Задачка на пять триллионов

8 июня Россия отметила День социального работника

ОгонёкОбщество

Задачка на пять триллионов

Светлана Сухова

Без серьезной социальной поддержки и государственной помощи многодетную семью сегодня не поднять. Фото Руслан Ямалов / Фотоархив журнала «Огонёк»

8 июня Россия отметила День социального работника. За 317 лет, прошедшие с момента подписания Петром I соответствующего указа, пройден большой путь, и вот занятное совпадение: цифра 317 была повторена недавно на Петербургском международном экономическом форуме, где вице-премьер по социальным вопросам Татьяна Голикова заявила о наличии в стране «более 317 социальных услуг», оказываемых россиянам, однако многие из этих услуг… не пользуются спросом. Выходит, принятие нового закона «Об основах социального обслуживания граждан» (вступил в силу в 2015 году), где порядок предоставления таких услуг был облегчен, а к их оказанию были привлечены в том числе негосударственные структуры и даже индивидуальные предприниматели («Огонек» писал об этом подробно в № 5 от 6 февраля 2017 года), не изменило ситуации. А что может изменить? И как навести порядок не только в сфере соцуслуг, но и во всей системе социальных обязательств государства (куда входят еще и льготы, субсидии, программы по обеспечению жильем, пенсии)?

Нынешняя система соцобязательств — родом из советских времен. Конечно, она претерпела многочисленные изменения в период бурных 90-х, а часть реформ увели ее довольно далеко от славного прошлого, но все же с того времени сохранилось главное — ориентация на помощь прежде всего социально незащищенным категориям населения. Для любого государства, позиционирующего себя как социальное, в этом ничего зазорного нет, скорее, наоборот — бедным, старикам, детям, инвалидам должно помогать. И не жалеть на это средств, что Россия и делает: на расходы по графе «социальная политика» только из федерально бюджета в прошлом году было выделено более 5 трлн рублей.

Между тем часть этих немалых средств, по оценкам специалистов, по сути, распыляется в никуда: система исправно выплачивает пособия, пенсии, субсидии и т.д. просто по факту принадлежности гражданина к той или иной социальной категории, которая по закону имеет право на получение соответствующей помощи от государства, не соотнося эти выплаты ни с реальными потребностями их получателей, ни с общегосударственными целями. Невольно возникает вопрос: а позволяют ли имеющиеся социальные инструменты решать такие глобальные задачи, как, например, демографическую проблему или снижение уровня бедности? И все ли нуждающиеся в социальной помощи россияне учтены действующей системой?

Точка отсчета

Для того чтобы быть официально признанным бедным, россиянину нужно получать доход ниже прожиточного минимума (сегодня он составляет 11 163 рубля). Но бедность может иметь и другое измерение. Например, по словам ведущего научного сотрудника лаборатории исследований социального развития Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС, доктор экономических наук Александры Поляковой, в международной практике рассчитывают долю населения, имеющего доходы ниже границы бедности, установленной на международном уровне с учетом паритета покупательной способности. К примеру, в России в 2016 году доходы ниже 3,9 доллара в день имели 0,4 процента населения, 5 долларов — 1 процент и ниже 10 долларов — 7,7 процента. И пока российские власти вменяют себе в заслугу приравнивание величины минимального размера оплаты труда (МРОТ) к прожиточному минимуму, мир уже давно уходит от «минималки» к более эффективным параметрам — учету потребительского бюджета и анализу бюджетов домохозяйств.

Прожиточный минимум (он же «минимальная потребительская корзина») — величина условная. Более того, прожиточных минимумов много, они считаются отдельно для каждого региона, а также для каждой из групп — детей, пенсионеров, трудоспособных россиян. Бюджет домохозяйств, напротив, определяется единой методикой: он учитывает целый ряд показателей помимо официальной зарплаты и стоимости имущества (доходы от акций, депозитов, сдачи в аренду жилья или земель, пенсии, стипендии, выигрыши, наследство), да еще и приносимые в «общую копилку» всеми членами семьи.

Понятно, что при использовании этого инструмента картина будет иной. Какой? Увы, в близкой перспективе мы об этом не узнаем и даже не поймем, сократится или вырастет число россиян, нуждающихся в социальной помощи: для этого необходимо сначала сформировать единую и, что не менее важно, полную базу данных по доходам и имуществу россиян — об этом пока можно только мечтать. Зато реально сделать другое: пока вся совокупность доходов граждан с трудом поддается исчислению и налогообложению, есть шанс перейти (за рядом стран Запада) на оценку потребительского бюджета. В отличие от прожиточного минимума, который учитывает лишь базовый набор товаров и услуг, необходимый для выживания, этот параметр шире — включает и некоторые дополнительные траты, которые позволяют создавать условия для удовлетворения основных материальных и духовных потребностей человека.

Слово «льготы» в России особое: с ним человек сталкивается всю жизнь и по разным поводам. Фото Виктор Коротаев

Боязнь перемен

Возможен ли в России переход на расчеты объемов соцпомощи, исходя из величины потребительского бюджета? Теоретически — да. По крайней мере, в нынешнем правительстве есть сторонники такой реформы: вице-премьер Татьяна Голикова, будучи еще главой Счетной палаты, дважды за последние полгода предлагала перейти в расчетах на этот параметр (в последний раз — пару месяцев назад на коллегии Минфина). Но есть и противники, которых пока явное большинство: переход на новую систему видится им затратным и по деньгам, и по усилиям, и… по последствиям.

С тревогами по поводу денег и усилий все понятно (потребуется увеличить траты в бюджетах всех уровней, поскольку новый критерий оценки будет явно выше прежнего ровно настолько, насколько минимальный набор продуктов, услуг и товаров меньше среднего, к тому же увеличение объемов социальных выплат — это двойная трата для бюджета: и по части растущих расходов, и, как неизбежное следствие, растущей инфляции). С последствиями интереснее: «традиционалисты» опасаются, что при переходе на новую систему расчета соцобязательств число нуждающихся в них резко возрастет, а в результате возникает риск потери части среднего класса, которая по уровню потребительского бюджета плавно переместится в категорию «бедные». А это, дескать, испортит и имидж, и статистику, и «социальный климат».

При этом за бортом остается очевидное: чтобы создать по-настоящему деятельную систему социальной поддержки, в которой число нуждающихся в такой помощи со стороны государства будет максимально приближено к действительности, а система мер по их соцзащите соответствовать их потребностям, без перемен в подходах не обойтись. Ведь сегодня пенсионеру, например, больше необходим ноутбук для общения по Skype с детьми, живущими далеко, чем направление в санаторий, а матери-одиночке вместо положенных ей по нормативам в каком-либо из регионов кубометров дров жизненно важно получить бесплатный доступ в интернет, чтобы заработать на нормальную жизнь для себя и ребенка.

Впрочем, еще в 2016 году эксперты Независимого института социальной политики (НИСП) доказывали, что сделать все соцрасходы адресными не удастся: долю таковых можно довести разве что до 30 процентов в региональных бюджетах и до 20 процентов в федеральном. Так или иначе, а процесс это длительный, займет годы.

Дорожная карта

Как бы ни были сильны аппаратные страхи, избежать реформы системы расчетов не получится, в противном случае расходы на социальную политику будут лишь расти год от года, а результата в виде решения сколь-либо амбициозной задачи, например сокращения числа бедных, видно не будет. Впрочем, затраты растут и сегодня. И все больше на федеральном уровне. Как пояснила «Огоньку» главный научный сотрудник Института социальной политики ВШЭ Наталья Зубаревич, регионы подходят к вопросу финансирования программ соцзащиты куда более гибко, когда речь идет о получателях региональных пособий, льгот и услуг. Отсюда и такое разнообразие и в количестве, и в величине выплат.

Но сосчитать всех россиян, кому требуется помощь от государства,— половина дела. По словам Поляковой, нужно еще и провести тотальную инвентаризацию имеющихся на сегодняшний день социальных инструментов. Потребуется предметная оценка каждой услуги: ее стоимость, затраты на ее администрирование, стоимость отказа от предоставления услуги против стоимости замещения услуги другой (сделать это необходимо, и именно об этом говорила Татьяна Голикова на ПМЭФ). Плюс надо дать оценку эффективности различных услуг и льгот с точки зрения развития тех сфер, в которых они применяются, а также пересмотреть подходы к оценке их качества, например прекратив практику самооценки или оценки вышестоящей организацией.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Может, бросить это дело? Может, бросить это дело?

Надо ли все начатое доводить до конца

Лиза
Позитивные скульптуры Ивана Песталоцци Позитивные скульптуры Ивана Песталоцци

Здесь нашлось бы место для гордого сообщения: «Дарим людям радость с 1959 года»

Популярная механика
Будут танцы Будут танцы

Сибирячка Нина Кравиц, девушка-диджей номер один в мире

Vogue
«Наследники — это современный «Король Лир»: разговор с актерами нового сериала HBO «Наследники — это современный «Король Лир»: разговор с актерами нового сериала HBO

Amediateka показывают новый сериал «Наследники» о медиамагнате Логане Рое

Esquire
5 документальных фильмов про политику 5 документальных фильмов про политику

Лучшие документальные фильмы про политику

Esquire
«Мы переходим на новые материалы и другую аэродинамику» «Мы переходим на новые материалы и другую аэродинамику»

Доля композитных конструкций в SSJ должна увеличиться в два с половиной раза

Эксперт
Каково это — быть мэром Москвы Каково это — быть мэром Москвы

Сергей Собянин, 59 лет

Esquire
Цена свободы. Почему молодежь не может найти работу Цена свободы. Почему молодежь не может найти работу

У представителей нового поколения другой принцип: «жизнь не может ждать»

Forbes
Из болельщика в джентльмена: как переодеть мужчину, уважив его хобби Из болельщика в джентльмена: как переодеть мужчину, уважив его хобби

Актуальные решения в футбольной стилистике

Cosmopolitan
Скандалы и сенсации чемпионатов мира: от фашиста Муссолини до французских поцелуев Скандалы и сенсации чемпионатов мира: от фашиста Муссолини до французских поцелуев

На носу чемпионат мира по футболу — впервые он пройдет в городах России

Playboy
Им не страшен кризис. Кто зарабатывает на туалетной бумаге Им не страшен кризис. Кто зарабатывает на туалетной бумаге

За последние годы в России произошло несколько экономических кризисов

Forbes
Как говорить по-английски с теми, для кого он не родной: 9 хитростей для взаимопонимания Как говорить по-английски с теми, для кого он не родной: 9 хитростей для взаимопонимания

Даже если ваш английский неплох, вы наверняка столкнетесь со сложностями

National Geographic
Открытие бара стало причиной резкого снижения рождаемости у бака Открытие бара стало причиной резкого снижения рождаемости у бака

Женщины народности бака в Камеруне стали рожать заметно меньше с 2010 года

National Geographic
Ожидание бури. Как распознать приближение мирового кризиса Ожидание бури. Как распознать приближение мирового кризиса

Можно ли предсказать катастрофу на финансовых рынках

Forbes
Привычки, которые мешают женщинам быть лидерами Привычки, которые мешают женщинам быть лидерами

Какие установки нас ограничивают?

Psychologies
В сборную России перед плей-офф с испанцами прилетел «Волшебник» В сборную России перед плей-офф с испанцами прилетел «Волшебник»

Невероятный гость появился в сборной России на базе в Новогорске

Maxim
Сиди и смотри Сиди и смотри

О фильме «Война Анны», который закрывает тему Второй мировой войны

Esquire
Лето: сезонные предосторожности для будущей мамы Лето: сезонные предосторожности для будущей мамы

Для женщин в положении лето может оказаться серьезным испытанием

9 месяцев
Новые неудержимые Новые неудержимые

Четыре гостя из будущего российской экономики

Русский репортер
Горечь после выборов. Россияне больше не верят в возобновление роста экономики Горечь после выборов. Россияне больше не верят в возобновление роста экономики

Новые реформы и рост цен на бензин лишили граждан оптимизма

Forbes
Бизнес против экологии. Чем опасна искусственно выращенная рыба Бизнес против экологии. Чем опасна искусственно выращенная рыба

Значительная часть рыбы, которую едят люди, выращена в искусственных условиях

Forbes
13 главных фестивалей до конца лета 13 главных фестивалей до конца лета

Esquire решился составить программу фестивалей на лето

Esquire
Место огня Место огня

Как оборудовать площадку на садовом участке

Домашний Очаг
Что у бога под одеждой, или NASA Juno: что мы знаем о Юпитере Что у бога под одеждой, или NASA Juno: что мы знаем о Юпитере

На орбите у планеты Юпитера работает автоматическая станция NASA Juno

Популярная механика
Ингуна Бутане — о жизни на воде и в полном дзене Ингуна Бутане — о жизни на воде и в полном дзене

С корабля на бал — так можно описать жизнь латвийской модели Ингуны Бутане

Elle
Как выбрать идеальный мужской костюм Как выбрать идеальный мужской костюм

Британские портные составили инструкцию, которая поможет во время примерки

Esquire
В городе Энн В городе Энн

Энн Ха­тау­эй давно отказалась от ролей жертвы

Glamour
В чем заниматься спортом на улице В чем заниматься спортом на улице

Как совместить стиль и функциональность

GQ
Юлия Началова: «Завязала со спортсменами» Юлия Началова: «Завязала со спортсменами»

Певица раскрыла «СтарХиту» секреты о предстоящем торжестве и поклонниках

StarHit
Секретные материалы: Южная Корея Секретные материалы: Южная Корея

Южная Корея открыта и дружелюбна к туристам

National Geographic
Открыть в приложении