Израильская писательница №1 об антисемитизме, косых взглядах и любви к детям

ForbesРепортаж

«Мир стал более жесток к женщинам». Главная писательница Израиля о том, почему быть хорошей матерью уже недостаточно

Израильская писательница №1 Орли Кастель‑Блюм рассказала Forbes Woman об антисемитизме, косых взглядах и любви к детям

Наталья Ломыкина

Орли Кастель‑Блюм (Фото Reli Avrahami)

Орли Кастель‑Блюм — влиятельный женский голос в современной литературе Израиля. Ее роман 1992 года «Город Долли» об одержимой материнской заботой женщине-враче, которая подозревает у приемного сына все болезни сразу и ставит на нем медицинские эксперименты, включен ЮНЕСКО в список всемирного культурного наследия. Кастель-Блюм неоднократно получала премию премьер-министра Израиля и другие призы за свою короткую прозу, а в 2015 году стала лауреатом главной литературной награды Израиля — премии Сапира — за «Египетский роман». Орли Кастель-Блюм прилетела в Москву представить русское издание романа и поговорила с литературным обозревателем Forbes Woman Натальей Ломыкиной о возможностях женщины в литературе и в жизни, об образе еврейской матери, писательской бедности и антисемитизме.

Каково вам быть писательницей номер один в Израиле? Что это меняет в вашей жизни?

Я хорошо себя чувствую в этой роли, но так было не всегда. Израиль такая мачистская страна, связанная с войной, армией, генералами. Я, например, научилась печатать, когда служила в армии в пустыне. Я пишу уже 30 лет, но до сих пор немного страдаю от некоторых атавизмов этой мачистской культуры. Сейчас это уже не так чувствуются, и, надо сказать, в Израиле довольно много женщин-писателей.

Роман «Город Долли» внесен в список всемирного культурного наследия ЮНЕСКО. Это несколько удивляет, ведь получается, есть необходимость охранять роман. Как вам объяснили, почему книга получила такой статус?

Я тоже удивилась, когда узнала об этом. Я заметила, что статус наследия ЮНЕСКО действительно производит сильное впечатление на людей. Самое удивительное, что это произошло именно с книгой «Город Долли». Потому что это очень проблемный роман о том болоте, в котором Израиль сейчас находится.

Очевидно, что под городом Долли — «самым безумным городом в мире», осажденным «арабофобией» изнутри и французскими воздушными налетами извне, — вы подразумеваете Израиль. Возможно, ЮНЕСКО защищает роман как раз от правительства, чтобы книгу не затолкали под ковер цензуры?

Может и так. Не думаю, что сегодня «Город Долли» мог бы выйти. Роман был издан примерно за четыре-пять лет до убийства Ицхака Рабина (дважды премьер-министр Израиля, лауреат Нобелевской премии мира, убит 4 ноября 1995 года — прим. Forbes Woman). C тех пор сильно изменилось правление и до сих пор все не так, как было до Рабина, и сегодня вряд ли кто-то бы издал книгу, в которой мать вырезает на шее у ребенка карту Израиля.

«Это невероятно сложно: быть и женой мужу, и матерью детям, и писательницей. Я решила отделаться от «жены мужа» и заниматься тем, что для меня действительно важно»

В мире есть стереотип еврейской матери, опекающей, очень любящей. Вы доводите материнство в романе до гротеска, опасного, безумного. Как отреагировали женщины на этот роман?

Это было просто ужасно. Моя мама тогда, в девяностые, работала в банке, и к ней подходили коллеги и спрашивали: «Что у вас вообще дома происходило? В какой семье она выросла?». Мама очень стеснялась и говорила: «Что ты такое написала? Какой позор!». Я родила свою первую дочь сразу после того, как умер мой отец. Он умер, когда я была на седьмом месяце беременности. Я была анорексичкой с большим животом (у меня с 10 лет была анорексия, сейчас уже нет). Дочка родилась слабенькой. В три месяца она чуть не умерла: я сделала ей кашу, ее вырвало, и она это вдохнула. У меня не было телефона, муж забрал машину. И я бежала в отчаянии по улице, держа на груди ребенка, пыталась остановить машины: возьмите меня, пожалуйста, отвезите скорее в больницу. Кто-то остановился, нас отвезли, ей засунули трубки в горло и спасли, но я с тех пор немного не в себе. А она всегда болела, и каждый раз мне говорили: «Ничего страшного!». Но когда отец болел, ему тоже говорили: «Ничего страшного».

Это был тяжелейший период — 3 года ужасных трагедий, которые невозможно представить. И я так боялась, что не верила врачам: ходила к одному, к другому, и никому не верила. Мне было очень плохо, и я пошла к психиатру, которого просто нашла в телефонной книге. Это была большая ошибка. Он спросил «Чем ты занимаешься?». Я сказала, что у меня очень много фобий и что я писательница. Он не поверил, что я писательница, решил, что я придумываю, и дал мне таблетки от шизофрении. Чтобы у меня не было этого психоза и чтобы я больше не воображала, что могу писать. Полтора года я принимала таблетки, и просто лежала в кровати без сил. Пока не пришла моя мама и практически насильно не отвела меня к другому врачу, и через две недели все прошло. Можно считать, что «Город Долли» появился благодаря этому сумасшедшему психиатру, в том числе.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Интроверты​​​​ Интроверты​​​​

Как использовать особенности своего характера

kiozk originals
Река Енисей, Россия Река Енисей, Россия

6300 км на восток от Барселоны, чтобы попасть в ошеломительный ледовый край

Maxim
10 самых умных пород собак 10 самых умных пород собак

Некоторые породы собак традиционно считаются умнее других

Популярная механика
«Случались моменты насилия»: Ульяна Сергеенко о своих несчастливых браках «Случались моменты насилия»: Ульяна Сергеенко о своих несчастливых браках

Ульяна Сергеенко впервые откровенно рассказала о личной жизни

Cosmopolitan
Смертельная лирика: 6 проклятых песен, которые на самом деле убивают Смертельная лирика: 6 проклятых песен, которые на самом деле убивают

Есть песни «с плохой репутацией» — о них-то мы сейчас и поговорим

Cosmopolitan
Инженер из США собрала дисковый смартфон, чтобы её ничего не отвлекало (фото и процесс сборки) Инженер из США собрала дисковый смартфон, чтобы её ничего не отвлекало (фото и процесс сборки)

«Миллениалы изобрели», но пользы от него больше, чем кажется

Maxim
Сколько стоит человек: от волос до почек и скелета Сколько стоит человек: от волос до почек и скелета

Cчитаем, сколько стоит Homo sapiens, 1 штука

Популярная механика
«Я уже не тот, что прежде»: можем ли мы менять свой характер «Я уже не тот, что прежде»: можем ли мы менять свой характер

Изменить некоторые черты характера можно, а иногда даже нужно

Psychologies
Время женщин Время женщин

Мировой капитал, сосредоточенный в руках женщин, превысит мужской капитал

Robb Report
На Аляске обнаружили новый вид предшественников динозавров На Аляске обнаружили новый вид предшественников динозавров

Это вид талаттозавров – животные, которые вымерли около 200 миллионов лет назад

National Geographic
Купить лодку, ботинки и петь про весну: 13 неожиданных способов сделать свою жизнь намного приятнее Купить лодку, ботинки и петь про весну: 13 неожиданных способов сделать свою жизнь намного приятнее

Как сделать свою жизнь в 2020 году приятнее и даже нежнее

Forbes
«Искусство причинять себе зло»: как избавиться от ревности «Искусство причинять себе зло»: как избавиться от ревности

Ревность разрушает даже самые искренние чувства, и избавиться от нее непросто

Psychologies
Диетические хлебцы для похудения: польза и вред Диетические хлебцы для похудения: польза и вред

Хлеб и диета — несовместимые понятия?

Cosmopolitan
Eсть сигнал! Eсть сигнал!

Некоторые безобидные симптомы могут указывать на развитие серьезных заболеваний

Лиза
Венеция без маски Венеция без маски

10 секретных достопримечательностей города на воде

National Geographic
Касторовое масло для волос — SOS-инструкция Касторовое масло для волос — SOS-инструкция

Касторовое масло — один из самых популярных ингредиентов для домашних масок

Cosmopolitan
Синие волосы – оттенки, краски и тоники для волос Синие волосы – оттенки, краски и тоники для волос

Мода на яркие оттенки вызвала всплеск популярности ярких красок для волос

Cosmopolitan
Попугай-Дракула: кто он? Попугай-Дракула: кто он?

Устрашающая расцветка дала попугаю соответствующее прозвище

National Geographic
10 классических фильмов, которые на самом деле ремейки 10 классических фильмов, которые на самом деле ремейки

Прежде чем кричать, что ремейки — это свинство, сделай паузу и задумайся

Maxim
Одна вокруг света. Как проехать через самый опасный перевал в Ливане Одна вокруг света. Как проехать через самый опасный перевал в Ливане

60-я серия о кругосветном путешествии москвички Ирины Сидоренко и ее собаки

Forbes
Успокоительное прошлое: почему нас никак не отпустит ностальгия? Успокоительное прошлое: почему нас никак не отпустит ностальгия?

Почему в 2010-е общество пережило XX век и что заставляет нас возвращаться

РБК
9 условий, которые нужно соблюдать, чтобы не раздражать своего кота 9 условий, которые нужно соблюдать, чтобы не раздражать своего кота

Что нужно делать, чтобы жизнь твоего кота была счастливой?

Maxim
Анфиса Черных: «Люди перестали совершать безумные поступки» Анфиса Черных: «Люди перестали совершать безумные поступки»

Анфиса Черных - о женской дружбе, идеальных свиданиях и, конечно, о любви

Grazia
Испортить, чтобы улучшить: для чего автомобилю спойлер Испортить, чтобы улучшить: для чего автомобилю спойлер

Не все автомобилисты знают, для чего на самом деле нужен спойлер

Популярная механика
Быть начеку: краткий гид по оружию самообороны Быть начеку: краткий гид по оружию самообороны

Есть два типа людей: одни с пистолетом, другие копают

Популярная механика
17 главных заграничных песен о России 17 главных заграничных песен о России

Все самые знаменитые песни о России, придуманные иностранными артистами

Maxim
Стиральная машина активаторного типа: чем она лучше автомата? Стиральная машина активаторного типа: чем она лучше автомата?

Чем активаторные стиралки действительно лучше современных автоматических машин.

CHIP
«Денег никому не хватает». Исполнитель главной роли в фильме «Калашников» о борьбе и наградах «Денег никому не хватает». Исполнитель главной роли в фильме «Калашников» о борьбе и наградах

В прокат вышел фильм Константина Буслова «Калашников» с Юрием Борисовым

Forbes
«Замурчательная» музыка: нужна ли котам аудиотерапия? «Замурчательная» музыка: нужна ли котам аудиотерапия?

Попробуйте аудиотерапию на своем коте

National Geographic
Иван Сорокин: Три вируса, которые убивают личность уже несколько тысяч лет, или Как воспитать лидера Иван Сорокин: Три вируса, которые убивают личность уже несколько тысяч лет, или Как воспитать лидера

Как поставить правильную цель в воспитании ребенка

СНОБ
Открыть в приложении