Как устроена российская система компенсаций материального и морального вреда

ОгонёкОбщество

Жизнь по цене «айфона»

Никита Аронов

0:00 /
1555.827
В иерархии ценностей жизнь и здоровье — превыше всего. Но, когда доходит до компенсаций за них по суду, в крупные суммы это у нас выливается редко. Фото: Reuters

Остаться на всю жизнь без руки стоит 70 тысяч рублей, без ноги — 80 тысяч, а потерять близкого — 150 тысяч. По крайней мере, так оценивают человеческие страдания российские суды. Юристы давно бьют тревогу: никакой логики, никаких правил, кроме одного негласного — беречь казну и слишком много не присуждать. Как устроена система компенсаций и что предлагают сделать специалисты, чтобы жизнь в нашей стране стоила все же дороже «айфона», выяснял «Огонек».

В ноябре 2015 года Дмитрий Демидов шел в детский садик к дочке на утренник. По дороге заглянул в магазин и там что-то не поделил с капитаном полиции Андреем Артемьевым. Полицейский, как потом выяснит суд, был пьян и вообще страдал алкоголизмом, о чем начальство знало. Он притащил Демидова к себе в отделение полиции и там, как установил суд, случайно застрелил. Капитан получил небольшой срок — год и девять месяцев общего режима и уже вышел на свободу. А мать убитого пенсионерка Наталья Зверева до сих пор пытается отсудить у государства компенсацию морального вреда для себя и внучки, у которой Демидов был единственным кормильцем.

Просила 4 млн, но Замоскворецкий суд снизил сумму до 150 тысяч рублей (почти в 27 раз), потому что такой размер компенсации «отвечает характеру нравственных страданий, обстоятельствам дела, требованиям разумности и справедливости». Потом Мосгорсуд оставил решение в силе. Дело для российских судов обычное: жизнь человека здесь могут оценить и гораздо ниже. Необычна реакция Верховного суда, до которого дошла-таки мать убитого. Под занавес 2019 года коллегия по гражданским делам отменила решение и вернула дело на рассмотрение в Мосгорсуд. Формулировка примечательна: «Суд первой инстанции не привел мотивы и не обосновал, почему он пришел к выводу о том, что сумма 150 000 рублей является достаточной компенсацией причиненных ей (Зверевой.— „О“) ответчиком нравственных страданий».

Юридическое сообщество замерло в напряженном ожидании. Многие считали, что теперь-то Зверевой выплатят все в полном объеме, но нет: 17 января Мосгорсуд оценил жизнь Дмитрия Демидова… в 500 тысяч рублей. И это еще неплохо.

— Уверена, таких жалоб на низкие размеры компенсаций до Верховного суда доходит много, но вмешиваются высокие инстанции крайне редко. И эти редкие вмешательства ситуацию пока глобально не изменили,— разводит руками Ирина Фаст, председатель комиссии Ассоциации юристов России по определению размеров компенсации морального вреда.

Очевидный вред

Чтобы не запутаться, надо отметить, что в России есть три разных вида компенсации, на которые могут рассчитывать родственники погибшего или человек, потерявший здоровье. Юридически они квалифицируются как возмещение материального вреда, морального вреда и компенсация сверх возмещения вреда. Иногда, если дело резонансное, к ним еще прибавляются выплаты из федерального или регионального бюджета (для этого каждый раз принимают отдельное постановление правительства; чтобы получить эти бюджетные деньги, судиться не нужно). Как это работает? По-разному. Иногда и вовсе не работает.

Самая простая история касается компенсаций сверх возмещения вреда: их размеры и ситуации четко прописаны в законе и зависят от того, где человек погиб или пострадал. Так, в 2013 году в Градостроительном кодексе появилась норма, обязывающая собственника компенсировать ущерб от конструктивных нарушений зданий или их неправильной эксплуатации, если это нанесло вред людям. Такса четкая: 3 млн рублей родственникам погибшего, 1 млн пострадавшему. Аналогичная норма действует на стройках и направлена на защиту строителей. Правда, «автоматом» это не всегда действует — ради вполне однозначно прописанных сумм часто приходится судиться.

Как правило, исход позитивный, но так происходит отнюдь не во всех случаях. Вот пример: известная трагедия лета 2015 года — в Омске обрушились казармы, 24 солдата-срочника погибли, 21 попал в больницу.

— Один из пострадавших Рустам Набиев потерял обе ноги и обратился к нам. Но в первых двух инстанциях мы проиграли,— рассказывает Ирина Фаст, как адвокат она специализируется по делам о компенсациях.— Суд счел, что, поскольку Министерство обороны выплатило Набиеву более 2 млн рублей (он получил страховку как военнослужащий), то таким образом право на компенсацию им уже реализовано. Поэтому в получении 1 млн сверх компенсации вреда от министерства как собственника здания ему отказали. Понять такое решение невозможно, ведь все прописано в законе. В общем, судимся дальше — впереди рассмотрение уже в другой инстанции.

Но в таких или похожих ситуациях понятно, что к чему: нормы прописаны и действуют. А вот что такое моральный вред в российской судебной системе — загадка. Вообще-то он призван деньгами компенсировать самого разного рода нравственные страдания. Список огромный. В нем и моральные травмы от необратимой утраты (увечья, гибели родственника), и страдания физические (например, от побоев или пыток), и унижения, связанные с незаконным лишением свободы (уголовным преследованием, незаконным увольнением), и даже переживания, вызванные нарушением авторских прав.

— Типизировать или составить детальный перечень невозможно, но общее безусловно есть: речь идет о том, что применение института компенсации может хотя бы частично восполнить баланс утраченного и возможного. Конечно, человеку, потерявшему ногу, никакая сумма эту потерю не вернет. Но, если компенсация присуждена на достойном уровне, он может получить хорошее образование или, скажем, купить более удобную квартиру. То есть баланс будет частично восстановлен,— объясняет директор юридического института «М-Логос» Артем Карапетов.— Это вовсе не современные новации, еще Аристотель ввел понятие корректирующей справедливости, а через Фому Аквинского оно вошло в европейское право. Право должно восстановить нарушенный баланс. Другое дело, что при возникновении материальных потерь размер возмещения, обеспечивающий корректирующую справедливость, определить достаточно легко — сколько убыло, столько и должно быть возмещено. Вопрос в том, как определить, достаточна ли компенсация в ситуациях, когда речь идет о моральных страданиях. В России это решает судья — считается, что он это делает, сообразуясь с «требованиями разумности и справедливости».

Кто так считает — не понятно. Как формируются «требования разумности» — не ясно. А на деле часто случается, как с убитым в отделении полиции Демидовым.

После трагедии в кемеровском ТЦ «Зимняя вишня» (погибли 37 детей) юристы поставили вопрос о компенсациях в 50 млн за жизнь ребенка. Решение суда ожидается летом. Фото: Александр Миридонов

От 5 тысяч до 15 миллионов

— Моральный вред в наших судах истцу очень часто приходится доказывать и обосновывать, в какую конкретно сумму ему это отлилось. Приносить, например, справки из больницы, что была бессонница, что к психологу обращался, то есть все сводится к материальному вреду, к тому, сколько человек потратил,— констатирует профессор факультета права НИУ ВШЭ бывший федеральный судья Сергей Пашин.— Дело в том, что у нас не воспитали отношение к жизни и здоровью человека как к величайшей ценности. На Западе есть представление о так называемой гедонистической ценности жизни, грубо говоря, на какую сумму человек мог бы получить удовольствий, если бы он был жив и здоров. А у нас в основном ориентация на заработок, сколько бы он мог заработать, если бы был здоров. Это две совершенно разные логики.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Закрома в ожидании засухи Закрома в ожидании засухи

С чем связана приостановка экспорта зерна и чего ждать дальше

Огонёк
«Я никогда не билась о стеклянный потолок». Глава «Илим» Ксения Соснина о бумажном производстве, лесных пожарах и гендерном балансе «Я никогда не билась о стеклянный потолок». Глава «Илим» Ксения Соснина о бумажном производстве, лесных пожарах и гендерном балансе

Глава «Илим»: как женщине добиться успеха в промышленности

Forbes
Звезды падают Звезды падают

«Мишленовский шок» во Франции обсуждают как новость номер один

Огонёк
Родила для себя и не считаю это эгоизмом Родила для себя и не считаю это эгоизмом

Она родила без постоянного партнера и считает, что приняла лучшее решение

Psychologies
От всего перца От всего перца

Острота как замена солнца

Огонёк
«Стив Джобс пришел слишком поздно»: онколог Дэвид Агус о том, почему не смог вылечить основателя Apple от рака «Стив Джобс пришел слишком поздно»: онколог Дэвид Агус о том, почему не смог вылечить основателя Apple от рака

Дэвид Агус — почему надо срочно бросать курить и начать пить аспирин каждый день

Forbes
Почему наши дети перестали ходить в походы Почему наши дети перестали ходить в походы

Вспомните, когда в последний раз ваши дети ходили в поход со школой

СНОБ
Тадеуш Боровский Тадеуш Боровский

Польша сегодня наш главный оппонент в исторических дискуссиях

Дилетант
Пионеры бездорожья: какими были первые кроссоверы Пионеры бездорожья: какими были первые кроссоверы

Эти 12 кроссоверов большинство из вас увидит впервые

Популярная механика
Как включить блок питания без компьютера? Как включить блок питания без компьютера?

Рассказываем, как элементарно проверить работоспособность блока питания

CHIP
Не только точка G: 8 видов женского оргазма и как их получить Не только точка G: 8 видов женского оргазма и как их получить

Лучший подарок себе - это научить свое тело и мозг получать удовольствие

Cosmopolitan
Правительство загружает РЖД дивидендами Правительство загружает РЖД дивидендами

Минфин заложил в трехлетний бюджет 277 млрд прибыли от железнодорожной монополии

РБК
Секс в большом городе: возможно ли возвращение? Секс в большом городе: возможно ли возвращение?

Почему сейчас запустить такой проект как Sex and the City невозможно?

Robb Report
Такие пироги… Такие пироги…

Лотарингский киш для гурманов — достойная альтернатива фастфуду

Вокруг света
Бег на месте: почему гонка за вечной молодостью бессмысленна Бег на месте: почему гонка за вечной молодостью бессмысленна

Тема старения в нашем обществе пока табуирована

Cosmopolitan
«У нас геев нет». В Берлине показали шокирующий документальный фильм «Добро пожаловать в Чечню» «У нас геев нет». В Берлине показали шокирующий документальный фильм «Добро пожаловать в Чечню»

Фильм «Добро пожаловать в Чечню» шокирует даже подготовленного зрителя

Forbes
Тупик Собянина: почему попытки повторить московскую реновацию обречены на провал Тупик Собянина: почему попытки повторить московскую реновацию обречены на провал

Российский проект реновации не может строиться по московской модели

Forbes
Рождение, венчание, ложная тревога и еще 4 невероятных случая в самолете Рождение, венчание, ложная тревога и еще 4 невероятных случая в самолете

Несколько удивительных историй не только о людях на борту, но и об одной кошке

РБК
До избирателя дойдет всего один вопрос До избирателя дойдет всего один вопрос

В рабочей группе определили формулировку голосования по поправкам в Конституцию

РБК
Мой секрет семейного счастья: я больше не обижаюсь на близких Мой секрет семейного счастья: я больше не обижаюсь на близких

Принято считать, что в браке надо открыто обсуждать обиды

Psychologies
Почему водители дорогих автомобилей плюют на ПДД: отвечает наука Почему водители дорогих автомобилей плюют на ПДД: отвечает наука

Связан ли стиль вождения со стоимостью или статусом автомобиля

Популярная механика
Поиск — наше будущее Поиск — наше будущее

Что показал XVI Балтийский научно-инженерный конкурс

Огонёк
Где-то на белом свете Где-то на белом свете

Антарктида сегодня – одно из самых заветных туристических направлений

National Geographic Traveler
Неудачный брак и внезапный Неудачный брак и внезапный

В этом году актриса Лора Дерн получила “Оскар” за лучшую роль второго плана

Cosmopolitan
Мы так не договаривались! Как решать разногласия в паре Мы так не договаривались! Как решать разногласия в паре

Все способы решить разногласия в паре делятся на несколько групп

Домашний Очаг
«Какого черта я натворил?» Как наследник миллиардов оказался на скамье подсудимых после случайного признания в убийстве «Какого черта я натворил?» Как наследник миллиардов оказался на скамье подсудимых после случайного признания в убийстве

Роберт Дерст мог стать преемником своего отца и унаследовать семейный бизнес

Forbes
Последний рубеж: что делать женщине-CEO, когда она достигла вершины карьеры Последний рубеж: что делать женщине-CEO, когда она достигла вершины карьеры

Дальнейшая карьера – болезненный вопрос для женщин-генеральных директоров

Forbes
Одинаковы с лица: тест двух французских кроссоверов Одинаковы с лица: тест двух французских кроссоверов

Могут ли два автомобиля одной марки и одной модели вести себя по-разному?

Популярная механика
Женский день Женский день

Восьмое марта — это не только и не столько подарки и цветы

Vogue
Сон Татьяны Сон Татьяны

Татьяна Парфенова пригласила Vogue в путешествие по своей питерской квартире

Vogue
Открыть в приложении