О тайной поездке Константина Черненко в США

ОгонёкИстория

Оргвыезд

О тайной поездке Константина Черненко в США

1963 год. Председатель президиума Верховного совета СССР Леонид Брежнев и начальник секретариата президиума Верховного совета СССР Константин Черненко. После того как Брежнев стал генсеком, Черненко возглавил ключевой в аппаратной иерархии Общий отдел ЦК КПСС. Фотохроника ТАСС

Перестройка от нас все дальше. Архивных тайн в подвалах нашей новейшей истории открывается все больше. И дивные порой обнаруживаются сюжеты.

Ну вот, например, сегодня выясняется, что монолит советской партийно-административной системы годами подтачивал (как в прямом, так и в переносном смысле) архивный червь. Речь о том, что аппарат оказался в итоге не в состоянии справиться с чудовищными объемами бюрократических бумаг, порождаемых партийными и советскими структурами,— документы с несметным числом грифов и регламентаций буквально хоронили эффективное делопроизводство, вынуждая власть заниматься бумажными проблемами, а не реальными.

Леонид
Максименков
историк

Кризис документооборота стал приобретать очертания грядущего коллапса в конце 1960‑х. В эпицентре бумажного цунами оказалась важнейшая и засекреченная от простых смертных структура — всемогущий Общий отдел ЦК КПСС. Во главе его с 1965 по 1982 год скромно трудился Константин Устинович Черненко, будущий генеральный секретарь ЦК КПСС. Его карьера впечатляла: человек с незаконченным низшим образованием (три года в школе крестьянской молодежи), выпускник высшей школы партийных организаторов, кадровый аппаратчик, он стал заведующим канцелярией Леонида Брежнева в бытность того председателем президиума Верховного совета СССР. Когда босс стал первым секретарем ЦК, Черненко перешел на работу в главную канцелярию империи. И превратился в аппаратного серого кардинала.

Бумажный вихрь

На рубеже 1970‑х именно Черненко забил тревогу по поводу канцелярского урагана. Во всем мире уже полным ходом шла научно-техническая революция с ее кибернетикой и ЭВМ. А в Кремле и на Старой площади работали по старинке, мусоля и чуть ли не вручную расписывая по карточкам каждую бумажку.

В ЦК КПСС в год (то есть каждый год) приходило около 600 тысяч официальных документов с грифами «секретно» и «совершенно секретно». Это несколько тысяч в день плюс по 1,5–2 тысячи «писем трудящихся». По словам самого Черненко, все эти бумаги нужно было «прочитать, соответствующим образом определить их направление, дать на анализ и дать им, как говорят, ход». В государстве, где для работы с любой секретной бумагой нужны были сверхдопуски и спецпроверки (вплоть до родственников жены до тре- тьего колена), сделать это было не так просто. И стоит ли удивляться: по мере того как нарастал «бумажный вал», аппарат стал спотыкаться и хронически пробуксовывать: помещения «затаривались», в оформлении документов все чаще случались сбои. Доходило порой до вопиющих аппаратных проколов. Однажды в задушевной беседе с подчиненными Черненко привел конкретный пример.

«И вот на днях я встречаюсь, например, с таким фактом: готовится в Отделе проект постановления ЦК КПСС о распространении одного из решений на “Интурист”. Получили этот документ в III секторе и не удосужились посмотреть, какой же документ был первичным. Послали его во II сектор. Во II секторе механически, получив документ, зарегистрировали, дали его на голосование секретарям ЦК, не доложив о том, что первичное по этому вопросу решение принималось Политбюро и Советом министров. Таким образом, при таком механическом подходе получилось, что решением Секретариата изменяется решение Политбюро ЦК и Совета министров. Факт недопустимый в нашей практике, причем его ничем абсолютно нельзя объяснить, кроме как безответственностью людей, через которых проходил этот документ, в том числе и в I секторе».

Объяснить это можно очень просто: у девяти секторов Общего отдела ЦК не было общей базы данных документов. Работали вручную, не мудрено, что запутались. Не заметили подвоха и два десятка членов политбюро и секретарей ЦК — в два приема дважды проставили свои подписи на одном и том же документе…

Кабинеты сотрудников отделов и секторов ЦК, шкафы и сейфы, столы и тумбочки были под завязку забиты документами. В секторе учета кадров хранилось свыше 300 тысяч личных дел, в том числе 274 тысячи расформированных. В секторе информации мариновались 35 тысяч единиц хранения протоколов местных партийных органов за 1958–1968 годы. В секторе единого партбилета стерегли десятки миллионов (!) учетных партийных карточек и регистрационных бланков за 1922, 1926, 1936 и 1954 годы. В секторе организационно-уставных вопросов — тысячи папок различных статистических материалов. Международный отдел ЦК едва разобрал огромную свалку документов, превышавшую 60 тысяч папок, как из Отдела ЦК по связям с соцстранами приволокли еще 4 тысячи личных дел. В Комиссии по выездам за границу — 220 тысяч досье за 1937–1968 годы, в том числе 14 300 постоянного хранения. В архиве Комитета партийного контроля — 660 тысяч персональных дел. А ведь аппаратные сектора постоянно клонировались. Появился и такой: сектор хлорорганических и кремниевых органических производств Отдела химической промышленности ЦК КПСС со своим гигантским документооборотом.

Чтобы приведенные цифры не казались случайными или «вырванными из контекста», отметим: они заимствованы из серьезного документа — «Стенограммы служебного совещания у заведующего Общим отделом тов. Черненко о работе Общего архива ЦК КПСС 19 марта 1969 г.» (РГАНИ. Ф. 83. Оп. 1. Д. 50. Л. 53–54).

Час архивного «Чернобыля» был вопросом времени. Именно тогда (уж не от отчаяния ли?) у Черненко родилась розовая мечта: «принять один раз, но такое решение, которое исключило бы всякую возможность загромождения аппарата ненужными документами и отвлечения внимания от главных вопросов, которые стоят перед аппаратом ЦК партии и вытекают из решений XXIV съезда».

Май 1973 года. Человек с балалайкой — Дэвид Рокфеллер, председатель правления банка «Чейз Манхэттен» в московском отеле «Метрополь» после приема в честь открытия отделения банка в Москве. AP

Миссия засекречена

Для решения вопроса политбюро решилось на неординарный шаг — изучить опыт… вероятного противника. Это не выдумка: крупным сюрпризом в закромах Российского государственного архива новейшей истории (РГАНИ) оказалось дело («единица хранения») под названием «Записки К.У. Черненко о поездке в США для ознакомления с оргтехникой и ее применением в государственных учреждениях США». В официальных и неавторизованных биографиях Константина Устиновича о поездке будущего генерального секретаря К.У. Черненко в США нет ни одного слова. Лишь в телеграммах на сайте WikiLeaks мы нашли упоминание о том, что в апреле 1974 года он был принят в Вашингтоне в Государственном департаменте США.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

«Решить отдельно карабахский вопрос все-таки можно» «Решить отдельно карабахский вопрос все-таки можно»

Куда уходят корни конфликта между Азербайджаном и Арменией

Огонёк
Solar Orbiter максимально приблизился к Солнцу и разворачивает научные приборы Solar Orbiter максимально приблизился к Солнцу и разворачивает научные приборы

Solar Orbiter завершил свой первый близкий проход к Солнцу

National Geographic
Хабаровский цугцванг Хабаровский цугцванг

Что стоит за вспышкой протестной активности в Дальневосточном регионе

Огонёк
«Сделать летающую машину — не самое сложное». Илон Маск — о будущем «Сделать летающую машину — не самое сложное». Илон Маск — о будущем

Глава SpaceX часто высказывается о конкуренции с русскими в области космоса

РБК
«За экологию Арктики никто не отвечает» «За экологию Арктики никто не отвечает»

Авария на ТЭЦ-3 в Норильске привела к экологической катастрофе в Арктике

Огонёк
Читка пьесы «Обморок» в «Зуме» Читка пьесы «Обморок» в «Зуме»

Как пространство «Зума» обрело силу и энергетику настоящего зрительного зала

СНОБ
Самодельные ледники Самодельные ледники

Как быть, если снег, от которого зависит ваш запас воды, тает слишком быстро

National Geographic
Диего Герреро: «Важно смотреть на все по-другому» Диего Герреро: «Важно смотреть на все по-другому»

Интервью с Диего Герреро — шеф-поваром мишленовского ресторана DSTAgE

Bones
Дело тонкое Дело тонкое

Как отечественная внешняя разведка изменилась за 100 лет

Огонёк
Как строят в вечной мерзлоте: мнение эксперта Как строят в вечной мерзлоте: мнение эксперта

Как проходит строительство современных объектов в условиях вечной мерзлоты

Популярная механика
«Космос. Иллюстрированная история астрономии и космологии» «Космос. Иллюстрированная история астрономии и космологии»

Попытки Жозефа Луи Лагранжа и Пьера-Симона Лапласа объяснить ускорение Луны

N+1
Терафоза блонда: паук весом с небольшого щенка Терафоза блонда: паук весом с небольшого щенка

В тропическом лесу Гайаны можно встретить редкого и крупнейшего в мире паука

National Geographic
Семья – это не только союз женщины и мужчины Семья – это не только союз женщины и мужчины

И у представителей ЛГБТ-сообщества тоже должно быть право вступать в брак

GQ
Почему измена причиняет нам такую боль Почему измена причиняет нам такую боль

Почему предательство партнера приносит столько страданий

Psychologies
Стандарты — ищите золотую середину Стандарты — ищите золотую середину

В ресторане все должно работать по часам и на самом высоком уровне

Bones
Ложная беременность: обман разума или обман тела? Ложная беременность: обман разума или обман тела?

Какие «игры разума» могут настолько повлиять на физиологию?

Psychologies
Солнце снижает активность Солнце снижает активность

Ближайшие 11 лет пройдут при еще более низкой солнечной активности, чем раньше

Эксперт
Берегись автомобиля и береги пешехода: как кататься на велосипеде Берегись автомобиля и береги пешехода: как кататься на велосипеде

Далеко не все себе представляют, как безопасно ездить на велосипеде

Популярная механика
Мои четыре колеса, или Почему некоторые так привязываются к своим машинам Мои четыре колеса, или Почему некоторые так привязываются к своим машинам

Автомобиль для многих становится не просто средством передвижения

Psychologies
Как один сайт может предотвратить смерть миллионов российских пчел Как один сайт может предотвратить смерть миллионов российских пчел

Как новые технологии спасут пчел от вымирания

Forbes
Что посмотреть в выходные: девять триллеров Альфреда Хичкока Что посмотреть в выходные: девять триллеров Альфреда Хичкока

Какие фильмы из хичкоковского наследия нужно обязательно посмотреть?

РБК
Как появилась традиция праздновать старый Новый год? Как появилась традиция праздновать старый Новый год?

Старый Новый год пришел в нашу культуру вместе со старым стилем летоисчисления

Культура.РФ
Стимуляция запястья на треть снизила тики при синдроме Туретта Стимуляция запястья на треть снизила тики при синдроме Туретта

Ритмичная стимуляция в мю-диапазоне помогла купировать тики при синдроме Туретта

N+1
«Я донор, и это очень классно»: предприниматели о том, почему они регулярно сдают кровь «Я донор, и это очень классно»: предприниматели о том, почему они регулярно сдают кровь

Истории трех бизнесменов, которые уже выбрали донорство

Forbes
Лима, Перу Лима, Перу

Перу заслуженно сравнивают с Крымом

Maxim
Усадьба Абрамцево в русской культуре Усадьба Абрамцево в русской культуре

Самые интересные факты о творческом наследии хозяев Абрамцево и гостей усадьбы

Культура.РФ
Трансгенные козы дали противораковое молоко Трансгенные козы дали противораковое молоко

Молоко оказались эффективнее препарата, который повсеместно используют сейчас

N+1
«Моя собака Идиот»: еще раз о кризисе среднего возраста «Моя собака Идиот»: еще раз о кризисе среднего возраста

Искренний и настоящий фильм француза Ивана Атталя

Psychologies
Как успешно пройти онлайн-собеседование Как успешно пройти онлайн-собеседование

Не забывайте про несколько простых правил при прохождении собеседования онлайн

Psychologies
Каково это — гастролировать вместе с Queen: фрагмент книги Питера Хинса — старшего техника рок-группы, который ездил с ними в туры на протяжении 10 лет Каково это — гастролировать вместе с Queen: фрагмент книги Питера Хинса — старшего техника рок-группы, который ездил с ними в туры на протяжении 10 лет

Отрывок из книги «Неизвестные QUEEN. Моя жизнь с величайшей рок-группой XX века»

Esquire
Открыть в приложении