Эра Зиганшина: "После "Снежной королевы" я разочаровалась в кинематографе"

Как роль в "Снежной королеве" повлияла на жизнь актрисы Эры Зиганшиной?

Караван историйЗнаменитости

Эра Зиганшина: "После "Снежной королевы" я разочаровалась в кинематографе"

Долгие годы отказывалась от всего, что предлагали. А предлагали вариации на тему Маленькой разбойницы - плохая девочка, добрая внутри...

Беседовала Александра Денисенко

Фото: А. Федечко

ра Гарафовна, уже несколько поколений зрителей любят вашу Маленькую разбойницу из «Снежной королевы». Эта роль, наверное, кардинально изменила вашу жизнь? Популярности-то прибавила точно!

— Нет. И вообще меня никто никогда не узнавал. Даже когда фильм вышел на экраны. А это случилось в конце 1960-х годов.

Одна из моих внучек, Сашенька, когда ей было лет пять, с удовольствием посмотрела «Снежную королеву». Долго что-то обдумывала и наконец сообщила — больше всех ей по душе Маленькая разбойница. Кто-то из взрослых сказал:

— Так это же твоя бабушка!

Саша взяла долгую — мхатовскую — паузу, после которой зарыдала:

— Нет-нет! Это Маленькая разбойница, а не бабуля!

Мир ребенка перевернулся! Она была ошарашена и раздавлена жуткой новостью. Разве разбойница может превратиться в бабушку, да еще собственную?

Похожая смешная история произошла с Катей, моей дочерью. Примерно в том же возрасте кто-то ей сказал за обедом: «Ешь, ешь! Это же не просто курица, а Курочка Ряба!» Она по сей день на дух не переносит куриное мясо.

— Знаю, что за роль Маленькой разбойницы вам, тогда двадцатилетней актрисе, пришлось побороться.

— Не буду говорить громких слов о том, что я интуитивно ее почувствовала. Ничего подобного. Вышло так: у нас в Ленинграде снимали телеспектакль «Двенадцать месяцев», я играла принцессу — «Казнить нельзя помиловать». Мой партнер Николай Боярский сказал: «На «Ленфильме» приступили к «Снежной королеве». Я буду играть Советника. А вот Разбойница — точно твоя роль! Поезжай на студию прямо сейчас!» Убеждал настолько пылко, что я в тот же день отправилась на «Ленфильм». Причем в полной убежденности, что меня там ждут не дождутся. И была изумлена, услышав:

— Спасибо, но актриса уже есть.

Фото: Ленфильм/Кадр из фильма «Снежная королева»

Плакать на людях я не умею, так родители приучили. Поэтому собрала волю в кулак, подняла голову повыше и звонким голосом сказала:

— Очень жаль... Знайте, лучше меня все равно никто не сыграет!

На это сил хватило. Выбежала на улицу, пошла по парку в сторону родного Театра Ленинского комсомола и ревела — от обиды, унижения.

Через несколько дней телефонный звонок: «Это с «Ленфильма». Приходите на съемки».

Тот день до сих пор хорошо помню. Снова я шла по тому же парку, но совсем с другим настроем. Меня провели в гримерку. «Подождите», — говорят. Долго сидела... Вдруг слышу по коридору цоканье и бурный разговор на повышенных тонах. Кто-то кого-то успокаивает...

А затем — шум за стеной, звяканье. И мне заносят — еще теплую! — одежду. Сапоги со шпорами — так вот что цокало! Рубашку, штаны...

И я понимаю, что раздевают ту самую, утвержденную на роль актрису. В голове мелькнуло: «Зиганшина, нехорошо начинаешь путь в кино». Отметила как факт, без чувства вины или стыда. Мне двадцать, первая роль, о чем тут долго размышлять?

Наконец отвели к гримерам, начесали волосы, вставили в них солому. В тот день снималась сцена прощания Маленькой разбойницы с Гердой, когда та отдает ей всю одежду, кроме рукавичек.

Единственный момент, который понравился, — восторг съемочной группы, с которым меня встретили на площадке: «Ну наконец! Совсем другое дело!»

С Валерием Никитенко и Еленой Прокловой. Фото: Ленфильм/Кадр из фильма «Снежная королева»

— Елене Прокловой, сыгравшей Герду, всего двенадцать тогда исполнилось. То, что из девочки выйдет толк, можно было понять?

— Удивили требовательность Лены к самой себе, здоровое упрямство и то, что у нее, такой еще кнопки, на все имелось свое мнение. Я сама была почти ребенком, судить о чужом будущем не могла — в своем бы разобраться. После окончания съемок я полностью разочаровалась в кинематографе.

Объясню почему. К тому времени я уже больше года состояла в труппе Ленинградского государственного театра имени Ленинского комсомола, играла главные роли в «Трехгрошовой опере», «Униженных и оскорбленных», «Днях нашей жизни» Леонида Андреева. Это же мечта для любой артистки! Тем более молодой. На сцене настолько выкладывалась, что после спектаклей — обессиленная, выжатая — подолгу приходила в себя. Опыта — как энергетически не пропускать роль через себя — еще не накопила. Старшие коллеги подходили, обнимали, ободряли. Вообще относились нежно, бережно, с любовью. Тех же эмоций ожидала и на съемочной площадке. А там... Все заняты своим делом, артист дубль за дублем что-то вытворяет. Не так, как в театре, не душевно.

Натурные съемки проходили в красивейшем месте — под Мукачево в Карпатах. Вот это было здорово, остальное — нет. Я поняла, что больше не хочу сниматься в кино. Любви, как уже сказала, не случилось. И долгие годы отказывалась от всего, что предлагали. А предлагали вариации на тему Маленькой разбойницы — плохая девочка, добрая внутри... За последующие десять лет снялась всего в пяти картинах. Одна из них — «Небесные ласточки». На роль Урсулы утвердили Людмилу Сенчину, но что-то не сложилось, и пригласили меня.

То, что игнорируя кино, я совершила большую ошибку, поняла спустя годы, в девяностые, когда развалилась страна. Актерская профессия переживала тяжелые времена, и какое-никакое финансовое благополучие мог обеспечить лишь кинематограф, не театр — там зрительные залы пустовали.

Фото: А. Федечко

И я вернулась в кино. По сути — вынужденно. Надо было на что-то жить. Мы с мужем растили троих детей. Но до сих пор кино и я — две непересекающиеся прямые. Смешно, но так и не привыкла к камере, не чувствую ее.

— Как-то ехала мимо театрального института. В скверике толпы взволнованных родителей, растерянных абитуриентов... О каких подводных камнях внешне соблазнительной актерской профессии эти ребята еще не знают?

— Их камни сильно отличаются от наших. Молодежь живет в другом государстве, не в том, в котором жили мы. И правила игры, и законы выживания, и возможности теперь совсем иные, нежели были у артистов моего поколения. Но нас вот что объединяет, и в этом я убеждена: если мальчик или девочка мечтают поступить в театральный вуз, они уже отмечены свыше. Они уже не такие, как все.

В них, как и в нас, сидит вирус лицедея. Что получится дальше, зависит от степени таланта, от педагогов, от окружения. И конечно — от его величества случая, который приведет к удаче. А счастливых случаев у молодых гораздо больше, чем у нас. Работай, снимайся хоть со второго курса!

Еще молодые не знают, что наша профессия помимо внешней атрибутики хороша тем, что дарит бесконечные открытия. Не на сцене и не на площадке, а за театральными кулисами.

Это же особый мир! Мне всегда нравилось наблюдать за человеческими отношениями в труппе — между примой и старлетками, актерами и режиссерами, мужчинами и женщинами, молодыми и пожилыми. При этом никогда ни с кем близко не дружила.

— Как это? У вас нет подруг?

— Мои подруги — не актрисы. В театре ни с кем не сближаюсь настолько, чтобы звать в гости — чайку попить, пооткровенничать. Думаю, это связано с драмой, произошедшей в раннем детстве.

Я росла боевой, активной девочкой: пою, танцую, стихи читаю, стенгазету рисую, в дневнике почти сплошь пятерки. Класса до седьмого мы учились с мальчиками раздельно. И все одноклассницы были моими подружками. Внезапно умирает Рита — девочка, с которой я сидела за одной партой. Трагедия! Взрослые ничего лучше не придумали, как повести класс к ней домой прощаться. Когда я увидела Риточку в гробу, в этой маленькой коробочке, потеряла сознание. Очнулась в больнице. Лечили долго, истерики глушили инъекциями. Я совсем перестала плакать и вообще эмоционально реагировать.

Вернулась в школу в тот день, когда... хоронили вождя. Дома траур, папа — коммунист до мозга костей. На его письменном столе лежали две книги — работы Ленина и Сталина, обе исчерченные красным карандашом. На стене — портрет Иосифа Виссарионовича.

Во дворе соседи обливаются слезами, в школе девочки рыдают. Только я грустная, но с сухими глазами. Это и подметила одна из одноклассниц. Закричала: «Она не плачет!» Прибежали педагоги, пионервожатая. Сделали вид, будто в наказание сорвут с меня галстук. Разве может пионерка быть безжалостной и бессердечной?

А незадолго до этого нас, отличниц, приняли в пионерскую организацию — не вместе с другими, а отдельно и досрочно.

Помню, в голове крутилась единственная мысль: куда же мне пойти, такой одинокой, несчастной и всеми преданной? Без галстука я — изгой.

Закончилось все вполне благополучно, из пионеров не исключили. Но больше с одноклассницами не общалась. Привет — пока, вот и все. И ни в одном коллективе ни с кем не сближалась.

— Эра Гарафовна, откуда взялось такое необычное имя?

— Вообще папа хотел назвать Воэрой — военная эра. Мама трое суток выплакивала эту частичку «во» и просила мужа: «Пусть будет Эрой! Война закончилась — зачем девочке такой груз нести?!» Мама моя была романтичной, много читала и изначально предлагала папе назвать меня Луизой. Но слово отца было в нашей семье законом.

— Традиционный вопрос актрисе: это вы выбрали профессию или она — вас?

— Получилось так, что на урок в музыкальной школе (там я училась по классу скрипки) пришла концертмейстер из казанского оперного театра. Она набирала детишек в хор для участия в разных постановках. И уже класса со второго я вместе с другими детьми выходила на сцену в «Пиковой даме, «Кармен», «Богеме».

Как же мне в театре нравилось! И люди, и атмосфера, и — особенно! — запах. До сих пор отчетливо помню своеобразный аромат сцены: смесь канифоли, дешевой пудры, театральной пыли. Тогда и подхватила «вирус». Актерство — смертельное заболевание, неизлечимое.

Я училась классе в пятом, когда мама случайно наткнулась на мой личный дневник и прочитала фразу «Когда я буду актрисой...» Проплакала весь вечер: «Эра! А если папа узнает?!» Я пошла на пустырь за домами и спалила дневник. Больше никогда в жизни не доверяла секреты бумаге.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Невеста была в черном Невеста была в черном

«Татлер» никогда не видел Ксению Собчак такой. Нежной, влюбленной и в стиле панк

Tatler
Рейтинг мультипекарей: какой лучше купить Рейтинг мультипекарей: какой лучше купить

Разобраться, какой мультипекарь выбрать, бывает непросто

CHIP
Элизабет Макговерн: Не все леди делают это Элизабет Макговерн: Не все леди делают это

В пятьдесят она стала экранной супругой графа Грэнтэма в «Аббатстве Даунтон»

Караван историй
Как увеличить член Как увеличить член

Как увеличить член без уколов, операций, регистрации и СМС

GQ
Лорд Фостер с берега Темзы Лорд Фостер с берега Темзы

Лондон, похоже, превращается в абсурдный стол для пикника

Караван историй
Голова из телевизора Голова из телевизора

Интервью с владелицей телеканала «Дождь» Натальей Синдеевой

Tatler
Безумная любовь Безумная любовь

История любви Шарлотты Бельгийской и австрийского эрцгерцога Максимилиана

Караван историй
Кошмар на улице хорроров Кошмар на улице хорроров

Обзор жанра хоррор, убедительно доказывающий, что сейчас не время пугаться

Maxim
Ольга Паскина: Пример для подражания Ольга Паскина: Пример для подражания

Как у Ольги Паскиной получается жонглировать более чем 30 активами холдинга

Cosmopolitan
Марка, за которой стоит следить: авангард от грузинского бренда Situationist Марка, за которой стоит следить: авангард от грузинского бренда Situationist

Ираклий Русадзе теперь создает бодрую гендерно-нейтральную одежду

Esquire
Кисточкам пора на пенсию: выбираем электрический краскопульт для дома Кисточкам пора на пенсию: выбираем электрический краскопульт для дома

Критерии выбора краскопульта и рейтинг лучших электрических краскопультов

CHIP
Россиянам все по борту Россиянам все по борту

Какие самолеты предпочитают представители отечественного среднего класса

РБК
Выпускница колледжа, накопившая $100 000 за три года, написала книгу финансовых советов для женщин Выпускница колледжа, накопившая $100 000 за три года, написала книгу финансовых советов для женщин

Финансовый тренер наделала немало ошибок — и не стесняется это признавать

Forbes
«Двойная жизнь» Оливье Ассайаса: трагикомедия о книгах и изменах «Двойная жизнь» Оливье Ассайаса: трагикомедия о книгах и изменах

О новом фильме французского режиссера

GQ
«Они работают нагло и четко». Как автомобилистов подставляют на дороге «Они работают нагло и четко». Как автомобилистов подставляют на дороге

Что нужно делать, чтобы не отдать дорожным аферистам свои деньги

РБК
«Чтобы умереть от любви, нужна зрелость». Хореограф Лоран Илер о новой «Жизели» «Чтобы умереть от любви, нужна зрелость». Хореограф Лоран Илер о новой «Жизели»

На кону амбиции, традиции и система Станиславского

Forbes
Вечеринка в музее. Почему в Лувре, Третьяковке и Пушкинском устраивают ужины — и это нормально Вечеринка в музее. Почему в Лувре, Третьяковке и Пушкинском устраивают ужины — и это нормально

Меценаты больше не хотят быть в музеях обычными посетителями

Forbes
Привычка быть «серой мышью», или Как одежда помогает достичь успеха Привычка быть «серой мышью», или Как одежда помогает достичь успеха

Почему так страшно что-то менять?

Psychologies
Потомок Романовых, обидевший Путина: кто стал новым премьером Великобритании Потомок Романовых, обидевший Путина: кто стал новым премьером Великобритании

Чем известен новый британский премьер

Forbes
Полный комплект Полный комплект

Собираясь на отдых в жаркие страны, продумайте, что взять с собой в поездку

StarHit
От Ferrari до «Кукурузника»: транспорт богатейших госслужащих и депутатов России От Ferrari до «Кукурузника»: транспорт богатейших госслужащих и депутатов России

Необычные транспортные средства богатейших госслужащих и депутатов

Forbes
Зуб даем! Зуб даем!

Можно ли отложить некоторые косметологические процедуры, исправив прикус?

Cosmopolitan
Виктория Тарасова: «Женская зависть страшнее атомной войны» Виктория Тарасова: «Женская зависть страшнее атомной войны»

Звезда «Глухаря» о предательстве, помощи детям и отношениях с невесткой

StarHit
Годжи мой! Годжи мой!

Почему миндальное молоко, ягоды годжи и безглютеновые хлебцы нас не спасут?

Собака.ru
Ужин с Мэрилин Ужин с Мэрилин

Стать хорошей хозяйкой дано не всем. Тем более звёздам

Story
Подписная модель продаж: гарантия успеха или маркетинговый трюк? Подписная модель продаж: гарантия успеха или маркетинговый трюк?

Как заставить работать новую модель монетизации — подписку?

Forbes
Праздник на даче Праздник на даче

Как круто провести время на даче, чтобы это стало приключением

Домашний Очаг
Что такое яхтенные экспедиции и как выглядит La Datcha Олега Тинькова Что такое яхтенные экспедиции и как выглядит La Datcha Олега Тинькова

Будущей осенью на выставке яхт в Монако представят яхту-эксплорер Олега Тинькова

РБК
«Пришла в голову мысль: может, тоже отравили?». Навальный рассказал о своей госпитализации «Пришла в голову мысль: может, тоже отравили?». Навальный рассказал о своей госпитализации

Навальный, ранее попавший в больницу, впервые рассказал о своей госпитализации

Forbes
Обзор робота-пылесоса Xiaomi Roborock S6 Обзор робота-пылесоса Xiaomi Roborock S6

В китайских онлайн-магазинах уже появился новый робот-пылесос Xiaomi Roborock S6

CHIP
Открыть в приложении