Окончание фантастического рассказа Игоря Вереснева

Наука и жизньКультура

Вечное скольжение

Игорь Вереснев

6Наперегонки со смертью

Конец весны выдался дождливым, при этом очень тёплым. Дожди шли чуть ли не каждую ночь до утра, затем солнце, поднимаясь к зениту, испаряло влагу. Как назло, погода стояла безветренная, влажному воздуху некуда было деться. Поэтому во второй половине дня собирались тучи, и повторялось. Духота была невыносимая, в лесах развелись неисчислимые полчища комаров, готовых живьём сожрать любого, кто сунется за грибами и ягодами. Да и ягоды гнили прямо на стеблях, а грибы выгрызали черви. С охоты мужчины возвращались мокрые, грязные, злые, часто с пустыми руками.

За всю весну в Блокпост не явился ни один новенький. Зато соскользнули трое, а Андрей сорвался со скалы и разбился насмерть — покалеченная нога подвела. Отвратительная погода, неожиданный в конце весны голод, быстрое сокращение числа жителей, столь заметное в крошечном посёлке, распад прежних семейных пар — всё это способствовало частым ссорам, доходившим до драк. Причём дрались между собой не только мужчины. Одна из женщин до полусмерти избила овдовевшую Марысю, застукав ту со своим супругом. Орест начал подумывать, что кроме кузнечного дела и охоты придётся вернуться к обязанностям шерифа.

Когда восточные ветры унесли влагу и дожди прекратились, люди вздохнули с облегчением. Но беды лишь начинались. Оказалось, что дожди ушли слишком надолго. Лето поднималось к вершине, солнце палило всё жарче, но облачка, изредка проплывающие по белёсому небу, не приносили влаги. На смену мокроте пришла засуха. Ручьи близ посёлка высохли, поход к протекающей по дну ущелья реке занимал полдня. Вслед за водой ушли звери, лес опустел, ради охоты приходилось отправляться в дальние горы. Вдобавок продолжалось обезлюдение посёлка, — соскользнули ещё двое.

— Все беды начались после того, как ты сюда явился! — в сердцах сказал Оресту Ринат.

Кузнечному ремеслу он его больше не учил, да и сам почти ничего не делал. После гибели жены стал замкнутым, молчаливым, безучастно ждал своего срока соскользнуть. Даже с другой женщиной не сошёлся. К счастью, никто в Блокпосте обидные подозрения кузнеца не разделял.

— Не бери в голову, — успокаивала мужа Анжела. — Ринат чокнулся совсем.

Орест и сам понимал, что никакого отношения к происходящему не имеет. Но если вдуматься, выглядело всё жутковато. Словно кто-то всеведущий и всемогущий спешил убрать людей из Блокпоста в преддверии надвигающейся катастрофы. И та не заставила себя ждать. Дым они почуяли на подходе к посёлку, бросились туда чуть не бегом. Испуганные женщины встретили страшной ве-стью: загорелся лес на противоположном склоне седловины. Пожар вспыхнул накануне, ночь прошла тревожно, утром посёлок затянуло дымом. Запах гари усиливался с каждым часом, едкий дым щипал глаза, лез в ноздри, мешал дышать. К полудню сделалось очевидно: стена огня движется на Блокпост. С тем, что из посёлка нужно уходить, никто не спорил. Вопрос — куда? «Из Блокпоста нет выхода» — фразу эту прежде произносил каждый, не задумываясь, что означать она может смертный приговор.

Золтан, как самый опытный из охотников, повёл односельчан звериными тропами. Непривычные к долгим лесным переходам женщины быстро идти не могли, пожар накатывал быстрее, раз за разом преграждал дорогу, заставлял поворачивать обратно. В конце концов у людей остался единственный путь — древняя дорога, ведущая в никуда.

— Я здесь была, я помню! — прохрипела Анжела, тяжело дыша после бега сквозь дым. — Тут я показывала, как можно соскользнуть по желанию!

Действительно, это был самый край дороги. В нескольких шагах она обрывалась над ущельем, где под грудами камней теперь покоились развалины.

— Ты вспомнила, как соскользнуть отсюда? — с надеждой пролепетала Марыся, услышав слова подруги.

— Нет.

— Надо идти туда, влево, — оборвал разговоры Золтан. — Там есть место, где можно спуститься к реке. Через реку и ущелье огонь не пройдёт.

— Но там горит всё! — испугалась Марыся. — Лучше в другую сторону!

— В другой стороне тупик. А к тропе мы успеем проскочить, если идти быстро.

Он первым побежал вдоль края ущелья. Марта и ещё две женщины припустили следом. Но подслеповатый Ринат бежать не мог. И хромоножка Марыся не могла, и сильно беременная Лейла. Так что, бросить их, предоставить своей судьбе?

Орест повернулся к Анжеле, велел:

— Беги, мы вас догоним!

Та, поколебавшись, тряхнула головой:

— Нет! Вместе догоним. — Схватила Марысю за руку, потянула: — Пошевеливайся!

Они не успели проскочить, пожар поймал их в ловушку. Огонь подступал всё ближе, уже пылали деревья в десятке шагов от них, сыпали жгучими искрами на плечи и головы, уже дымилась одежда на спинах. Марыся заплакала в голос:

— Анжела, миленькая, вспомни, как соскользнуть! Ты же умеешь, ты так делала!

Лейла шмыгала носом, ни на что не надеясь. Ринат стоял, отрешённо закрыв глаза.

— Вспомни, пожалуйста, — простонала Марыся. — Мы же здесь сгорим заживо!

Орест отвёл взгляд от стоящих рядом людей. Далеко впереди поднималась противоположная стена ущелья, переходила сначала в крутой, потом всё более пологий склон, поросший таким же лесом, как тот, что пылал за их спинами. А по дну ущелья текла река.

— Нужно прыгать, — предложил он.

— Зачем? — спросила Анжела. — Всё равно разобьёмся.

— Нет! Там вода. Только оттолкнуться посильнее, чтобы не задеть камни.

Обрушившийся во время землетрясения выступ насыпал на пути реки дамбу. За прошедшие после этого годы вода поднялась до её гребня, образовав узкое длинное озеро, берегами которого стали отвесные стены ущелья. Насколько оно глубоко, какое у него дно, Орест понятия не имел. Но озеро давало надежду.

— Я хочу соскользнуть, пожалуйста, пожалуйста… — хныкала Марыся. Губы Лейлы шевелились беззвучно, — кажется, она молилась о том же. Вспыхнул тлевший до этого вещмешок за плечами Рината. Анжела закрыла глаза, лицо её сделалось неподвижным, как маска.

За спинами их что-то громко треснуло, зашуршало. Орест быстро оглянулся. Ствол объятого пламенем дерева переломился, и оно заваливалось в их сторону. Дерево было достаточно высоким, чтобы кроной дотянуться до самого обрыва. До стоящих на нём людей!

— Прыгаем!

Орест схватил жену за руку, потянул. Она не шелохнулась, словно превратилась в деревянную статую. Пришлось дёрнуть сильнее, камень под ногами качнулся… В следующий миг Орест понял, что летит вниз. И что рука его сжимает пустоту.

Громадный факел рухнул на камни, сноп искр взметнулся в небо в том самом месте, где только что стояли люди. Заметить, куда они делись, Орест не успел. Прыгнули? Или всё-таки соскольз-нули?

Очнуться Ореста заставил холод. Он лежал на чём-то твёрдом и мокром и сам был мокрым до нитки, каждая мышца тела болела. Вдобавок он ничего не видел. Мгновенный ужас от мысли, что ослеп, но тут же понял: он лежит вниз лицом, а вокруг ночь. Заставил себя перевернуться, сел.

Течение протащило его вдоль озера до самой дамбы, прибило к камням. Падение получилось не таким уж неудачным, — умудрился ничего не сломать.

— Анжела! — закричал Орест.

С первого раза не получилось, голос сорвался. Пришлось откашляться, промочить пересохшее горло.

— Анжела! — опять закричал. — Ринат! Лейла!

Тишина. Ни крика, ни стона в ответ. Орест осторожно, — в темноте ни зги не видно, — вскарабкался по обвалу выше, туда, где сухо. Нашёл ровную плиту, высыпал на неё содержимое вещмешка. Сел поудобнее, раз уж лечь нет никакой возможности, стал ждать рассвет.

Он уверен был, что не заснёт, и не угадал. Когда проснулся, солнце освещало склоны гор по ту сторону ущелья. Тело болело гораздо меньше. Орест снова попытался звать пропавших спутников, — с тем же результатом. Оставалось идти до тех пор, пока не найдётся выход. Вопрос, в какую сторону, решался просто: путь вверх по течению реки преграждало озеро. Оставалось спуститься с осыпи-дамбы и идти вдоль реки вниз.

7Трещина во времени

В первый день Орест шёл достаточно бодро, несмотря на ушибы. Конечно, «шёл» — сильно сказано. Пробирался сквозь лабиринт валунов и каменных осыпей на дне ущелья. Благо солнце попадало сюда лишь на пару часов перед полуднем, и всегда можно было окунуться в прохладную воду. Еду, что захватил с собой, он не экономил, справедливо рассудив, что мясо протухнет раньше, чем закончится.

Ночью никак не удавалось улечься — камни давили в бока, затекала спина, от воды тянуло холодом. А когда сон пришёл, был он ещё хуже яви.

На третий день Орест добрался до ручья, стекающего в реку со стены ущелья. Узкое место закончилось, и каменная осыпь, на которой Орест устроил ночлег, показалась мягче тюфяка на лежанке. Утром он не сразу сообразил, за что зацепился взгляд: в двух шагах от его лица лежала самая обыкновенная ложка!

Потом Орест понял, что обыкновенной эту вещь называть неправильно. Приподнялся, протянул руку, взял. Ложка была отлита не из бронзы. Светло-серый металл, очень лёгкий. Хорошо знакомый, хоть Орест мог поклясться, что раньше такого изделия не видел.

Он задрал голову, посмотрел на скалу ущелья. Землетрясение захватило и эти места. Здесь тоже отвалился кусок, правда, не такой объёмный. Реку обвал не перегородил, лишь возвёл гору щебня и открыл полость внутри скалы. Не пещеру, а явно рукотворную полость.

Не раздумывая, Орест начал карабкаться. Осыпь уходила вверх достаточно круто, но на четвереньках удавалось её преодолеть. Стоило заглянуть внутрь, и последние сомнения исчезли — перед ним сооружение древних. Он слышал рассказы о развалинах и сам наверняка видел их, да забыл. То, что он обнаружил, нельзя было назвать «подземным домом». «Бункер» — всплыло в памяти подходящее слово.

Орест осторожно ступил внутрь. В бункере оказалось нескольких комнат. Обвал задел крайнюю и коридор, уходивший вглубь горы. Пострадавшее помещение служило кухней и столовой. Треть его обвалилась вслед за стеной, а уцелевшую часть завалило камнями вперемешку с искорёженными кухонными механизмами и приспособлениями. Некоторые легко узнавались, назначение прочих Орест наверняка бы определил, если бы напрягся. Но в первую очередь его заботило другое: в кухне должен быть запас провизии.

Он не ошибся: большой встроенный в стену шкаф оказался кладовой. Картонные коробки и их содержимое рассыпались в труху, а влага, проникшая после обвала, превратила труху в грязь. Но металлические банки уцелели, лишь местами покрылись ржавчиной и лишились этикеток. Из первой вскрытой дохнуло таким смрадом, что пришлось немедленно вышвырнуть её в реку, зато содержимое второй выглядело съедобным. Каша с кусочками мяса. Вкуса еда почти лишилась, но, несомненно, всё ещё оставалась питательной. Орест подобрал среди обломков ложку — близнеца той, что привлекла его внимание, — и выскреб всё до дна.

Банок в кладовой хранилось много. Но как узнать, содержимое каких съедобно, а каких нет. Орест придумал разделить банки по виду и размеру, вскрыть по одной каждой разновидности и надеяться, что остальные более или менее соответствуют.

В третьей банке оказались плотно уложенные маленькие рыбёшки, залитые маслом. Рыбёшки не воняли, но стоило ткнуть ложкой, и они расползлись в скользкую однородную массу. Пробовать её на вкус не хотелось. Содержимое четвёртой скрывал толстый слой плесени. В пятой — высоком цилиндре — хранилось растительное масло.

Орест неторопливо принялся исследовать оставшиеся помещения.

Коридор заканчивался массивной металлической дверью с закруглёнными углами. Скорее всего, за ней находилась лестница или подъёмник, по которому древние попадали в бункер. Ореста больше интересовали шесть дверей в стенах коридора, тоже металлические, но не такие массивные. На каждой из них выведена буква «К» и порядковый номер. «К-6» вела в кухню. Рядом, за дверью «К-5» находилось помещение для гигиенических надобностей. Последняя дверь в этом ряду, «К-4», вела в спальню. Жили обитатели бункера аскетично: встроенный в стену шкаф для одежды, три металлические койки, у изголовья каждой — тумбочка. На одной лежала книга. Настоящая, не блокнот. «Борис Драгов. Мир без границ» — значилось на ней.

Орест взял книгу. На задней обложке был изображён портрет человека, по всей видимости, автора, и рядом — несколько строк текста. Разобрать мелкие буквы при свете масляной лампы-плошки не получалось, и Орест отложил книгу.

В шкафу, кроме одежды, обнаружились три пары кожаных башмаков, одна — точно по размеру Ореста. Он опасался, что сшитая много лет назад обувь развалится при попытке натянуть её. Но нет, башмаки выдержали. Как и носки.

Открыть хоть одну дверь в противоположной стене коридора не удалось. То ли заперты, то ли прикипели к дверным коробкам от времени. Провозившись довольно долго, Орест решил отдохнуть и заодно просмотреть найденную книгу.

Умащиваясь на краю обвала, он думал лишь бегло пролистать находку. Но короткий текст на задней обложке заставил сердце учащённо забиться. «Борис Драгов — человек, подаривший людям Землю. Благодаря ему, она принадлежит не просто всем, а каждому в отдельности. Всего десять лет минуло с первого публичного эксперимента по телепортации, но мы уже не представляем своей жизни без этого. Остались в прошлом визы, очереди на границах, сложная транспортная логистика, мучительные поиски компромисса между приемлемым комфортом поездки и возможностями кошелька. Сегодня, чтобы попасть в любую точку мира, достаточно пожелать...»

Орест облизнул пересохшие губы, внимательнее вгляделся в портрет моложавого мужчины с доброй улыбкой. Он узнал его, хотя при их встрече Борис Драгов был лет на тридцать старше. Теперь понятно, почему Путник скрывал настоящее имя. Он искал людей, помнящих мир до катастрофы, но не хотел, чтобы те заодно вспомнили и его.

Орест осторожно открыл книгу. На первой странице под именем автора и названием кто-то написал от руки: «Этот чудак в самом деле верит, что осчастливил нас, покончил с войнами и государственными границами?! Впрочем, супруги Кюри тоже предоставили своё открытие безвозмездно на пользу человечества. Всем известно, как человечество этим подарком распорядилось. А ведь радиация — детская игрушка в сравнении с телепортом».

Судя по всему, неизвестный владелец книги настроен был весьма скептически к изобретению Драгова. Да и сам Путник подозревал, что именно скольжение, «телепортация», как её называли в книге, послужило первопричиной катастрофы, погубившей цивилизацию. Орест перевернул страницу и принялся читать.

К счастью, «Мир без границ» оказался не научным трактатом. Автор доступным для своих современников языком рассказывал, как нашёл способ реализовать идею волновой телепортации, о возникавших преградах и неожиданных озарениях. Орест так увлёкся чтением, что остановился, лишь когда перестал различать чёрные буквы на белых листах, — солнце скрылось за горным хребтом.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Чипам готовят смену уклада Чипам готовят смену уклада

Скачок в развитии полупроводниковой индустрии связывают с ростом конкуренции

Эксперт
Летотерапия Летотерапия

Простые летние тренинги, которые помогут достичь гармонии с собой

Лиза
Дин Итэн: «Жизни обычных людей во всем мире похожи друг на друга» Дин Итэн: «Жизни обычных людей во всем мире похожи друг на друга»

Премьера спектакля китайского режиссера Дин Итэна «Я не убивала своего мужа»

Монокль
На солнечной стороне На солнечной стороне

Летний бакет-лист, чтобы не обгореть и не по(фото)стареть

Собака.ru
Вся надежда на русскую пчелу Вся надежда на русскую пчелу

Роспотребнадзор запретил ввоз пчел из Узбекистана, Казахстана и Киргизии

Наука
83% компаний могут пропустить кибератаку из-за недостатков мониторинга инфраструктуры 83% компаний могут пропустить кибератаку из-за недостатков мониторинга инфраструктуры

83% организаций в ходе мониторинга кибербезопасности сталкиваются с проблемами

Forbes
Яичница-глaзунья Яичница-глaзунья

Самое простое и самое великое, что можно представить в кулинарии, – это яйцо

КАНТРИ Русская азбука
Я всегда с собой беру... Я всегда с собой беру...

Несколько простых, но неочевидных средств, которые выручат в экстренной ситуации

Новый очаг
Мечта сталкера Мечта сталкера

За кораблями, крабами и суровой природой Кольского

2Xplore
Поехали на машине? Поехали на машине?

«Для меня путешествия на машине — это свобода»

Новый очаг
«Брянский сад» заложит яблоки на хранение «Брянский сад» заложит яблоки на хранение

«Брянский сад» запустил первую очередь современного хранилища на 5 тыс. т

Агроинвестор
Холодец Холодец

Легкость приготовления и удобство транспортировки холодца любили еще наши предки

КАНТРИ Русская азбука
Почему греются тормозные диски и чем это может грозить: разбор Почему греются тормозные диски и чем это может грозить: разбор

Все про перегрев дисков: почему это происходит и как избежать

РБК
Только без паники Только без паники

Пять причин повышенной тревожности

Лиза
«Посреди моря всяческой несвободы» «Посреди моря всяческой несвободы»

Как Андрей Синявский перечитал русских классиков, чтобы найти путь на волю

Weekend
Заготовка кормов как бизнес Заготовка кормов как бизнес

Спрос на сено искусственной сушки ежегодно растет на 6–10% в год

Агроинвестор
«Мы вместе навсегда»: что такое фьючефейкинг — новый вид манипуляции «Мы вместе навсегда»: что такое фьючефейкинг — новый вид манипуляции

8 признаков того, что партнер фальсифицирует ваше общее будущее

Psychologies
«Конверт при вскрытии порван» «Конверт при вскрытии порван»

Как старый партийный деятель пытался шутить с Ежовым о работе НКВД

Дилетант
Первый премьер императорской России Первый премьер императорской России

Железнодорожник, путеец, лидер и главный «мотор» команды Александра III

Знание – сила
«Бракосочетание Наполеона I и Марии-Луизы» «Бракосочетание Наполеона I и Марии-Луизы»

Мария-Луиза до последнего надеялась, что брак с Наполеоном не состоится

Дилетант
Замужем за неизвестным Замужем за неизвестным

История одного брака, который превратился в сущий ад

P.I.C. Partner In Crime
Фильмы, которые совершили революцию в кино и вышли уже при нашей жизни Фильмы, которые совершили революцию в кино и вышли уже при нашей жизни

Фильмы, которые перевернули киноиндустрию

Maxim
Ароматные звёздочки в саду Ароматные звёздочки в саду

Эти удивительные цветы-звёзды можно вырастить в саду в средней полосе России

Наука и жизнь
С первой женой Вицин разошелся, но не расстался, даже женившись на другой С первой женой Вицин разошелся, но не расстался, даже женившись на другой

Вицин старался заразить своими открытиями коллег, но они его не понимали

Коллекция. Караван историй
Балтика на волне Балтика на волне

Судоверфи Балтийской акватории помогут преодолеть дефицит грузового флота

Монокль
Эчпочмак Эчпочмак

Иногда визитная карточка может быть и треугольной!

КАНТРИ Русская азбука
К границе ключ К границе ключ

Задача: спланировать поездку в другую страну и не разориться

VOICE
Возрождая Третий Рим Возрождая Третий Рим

Основатель архитектурного бюро о будущем сталинского ампира

RR Люкс.Личности.Бизнес.
Нобелевские премии по физике в контексте истории Нобелевские премии по физике в контексте истории

Почему Нобелевскую премию Эйнштейну дали так поздно?

Наука и жизнь
Всё ради искусства Всё ради искусства

Связь этой яхты с миром искусства не ограничивается одним лишь именем

Y Magazine
Открыть в приложении