О том, почему мечтам о светлом будущем в 1990-х не суждено было сбыться

EsquireБизнес

Петр Авен: «Зарабатывать деньги — очень увлекательное занятие»

Главный редактор Esquire Сергей Минаев поговорил с Петром Авеном о том, почему мечтам о светлом будущем в 1990-х не суждено было сбыться.

Сергей Минаев

Фото: Егор Слизяк

СЕРГЕЙ МИНАЕВ: После премьеры фильма «Дело Собчака» мой приятель написал в фейсбуке: «В кино — “Дело Собчака”, в книжных — “Время Березовского” Авена. Мертвые хоронят своих мертвецов. Вот уж воистину ушла эпоха».

ПЕТР АВЕН: Эпоха не ушла. Все, что мы имеем сегодня, началось в 1990-е. Что было в 1990-е – началось в 1980-е, и так далее. Эпоха продолжается, а самое интересное в историях и Березовского, и Собчака — это ответ на вопрос, почему сегодня в России все так.

СЕРГЕЙ: Вас лично нынешняя ситуация не устраивает по каким параметрам?

ПЕТР: Прежде всего тем, что у нас не слишком свободная, не конкурентная жизнь. Та модель общества, к которой мы стремились в начале 1990-х, не вполне состоялась. То же показано в фильме про Собчака: мы, советские люди, которые выросли в СССР с его моральными принципами, — жертвы. И сегодня ничего не изменилось: те же принципы, те же представления о том, что можно, а чего нельзя. Это история про Моисея, который сорок лет водил евреев по пустыне. Видимо, нам тоже нужно время, пока не появятся новые ценности.

СЕРГЕЙ: Вы пришли в правительство в 1992-м, вам было 36 лет. Мне — 17. Для моего поколения вы были примером. Нам казалось, что вы и ваша команда говорите правильные вещи. Откуда у вас в 36 лет было понимание, куда вести страну?

ПЕТР: Мы много лет готовились к тому, чтобы управлять экономикой страны. В 1980-е рост экономики СССР резко замедлился, мы явно отставали от Запада. Ощущение, что надо что-то делать, появилось на всех этажах власти.

СЕРГЕЙ: Иными словами, к началу 1990-х вы четко понимали, что будете делать.

ПЕТР: Безусловно. И не только я. У нас была полностью готова программа, написан план реформ. В Йельском университете вышла наша книга на английском языке — нашими соавторами были американские коллеги.

СЕРГЕЙ: Пресловутые чикагские мальчики, которыми будут вас попрекать на протяжении десятилетий?

ПЕТР: Да. Только это были не чикагские мальчики, а специалисты мирового класса, крупнейшие экономисты того времени. Мы работали вместе официально, никакого диссидентства. Был неформальный семинар, на котором мы решали вопросы экономики помимо тех заданий, которые получали сверху.

СЕРГЕЙ: Народ оптимистично встретил перемены, и почти сразу началась пресловутая шоковая терапия, наступило жуткое разочарование. Вспомню ваш разговор с Чубайсом, он сказал вам: «Петь, мы не объяснили людям ничего».

ПЕТР: Мы были людьми из академических институтов. Писали бумажки и были глубоко этим увлечены. Хорошо знали, что происходит в экономике.

СЕРГЕЙ: Вы знали теорию. Но не видели, как на практике все происходит.

ПЕТР: В этом и была проблема. Более того, нами двигал экономический детерминизм. Мы считали, что экономику поправим, законы поменяем, и начнется другая жизнь. Это была наивная вера отличников, окончивших экономические вузы.

СЕРГЕЙ: Когда я был мальчишкой, самым страшным ругательством в политике было «номенклатурщик». И потом эти номенклатурщики легко переехали в новые кабинеты.

ПЕТР: Сталин создал тот слой советских людей, который Солженицын называл «образованщиной». На самом деле это были близкие и понятные нам люди. По человеческим качествам мне, например, было бы намного легче работать с Горбачевым, чем с Ельциным. Но по большому счету — все было одно.

СЕРГЕЙ: Как же вы собирались строить новую страну с этими людьми?

ПЕТР: Увы, мы упрощали действительность. Это во многом повторение «Собчака». Очень сильная сцена есть в этом фильме, он про конституцию рассказывает, а у него просят колбасы и отопления в доме. Это оторванность от жизни. И Собчака, и нашего правительства.

СЕРГЕЙ: Собчак в пиджаке и светлом пальто в троллейбусе — тотальная оторванность от жизни Советской страны.

ПЕТР: Да, Ельцин в этом плане был куда более политическим животным, это правда.

СЕРГЕЙ: Он просто знал страну. Он приехал из Свердловска, а не из Питера. Есть расхожее мнение, что советский человек был дружелюбным и открытым. Но в 1990-е эти дружелюбные люди начали друг друга резать.

ПЕТР: Да нет, это больше мифы. Такие же мифы, как абсолютная неготовность людей к внешней торговле, к конкуренции. На самом деле у нас же купить ничего было нельзя, приходилось как-то крутиться, давать взятки.

СЕРГЕЙ: Я до сих пор не могу объяснить сверстникам из других стран, что у нас не было джинсов. У них в голове не укладывается: ракеты были, а джинсов не было.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Что есть, смотреть и слушать на Eat Film Festival Что есть, смотреть и слушать на Eat Film Festival

Гастрономическая тема становится полноправной частью поп-культуры

Esquire
Фиаско за миллионы: провалы, которые войдут в историю Фиаско за миллионы: провалы, которые войдут в историю

Ошибки при внедрении новых технологий могут привести к многомиллионным затратам

Forbes
5 модных вещей осени для всех типажей по Кибби 5 модных вещей осени для всех типажей по Кибби

Что из осенних трендов применимо к представителям каждого из типажей

Cosmopolitan
Неравный труд: почему работники за 50 чаще всех страдают от дискриминации Неравный труд: почему работники за 50 чаще всех страдают от дискриминации

Возрастным сотрудникам в России приходится труднее, чем женщинам или инвалидам

РБК
«Мальчишеские забавы»: Аркадий Ротенберг о Путине и Крымском мосте «Мальчишеские забавы»: Аркадий Ротенберг о Путине и Крымском мосте

Миллиардер Аркадий Ротенберг убежден, что «король госзаказа» — это преувеличение

Forbes
Другой «Связной» Другой «Связной»

Объединенная компания «Евросети» и «Связного» хочет посредничества между мирами

РБК
Зрелые деньги. Как сохранить семейный капитал в новых условиях Зрелые деньги. Как сохранить семейный капитал в новых условиях

Богатые россияне меняют свои подходы к управлению семейным капиталом

Forbes
Конец всему Конец всему

Несколько вариантов сценария будущего для Вселенной

Популярная механика
Гамарджоба, Джорджия Гамарджоба, Джорджия

Грузия — главный тренд мирового гастротуризма этого года

Robb Report
«В потреблении мы недалеко ушли от обезьян» «В потреблении мы недалеко ушли от обезьян»

Как связаны экономика и нейробиология

Огонёк
Полная ликвидация Полная ликвидация

Телеканал НТВ запускает новый масштабный проект под названием «Чернобыль»

OK!
Под гнетом санкций. Каким будет курс рубля в ближайшие месяцы Под гнетом санкций. Каким будет курс рубля в ближайшие месяцы

Давление на рубль сохранится этой осенью на фоне выборов в США

Forbes
Волшебные очки и игровые приставки: легкий способ попасть в дополненную реальность Волшебные очки и игровые приставки: легкий способ попасть в дополненную реальность

Сделать популярными устройства дополненной реальности никак не получается

Forbes
Мечты и реальность. Где на самом деле покупают жилье в Москве Мечты и реальность. Где на самом деле покупают жилье в Москве

Анализ поисковых запросов и сделок на рынке новостроек Москвы и Подмосковья

Forbes
Хищник выходит на охоту: что мы знаем о легендарных пришельцах Хищник выходит на охоту: что мы знаем о легендарных пришельцах

Хищник выходит на охоту: что мы знаем о легендарных пришельцах

Популярная механика
Люси и Люк Мейер рассказывают о своей работе в Jil Sander Люси и Люк Мейер рассказывают о своей работе в Jil Sander

Не просто модный минимализм, а целая жизненная философия

Vogue
Банановый рай Банановый рай

Как и откуда начинается путь 90% бананов на полки наших супермаркетов

Вокруг света
Кругосветная карьера. Как вице-президент Visa управляет маркетингом на 120 рынках Кругосветная карьера. Как вице-президент Visa управляет маркетингом на 120 рынках

Линн Биггар — о том, как изменились маркетинговые коммуникации

Forbes
Как носить объемную верхнюю одежду? Как носить объемную верхнюю одежду?

Верхняя одежда несет максимум информации о статусе своего владельца

GQ
Ручное управление: почему ЦБ остановил ослабление рубля Ручное управление: почему ЦБ остановил ослабление рубля

Центробанк приостанавливает покупку валюты по поручению Минфина

Forbes
От алых красок до небесного колорита: эволюция формы экипажа Korean Air От алых красок до небесного колорита: эволюция формы экипажа Korean Air

От алых красок до небесного колорита: эволюция формы экипажа Korean Air

National Geographic
5 книг о деструктивной любви: современный взгляд 5 книг о деструктивной любви: современный взгляд

Книги современных писателей о токсичных отношениях

Psychologies
Стражи леса Стражи леса

Из лесов Бразилии и Перу вытесняют последние на планете неконтактные племена

National Geographic
Слоны и жирафы в зимнем лесу: фото Слоны и жирафы в зимнем лесу: фото

С изменением климата на планете аномальные явления происходят все чаще

National Geographic
Грудное молоко: от чего зависит качество и количество? Грудное молоко: от чего зависит качество и количество?

Мифы о грудном вскармливании

9 месяцев
Добавь газку Добавь газку

Скорость – самое ценное, что есть на дороге после безопасности

АвтоМир
Стой, стрелять буду! Стой, стрелять буду!

Как влияет на детей увлеченность играми в войну

Лиза
5 научных доказательств того, что человек все еще продолжает эволюционировать 5 научных доказательств того, что человек все еще продолжает эволюционировать

Вот ты сидишь за компьютером, а твоя эволюция тем временем продолжается!

Maxim
Волк в кашемире. Правила бизнеса Бернара Арно Волк в кашемире. Правила бизнеса Бернара Арно

Богатейший предприниматель Франции и владелец Christian Dior

Forbes
Такие наши годы Такие наши годы

Как полюбить и принять свой возраст

Добрые советы
Открыть в приложении