Чехословацкий фактор в Гражданской войне

ОгонёкИстория

Красно-белый маршрут

Олег Михайлов

Построение частей Чехословацкого корпуса во Владивостоке перед отправкой морем на родину. Позади тысячи верст пути по Транссибу и объятая пожаром Гражданской войны Россия, к которой легионеры сочувствия не испытывали. Хотя и были причастны ко многим случившимся в ней несчастьям. Фото: Granger / Diomedia

В истории Гражданской войны в России май 1918-го занимает особое место. Вспыхнувший тогда в Челябинске мятеж Чехословацкого корпуса буквально за пару месяцев «поджег» всю страну, перекинувшись на Поволжье, Урал, Сибирь и Дальний Восток. Едва созданные части Красной армии столкновений с самой организованной на тот момент военной силой в России не выдерживали, «триумфальное шествие советской власти» на гигантских просторах рухнувшей империи было приостановлено штыками иностранных легионеров. На каком-то этапе сам исход «красно-белого» противостояния на одной шестой части суши зависел от того, за кого сыграют или не сыграют чешские дивизии, пробивавшиеся в эшелонах с запада на восток России по ключевым транспортным артериям. Откуда взялась эта «третья сила», что она натворила у нас и куда в итоге делась? «Огонек» присмотрелся к событиям столетней давности.

В телеграмме наркомвоенмора Льва Троцкого от 25 мая 1918 года и век спустя чувствуешь пульс истории. Ощутите: «Все советы по железной дороге обязаны под страхом тяжкой ответственности разоружить чехословаков. Каждый чехословак, который будет найден вооруженным на железнодорожных линиях, должен быть расстрелян на месте...»

Вот он, спусковой крючок: чехословацкие легионеры (так именовали добровольцев, готовых сражаться за Антанту, но державших в голове независимую Чехословакию.— «О») в одночасье превратились в белочехов и врагов новой власти. А в набиравшей силу Гражданской войне открылся растянувшийся на тысячу километров новый фронт.

Телеграмма Троцкого хорошо известна и часто цитируется. О реакции на нее противостоящей стороны известно меньше. Между тем чешская сторона восприняла шаг Троцкого как вероломство, ведь 6 марта 1918 года между большевиками и Национальным чехословацким советом был подписан Пензенский договор, которым легионерам гарантировался проезд через Сибирь до Владивостока и оттуда отправка во Францию. «Чехословаки продвигаются не как боевые единицы, а как группа свободных граждан, берущих с собой известное количество оружия для своей самозащиты от покушений со стороны контрреволюционеров… Совет народных комиссаров готов оказать им всякое содействие на территории России при условии их честной и искренней лояльности…» — указывалось в правительственном документе.

Что же произошло?

«Повелители Сибири»

Как нередко бывает, роковой поворот истории был задан случайно — незначительным, как поначалу казалось, «челябинским эпизодом». Дело было так.

14 мая навстречу эшелонам 3-го и 6-го стрелковых чехословацких полков, которые ехали на восток, двигались вагоны, заполненные военнопленными венграми, немцами и румынами. Правильнее будет сказать, правда, не ехали, а тащились (по воспоминаниям чехов, из сострадания легионеры даже делились на ходу табачком и припасами с пленными в теплушках). И вдруг из идущего в противоход чешскому составу вагона вылетает кусок металла (возможно, ножка от буржуйки) и серьезно ранит чеха Духачека. Этой искры хватило: рассвирепевшие чехословаки в поисках обидчика перехватывают и потрошат «инородный» состав, устраивают суд Линча. Власть в Челябинске (она была в это время в руках советов) реагирует согласно обстоятельствам: арестованы 10 зачинщиков…

Этот «камешек» и привел лавину в движение. 17 мая чехословаки освобождают товарищей и заодно захватывают город. Троцкий пытается надавить на командование взбунтовавшихся «союзников» через Антанту, но тщетно — события все дальше разводят Чехословацкий корпус с «комиссарской властью» (иногда до полной лютости): если в первые месяцы мятежа схваченных большевиков чехословаки «сортируют» (русских часто отпускают, зато влившихся в русскую революцию немцев и венгров поголовно расстреливают), то уже к осени все чаще и в разных местах ставят к стенке всех — без разбора.

Мятеж распространялся как пожар: 30 мая 1918 года чехословаки захватили Пензу и Сызрань, 8 июня — Самару, 23 июня — Уфу, 25 июля вошли в Екатеринбург (спустя всего неделю после расстрела царской семьи). 6 августа вместе с белыми частями взяли Казань, где в тот момент хранился золотой запас Российской империи. В течение лета 1918 года 40-тысячный Чехословацкий корпус берет под контроль Среднее Поволжье, юг Сибири, Северный Казахстан и даже северо-восток Китая (территорию вокруг Транссибирской железнодорожной магистрали). Сопротивляться им на окраинах бывшей империи, по сути, было тогда некому: после разгрома армии Центросибири (руководящего органа советской власти в Сибири и на Дальнем Востоке) другой организованной военной силы на обширных территориях в это время не существовало.

Понятно, что такой впечатляющий военный успех — фактор временный, поскольку имеющимися силами удержать ситуацию надолго легионеры не могли. Но время было особое — брошенная на чашу весов чешская «гирька» решала многое. Вот и получилось: от настроений и устремлений чужих для России людей (сведенных в полки и дивизии не существовавшего еще государства), зависела ее судьба.

«Временно русские»

Откуда же в революционной России взялось столько западных славян, чтобы создать армию, даже раньше державы? Считать надо с XIX века — в поисках лучшей доли в Российскую империю переселилось немало выходцев из обнищавшей Богемии. Покидая Австрийскую империю, они селились на Волыни и на Кавказе — проекту покровительствовали ученые мужи из близких ко двору славянофильских кружков Москвы и Петербурга. В итоге к началу Первой мировой чехословацкое землячество в Российской империи состояло из примерно 60 тысяч чехов и 2 тысяч словаков. В основном это были средние слои — торговцы, учителя, ремесленники, музыканты, художники, врачи, которые помнили о корнях, организуя общества имени Яна Амоса Коменского и Яна Гуса. Во вспыхнувшей мировой войне, столкнувшей Австро-Венгрию и Россию, этнические чехи увидели шанс на обретение своего государства. И устремились в ряды русской армии.

В декабре 1914-го Министерство внутренних дел утвердило устав Союза чешских обществ в России, в котором среди заявленных целей была и такая: создание «чешской дружины добровольцев». В феврале 1915-го на Первом съезде Союза чешских обществ было принято специальное решение на этот счет, а в марте Союз чешских обществ обратился в Совет министров Российской империи с новой просьбой — разрешить сформировать помимо дружины еще и «чешское войско» из военнопленных, счет которым шел на десятки тысяч (к слову, чехословацкие центры к тому времени действовали в ряде крупных городов Российской империи — помимо Петрограда и Москвы, в Киеве, Харькове, Баку). Царское командование формировать из «чехословаков» самостоятельные воинские подразделения опасалось, но добровольцы Чешской дружины, прекрасно владеющие чешским и немецким языками, активно использовались на фронте в качестве разведчиков. Действовали и в австрийском тылу, проникнув даже в кадры австрийского Генштаба.

Организационный «перелом», после которого чешские полки и дивизии на российских просторах стали реальным фактором, влияющим на развитие ситуации в стране, случился после Февральской революции. А за фантастическими превращениями малочисленных дружинников и многочисленных военнопленных в грозных легионеров стояла энергия и воля конкретного человека — Томаша Масарика.

Вождь

Обретению Чехословакией независимости и отделению ее от Габсбургской империи Томаш Гарриг Масарик (1850– 1937) подчинил всю свою жизнь. Ныне вполне солидные чешские исследования утверждают: все неспроста — он был не кем иным, как незаконнорожденным сыном императора Австро-Венгрии Франца Иосифа, который в 1849 году «оказался» в том же моравском городке, что и фрау Кропачек, будущая пани Масарик. Чтобы снять все сомнения, достаточно было бы одного теста ДНК сегодня, но правнучка чехословацкого президента наложила запрет — не нужно, мол, историю переписывать. А уже написанная, официальная, звучит так: кухарка Кропачек вышла замуж за кучера Масарика, сын Томаш родился через шесть месяцев после свадьбы…

Сын кухарки оказался человеком незаурядным: научил отца-кучера грамоте, окончил в Вене гимназию и университет, сделал карьеру в науке, удачно женился (его избранницей стала Шарлотте Гарриг, дочь богатого коммерсанта из старинной семьи французских гугенотов, перебравшихся в США, ее фамилию он взял как второе имя). Преуспел и в политике — в 1890-м присоединился к младочехам, с ходу избрался в австрийский рейхсрат.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

От невеликого до несмешного От невеликого до несмешного

Чиновники как герои современного российского кино

Огонёк
Земфира, Brainstorm и разоблачение шарлатанов. Гид по фестивалю «Дикая мята» Земфира, Brainstorm и разоблачение шарлатанов. Гид по фестивалю «Дикая мята»

Музыкальный драйв и русская баня: гид по фестивалю «Дикая мята»

СНОБ
Chanel №5 Chanel №5

Культовый аромат Chanel №5 празднует вековой юбилей

Grazia
Время зажигать! Время зажигать!

Советы по приготовлению жареного мяса

Playboy
Расстрел Маты Хари Расстрел Маты Хари

Расстрел Маты Хари 15 октября 1917 года на военном полигоне в Венсене

Дилетант
10 самых редких автомобилей Porsche 10 самых редких автомобилей Porsche

Десятка самых редких Porsche, когда-либо покидавших завод в Штутгарте

Популярная механика
Единственный в мире плавучий приют для кошек: опыт Амстердама Единственный в мире плавучий приют для кошек: опыт Амстердама

В городе каналов люди живут в лодках, а по воде плавает приют для кошек

National Geographic
«Мы в состоянии создать мировой блокбастер» «Мы в состоянии создать мировой блокбастер»

России необходимо создать механизмы поддержки фармацевтических компаний

Эксперт
Как узнать, на сколько лет ты выглядишь на самом деле? Как узнать, на сколько лет ты выглядишь на самом деле?

Нам столько лет, на сколько мы себя чувствуем – эта истина не всегда верна

Лиза
Три способа провести выходные с пользой для здоровья Три способа провести выходные с пользой для здоровья

ЗОЖ не только для тех, кто помешался на петрушке и токсинах

Esquire
Теннисный гардероб — по случаю открытия Уимблдона Теннисный гардероб — по случаю открытия Уимблдона

По случаю открытия Уимблдонского турнира, добавьте белого в гардероб

Esquire
Наталья Водянова с детьми, Зара и множество других звезд на открытии ЧМ-2018 Наталья Водянова с детьми, Зара и множество других звезд на открытии ЧМ-2018

В России стартовал Чемпионат мира по футболу

Cosmopolitan
Как правильно хранить пуховик, костюм, свитер и носки Как правильно хранить пуховик, костюм, свитер и носки

Еще не поздно вытащить твои шмотки из-под холодильника и сложить так, как надо

Maxim
Станьте моим мужем Станьте моим мужем

Лето – маленькая жизнь, и прожить ее нужно так, чтобы зимой было что вспомнить

Лиза
Какие цветы выбирают пчелы? Какие цветы выбирают пчелы?

Насекомые-опылители при выборе цветка ориентируются не только на запах

National Geographic
Детский праздник Детский праздник

У твоего малыша ожидается важная дата? Устрой незабываемое торжество на даче

Лиза
Дорога в небо Дорога в небо

Бизнес-джеты с хорошими рекомендациями

Robb Report
Как помочь ребенку выбрать профессию Как помочь ребенку выбрать профессию

Как помочь подростку выбрать будущую профессию?

Psychologies
Операция Z: как советские асы научили японцев тактике камикадзе Операция Z: как советские асы научили японцев тактике камикадзе

Весной 1938 года советские и японские летчики начали таранить друг друга

Maxim
Любовь на троих в мире леопардов: как звери удивили ученых Любовь на троих в мире леопардов: как звери удивили ученых

Рейнджеры стали свидетелями спаривания двух самок леопарда с одним самцом

National Geographic
«Запреты рождают инфантилизм» «Запреты рождают инфантилизм»

О целесообразности борьбы с гаджетами в школе

Огонёк
Как выбрать идеальный смартфон? Есть план Как выбрать идеальный смартфон? Есть план

Подробный план по выбору и по покупке смартфона

CHIP
Леонид Слуцкий в эфире Первого канала стал объектом для приколов в Интернете Леонид Слуцкий в эфире Первого канала стал объектом для приколов в Интернете

MAXIM в формате дайджеста рассказывает о матчах на чемпионате мира по футболу

Maxim
Детский лагерь: научиться «жить в стае» Детский лагерь: научиться «жить в стае»

Слезы в день отъезда, тоска по дому – переживаний в лагерной жизни достаточно

Psychologies
Публицистика вместо действий Публицистика вместо действий

Актуальные вопросы и проблемные узлы экономической политики

Эксперт
Главные достопримечательности ДМЗ Главные достопримечательности ДМЗ

Демилитаризованная зона между Северной и Южной Кореей

National Geographic
Автоматоны Казуаки Харады: деревянные чудеса Автоматоны Казуаки Харады: деревянные чудеса

Талант есть у каждого, но не каждому удается его в себе найти

Популярная механика
Светлана Устинова: «Никогда не думала, что стану актрисой» Светлана Устинова: «Никогда не думала, что стану актрисой»

Интервью со Светланой Устиновой

Esquire
Самые красивые моменты ЧМ-2018: от голов Роналду до сейва Эль-Хадари Самые красивые моменты ЧМ-2018: от голов Роналду до сейва Эль-Хадари

В России стартовал 21-й чемпионат мира по футболу

Playboy
Комментаторы «Матч ТВ» Михаил Моссаковский и Денис Казанский: «Дзюба заслужил место в основе» Комментаторы «Матч ТВ» Михаил Моссаковский и Денис Казанский: «Дзюба заслужил место в основе»

Комментаторы поделились своим мнением, кто станет главной звездой матча

Maxim
Открыть в приложении