Евгений Кочергин: Я никогда не был от себя без ума, наоборот, относился критично

Караван историйРепортаж

Евгений Кочергин. Свидетель времени

Разносили слухи, какой я нехороший и "всюду лезу". Валентине Михайловне Леонтьевой про меня наплели. Она даже сказала общей знакомой: "Если будешь с ним дружить, я тебя возненавижу".

Беседовала Виктория Катаева

Евгений Александрович, не так давно вы отметили семидесятипятилетний юбилей. Отпраздновали широко?

— Дата пришлась на вторую волну пандемии — большими компаниями, как вы помните, предписывали не собираться. Так что встретились малой, на даче: мы с супругой Ниной, моя дочь Наташа от первого брака с мужем и сыном, соседка и моя бывшая коллега Алла Данько. По телевизору обо мне показали несколько хвалебных сюжетов, даже стало неловко... Заметил:

— Приятно, но, по-моему, переоценили.

Посмеялись, Данько одернула:

— Все правильно говорят, сиди и слушай!

А если всерьез — боюсь показаться нескромным, но иногда пересматриваю записи программ, которые вел, и знаете, нравится. Мне удавалась классическая манера чтения — выразительная, логичная. У нынешних ведущих, к сожалению, речь порой смазанная, некоторые от самих себя пребывают в нескрываемом восторге, буквально упиваются чувством собственной важности на экране. Я никогда не был от себя без ума, наоборот, относился критично.

Не сразу все получалось, но я старался. Художественный руководитель отдела дикторов Центрального телевидения СССР и мой непосредственный начальник Игорь Леонидович Кириллов замечал на редакционных планерках: «Единственный у нас, кто учитывает все мои пожелания, это Кочергин. Остальные принимаются почему-то скандалить и спорить, считают, будто придираюсь».

Я действительно никогда не расценивал замечания как придирки. Убежден: Кириллов критиковал уж точно не затем чтобы обидеть, а из добрых побуждений. Значит, видел во мне потенциал.

— Вы родились в Сталинграде в простой семье. Путь покорения Москвы оказался довольно извилист: через Томск и даже Якутию.

— Семья и вправду простая. Отец воевал, вернулся израненным и в 1952 году умер. Мама работала фельдшером. Ей тяжело пришлось: осталась одна с ребенком. Некоторые любят живописать «ужасы социализма», будто в беспросветной нищете все тогда жили... А я помню другое. Во-первых, детям, потерявшим отца или мать (таких ребят было немало среди моих сверстников, все-таки недавно отгремела война), выплачивали пенсии. Мне, например, триста пятьдесят рублей — вполне нормальная сумма по тем временам. Мама устроилась на полторы ставки: не хватало квалифицированных специалистов ее профиля. Я ни голодным не ходил, ни разутым-раздетым. Даже велосипед купили. Похуже остальных, пожалуй, жили многодетные. Но и им помогали — от школы покупали и обувь, и продукты. Преподавали замечательные педагоги, формировали из нас личностей, учили стремиться к высокой цели — вырасти полезными обществу. То, что я огромное количество книг прочитал, весь мой багаж знаний и интеллектуальный запас — во многом их заслуга. Почти все мои одноклассники получили высшее образование. Девочки стали врачами, учителями, парни — инженерами. Я поначалу поступил в томский институт на факультет радиоэлектроники. Правда недоучился — таежная романтика поманила. С друзьями махнули аж на другой конец страны — в Мирный, участвовать в комсомольских стройках. Ну а как же там без нас? Молодежь в ту пору была очень активной.

Друг Слава устроился на местный комбинат стройматериалов в керамзитный цех. А я — помощником геолога. Занимались разведкой алмазных месторождений. Звучит громко, а на самом деле сплошная рутина — рабочие копали шурфы, доставали оттуда керны — образцы грунта, мы их анализировали. Потом переходили на другую точку, так по тайге и двигались.

Сейчас удивляюсь, каким же я был бесстрашным в двадцать лет. Помню, геолог уехал в город в лабораторию — я преспокойно остался один в вагончике посреди тайги с запасом продуктов и мелкокалиберным ружьем. Вокруг вековые сосны, ели, кедры, ветер шумит. Зима, медведи в спячке, но иногда просыпались. Если шатун набрел бы на мой вагончик — смерть неминуемая, были случаи, когда мишки задирали в тайге геологов. Что угодно могло произойти. Слава богу, обошлось.

Геолог вернулся — я уехал. Через несколько дней возвращаюсь. Он открывает дверь, такой радостный, счастливый! По сей день не могу забыть его полный ожидания взгляд. Лишь спустя годы понял, какой я был дурак. Геолог ждал, что привезу бутылку! Насиделся один в тайге. Сели бы, выпили. Но я, идиот, не догадался... Есть случаи в жизни, которые вспоминаешь с чувством неловкости, этот один из таких.

Набродившись по тайге, вернулся в город к людям. Устроился на стройку инженером-диспетчером.

В Мирном успел жениться. Жена работала учительницей. Родилась дочь. Но ранние браки недолговечны — не хватает терпения, мудрости, распался и наш...

Однажды узнал, что открывается студия телевидения. Город богатый, хотя и небольшой — несколько десятков тысяч человек, но с алмазными месторождениями вокруг, мог себе позволить такое удовольствие, как телестудия.

Пойти на конкурс дикторов уговорили друзья: данные хорошие, сходи. И меня взяли — судьба, наверное. Сначала на полставки, потом перевели на полную. Работал много, освоил все жанры, кроме детского. Думаю, и с ним бы справился — умею найти с ребятней контакт.

— Как же оказались в Москве?

— Направили в Институт повышения квалификации для работников радио и телевидения. Но и до этого бывал в Москве неоднократно. Молва в те годы живописала столицу как лучшее место на земле: с высокими красивыми зданиями, театрами, парками-скверами. Город-мечта! Конечно, к мечте хотелось стремиться. Однако всерьез и помыслить не мог, что когда-то буду тут жить и работать. Но, думаю, раз уж выпало сюда попасть, схожу-ка на Центральное телевидение, попытаю счастья. Чувствовал, что студию в Мирном уже перерос.

Без особых трудностей (не с улицы все же) попал на прием к Игорю Кириллову, руководившему, как уже упоминал, отделом дикторов. «Предложился», так сказать, в качестве диктора. Он объяснил, что в одиночку не решает, последнее слово за Сергеем Лапиным — председателем Гостелерадио.

Провели пробы, я почитал на камеру текст и уехал. Примерно через неделю позвонили: «Евгений, вас берут». Состояние мое в тот момент трудно описать словами. Прошлое осталось в прошлом — плохое, хорошее, все осталось. Начинаем новую жизнь!

Первым опытом стал «Голубой огонек», провел один из выпусков. И... не понравился, как оказалось, заместителю Лапина Стелле Ждановой. Меня перенаправили в отдел дикторов программы «Время». Довольно быстро поставили в эфир, что не вызвало энтузиазма у некоторых коллег-мужчин, которые тоже стремились вести «Время», это считалось очень престижным. Посматривали косо, возможно ждали, что допущу промашку и меня из эфира уберут. Не дождались — поняли, что я профессионал и пришел надолго.

Однажды Кириллов в коридоре отвел меня в сторонку: «Я вижу проблему, и она очень мешает. Ты пользуешься исключительно природными данными — внешностью и голосом. Но не затрачиваешься. Подумай об этом».

Я не сразу понял, что он имеет в виду. Потом осознал: должны присутствовать внутренний темперамент, страстность. Не оголтелая, как у иных современных ведущих, при виде которых хочется убежать от экрана. Но очевидная. Начал работать более темпераментно и заинтересованно. Теперь Кириллов после эфиров говорил: «Вот!» И в этом читалось: ты на правильном пути.

Мне в высшей степени повезло: рядом работали корифеи — Валентина Леонтьева, Анна Шилова, Виктор Балашов... На радио проходил стажировку в одном отделе с Юрием Левитаном, Ольгой Высоцкой, Владимиром Герциком, Георгием Шумаковым — тоже мастерами высочайшего класса. Радио мне нравилось: много чтецкой работы, а я ее люблю. Левитан, кстати, не мой учитель, как иногда пишут. Он вообще никому не был учителем, в принципе не занимался педагогикой. Если кто-то объявляет себя его учеником, это преувеличение.

С Валентиной Леонтьевой и Анной Шиловой

Юрий Борисович рассуждал так: «Слушайте да учитесь». Того же принципа придерживалась и Леонтьева, обращаясь к молодым: «Смотри, как работаю, и учись».

Моим наставником стала Нина Кондратова — одна из первых дикторов Центрального телевидения. Преподавала не ремесло, а философию — смысл профессии.

Нина Кондратова (слева). С Валентиной Леонтьевой и Анной Шиловой

Кстати, когда я был маленьким, у нас в Сталинграде на кухне висела пришпиленная к стене фотография из журнала «Огонек»: балерина в пачке с отведенной ногой, ее поддерживает мужчина. Научившись в первом классе читать, прочел на картинке: сцена из «Лебединого озера», артисты балета Майя Плисецкая и Юрий Кондратов. Кто бы мог тогда подумать, что через много лет я стану учеником и коллегой жены того самого Кондратова?!

Кроме информационной программы я вел трансляции праздничных демонстраций и парадов. Нина Владимировна внимательно слушала и записывала мои промахи, даже незначительные: где-то интонация подкачала или не совсем логично и точно, по ее мнению, мысль донес. Ошибки неявные для зрителей, а вот профессионалам очевидные. Она объясняла, что не так. Все по делу, но слишком уж язвительно — ее манера общения кардинально отличалась от замечаний деликатного Кириллова.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Екатерина Васильева. Непридуманная история Екатерина Васильева. Непридуманная история

Трагичная история актрисы и народной артистки РСФСР Екатерины Васильевой

Караван историй
Восстановление после родов: 5 советов, чтобы прийти в форму и не сойти с ума Восстановление после родов: 5 советов, чтобы прийти в форму и не сойти с ума

Разбираемся, как и когда правильно восстанавливаться после родов

Cosmopolitan
Зураб Джапаридзе. Я был тенью Баталова Зураб Джапаридзе. Я был тенью Баталова

Зураб Джапаридзе о наследстве Алексея Баталова

Коллекция. Караван историй
Модель Кадырова. Почему вечным губернатором способен быть только глава Чечни Модель Кадырова. Почему вечным губернатором способен быть только глава Чечни

Старейшим губернатором России оказался Рамзан Кадыров

СНОБ
Мария Порошина. Быть мамой непросто Мария Порошина. Быть мамой непросто

Мария Порошина: У меня нет права, да и времени на уныние или отчаяние

Караван историй
Не блещет умом и всегда готова к сексу: как мужчины оценивают нас по макияжу Не блещет умом и всегда готова к сексу: как мужчины оценивают нас по макияжу

Что именно пугает мужчин или сразу уводит в обидные заблуждения!

Cosmopolitan
Закон бутерброда Закон бутерброда

Как сделать себе сэндвич из правильных продуктов

Добрые советы
Кровожадная черепаха пошла против львов: видео Кровожадная черепаха пошла против львов: видео

Водные черепахи не так безобидны, какими кажутся

National Geographic
Ренэ Герра. Ангел-хранитель Ренэ Герра. Ангел-хранитель

Шагал дарил ему рисунки, Кшесинская поила чаем, Одоевцева посвящала стихи

Караван историй
Правда ли, что завтрак — самый важный прием пищи Правда ли, что завтрак — самый важный прием пищи

Одни не представляют начало дня без завтрака, другие даже не могут выпить чай

Популярная механика
2007 год 2007 год

Выбор преемника, столица против провинции, «замкадье» и Мюнхенская речь Путина

Esquire
Яхина, Манижа, Ярмыш. Может ли культура быть вне политики Яхина, Манижа, Ярмыш. Может ли культура быть вне политики

Общество впадает в детство, в младенчество

СНОБ
Верни мне мой 2007: куда делись звезды, по которым мы сходили с ума 14 лет назад Верни мне мой 2007: куда делись звезды, по которым мы сходили с ума 14 лет назад

А куда, собственно, пропал Билл Каулиц? Да и все остальные...

Cosmopolitan
«Верили, что цена успеха — победа в конкурсе»: почему «Русский медвежонок» до сих пор рождает мемы и за что игру ругают «Верили, что цена успеха — победа в конкурсе»: почему «Русский медвежонок» до сих пор рождает мемы и за что игру ругают

История «олимпиады», в которой на пике участвовало почти 3 миллиона школьников

TJ
Зонд New Horizons достиг отметки в 50 а.е. от Солнца: вспоминаем его подвиги Зонд New Horizons достиг отметки в 50 а.е. от Солнца: вспоминаем его подвиги

New Horizons удалился на расстояние 50 астрономических единиц от Солнца

National Geographic
Коктейльная карта: история классического коктейля «Френч 75» на джине Коктейльная карта: история классического коктейля «Френч 75» на джине

История коктейля «Френч 75»

Esquire
«Двоечники» не всегда плохо торгуют: ЦБ провёл первые тесты для инвесторов-физлиц без опыта «Двоечники» не всегда плохо торгуют: ЦБ провёл первые тесты для инвесторов-физлиц без опыта

Не всегда знание теории помогало при получении прибыли

VC.RU
Мисс Непостоянство! Самые эффектные преображения звезды «Сумерек» Кристен Стюарт Мисс Непостоянство! Самые эффектные преображения звезды «Сумерек» Кристен Стюарт

Самые смелые бьюти-эксперименты Кристен Стюарт.

Cosmopolitan
Что есть, чтобы похудеть: 6 продуктов, которые помогут нормализовать вес Что есть, чтобы похудеть: 6 продуктов, которые помогут нормализовать вес

Список продуктов, которые помогают худеть и контролировать свой вес

РБК
«Зарплаты хватает на еду и жизнь без изысков». Монологи предпринимателей, которые зарабатывают меньше, чем когда работали по найму «Зарплаты хватает на еду и жизнь без изысков». Монологи предпринимателей, которые зарабатывают меньше, чем когда работали по найму

Есть миф, что свой бизнес — это больше денег и меньше работы

Inc.
Зоопарк разоблачил вора-рецидивиста: им оказался эму Зоопарк разоблачил вора-рецидивиста: им оказался эму

В зоопарке Сиднея птица Эму воровала блестящие украшения у посетителей

National Geographic
Отрывок из книги Сигридур Хагалин Бьёрнсдоттир «Остров» Отрывок из книги Сигридур Хагалин Бьёрнсдоттир «Остров»

«Остров» — дебютный роман исландской писательницы Сигридур Хагалин Бьёрнсдоттир

СНОБ
Что нам запрещали родители, когда мы были детьми Что нам запрещали родители, когда мы были детьми

Читатели вспоминают о родительских запретах из прошлого и делятся историями

Psychologies
Не такой, как все. Что делать, если не взяли на работу из-за внешности Не такой, как все. Что делать, если не взяли на работу из-за внешности

Дискриминация по внешнему виду на рынке труда. Как защитить себя

СНОБ
Карта: вторая самая распространенная национальность в странах Европы Карта: вторая самая распространенная национальность в странах Европы

Сейчас ты узнаешь, в какую страну больше всего понаехало любопытных народов

Maxim
«Мы все видим». Инспекторы ГИБДД — о том, кого и почему останавливают «Мы все видим». Инспекторы ГИБДД — о том, кого и почему останавливают

Полицейские рассказали, как выбирают места дежурств и где прячутся по ночам

РБК
Что такое “водонепроницаемость”, или как спасти залитый телефон Что такое “водонепроницаемость”, или как спасти залитый телефон

Что делать если телефон промок

Популярная механика
Почему сериал «Сквозь снег» лучше одноименного фильма: Объясняем финал второго сезона Почему сериал «Сквозь снег» лучше одноименного фильма: Объясняем финал второго сезона

Почему сериальная адаптация комикса «Сквозь снег» оказалась интереснее фильма

Популярная механика
Секреты похудения Леры Кудрявцевой, Регины Тодоренко и других телеведущих Секреты похудения Леры Кудрявцевой, Регины Тодоренко и других телеведущих

Секреты стройности звезд российского телевидения

Cosmopolitan
Ночные перекусы плохо сказываются на рабочем дне Ночные перекусы плохо сказываются на рабочем дне

Американские ученые посмотрели на питание под новым углом

National Geographic
Открыть в приложении