Лариса Голубкина не утратила способности смеяться над собой

Коллекция. Караван историйЗнаменитости

Лариса Голубкина: «Смешно слушать некоторые рассказы об Андрее Миронове»

Наталья Николайчик

Фото: Виталий Арутюнов/РИА Новости

Когда Андрюши не стало, все как будто растерялись. Не знали, как со мной общаться. Наверное, думали: «Чего теперь Голубкиной делать? Она же без него вообще ноль без палочки». Все же решили, что моя жизнь практически состоялась из-за Миронова. Никому в голову не приходило, что я начала сниматься в 22 года, а поженились мы с ним значительно позже.

— Лариса Ивановна, как это — из простой советской студентки в 22 года в один день вдруг превратиться в звезду экрана, начать колесить по всему миру и не сойти с ума от этого?

— Очень просто. Я не могла сойти с ума, потому что в 13 лет меня родители увезли в Германию. После войны там было тяжело, но совсем не так, как у нас. И посуда другая, и мебель другая, и одежда другая — разбегались глаза у советских граждан. И все это было сразу, как только я туда приехала. Но папа мне сказал:

— Чтобы я не видел вас в магазинах с мамой, чтобы не стояли в очереди, не перекупали там что-то. То, что тебе надо, скажи.

Ну я и сказала:

— Елочные игрушки, домашние бархатные тапочки зеленые и конфитюр клубничный.

— Вот деньги. Иди покупай. Только чтобы не шлендрала и не строила из себя такую бабенку.

И еще мне там справили пальто с мутоновым воротником. Мама очень хорошо шила. Когда мне исполнилось 14 лет, она мне сделала из розового креп-сатина юбку в складку и матроску с галстучком. Розовое было отделано черным, очень красиво. Еще под это купили лакированные ботиночки. Через несколько лет я стала жить в Москве одна, нужно было оканчивать школу. Родители не боялись меня оставить, я была вполне самостоятельной. А мама с папой провели в Германии десять лет, и у меня все шмоточки были иностранные. Но мама меня предупредила, когда я поступила в театральный институт: «Все это не надевай, у девочек, твоих однокурсниц, нет такого». После «Гусарской баллады» я сразу начала ездить за границу, и все, что у меня было такого сногсшибательного, носила там. И за границей чувствовала себя спокойно после своего детского опыта жизни на Западе, голову не теряла.

— Наряды — это одно, а вот ощущение, что тебя все узнают, буквально все — старик, юноша, ребенок, младенец в коляске... Фильм же в первые полгода посмотрели почти 50 миллионов зрителей, да и потом продолжали смотреть.

— Я оказалась крепким орешком. Благодарить за это надо отца. Посмотрев фильм, которым так восторгались все вокруг, он сказал: «Ничего это не значит. Не тебя, так другую бы сняли. Поняла?» Я поняла. И голова у меня не кружилась. Я не знаю, что такое звездная болезнь. Мне всегда произошедшая со мной ситуация казалась смешной. Я удивлялась, вот только-только десять классов девочка окончила, а уже люди на улице встают в большую очередь, как за хлебом, чтобы взять автограф. Ну бред же! И я это воспринимала как бредятину.

Лариса Голубкина, 1965 год. Фото: А. Лидов/РИА Новости

Я к таким реакциям восторженным не привыкла. Меня никогда не хвалили. Родители больше тормозили, чем развивали. Мама моя вообще рассуждала так: «Лишь бы была здорова».

Ей советовали:

— Клавдия Михайловна, отдайте вы ее в балет, она так приспособлена к этому, посмотрите, какой у нее подъем.

— Нет, нет, что вы! А если с ногами что-то?

Не отдали меня в балет, а у меня с ногами все равно не все хорошо...

Говорили:

— Она у вас такая музыкальная! Так поет.

— Нет, что вы, у нее с горлом что-то.

Маме, кстати, даже лор о том, что у меня голос хороший, буквально во врачебном кабинете рассказывала. А она не впечатлилась. Потому что ну голос и голос, поет и поет. А у меня рот просто не закрывался. На меня родители кричали: «Хватит петь! Учи физику!» А я пела даже в туалете, там акустика лучше.

— И все же вы, несмотря на такое родительское равнодушие, поступили в ГИТИС на отделение музкомедии. Голос ваш оценили. Кто был вашими учителями — не в институте по расписанию, а в широком понимании этого слова, по жизни? Кого вы слушали, ценили и с кого брали пример?

— Три грандиозные Маши, к которым я приглядывалась и что-то у них брала, — Мария Петровна Максакова, Мария Владимировна Миронова и Мария Иосифовна Давыдова, второй режиссер Иосифа Хейфица в Ленинграде. Мы познакомились с Марией Иосифовной на съемках фильма «День счастья» и общались. Она была человеком удивительной внутренней культуры. Что говорила она, я впитывала. И ее дом мне нравился: как обставлен, как они с мужем завтракают. Когда они знали, что я приеду, накрывали стол скатертью, сервировали, сами причесывались и усаживались ждать. Мне это нравилось, и я присматривалась, приглядывалась.

Мария Петровна Максакова, моя педагог в ГИТИСе по вокалу, научила многому, не только пению: как себя вести, как сидеть, как разговаривать, как не психовать, как не спорить с людьми, не хамить — это все Мария Петровна. Я пришла к ней заниматься вокалом, но научилась гораздо большему, она сама стала для меня примером во всем. Даже видеть, как она сидит и говорит, уже было обучением. Вообще, среда, в которую ты попадаешь, очень много значит. С этим мне повезло.

Именно Мария Петровна сказала, что мне нужно сниматься в «Гусарской балладе». Если бы я не получила роль Шурочки Азаровой, неизвестно, как бы дальше сложилась моя судьба. Это решило многое, если не все. Я снялась, и получился перпетуум мобиле: завели меня вот так, со скипидаром, и помчалась я и по жизни, и по миру... Как мне говорили в Госкино, я была самой выездной артисткой. С третьего курса института начались непрекращающиеся поездки за границу. Я ездила с кино бесконечно: и с «Гусарской балладой», и со «Сказкой о царе Салтане», и с «Освобождением». Кто-то даже решил, что кагэбэшница или есть покровители из сильных мира сего. А со мной даже обычный инструктаж, как вести себя советскому гражданину за границей, не проводили. Наверное, я казалась морально устойчивой.

Лариса Голубкина в фильме «Гусарская баллада», 1962 год. Фото: Советский экран/Fotodom

— А вы такой и были?

— Ну как вам сказать? В качестве иллюстрации расскажу одну историю. Она, кстати, тоже связана с Марией Петровной Максаковой.

Как-то я летала в Ливан на кинофестиваль с «Гусарской балладой». В делегации никого из СССР больше не было, я одна. В Бейруте оказалась в центре внимания: 23 года, молоденькая, хорошенькая, худенькая — 56 сантиметров талия. У меня был пояс серебряный, который я носила и на талии, и на голове как диадему — размеры совпадали. В Ливане я ни секунды в номере не сидела, носилась до шести утра — танцы, шманцы, переодевания. В гостинице даже прожгла ковер маленьким утюжком, который взяла, чтобы утюжить на платьице мелкие оборочки. Поставила его случайно на ковер с толстым ворсом. Ущерб был 150 фунтов. И за меня заплатил сам Тони Асуат. Он был покровителем русской делегации, меня опекал.

Лариса Голубкина, 1978 год. Фото: Михаил Пазий/photoxpress.ru

Почему кинофестиваль образовывался в том или другом регионе или городе? Местные богачи сбрасывались деньжонками и устраивали себе красивую культурную жизнь. Организовали международный кинофестиваль и распределили: я беру советскую делегацию, ты — французскую, ты — итальянскую. И они потом платили за сломанные ручки, разбитую посуду, сожженные ковры, пятизвездочные номера, обеды, ужины и так далее. Асуат платил за меня и меня развлекал. Вернее, нас. Я же сразу себе из советского посольства народу набрала, жен каких-то дипломатических. И если мы ехали вечером в ресторан, то не вдвоем, а, допустим, вшестером. Тони меня везде водил, был гостеприимным, даже пригласил к себе домой, познакомил со своей семьей, с женой, детьми, друзьями. Он собирался приехать в Москву, и я ему сказала: «Приедете — я вас встречу!» Думала, что это вообще нереально. Но не успела рта разинуть, как Асуат прилетел по своим делам, ну и позвонил. Конечно, я должна была от него спрятаться, но совесть мне не позволила. И я посоветовалась с Марией Петровной Максаковой: «Он меня так в Бейруте принимал, а я даже чай ему не могу предложить!» Тогда ведь советская девушка не могла общаться с иностранцами, звать в ресторан или к себе. И Мария Петровна предложила: «Лариса, пригласи его в мою квартиру, скажи, что это твоя. Я приду в половине двенадцатого, скажешь, я твоя тетка». Мы сняли ее портреты со стен, над роялем повесили парочку внушительных моих. Вместо Кармен Максаковой появилась Гусар Голубкина.

Лариса Голубкина, 1965 год. Фото: Валерий Генде-Роте, Борис Трепетов/ТАСС

В гости пришли Наташа Фатеева, Рязанов с первой женой Зоей, Дмитрий Писаревский, главный редактор «Советского экрана», Никита Богословский, с которым Тони в тот вечер в Большом театре смотрели одноактные балеты. Тони даже не заподозрил, что я не хозяйка квартиры со старинной мебелью и роялем.

Когда гости ушли, мы с Марией Петровной вместе мыли посуду, еще раз все обсуждали и хохотали. У меня под мышкой была такса. Она тоже встречала иностранного гостя. Это была старенькая собака Марии Петровны. Она меня хорошо знала. И когда я приходила заниматься вокалом в комнату, где был рояль, садилась в проеме двери, чтобы послушать. Стоило мне чуть-чуть сфальшивить, такса передергивалась, морщила свой длинный нос и уходила. Мария Петровна говорила: «Вот, Лариса, мне не надо тебе ничего говорить, она все сказала: «Ты — мимо». У этой собаки был абсолютный слух...

Тони после той истории я никогда не видела. Но в Москву он, как потом выяснилось, приезжал. У меня была одна приятельница, которая работала в «Интуристе», и как-то она проговорилась, что он все время меня искал. Я спросила, что же они не дали мой телефон или не сказали, что я в Театре Армии служу, он бы пришел и нашел меня там. Но нет ответа. Завистливые бабенки...

А я ту поездку в Бейрут вспоминаю с большим теплом. Там я познакомилась со многими выдающимися людьми, например с самым известным кинокритиком Жоржем Садулем, с Омаром Шарифом и его женой. Вообще, у меня на фестивалях было много потрясающих встреч. Помню Аниту Экберг из «Сладкой жизни», Витторио Гассмана, знаменитого итальянского артиста, который играл слепого в фильме «Запах женщины». У меня есть журнал «Пари матч» с фото, где я танцую с Гассманом. Даже удивляюсь, почему я ни у кого на фестивалях автографы не брала. У меня собралась бы роскошная коллекция.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Нелли Борисюк: «Я никогда не стремилась быть идеальной мамой» Нелли Борисюк: «Я никогда не стремилась быть идеальной мамой»

Нелли Борисюк - любящая жена и мама семерых детей

Караван историй
Скандалистки и пай-девочки: самые красивые дочери легендарных футболистов Скандалистки и пай-девочки: самые красивые дочери легендарных футболистов

Как выглядят дочери легендарных футболистов?

VOICE
Регина Тодоренко: «Чувствую себя под крылом большой птицы, которая летит вверх, покоряя новые высоты» Регина Тодоренко: «Чувствую себя под крылом большой птицы, которая летит вверх, покоряя новые высоты»

Регина Тодоренко — о съемках в «Орел и решка» и новых тревел-проектах

Караван историй
Как в России появились первые покровители художников и возникла мода на меценатство Как в России появились первые покровители художников и возникла мода на меценатство

Меценаты, которые оставили своим потомкам внушительное наследство

СНОБ
Александр Васильев: «К Щедрину я приехал с большим пустым чемоданом» Александр Васильев: «К Щедрину я приехал с большим пустым чемоданом»

«Модный приговор» — великая школа жизни, я смог узнать многое о психологии людей

Караван историй
В Шёнингене обнаружили 300-тысячелетние следы ног вымерших людей В Шёнингене обнаружили 300-тысячелетние следы ног вымерших людей

Ученые исследовали отпечатки ног, обнаруженные в местности Шёнинген

N+1
Юрий Соломин: «Я человек эмоциональный, но по натуре — не диктатор, готов согласиться с другим мнением» Юрий Соломин: «Я человек эмоциональный, но по натуре — не диктатор, готов согласиться с другим мнением»

Интервью с художественным руководителем Малого театра Юрием Соломиным

Караван историй
«У меня сердце плачет»: Татьяна Веденеева рассказала, почему носила платья от Зайцева, а не от Юдашкина «У меня сердце плачет»: Татьяна Веденеева рассказала, почему носила платья от Зайцева, а не от Юдашкина

Татьяна Веденеева рассказала об опыте сотрудничества с российскими модельерами

VOICE
В погоне за молодостью В погоне за молодостью

Как в 50 выглядеть на 30

Добрые советы
Чтение выходного дня: фрагменты из книги «Типа панки. Опыты индивидуализма и неподчинения в СССР» Миши Бастера Чтение выходного дня: фрагменты из книги «Типа панки. Опыты индивидуализма и неподчинения в СССР» Миши Бастера

Несколько ярких отрывков из книги «Типа панки» Миши Бастера

Правила жизни
Ольга Науменко: «Рязанов постоянно делал мне замечание: «Оля, вот здесь побольше любви!» Ольга Науменко: «Рязанов постоянно делал мне замечание: «Оля, вот здесь побольше любви!»

О своей жизни, киноролях и любимом Театре Гоголя рассказала Ольга Науменко

Коллекция. Караван историй
Удаление небных миндалин оказалось эффективнее медикаментозного лечения хронического тонзиллита Удаление небных миндалин оказалось эффективнее медикаментозного лечения хронического тонзиллита

Лечение хронического тонзиллита помогает снизить риск его системных осложнений

N+1
10 вопросов детскому стоматологу 10 вопросов детскому стоматологу

Частые вопросы про детские зубы, которые волнуют мамочек

Лиза
Топ-6 нейросетей, которые умеют писать тексты Топ-6 нейросетей, которые умеют писать тексты

Рассказываем о лучших нейросетях, с помощью которых можно написать текст

CHIP
Точка бифуркации: как еще могло закончиться Ледовое побоище Точка бифуркации: как еще могло закончиться Ледовое побоище

Каким был бы мир, если бы Александр Невский проиграл Ледовое побоище?

Вокруг света
Об этике применения программных средств с элементами искусственного интеллекта Об этике применения программных средств с элементами искусственного интеллекта

Как пересекаются этика и искусственный интеллект?

Эксперт
Полюбить себя не получается? Притворитесь! 4 действенные стратегии от психолога Полюбить себя не получается? Притворитесь! 4 действенные стратегии от психолога

Как полюбить себя?

Psychologies
Арктика, Антарктика Арктика, Антарктика

Путешествие на край Земли – не красивое выражение, а вполне реальный маршрут

Новый очаг
Что надеть, чтобы стать счастливее: объясняет психолог Что надеть, чтобы стать счастливее: объясняет психолог

Какая одежда способна сделать нас по-настоящему счастливыми?

Psychologies
Простые 4 привычки, которые улучшат вашу креативность. Вам это нужно! Простые 4 привычки, которые улучшат вашу креативность. Вам это нужно!

Не самые замысловатые рутинные дела увеличат уровень вашей креативности

ТехИнсайдер
Правила жизни Ильи Кабакова Правила жизни Ильи Кабакова

Правила жизни советского и американского художника-концептуалиста Ильи Кабакова

Правила жизни
Сэм Альтман руководитель компании OpenAI разработчика Chatbot выступил на слушаньях о развитии ИИ Сэм Альтман руководитель компании OpenAI разработчика Chatbot выступил на слушаньях о развитии ИИ

Люди обеспокоены тем, как ИИ может изменить наш образ жизни. Мы тоже

ТехИнсайдер
Из грязи в графини. О фильме открытия Каннского кинофестиваля «Жанна Дюбарри» Из грязи в графини. О фильме открытия Каннского кинофестиваля «Жанна Дюбарри»

О том, почему возвращение Деппа на экран нельзя назвать удачным

СНОБ
Слайд-шоу Слайд-шоу

Космические корабли, инновационные мотоциклы и складные дома

ТехИнсайдер
Эрнст Тельман: списан в архив Эрнст Тельман: списан в архив

История немецкого коммуниста Эрнста Тельмана

Дилетант
Катер из бутылок Катер из бутылок

Лодкам с электрическими моторами на boot Düsseldorf было отведено много места

Y Magazine
Уйти нельзя остаться: где поставить запятую, если мы только начали терапию Уйти нельзя остаться: где поставить запятую, если мы только начали терапию

Как понять, сколько сессий у психолога достаточно пройти?

Psychologies
Квантовую электродинамику проверили в мюонном неоне Квантовую электродинамику проверили в мюонном неоне

Физики измерили частоты переходов между высоколежащими уровнями в мюонном неоне

N+1
От апашей до китайской триады: самые известные преступные банды мира в жизни и в кино От апашей до китайской триады: самые известные преступные банды мира в жизни и в кино

Cамые громкие имена преступного мира, которые стали героями фильмов и сериалов

СНОБ
Это не нарциссизм! Ученые выяснили, почему мы так любим селфи Это не нарциссизм! Ученые выяснили, почему мы так любим селфи

Исследование, которое позволяет посмотреть на себя со стороны

Вокруг света
Открыть в приложении