок

Ставка на приставку: как 2 москвича сделали привод для инвалидных колясок

РБК, декабрь'18
Водная среда под угрозой: как спасти океан Водная среда под угрозой: как спасти океан

Исследователь Пол Роуз руководит экспедициями проекта «Девственные моря»

National Geographic, декабрь'18