Милош Бикович – о том, в каких случаях искусство может оказаться важнее политики

EsquireЗнаменитости

Милоша узнаю по походке

Самый кассовый российский фильм в истории, самый популярный фильм в отечественном прокате за прошлый год – «Холоп» сделал серба Милоша Биковича одним из самых узнаваемых актеров в России. Бикович рассказал Сергею Минаеву, в каких случаях искусство может оказаться важнее политики.

Фотограф Николай Епифанцев. Стиль Алексей Бородачев-Архипов

Куртка и футболка Dolce & Gabbana

СЕРГЕЙ МИНАЕВ: Хочу поздравить тебя с «Холопом». Фантастическая история.

МИЛОШ БИКОВИЧ: Спасибо. Вообще, никто не ожидал, что так получится. Более того, когда мне предложили роль, я сначала отказался.

СЕРГЕЙ: Почему?

МИЛОШ: Персонаж был слишком похож на моего же Павла Аркадьевича в «Отеле «Элеон».

СЕРГЕЙ: Там ты тоже играешь мажора.

МИЛОШ: Я подумал: «Что я, только мажоров буду играть?» Тем более я хотел сменить жанр, уйти в драму. В итоге так и договорился с продюсерами: «Хорошо, я сыграю в «Холопе», но вы мне обещайте потом драму или триллер».

СЕРГЕЙ: Почему, на твой взгляд, русский зритель любит такой сюжет, когда мажора прикладывает судьба? Усталость от богатых людей?

МИЛОШ: От социальной несправедливости.

СЕРГЕЙ: Ты наблюдаешь это только в России или в других странах тоже?

МИЛОШ: Социальная несправедливость есть везде, просто выражается иначе, все зависит от менталитета. В России, когда у человека есть статус, он начинает относиться к другим как…

СЕРГЕЙ: Как к холопам.

МИЛОШ: Да. В Европе это тоже так, но выглядит иначе, чтобы никого не обижать. В белых перчатках. Я думаю, что ты ничтожество, но выражаю это так, чтобы тебе не было обидно. В России, мне кажется, богатые этому пока не научились.

СЕРГЕЙ: На мой взгляд, еще не сложились общественные институты, которые бы это регулировали. В первую очередь в России нет института репутации. Послезавтра никто не вспомнит, что ты вел себя как быдло.

МИЛОШ: Думаю, дело еще в том, что в начале XX века всех, кто разбогател, усердно работая, расстреляли или выгнали из страны. Появились новые богачи, которые обеспечили себе статус за одно поколение, за пять-десять лет. А когда статус приходит мгновенно, ты не усваиваешь все ценности, которые к нему приводят. Самопожертвование, работа, образование. Люди поколениями добивались этого статуса и этого богатства, поэтому и выработали модель поведения.

СЕРГЕЙ: Я хочу с тобой поговорить о «Балканском рубеже». Когда ты снимался в этом фильме, ты понимал, какая в России будет реакция? Тебя обвиняли здесь в ура-патриотизме?

МИЛОШ: Нет. По крайней мере, не в глаза. Но я нашел бы что сказать, я сам видел эти бомбардировки (бомбардировки Югославии силами НАТО в 1999 году. – Esquire). И я хорошо помню этот период, поэтому мне есть чем ответить. В данном случае (в «Балканском рубеже» я был занят еще и как сопродюсер) это не сербская пропаганда. Обычно в этой истории (нас так убеждали) сербы – злодеи. В лучшем случае в конфликте виноваты все, но сербы (по возможности) больше. Вот это – пропаганда. А «Балканский рубеж» – это взгляд с другой точки зрения.

СЕРГЕЙ: Проведу параллель. Она не очень правильная, но ты поймешь, о чем я говорю. Советский Союз рухнул, когда мне было семнадцать. Я четко свою жизнь делю на «советскую» и «постсоветскую». У тебя есть ощущение – довоенная и послевоенная жизнь?

МИЛОШ: Я родился в 1988-м. Три года спустя началась первая война в Хорватии, в 1993-м – в Боснии, в 1998-м вспыхнул конфликт в Ко сове, в 1999-м начались бомбардировки. Мои первые воспоминания – санкции, пустые магазины, деньги, которые могли обесцениться за день. Помню 1999-й, когда нам говорили, что надо избавиться от Милошевича (Слободан Милошевич, в 1997–2000 годах президент Союзной Республики Югославия. – Esquire), что он уничтожил страну. Я все это помню. И мне кажется, все было совсем не так, как об этом говорят.

СЕРГЕЙ: Что сейчас происходит с территорией бывшей Югославии?

МИЛОШ: На Балканах сейчас ситуация, которую мы называем «бочка с порохом». Никто не воюет, но ситуация понятна: в какомнибудь хорватском городе запрещают кириллицу или громят машину с сербскими номерами; албанцы сжигают сербские продукты; македонцы устраивают драку в парламенте. У Македонии и Албании назревает конфликт, у Албании и Черногории тоже. Как и у Черногории с Сербией. И это подогревается СМИ и политиками, которые таким образом набирают баллы. Ты знаешь, что в Черногории сейчас происходит?

СЕРГЕЙ: Нет.

МИЛОШ: В городе Подгорица люди выходят на улицы. Правительство приняло закон о происхождении имущества церквей, и к любому зданию старше 1918 года вопросы – институция должна доказать права на то, чем владеет. Короче, забирают все в свои руки. Государство забирает сербскую православную церковь.

СЕРГЕЙ: Зачем?

МИЛОШ: Потому что не может контролировать ее. Хочет свою, черногорскую церковь. Они хотят создать свой народ, потому что еще десять лет назад все в Черногории считали себя сербами. Меняют письменность, религию, основали новую церковь.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Командир панка Командир панка

Что главный панк русской музыки делал снаружи всех измерений

Esquire
Платить лицом Платить лицом

Кто и зачем решил собирать цифровые слепки личности россиян?

Forbes
Вечный Олег Вечный Олег

Олег Меньшиков рассказал, почему думает о смерти, хотя умирать не собирается

Esquire
Игра на уничтожение: готова ли Россия к полномасштабной ценовой войне на рынке нефти Игра на уничтожение: готова ли Россия к полномасштабной ценовой войне на рынке нефти

Нефтяная отрасль страны оказалась на развилке

Forbes
Иностранный агент Иностранный агент

Из чего сложился образ самого прославленного шпиона в кинематографе

Esquire
«Ну просто копия Элвиса!»: внуки и правнуки звезд, унаследовавшие их черты «Ну просто копия Элвиса!»: внуки и правнуки звезд, унаследовавшие их черты

Некоторые дети позаимствовали черты от более дальних родственников

Cosmopolitan
На счет РАФ На счет РАФ

История самой безжалостной террористической группировки Европы

Esquire
Кровавые Бендеры: семья серийных убийц, которые владели гостиницей Кровавые Бендеры: семья серийных убийц, которые владели гостиницей

Джона и Эльвиру Бендер, а также их детей объединяли ритуальные убийства

Cosmopolitan
Глава 3: Нью-Йорк и Чикаго Глава 3: Нью-Йорк и Чикаго

– Вы гангстеры? – Нет. Мы русские

Esquire
Лучшие приключенческие сериалы: рейтинг, который не даст заскучать Лучшие приключенческие сериалы: рейтинг, который не даст заскучать

Готов отправиться на поиски приключений?

Playboy
Гарри ясно Гарри ясно

Дэниел Рэдклифф давно отошел от амплуа волшебника из Хогвартса

Esquire
Бабушка-мыловар: серийная убийца, которая делала из жертв кексы и мыло Бабушка-мыловар: серийная убийца, которая делала из жертв кексы и мыло

Она верила, что жертвы защитят ее детей от проклятия

Cosmopolitan
Глава 2: Музыка Глава 2: Музыка

– Ты за что задержанных избил? – За дело. Плеер верни

Esquire
«Я впал в кому на две недели, но бизнесменские принципы остались»: создатель сырков «Б.Ю. Александров» о Путине, тюрьме и победе над раком «Я впал в кому на две недели, но бизнесменские принципы остались»: создатель сырков «Б.Ю. Александров» о Путине, тюрьме и победе над раком

«Король сырков» Борис Александров о новых проектах и о том, почему любит СССР

Forbes
Владислав Листьев Владислав Листьев

Правила жизни телеведущего и журналиста Владислава Листьева

Esquire
Против филлеров: звёзды с тонкими губами, которые не хотят их увеличивать Против филлеров: звёзды с тонкими губами, которые не хотят их увеличивать

Многие звезды решили не гнаться за модой и остались верны себе

Cosmopolitan
Другой Другой

Рассказ лауреата премии «Национальный бестселлер» Ксении Букши

Esquire
Полезные свойства орехов — здоровая кожа, идеальная фигура и отличный сон Полезные свойства орехов — здоровая кожа, идеальная фигура и отличный сон

Орехи смело можно назвать главным бьюти-продуктом!

Cosmopolitan
Шарлиз Терон Шарлиз Терон

Правила жизни актрисы Шарлиз Терон

Esquire
Подвиньтесь, бабуля. Почему мы все еще сталкиваемся с эйджизмом при приеме на работу Подвиньтесь, бабуля. Почему мы все еще сталкиваемся с эйджизмом при приеме на работу

Только у 44% работодателей нет трудностей с сотрудниками старше 50 лет

Forbes
Самый знаменитый монгол Самый знаменитый монгол

Чингисхан по праву входит в пантеон величайших завоевателей

Дилетант
Стало слишком сладко Стало слишком сладко

В России закрываются предприятия по производству сахара, не выдержав обвала цен

Эксперт
Майкл Питер Бэлзари (Фли) Майкл Питер Бэлзари (Фли)

Правила жизни Майкла Питера Бэлзари (Фли)

Esquire
11 причин задуматься, нужны ли вы мужчине 11 причин задуматься, нужны ли вы мужчине

Казалось, у вас все идет хорошо, и вдруг он пропадает без объяснений

Psychologies
11 способов становиться немного умнее каждый день 11 способов становиться немного умнее каждый день

Интеллект, как и тело, требует правильного питания и регулярных тренировок

Psychologies
Трагическая история Марго Хемингуэй — супермодели и внучки классика американской литературы Трагическая история Марго Хемингуэй — супермодели и внучки классика американской литературы

Марго Хемингуэй — внучка великого писателя — покончила с собой в 42

Esquire
Сотворение Де Ниро Сотворение Де Ниро

Корреспондент Esquire отправился на встречу с Робертом Де Ниро

Esquire
Это еще цветочки Это еще цветочки

Пять «Грэмми», выступление на «Оскаре» и саундтрек к новому Бонду

Vogue
Один на всех Один на всех

Максим Семеляк обнаруживает сбывшиеся пророчества в фильме «Брат 2»

Esquire
Тут я бессилен: что такое синдром хронической усталости и как понять, что он у вас есть Тут я бессилен: что такое синдром хронической усталости и как понять, что он у вас есть

Разбираемся в проблеме, приумножаем внутренний ресурс

Esquire
Открыть в приложении