Рассказ Ксении Букши, в котором на месте героя мог оказаться любой из нас

EsquireКультура

Третий лишний

Ксения Букша

Андрей – тот был дядя такой. Огромный. Волосатый. Наивные глаза.
Улыбка идиотская, простая.
Сильный.
Добрый.
Любил Ричарда Баха и верил в радужных единорогов.
Борода у него перла густейшая.
А чувства юмора зато почти не было,
но ничего страшного:
посмеяться-то он мог, только добродушно – ха, ха,
и никакой там тебе иронии, сарказма,
изощренности,
ничего этого.

Ну и вот они ходили парочкой с Наташкой Погорельцевой.
И это выглядело, конечно, странно. Нелепо.
Потому что Наташка...
Наташка. Худая, с узким лицом, под глазами синевица.
Шрамы везде. Не от суицидов каких-либо.
А после жуткой аварии.
Аварию ей подстроили. Потому что у Наташи были враги.
Было кому ее ненавидеть.
Папаша Наташкин – был гендиректор завода.
И Наташка там с пятнадцати лет, если не раньше, стукачила.
Ходит по всему заводу... ходит, как бледная тень... смотрит.
Если кто работает не так – докладывает.
Ну и всякое такое. С малолетства в интриги корпоративные втянутая была Наташка.
А сама-то... Господи, в чем и жизнь держится.
Худая, в черном свитере, с плеч слезает.
Махонькая, сиськи маленькие. А глаза как у черепахи.
Красилась всегда сильно, стрелки малевала.
Ноги тоже в шрамах все, там штыри железные.

Вот такая вот девица. На обезболивающих часто – голова болела и спина, все перебито, переломано.

И вот Андрей. В Наташку. С Наташкой.
Наверное, можно попытаться изнутри рассмотреть под микроскопом, какая у них там была динамика, статика и практика, психология и анатомия. Не важно.

Однажды Андрей в очередной раз куда-то уехал – то ли автостопом, то ли в горы.
Это была большая часть жизни его – куда-то отъехать, там закаменеть,
каменным таким посидеть,
посмотреть на небо, в костер, с медведем побороться... не важно.
Ну вот, а Наташка при заводе, конечно, осталась
вся издерганная, измордованная, спит на таблетосах,
экзамены сдает на с***,
ну и такое.

* здесь должно быть сленговое название наркотика-стимулятора, но по законам РФ редакция не может его опубликовать

Вообще, Наташка отличалась тем,
что она в моменты отсутствия активности пребывала обычно в полной отключке, в апатии.
Сидела как кукла наследника Тутти на лекциях,
если вообще на них появлялась.
Костя ее так и запомнил:
лицо ничего не выражает, просто маска какая-то
набеленная, кукольная,
но математику просекала беззвучно, как воду,
как само собой разумеется. Мозги у нее были как спирт –
ничего вроде в них нет, кроме самих себя –
да и не надо.

Ну и вот – однажды она идет по коридору, ногтищем своим длинным Костю манит и говорит:
«Пошли, Костя, выпьем,
Я тут место одно знаю».

Ну что, пошли.

Уголовное какое-то место было, типично девяностое:
ковры на стенках, на полу,
бильярд, бархат, сосиски, жареная картошка,
Янка Дягилева и Северный вперемешку,
на обоях клопы.
Сели, пьют.
Там кабинки такие были специальные:
красное золото, пригашенные светильники.
Она смотрит на Костю своими несчастными и нечестными глазами,
курит, курит, курит, курит

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Другой Другой

Рассказ лауреата премии «Национальный бестселлер» Ксении Букши

Esquire
«Дeлай что должен» «Дeлай что должен»

Софья Каштанова об эволюции ее героини, сегодняшних реалиях и абсолютном счастье

OK!
Ход Козыревым Ход Козыревым

Почему Михаил Козырев не может гордиться своим культовым саундтреком к «Брату 2»

Esquire
Денис Шведов: всю жизнь я пытаюсь «обогнать» кого-то, быть лучшим, первым Денис Шведов: всю жизнь я пытаюсь «обогнать» кого-то, быть лучшим, первым

«Эпидемия заставила нас посмотреть вглубь себя»

Playboy
Харрисон Форд Харрисон Форд

Правила жизни Харрисона Форда

Esquire
Одна вокруг света: как проходят карантинные будни в США Одна вокруг света: как проходят карантинные будни в США

Новая серия о кругосветном путешествии москвички Ирины Сидоренко

Forbes
Милоша узнаю по походке Милоша узнаю по походке

Милош Бикович – о том, в каких случаях искусство может оказаться важнее политики

Esquire
«Игра в приставку разрушает нашу семью» «Игра в приставку разрушает нашу семью»

37-летняя Алиса часто ссорится с мужем из-за его пристрастия к онлайн-играм

Psychologies
12 апостолов 12 апостолов

12 апостолов Esquire 2020 года и их истории

Esquire
Конец фильма: что видят люди перед смертью Конец фильма: что видят люди перед смертью

В конце любой кинокартины на экране появляются финальные титры

Популярная механика
Звери навсегда Звери навсегда

История трех евреев из Бруклина, неспособных постареть

Esquire
Почему стареет ядерное топливо: современный подход Почему стареет ядерное топливо: современный подход

Ученые МФТИ предложили новый метод создания точных моделей топлив

Популярная механика
Мойра Морта мертва Мойра Морта мертва

Рассказ Линор Горалик «Мойра Морта мертва»

Esquire
Предотвратить болезни и сохранить молодость: как тебе поможет биохакинг Предотвратить болезни и сохранить молодость: как тебе поможет биохакинг

Как стать биохакером и есть ли в этом вообще смысл?

Cosmopolitan
Джей-Зи Джей-Зи

Правила жизни рэпера Джей-Зи

Esquire
Спасите наши души Спасите наши души

О профессии будущего — spiritual worker

Tatler
Трубка мира Трубка мира

Автор «Сталингулаг» объясняет, как гаджеты могут создать проблемы

Esquire
Удивительное зрение голубей Удивительное зрение голубей

В восприятии голубей объекты движутся гораздо медленнее, чем для человека

National Geographic
Глава 1: Москва Глава 1: Москва

Ты говорил, город – сила. А здесь слабые все

Esquire
Выжившие: какие виды получилось сохранить в 2019 году Выжившие: какие виды получилось сохранить в 2019 году

Усилия природоохранных организацией оправдались

National Geographic
Том Хэнкс Том Хэнкс

Правила жизни актера Тома Хэнкса

Esquire
Звуки песка: почему поют барханы Казахстана Звуки песка: почему поют барханы Казахстана

Песни духов пустыни

National Geographic
Командир панка Командир панка

Что главный панк русской музыки делал снаружи всех измерений

Esquire
8 российских артистов ростом выше 190 см 8 российских артистов ростом выше 190 см

Эффектная внешность очень важна для публичного человека

Cosmopolitan
Страна 30 Страна 30

Esquire публикует новый рассказ писателя Алексея Сальникова – «Страна 30»

Esquire
Сбежать из реальности и обрести мир: визуализация и управление эмоциями Сбежать из реальности и обрести мир: визуализация и управление эмоциями

Воображение отнесет нас, куда пожелаем и к кому захотим

Psychologies
Глава 3: Нью-Йорк и Чикаго Глава 3: Нью-Йорк и Чикаго

– Вы гангстеры? – Нет. Мы русские

Esquire
Котел крутых людей: что осталось за кадром фильма Юрия Дудя о Кремниевой долине Котел крутых людей: что осталось за кадром фильма Юрия Дудя о Кремниевой долине

Насколько новый выпуск «ВДудь» точно отражает дух и ценности Долины

Forbes
Глава 4: Наследие Глава 4: Наследие

– Мальчик, ты не понял. Водочки нам принеси, мы домой летим!

Esquire
Бокс как балет. Как основатели Brothers Boxing Club изменили наше представление о драках в перчатках и без Бокс как балет. Как основатели Brothers Boxing Club изменили наше представление о драках в перчатках и без

Основатели Brothers Boxing Club рассказали, как и за что им приходилось бороться

Forbes
Открыть в приложении