История Юлии Началовой, рассказанная ее отцом

Коллекция. Караван историйЗнаменитости

Виктор Началов. Колыбельная для дочки

С моими мамой и сестрой поехали смотреть на дочку. На улице мороз, в отделение не пускают, и Тая в окно четвертого этажа показывает нам маленький сверточек с ребенком. Не видно, конечно, ничего, но новоиспеченная бабушка, моя мама, говорит: «Красавица-то какая! Распроединое дите!» Единственная внучка, значит.

Автор: Павел Соседов, Светлана Корелова

Я родился в семье не музыкантов, но — музыкальной! Мама Анна Григорьевна была редкой рассказчицей с замечательным певческим голосом. Для меня и старшей сестры Антонины она постоянно сочиняла колыбельные сказки — фантазия ее никогда не иссякала, импровизировать могла бесконечно. Мама устраивала дворовые концерты, собирая на наши представления всех соседских бабушек. Сама пела высоким чистым голосом и меня с сестрой на табуреточку ставила...

Много лет спустя в мамин «оборот» попала и маленькая Юля — так что первый сценический опыт дочери от бабушки. Мать занималась домашним хозяйством, а отец, Василий Егорович, до пенсии проработал на комбайне. За свою ударную работу имел орден Трудового Красного Знамени, многочисленные грамоты и даже наградные золотые часы, которые получил в 1973 году. При этом папа был музыкантом-самородком — виртуозно играл на гармони, которую целиком сделал своими руками. Сегодня это невозможно себе представить, а папа даже кнопки для своей гармони вырезал из донышек крышек от одеколона и до преклонных лет потрясающе играл — хотя никогда музыке не обучался.

Отец очень хотел, чтобы и я выучился играть на гармони. Однако я, несмотря на выраженные музыкальность и слух, до четырех лет к инструменту интереса не проявлял. Но когда мне не было и пяти, произошел случай, который я сам помнить не мог — мне об этом рассказывал папа.

В то время отец обучал игре на гармони соседского мальчика. Правда учение парнишке давалось тяжело. Однажды после занятия, когда сосед ушел, я подошел к отцу и сказал: «Папа, а чего ж он так это играет?! Ты же ему совсем по-другому показывал». После чего взял в руки гармонь и в точности повторил всю партию, заданную отцом. От услышанного и увиденного папа дар речи потерял, и вскоре у меня появился свой собственный инструмент. Папа смастерил гармонь и для меня! А я сразу стал самостоятельно на ней играть. Музыкальной школы в нашем селе не было, но я любую услышанную музыку легко подбирал на слух. Практикую это и сегодня.

В домашней студии, на фоне Юлиных наград и альбомов

Село наше называется Хреновóе. Находится оно в Бобровском районе Воронежской области. По преданию, название возникло еще во времена царя Гороха — этот самый «царь Горох», проезжая мимо поселения, вокруг которого раскинулись заросли дикого хрена, изрек: «Какое место хреновое». С тех пор село так и именуют. Кроме хрена наши места славились своими многовековыми дубами и корабельными соснами — именно из нашего леса был построен Петровский флот! Лучшей древесины для своего детища — флота Петр Первый во всей России не нашел.

Село знаменито и своим конезаводом, основанным фаворитом Екатерины II графом Орловым. Именно здесь вывели известную на весь мир породу орловский рысак. Во времена моего детства Хреновое было огромным селом, и пусть музыкальной школы в нем не было, зато была и есть крупнейшая в стране лесная школа. Ее основатель Георгий Федорович Морозов создал здесь первое в мире учение о лесе. Школа носит статус техникума, и я пришел туда учиться после девятого класса.

В общеобразовательной школе мои способности к музыке ценили. У нас не было музыкального руководителя, и я в качестве аккомпаниатора обслуживал все классы на школьных вечерах, подбирая на баяне популярные мелодии. Кроме того, у меня был неплохой чистый мальчишеский голос, поэтому я и с сольными вокальными номерами выступал в самодеятельных концертах. Помимо музыки, как и все мальчишки, играл в футбол, зимой — в хоккей. А вот сестра моя Тоня уже в начальной школе увлеклась русским языком и литературой, говорила всем, что станет учителем, и первым своим учеником выбрала меня, потому что я был младше на пять лет. Настойчиво пыталась обучить меня грамоте и беспощадно ставила мне, дошкольнику, двойки. Я горько плакал.

В техникуме продолжил заниматься музыкой. В конце первого курса нас отправили в Москву на конкурс самодеятельных коллективов лесного хозяйства страны, на котором я как солист занял первое место. В качестве награды мне вручили транзисторный приемник — большую ценность по тем временам, и фантастическую папку из настоящей крокодиловой кожи — больше такой качественной вещи я в жизни никогда и нигде не встречал.

После техникума меня призвали в армию во Франкфурт-на-Одере. Уже в ГДР состоялось прослушивание новобранцев в ансамбль Группы Советских войск в Германии, и меня отобрали. Но руководство моей части пошло на хитрость — на подлог: чтобы не отпустить в ансамбль, меня записали под другой фамилией и оставили поднимать собственную самодеятельность. Как потом выяснилось, меня еще долго разыскивал руководитель ансамбля. Когда же нашел, меня опять не отпустили, потому что самодеятельный коллектив, в котором я пел и играл на гитаре, очень нравился руководству нашей части.

Домой в Воронеж вернулся спустя два года, одетый с иголочки и «упакованный» импортными вещами — всем родным привез «фирмý». Мы, дембели, возвращались с пересадкой в Волгограде. Когда зашли в привокзальный буфет, лица наши скисли, как и квашеная капуста на раздаче. Ассортимент блюд дополняли макароны, килька, суп дня и грушевый лимонад, а мы-то уже привыкли, что в буфете нашей части в ГДР одного лимонада было девять видов. Но разве дело в лимонаде и кильке? Мы землю под ногами готовы были целовать — так соскучились по Родине.

После армии решил получить высшее образование и поступил, конечно, в Лесотехнический институт города Воронежа. При институте существовал, хоть и самодеятельный, но мощный и популярный Народный ансамбль «Весна». В него входили танцевальный и эстрадный коллективы. А концертный зал нашего института котировался наравне с залом городской филармонии — у нас нередко выступали гастролеры из Москвы.

У нас с дочерью была общая страсть — музыка

Когда-то «близость» известных артистов привела в этот же институт и мою будущую жену Таисию Мацко. Лестех окончил ее отец Николай Иванович. Дома на Кубани он рассказывал дочери, что видел на вузовской сцене саму Майю Кристалинскую! И Тая, которая прекрасно пела, отправилась в Воронеж, поступила в наш институт и стала солисткой ВИА «Весна». Таина деятельность в этом коллективе продолжалась одиннадцать лет. Только за время учебы по путевкам ВЦСПС и ЦК комсомола она с ансамблем побывала в Сибири, на БАМе, выезжала за рубеж для участия в международных фестивалях. Вот так в стране была развита самодеятельность!

Ну а потом, поступив в Лестех, в «Весну» пришел и я. Тая тогда уже работала на одной из кафедр нашего института. Мы жили в соседних общежитиях и после поздних репетиций ансамбля вместе возвращались домой. Выходные и праздники тоже проводили вместе, правда всем коллективом. Так постепенно и сблизились. Нам было очень интересно друг с другом, мы занимались одним делом, поэтому радости, успехи и печали были общими. В итоге решили пожениться. Познакомились мы в 1978 году, а в день открытия Олимпиады девятнадцатого июля 1980-го расписались. В моем родном селе Хреновом закатили веселую широкую свадьбу!

Для этого случая мой отец специально сколотил танцплощадку, на которой пели и плясали участники нашего коллектива. К ним присоединялись и деревенские. Конечно, приехали и Таины родственники — всего гостей было человек сто двадцать. Справить достойную свадьбу помогли наши родители: особых заработков у меня тогда еще не было, ведь я был студентом.

В 1982 году «Весну» пригласили на Всероссийский конкурс исполнителей советской песни «Сочи-82». В соревновании участвовали только профессиональные коллективы, но для нас сделали исключение. В жюри были Иосиф Кобзон, композиторы Павел Аедоницкий, Мурад Кажлаев, Александра Пахмутова и другие. Песню последней мы как раз и подготовили для конкурса, я сделал оригинальную аранжировку. Борьба за призовые места была очень серьезной и жесткой. Победителем конкурса стала Ирина Отиева — солистка оркестра Олега Лундстрема. На этом фестивале ее имя впервые прогремело.

В 1982 году меня и Таисию в составе ВИА «Весна» пригласили на Всероссийский конкурс исполнителей советской песни «Сочи-82»

Мы призового места не заняли, но зато нас после конкурса пригласили выступить на творческом вечере Александры Пахмутовой в Воронеже. Я исполнил песню «Как молоды мы были». Александра Николаевна и Николай Николаевич Добронравов остались очень довольны. После концерта наговорили мне добрых слов: «Мы думали, что так хорошо эту песню может петь только Саша Градский. Оказывается, не он один!»

В Воронежскую филармонию меня активно зазывали на работу со второго курса института — и вот почему: в Германии я качественно зарядился современной музыкой, изучил все доступные альбомы: Beatles, Deep Purple, Led Zeppelin, Pink Floyd. Еще у нас в части был телемастер, который нам, советским солдатам, настроил программы ФРГ — ведь в ГДР они были под запретом. Я как музыкант, увидев воочию все эти знаменитые зарубежные коллективы, сделал для себя один важный вывод: не боги горшки обжигают — чтобы достичь высокого мастерства, надо просто много времени проводить за инструментом и много учиться. По возвращении домой стал заниматься музыкой с удвоенной силой.

Вдохновленный качественными образцами, услышанными в Германии, для нашего коллектива «Весна» я сочинил настоящую рок-оперу. В то время этот жанр был очень популярен. Главный администратор Воронежского театра оперы и балета Роберт Крайнович заказал режиссеру нашего же ТЮЗа Анатолию Абдулаеву либретто, а мне — музыку. И я написал. Не зная нот — написал! Придумал музыкальное произведение продолжительностью в пятьдесят минут и выучил его наизусть. Спектакль наш мы назвали «Детям о взрослых, взрослым о детях».

Руководство оперного театра отнеслось к нашей затее недостаточно серьезно, поэтому объявили премьеру за несколько дней до даты, отменив какой-то балетный спектакль, который плохо продавался. Аншлага ничто не предвещало, но слух о чем-то необычном, готовящемся на академической сцене, мгновенно разлетелся по городу. В итоге на наш спектакль в считаные дни был продан весь зал. Кроме того, ни одного билета, купленного на отмененный балет, не было сдано в кассу. Получилось, что продали полтора зала.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Карина Андоленко. В потоке Карина Андоленко. В потоке

Карина Андоленко не боится залезть в кроличью нору и узнать что-то новое

Коллекция. Караван историй
Мальчики могут играть в куклы, а девочки — в машинки: как объяснить это бабушке? Мальчики могут играть в куклы, а девочки — в машинки: как объяснить это бабушке?

Как объяснить старшему поколению, что детские игры не делятся по полу?

Psychologies
Олеся Рудакова. Мама Олеся Рудакова. Мама

Дочь Нины Руслановой: «Мама не могла ни говорить, ни писать, но мы не сдавались»

Коллекция. Караван историй
Четвертая фаза феминизма: как гендерная повестка меняет киновселенную Marvel Четвертая фаза феминизма: как гендерная повестка меняет киновселенную Marvel

Почему фильм про женщину-супергероя — больше, чем просто следование трендам

Forbes
Я – Янковский Я – Янковский

Ивану Янковскому уже пророчат место главного артиста страны

Esquire
Злые языки: дневники иностранцев, изучающих русский язык Злые языки: дневники иностранцев, изучающих русский язык

Интернет-дневники иностранцев, мучающихся с русским языком

Esquire
«Разжимая кулаки»: драма об осетинской девушке, которой не позволяют взрослеть «Разжимая кулаки»: драма об осетинской девушке, которой не позволяют взрослеть

«Разжимая кулаки» — история о девушке в беспросветном осетинском городке

GQ
Жара, смерчи и наука о климате Жара, смерчи и наука о климате

Глобальное потепление престало быть научной проблемой

Эксперт
Кавказ подо мною Кавказ подо мною

Чем могут удивить 5 южных регионов нашей страны

Добрые советы
«Крупская» русского коллаборационизма «Крупская» русского коллаборационизма

Дело Анны Колокольцевой-Воскобойник

Дилетант
Краткая история кинематографа: от братьев Люмьер до Netflix Краткая история кинематографа: от братьев Люмьер до Netflix

Разбираемся, как родилась и развивалась индустрия кино

GQ
Мне плохо от жары: что делать, чтобы отдых не превратился в катастрофу Мне плохо от жары: что делать, чтобы отдых не превратился в катастрофу

Отдых в жаркую погоду требует соблюдения ряда правил

Cosmopolitan
Хочется только воды и фруктов! Почему в жару опасно мало есть Хочется только воды и фруктов! Почему в жару опасно мало есть

Как летнее «голодание» может нанести организму серьезный ущерб

Cosmopolitan
Попасть в сети Попасть в сети

Пять способов потерять деньги, продавая вещи в Интернете

Лиза
Не покупает рекламу, не продаёт акции, не повышает цены: как производитель соуса Huy Fong занял 10% рынка США Не покупает рекламу, не продаёт акции, не повышает цены: как производитель соуса Huy Fong занял 10% рынка США

Основатель Huy Fong Дэвид Тран достиг выручки в $150 млн без торговой марки

VC.RU
Боат-шеринг. Михаил Высоковский — о том, как в Москве развивают аренду катеров Боат-шеринг. Михаил Высоковский — о том, как в Москве развивают аренду катеров

В Москве открылся первый в России клуб совместного использования катеров

СНОБ
Не бросить на полпути: простые лайфхаки, которые усилят мотивацию Не бросить на полпути: простые лайфхаки, которые усилят мотивацию

Лайфхаки, которые помогут завершить любой проект

Популярная механика
Как воображение помогает и мешает бороться с отчаянием. Отрывок из книги Фрэнка Фаранда «Парадокс страха» Как воображение помогает и мешает бороться с отчаянием. Отрывок из книги Фрэнка Фаранда «Парадокс страха»

Отрывок из книги «Парадокс страха» — о самой мощной способности человека

СНОБ
Путеводитель налево. Как сохранить жену, любовницу, нервы и муки совести Путеводитель налево. Как сохранить жену, любовницу, нервы и муки совести

Как заниматься сексом с разнообразными женщинами на глазах у жены

Maxim
5 неявных признаков психических расстройств 5 неявных признаков психических расстройств

Первые признаки психического нездоровья

Psychologies
Бочка, штопор, ранверсман: 8 самых сложных фигур высшего пилотажа Бочка, штопор, ранверсман: 8 самых сложных фигур высшего пилотажа

Самые сложные и завораживающие фигуры высшего пилотажа

Вокруг света
5 мифов о женском оргазме 5 мифов о женском оргазме

Давайте разберемся, что правда, а что вымысел о женском оргазме

Psychologies
Вон из спальни, или Современный остракизм: почему власть решила, что страна — это ее кровать Вон из спальни, или Современный остракизм: почему власть решила, что страна — это ее кровать

Сегодня власть относится к стране, будто к личной спальне

СНОБ
Жители ранненеолитического поселения Ракушечный Яр заготовили впрок мясо и икру осетровых Жители ранненеолитического поселения Ракушечный Яр заготовили впрок мясо и икру осетровых

Археологи проанализировали керамику, изготовленную в VI тысячелетии до н.э

N+1
От «рыженькой» из От «рыженькой» из

Свою карьеру звезды "первого эшелона" Анна Седокова начала в 2002 году

Cosmopolitan
10 фактов о раке молочной железы, которые должна знать каждая женщина 10 фактов о раке молочной железы, которые должна знать каждая женщина

О важности диагностирования и нетипичных симптомах рака груди

Cosmopolitan
Найти и обезвредить: как отыскать мошенника внутри компании Найти и обезвредить: как отыскать мошенника внутри компании

Как выявить подозрительные связи или конфликт интересов у сотрудников?

Forbes
6 причин, по которым мужчины уходят из семьи 6 причин, по которым мужчины уходят из семьи

По каким причинам мужчины разрушают свои браки чаще всего?

Psychologies
«Обещала ухаживать за больной бабушкой, но больше так жить не могу» «Обещала ухаживать за больной бабушкой, но больше так жить не могу»

Старение — естественный этап нашей жизни и важный опыт для семьи

Psychologies
10 мужских правил от главного редактора MAXIM 10 мужских правил от главного редактора MAXIM

Грех скрывать эти мужские правила от общественности!

Maxim
Открыть в приложении