В ночь штурма ДК на Дубровке с двадцать пятого на двадцать шестое октября я не могла спать несколько лет подряд. А когда начала засыпать, стал сниться кошмар. Психотерапевт советовал "запрограммировать" хороший финал, но не получалось. Недавно эта страшная ночь наконец меня отпустила. Все как в сказке: чтобы быть спасенной, нужно, чтобы появился спаситель.

Караван историйСтиль жизни

Александра Розовская. Хороший финал

В ночь штурма ДК на Дубровке с двадцать пятого на двадцать шестое октября я не могла спать несколько лет подряд. А когда начала засыпать, стал сниться кошмар. Психотерапевт советовал "запрограммировать" хороший финал, но не получалось. Недавно эта страшная ночь наконец меня отпустила. Все как в сказке: чтобы быть спасенной, нужно, чтобы появился спаситель.

Беседовала Елена Михайлина

— Два года назад Денис Шведов сломал традицию в свой день рождения уезжать в далекую страну в одиночестве. Бывало, отмечали компанией, но именно с собой он никого не брал — слишком ценит личное пространство. А тогда пригласил меня. Важный шаг, показатель, что отношения вышли на новый уровень. «В Европу не поедем, — сказал Дэн. — Кризис, Сань. Давай в Питер!» Я была «за», вообще все равно, куда ехать, главное вдвоем. Единственная проблема — время. Ночью возвращалась с гастролей в Мюнхене, а в шесть утра нужно уже снова быть в аэропорту, чтобы лететь с Денисом. В перерыве еще добраться до дома и сменить чемодан.

У меня было счастливое детство, да, я из тех, кто может произнести эту фразу. Основная ассоциация из того далекого времени — большая дружная семья

Питер, конец ноября — складываю теплые свитера, пуховик. Денис вытаскивает половину вещей из чемодана с мотивировкой: «Не так уж там и холодно. Если замерзнем, купим куртку тебе на месте, незачем тащить с собой шкаф». Убедил. Сил спорить не было, ужасно хотелось спать.

И вот раннее утро, аэропорт. Усталость, недосып — я ничего не соображала. Денис сам нас зарегистрировал, получил посадочные талоны и сдал багаж. А потом начал дергать:

— Какой у нас выход? Посмотри в посадочных. Во сколько точно вылет?

— Посмотри сам! Спина болит... Что ты от меня хочешь?!

В конце концов Денис все-таки настоял, чтобы я заглянула в талон, и стал демонстративно водить пальцем по строчкам:

— Читай.

— Розовская Александра, рейс такой-то, время вылета восемь тридцать, место прибытия Нью-Йорк... Нью-Йорк?!

 Фото: из архива А. Розовской/М. Павлова

Ну что сказать? Шок! С собой я взяла только российский паспорт — в Питер же собиралась! Слава богу, Дэн предусмотрительно и втайне от меня захватил с собой мой «загран». Такавловаой удивительный сюрприз не мог не впечатлить! От счастья я расплакалась. А усталость улетучилась, будто и не было.

За три месяца до поездки Денис подговорил мою лучшую подругу убедить меня получить американскую визу. Она сообщила, что условия выдачи скоро сильно усложнятся, надо успеть сейчас, и я, во многих вопросах наивный человек, поверила на слово. Оформила. На самом деле меня провести как нечего делать... Зато теперь есть что детям и внукам рассказать! В итоге все вылилось в невероятно красивую историю. Я бы даже сказала, был совершен настоящий кинопоступок! Каждая девочка ведь мечтает, чтобы как в кино...

— Ваша мама Светлана Сергиенко — актриса. Отец Марк Розовский — руководитель театра «У Никитских ворот», известный режиссер, сценарист. И так должны были расти как в кино, разве нет?

— Не могу сказать, что не приспособлена к реалиям жизни, но действительно выросла в любви. У меня было счастливое детство, да, я из тех, кто может произнести эту фразу. Основная ассоциация из того далекого времени — большая дружная семья. Мама с папой вместе дома и на работе. Было закулисье и гастроли, о которых остались невероятно теплые воспоминания. Среди взрослых я чувствовала себя комфортно. Может, конечно, кого-то и раздражала, случалось, реквизит брала без спросу поиграть и забывала положить обратно... Но тогда я этого не осознавала, а насколько важно возвращать реквизит поняла только став актрисой.

Мама Светлана Сергиенко и папа Марк Розовский были вместе дома и на работе. И меня всюду с собой таскали
Фото: из архива А. Розовской

Первая сцена в моей жизни — Зимний театр в Сочи. Родители поехали туда на гастроли и по доброй традиции потащили с собой. Мне года три было. Помню, хотелось радости общения, а они велели сидеть тихо — папа занят, мама вообще на сцене. Я же была очень подвижной девочкой и несмотря на запреты, вечно болталась под ногами у артистов. Даже во время спектакля ничто не могло удержать на месте. Однажды в зал влетела бабочка, о чем я громко сообщила маме, находившейся на сцене: «Мам!!! Посмотри, какая красивая!» Густо покраснев — даже под гримом было видно, она стоически продолжила делать свою работу.

Спектакль назывался «Охота на носорогов», мама играла женщину-туземку. Чтобы хоть как-то обезопасить спектакль от детских реплик из зала, было решено выпустить меня на сцену, расширив образ маминой героини до туземки с ребенком. Мол, у нее под рукой контролировать будет удобнее. Меня намазали гримом и отправили на подмостки. В три года я и понятия не имела, что такое боевая раскраска, плюс название постановки — в общем, была уверена, что все актеры, занятые в спектакле, играют носорогов. И я не исключение.

Мысль эта страшно забавляла, но, увы, не помешала продолжать подрывную деятельность уже изнутри спектакля. По сюжету кто-то умирал, естественно — пауза. И в кромешной тишине на фоне замершего в сострадании зала я громко потребовала отвести меня в туалет! После совершенно гоголевской немой сцены актеры кинулись отыгрывать легкомысленную импровизацию ребенка, а мама, взяв меня под мышку, быстро утащила в кулисы.

Воспоминания о теракте на Дубровке всплывают в голове до сих пор...
Фото: В. Мельников/Коммерсантъ

Похожих историй много: могла разреветься прямо на сцене, если что-то внезапно испугало. Как-то раз вообще из зала на сцену вышла: показалось, что один актер меня позвал, сделав жест рукой, — и я вылезла петь со всеми песню... В общем, для папы с мамой период был, мягко говоря, нервным, а для меня ужасно интересным и веселым.

Шанс жить, который мне представился, не стоит растрачивать на страхи и бесконечные опасения — только на себя, на близких, на людей вообще

Детство — это Мисхор, где мы, актерские дети, отдыхали с родителями. Наравне с ними играли в «корову» — это такие шарады. Мой первый заход в море был очень ярким, папа его тоже отлично помнит. Он нес меня на руках, набегали волны, я страшно боялась, колотила по нему кулаками и орала. Но папа все равно меня затащил, и с тех пор не могу без большой воды, очень страдаю, когда не получается вырваться на море.

Еще помню дачу, где много людей и постоянное ощущение любви. Отдыхали мы обычно с мамой, папой, сестрой Машей и ее детьми Ильей и Веней, моими племянниками. Много времени проводила с обожаемыми бабушкой и дедушкой. Дядя, который сначала приезжал из армии стирать мои пеленки, потом гулял со мной, приучал к хорошей музыке и игре в пинг-понг.

Детство — это первая премия «ТЭФИ». Родители взяли меня на церемонию. Все ждали приезда актера, сыгравшего Круза в телесериале «Санта-Барбара», я была в него страшно влюблена. Мама и папа — люди свободных взглядов, давно привыкли к тому, что куда сами — туда и ребенок, поэтому на банкет после церемонии меня тоже оставили. Мне лет шесть только исполнилось, других детей что-то там не припомню...

В общем, подойти к Эю Мартинесу было очень страшно — наблюдала за кумиром на расстоянии, пока Станислав Бэлза не подхватил под мышку и не потащил знакомиться. Помню свой неописуемый восторг. Могла ли мечтать, что со мной заговорит сам Круз из любимого сериала? Эй присел на корточки, стал рассказывать, что у него трое детей, дочка моего возраста... Мама переводила. А потом он меня обнял, и я от переизбытка эмоций заплакала.

Популярнейшая советская картина «Д’Артаньян и три мушкетера» и отец, который написал сценарий к этому фильму, воспринимались не просто спокойно, а как нечто должное. Я знала, что папа человек творческий, поэтому его или нет дома, или он что-то пишет в кабинете. Да и он никогда не напоминал, что вообще-то создает вещи покруче «Санта-Барбары». Отец из детства — человек занятой и как следствие часто отсутствующий в важные моменты моей жизни. Например у меня выпускной, а у него сдача спектакля. Обидно было слышать: «Саш, ну что такого — выпускной? Он у всех бывает. А у меня генеральная репетиция, прогон».

Но конечно, это не означало отсутствия любви или внимания. Просто профессия у него всегда на первом месте. И на моем последнем звонке в школе его не было, это факт. Хотя вся семья собралась! Да и сейчас, случается, мои премьеры совпадают с его важными делами и он выбирает дела. Но папа всегда таким был, и это тоже факт. В какой-то момент я даже почувствовала прелесть его расстановки приоритетов: человеку искусства стоит поучиться у папы честной и безусловной самоотдаче любимому делу. Если это действительно дело всей твоей жизни. Мы редко общаемся, но связь у нас сильная.

...но несмотря ни на что, «Норд-Ост» — очень счастливая история. Спектакль и теракт для меня разные явления абсолютно. С детской труппой мюзикла и артистами Андреем Богдановым и Марией Шорстовой. Я крайняя справа
Фото: из архива А. Розовской

Со временем, конечно, появилась и радость, и гордость за фамилию, которую ношу... Впрочем, как только сформировались свое мнение и вкус, я превратилась в домашнего критика. А когда и сама пошла в профессию, отец стал таким же критиком для меня. Естественно, это не значит, что мы видим в работах друг друга только то, что не нравится, но споры иногда ведем жаркие. Я папе говорю то, что думаю, без лишних реверансов, да и он не стесняется. Посмотрит премьеру и может начать сразу с замечаний...

— Сложно переживали развод родителей?

— Их расставание перенесла относительно спокойно во многом благодаря мудрости мамы. Во-первых, она очень постаралась, чтобы я не думала про отца плохо. Если начинала высказывать какие-то свои обиды (а они, конечно, были, и в девять лет не сильно задумываешься о произносимых словах), бросалась на его защиту. Мама в этом смысле дипломат, после развода довольно продолжительное время работала под руководством отца. Во-вторых, мама подарила мне иллюзию влияния на ее собственные дальнейшие отношения.

— Это вы про Андрея Нечаева — бывшего министра экономики?

— Да, министра, профессора, экономиста и далее по списку. Однажды прямо ее просила:

— У тебя с Андреем роман? Замуж звал?

— Ну звал... — улыбнулась мама.

— А ты что?

— Думаю пока. Надо, чтобы не только мы ладили между собой, но и вы тоже.

— Скажи ему, что мы согласны.

Вот так из одной большой семьи я угодила в другую, не менее масштабную. Переехали к Андрею в Новогорск. С его дочкой Ксюшей мы близки как родные сестры, а мама вообще стала Ксюшиной крестной. Я же крестила Ксюшину дочку Женю, внучку Андрея... Это большое счастье, что две семьи сроднились, сплелись в одну и все дружны. Наш первый совместный отдых на море — это я, мама и Андрей в одной гостинице, а в соседней — Ксюша со своей мамой Леной, первой женой Андрея, и ее сыном от следующего брака. Утром ходили вместе на пляж, вечером ужинать в ресторан.

Мама смеется: «Со старшими женами мне всегда везло!» — имея в виду и первую жену папы Ингу. Вот это высокие отношения! Что касается новой семьи отца — мы как-то ездили вместе на отдых, меня брали на гастроли театра. Папа жил с женой Татьяной и сыном, моим младшим братом Семеном, а меня, десятилетнюю, селили с кем-нибудь из актеров или костюмеров — кстати, это вовсе не обижало. Наоборот, было весело: когда ночью посадила занозу в пятку — всей труппой вытаскивали!

Однажды спросила: «У тебя с Андреем роман? Замуж звал?» — «Ну звал... Надо, чтобы не только мы ладили, но и вы тоже». — «Скажи ему, что мы согласны»

Мама искренне радовалась, что контакт с папиной семьей налажен. Но получилось так, что со временем отношения с Татьяной свелись до уровня стандартных «привет — пока». Впрочем, это совсем другая история и углубляться не хотелось бы. Надо заметить, родители выбрали не самых простых людей во вторые половинки, по крайней мере, мне так кажется.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Александр Розенбаум. Девять жизней Александр Розенбаум. Девять жизней

Говорят, у кошки девять жизней. У меня, думаю, не меньше

Караван историй
Старые, но интересные: 6 онлайн-игр, которые потянут слабые ПК Старые, но интересные: 6 онлайн-игр, которые потянут слабые ПК

Онлайн-игры, не требующие сильного железа

CHIP
Кто здесь? Кто здесь?

По поведению человека в соцсетях легко угадать его знак зодиака

Cosmopolitan
Калина красная: как и зачем есть горькие ягоды Калина красная: как и зачем есть горькие ягоды

Какими полезными свойствами обладает калина и почему ее стоит попробовать

РБК
Моя история Моя история

30 лет назад произошли события, почти единодушно признанные революцией

Дилетант
Мне нужны твои камбэки? Мне нужны твои камбэки?

Разбираемся, почему на экранах так много сиквелов и ремейков и как с этим жить

Glamour
Райские кущи Райские кущи

Дизайнеры оформили клубный дом гольф-клуба “Раево” в традициях старой Америки

AD
«Мне нечего скрывать» «Мне нечего скрывать»

Елизавета Моряк — о кино, цыганских корнях и любви к эротическим триллерам

OK!
Кэри Фукунага Кэри Фукунага

Режиссер нового фильма о Бонде рассказал о непростой жизни супершпионов

Maxim
Ток-шоу Ток-шоу

Для чего нужна микротоковая терапия, какие проблемы она решает?

Grazia
Не мелочи жизни Не мелочи жизни

Анекдот про «мама сказала: деньги в бидоне» — прошлый век

Vogue
На Красной планете произошли 3 рекордных марсотрясения На Красной планете произошли 3 рекордных марсотрясения

Зонд NASA Mars InSight зафиксировал три марсотрясения

National Geographic
Носатый полоз Носатый полоз

Зачем змее такой нос?

Weekend
«Неподражаемый песенный каталог»: как стриминг помог Universal Music Group вырасти в шесть раз за восемь лет «Неподражаемый песенный каталог»: как стриминг помог Universal Music Group вырасти в шесть раз за восемь лет

Как Universal Music Group удалось выйти на биржу

VC.RU
Критика машинного разума. Пять историй Елены Никоноле Критика машинного разума. Пять историй Елены Никоноле

Елена Никоноле посвятила себя изучению новой утопии и критике интернета вещей

Цифровой океан
«Мы застрянем на USB-C навсегда?»: доводы «за» и «против» решения Евросоюза ввести единый разъём для всех смартфонов «Мы застрянем на USB-C навсегда?»: доводы «за» и «против» решения Евросоюза ввести единый разъём для всех смартфонов

Евросоюз за введение стандарта USB-C, Applе – против

TJ
Похитители тел Похитители тел

Из цикла произведений неизвестных авторов – «Похитители тел» Дмитрия Волкова

Esquire
Этот предприниматель учился бесплатно в 4 странах  ― как повторить его опыт Этот предприниматель учился бесплатно в 4 странах  ― как повторить его опыт

Образование предпринимателю не нужно, а если и нужно, то лучшее и дорогое?

Inc.
Умное и еще умнее. Кому на самом деле нужно электронное голосование Умное и еще умнее. Кому на самом деле нужно электронное голосование

Технический прогресс вдруг оказался против прогресса общественного

СНОБ
Большой перемене 19 лет! Большой перемене 19 лет!

"Большая перемена": команда, студенты и способы поддержать фонд

ПУСК
Какие мужчины и почему интересуются сексуальным прошлым своих партнерш Какие мужчины и почему интересуются сексуальным прошлым своих партнерш

Стоит ли рассказывать мужчине о прошлых отношениях?

Psychologies
«Разжимая кулаки»: драма об осетинской девушке, которой не позволяют взрослеть «Разжимая кулаки»: драма об осетинской девушке, которой не позволяют взрослеть

«Разжимая кулаки» — история о девушке в беспросветном осетинском городке

GQ
Как быть с завистью? Как быть с завистью?

Превращаем зависть в мотивацию

Reminder
Урс лепки Урс лепки

Урс Фишер, «Большой глиной № 4», автор отвечает на наболевшие вопросы

Harper's Bazaar
Машина желаний Машина желаний

Фантастический рассказ о том, что бы было, если бы существовала машина желаний

Вокруг света
Как Хелен Герли Браун подарила женщинам свободную любовь и одержимость диетами Как Хелен Герли Браун подарила женщинам свободную любовь и одержимость диетами

За что Герли Браун критикуют феминистки и за что стоит сказать ей «спасибо»

Forbes
Чистая правда Чистая правда

А как работает и что вообще из себя представляет детокс-косметика?

Лиза
Сара, Сабрина и Ламия: Франция глазами мигрантов Сара, Сабрина и Ламия: Франция глазами мигрантов

Что думают француженки из стран Магриба об успехах мультикультурализма

Эксперт
Тайна писем Серклвилля: аноним, который терроризировал маленький городок Тайна писем Серклвилля: аноним, который терроризировал маленький городок

Письма, чужое грязное белье и загадочная смерть

Популярная механика
Самый известный портрет Лавуазье преподнес ученым сюрпризы Самый известный портрет Лавуазье преподнес ученым сюрпризы

Удивительная судьба портрета знаменитого химика Антуана-Лорана Лавуазье

National Geographic
Открыть в приложении