В его глазах я не была художником. Даже не была человеком. Я была куском мяса

Караван историйЗнаменитости

Сальма Хайек. Отчаянная домохозяйка

В октябре прошлого года один из самых влиятельных кинопродюсеров Голливуда Харви Вайнштейн был обвинен Анджелиной Джоли, Гвинет Пэлтроу и Эшли Джадд в сексуальных домогательствах. Спустя два месяца к ним присоединилась и Сальма Хайек: "В его глазах я не была художником. Даже не была человеком. Я была куском мяса".

Агнешка Бучински

Фото: J. Mccauley/Alamy Stock Photo/ТАСС

Журналисты обратились к актрисе с просьбой прокомментировать скандал с Вайнштейном еще осенью, но тогда она отказалась, как признавалась после — из трусости: «Я спряталась от ответственности. Поскольку не считала свой голос важным и не думала, что это изменит ситуацию».

Однако дни шли, все большее число женщин обличали Вайнштейна и его методы работы со старлетками, и Сальма наконец решилась. «Я гордилась своей способностью к прощению, но сам факт, что мне было стыдно описывать детали того, что простила, заставил задуматься, а действительно ли эта глава моей жизни закрыта?» — объяснила свой поступок актриса. В статье, опубликованной в The New York Times, она назвала Харви монстром, мучившим ее долгие годы.

Впервые они пересеклись в конце девяностых. Хайек тогда загорелась идеей сыграть мексиканскую художницу Фриду Кало и стать продюсером байопика. Она сочла компанию Вайнштейна Miramax наиболее подходящей для сотрудничества. Харви покровительствовал многим неформатным режиссерам, дружил с Квентином Тарантино и снискал славу независимого человека, готового пойти на риск ради интересного проекта. Киномагнат выразил заинтересованность и утвердил ее на главную роль. А как-то вечером предложил Хайек... принять вместе душ. Потрясенная актриса, конечно, ответила отказом, но продюсер не угомонился и буквально изводил ее своими приставаниями. «В его глазах я не была художником. Даже не была человеком. Я была ничем, только куском мяса», — вспоминала Хайек.

В какой-то момент Харви впал в ярость и заявил, что отдаст роль другой. Сальме пришлось обратиться в суд, обвинив Вайнштейна в нарушении обязательств. Тот был вынужден продолжить работу, но выдвинул новое условие. В сценарии появилась провокационная сцена: биография Кало давала к этому повод, она увлекалась как мужчинами, так и женщинами.

Во время съемки эпизода у актрисы случилась истерика. Члены съемочной группы, не знавшие о домогательствах Харви, не могли понять, что происходит, ведь Хайек — профессионал. Но ее трясло и тошнило, пришлось даже принять успокоительное, чтобы взять себя в руки...

Вайнштейн не остановился и на этом. Он долго отказывался выпускать «Фриду» в прокат, утверждая, что картина откровенно слабая. Борьба шла не на жизнь, а на смерть, в итоге «Фрида» все-таки прорвалась на экраны и получила два «Оскара», а Сальма стала первой в истории мексиканкой, номинированной на премию Американской киноакадемии как лучшая актриса. Но даже после такого успеха она не имела больше ни одного предложения от Miramax. В заключение своего рассказа актриса с поразительной эмоциональностью описывала ужас, который наводил на нее Вайнштейн почти двадцать лет: «Когда сталкивалась с Харви в обществе, я улыбалась и пыталась вспомнить о нем только хорошее, убеждая себя, что пошла на войну, в которой победила».

Фото: Wireimage/Getty Images

Это горькое признание открыло миру совсем другую Хайек — ранимую и уязвимую. Ведь начиная с середины девяностых она воплощала не только на экране, но и в жизни исключительную энергию и несокрушимый напор: яркая, бесстрашная мексиканка отчаянно сражалась за место под солнцем. Все только и писали о ее цельной натуре, феминистских взглядах и крепком мужском рукопожатии, выдававшем в миниатюрной красотке недюжинные амбиции.

Фото: Miramax/New Yorker Films/Courtesy Everett Collection/East News/Кадр из фильма «Фрида»

Характера Сальме действительно не занимать. У нее небольшой рост — всего метр пятьдесят семь, но на каждый сантиметр приходилось столько воли к жизни, что другим и не снилось. Когда актриса только начинала свой путь в американском кино, ей твердили: максимум, на что может рассчитывать эмигрантка из Мексики, — роли горничных. Но упрямая Хайек сжимала кулачки и продолжала обивать пороги голливудских студий. Возможно, девушке придавал уверенности тот очевидный факт, что она ослепительно хороша? Ничего подобного! На родине ее считали низкорослой дурнушкой. Во времена юности Сальмы в Мексике культивировался западный тип красоты и эталоном считались высокие блондинки, потомки европейских колонизаторов.

Она же происходила из совсем другого рода, хотя и не захудалого. Отец Сами Хайек Домингес, по крови ливанец, был довольно успешным бизнесменом, даже баллотировался в мэры города Коацакоалькоса, где жила семья. Мама Диана Хименес Медина получила образование оперной певицы и хотя не концертировала, открыла на деньги мужа школу вокала, выискивая юные таланты по всей Мексике. Многие из ее подопечных действительно стали профессиональными исполнителями. Женщины в семействе Хайек — Медина вообще натуры творческие, увлекающиеся. Бабушка Мария Луиза Лопес например создавала своими руками чудодейственные кремы для лица.

При этом всех родственниц Сальмы отличали природная скромность и набожность. Девочка тоже любила бывать в церкви и петь во время мессы. Но тихим нравом похвастаться не могла. Вместе с младшим братом с утра до ночи носилась по двору, частенько без спроса убегала на пляж, чем доставляла немало хлопот прислуге.

Семья жила в достатке, и Сальму баловали. Все ее прихоти исполнялись, однажды родители подарили ей двух обезьянок, которых шустрая девочка чуть не затискала до смерти: страха перед животными — она вообще мало чего боялась — никогда не испытывала.

По большому счету, будущее богатой наследницы было предопределено. В один прекрасный день вышла бы замуж за состоятельного господина, обзавелась роскошным домом и кучей детей. Но такая перспектива казалась сеньорите Хайек слишком примитивной. Сальме исполнилось тринадцать, когда она уговорила отца отправить ее учиться в Америку — в закрытый католический интернат в Луизиане. Сами, души не чаявший в строптивой дочке, дал добро. В школе та продержалась всего пару лет. В интернате царила жесткая дисциплина — девочки сами стирали и убирали постель, чего она никогда не делала дома. Учиться тоже оказалось непросто: в подростковом возрасте у актрисы выявили дислексию — она испытывала трудности в овладении навыками чтения и письма. Особенно тяжело давался английский язык.

Сальму влекла вольная жизнь, полная приключений, бурлившая за воротами, и она часто убегала с уроков. Однажды отпросилась в туалет и перевела время на школьном циферблате на три часа вперед. Конечно, ей крепко влетело. Частенько добавляла привезенную тайком после каникул текилу в готовящийся на кухне обед. Когда хулиганка покинула стены интерната, монахини вздохнули с облегчением.

Но деятельная натура Сальмы не давала ей покоя и дома. Она решилась выйти на сцену и приняла участие в спектакле «Аладдин» одного из мексиканских театров. Актерская стезя влекла Хайек с детства, когда впервые увидела фильм «Вилли Вонка и шоколадная фабрика» и подпала под обаяние эксцентричного актера Джина Уайлдера.

После окончания школы в шестнадцать лет Хайек снова отпросилась у родителей пожить в Америке — на этот раз в Хьюстоне у тети. Четыре месяца показались раем — барышня наряжалась как панк, носила рваные майки и пропадала в сомнительных компаниях до глубокой ночи. Наконец мама с папой вернули дочку домой, настояв на том, чтобы та получила приличное образование. Сальма поступила на факультет международных отношений в Ибероамериканский университет Мехико, но увлечения актерством не бросила. В двадцать три года она сыграла главную роль в сериале «Тереза» и превратилась в телезвезду национального масштаба. Молодая знаменитость приняла участие еще в нескольких проектах и задумалась о покорении следующих вершин. В 1991 году двадцатипятилетняя Хайек переехала в Штаты. Ни бог, ни черт, ни родители не могли ее удержать.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Мамаево кокорище Мамаево кокорище

Телеграм-канал «Беспощадный пиарщик» о главных событиях уходящего медиагода

Esquire
Я завидую Я завидую

Тех, кому это чувство знакомо, куда больше, чем тех, кто в этом признается

Psychologies
Cosmo-эксперимент: Как жить по максимуму на минимум? Cosmo-эксперимент: Как жить по максимуму на минимум?

Наш автор живет по максимуму на 5000 рублей

Cosmopolitan
7 сумасшедших японских фильмов, которые никогда не осмелятся переснять в Голливуде 7 сумасшедших японских фильмов, которые никогда не осмелятся переснять в Голливуде

Супергерой-извращенец? Да! Вагина-огнемет? Тоже есть!

Maxim
Меган-звезда Меган-звезда

Ослепительно красивая, умная, бесстрашная... У Меган Фокс много достоинств

Cosmopolitan
За миллиард лет до 8 марта За миллиард лет до 8 марта

Какие праздники женщины придумали для себя и отмечали тайком от мужчин

Maxim
…и баста! …и баста!

Архитекторы из бюро Blockstudio оформили квартиру для Василия Вакуленко

AD
Куда исчезли мужчины Куда исчезли мужчины

Почему женщинам так сложно найти мужчину своей мечты?

СНОБ
Танки против крепостей Танки против крепостей

Миф об уничтоженных танковых армиях на улицах Берлина

Популярная механика
Землянам, до востребования Землянам, до востребования

Солнечную систему посетил объект, прилетевший к нам от другой звезды

Популярная механика
Интеллект для самолета Интеллект для самолета

Многофункциональная боевая машина следующего поколения

Популярная механика
Движение вперед Движение вперед

Актер Иван Колесников переживает новый виток успеха

GALA Биография
Секс, наркотики, экзистенциализм Секс, наркотики, экзистенциализм

Жан-Поль Сартр – не такой философ, как все

Maxim
«Вы — неформат». Четыре истории о лукизме на работе «Вы — неформат». Четыре истории о лукизме на работе

Как не берут на работу из-за телосложения и увольняют за фотографии

СНОБ
Евгения Кондрашина. Три последние секунды Евгения Кондрашина. Три последние секунды

О фильме "Движение вверх" и о том, как все было на самом деле

Караван историй
Припасть к источнику Припасть к источнику

Минеральные воды грязи, рапа... За ними необязательно ехать на Мертвое море

Лиза
50 самых стильных мужчин России в 2018 году 50 самых стильных мужчин России в 2018 году

За этой половиной списка 100 стильных мы наблюдаем с особенной гордостью

GQ
Защита Касперского Защита Касперского

История «Лаборатории Касперского» как иллюстрация современных кибервойн

Esquire
Спальный уголок Спальный уголок

Думаешь, в небольшой однокомнатной квартире нет места для полноценной кровати?

Лиза
Без шума и пыли Без шума и пыли

Тестируем робот-пылесос

Домашний Очаг
Американские герои Американские герои

Как и на чем зарабатывает российский офис The Walt Disney Company

РБК
Satisfaction для власти Satisfaction для власти

Обществу стоит готовиться к новым атакам на «безнравственность»

СНОБ
Посмотри налево Посмотри налево

Арина Холина — о том, в чем настоящий смысл измены

СНОБ
«Я девушка, которая бегает с мачете в руках по Амазонии» «Я девушка, которая бегает с мачете в руках по Амазонии»

Телеведущая Регина Тодоренко решила начать с чистого листа

OK!
Станислав Сажин Станислав Сажин

Станислав Сажин – генеральный директор соцсети для врачей «Доктор на работе»

Esquire
Поселок чемпионов Поселок чемпионов

Как маленький поселок стал одной из бильярдных столиц России

Огонёк
Сделать из квартиры хостел Сделать из квартиры хостел

Это может быть полезно, если учесть, что хостелы в квартирах, возможно, запретят

Maxim
«Чужой среди своих». 4 истории об атеистах в религиозном окружении «Чужой среди своих». 4 истории об атеистах в религиозном окружении

Верующие, которые пришли к атеизму — о спорах с родными и притворной набожности

СНОБ
Томас О’Крихинь: Островитянин Томас О’Крихинь: Островитянин

Фрагмент повести Томаса О’Крихиня

СНОБ
Бизнес-Модель Бизнес-Модель

Что стоит за успехом «fashion-инкубатора» LuxCartel

Elle
Открыть в приложении