Каким образом режиссеру Тодду Филлипсу удалось своим фильмом предсказать будущее

ЭкспертСобытия

Здравствуй, Джокер, ты пришел!

Каким образом режиссеру Тодду Филлипсу удалось своим фильмом предсказать будущее

Вячеслав Суриков

Исполнение Хоакином Фениксом роли Джокера мировое сообщество признало эталонным

Еще в самом начале триумфального шествия по мировым экранам «Джокер» воспринимался как фильмнаваждение. Актерская игра Хоакина Феникса в образе психопата, силой своей ненависти вызывающего хаос на улицах Готэм-сити, не оставляла сомнений: мы имеем дело не с обычным фильмом, который в очередной раз воспроизводит сюжет DC comics. Но что это за фильм, и зрители, и кинематографический истеблишмент, наделивший «Джокер» венецианским «Золотым львом» и двумя статуэтками премии «Оскар», и, скорее всего, сами создатели если и догадывались, то смутно. До недавних пор фильм Тодда Филлипса можно было оставить в категории мрачных фантазий, повествующих о темных демонах, до поры до времени скрывающихся в глубинах подсознания человека, но готовых едва ли не в любой момент завладеть его личностью. И тогда обыватель, который до каких-то пор и сам себя считал таковым и отчаянно пытался встроиться в общепринятую систему социальных отношений, вдруг превращается в олицетворение силы зла, сметающей все на своем пути.

Главный герой «Джокера» — комик Артур Флек, для которого предел мечтаний — выступление на телевизионном шоу, инкарнация Акакия Башмачкина, сотворенного силой воображения Николая Гоголя и канонизированного отечественным литературоведением как образцовый маленький человек, виноватый только в беззащитности перед ударами судьбы. Его посмертное существование в облике призрака, его охота на чиновников, с которых он стаскивал пальто и шинели, тем самым осуществляя месть «значительному лицу», которое не только отказало ему в помощи, но еще и накричало на него так, что Башмачкин умер, — прообраз судьбы американца Артура Флека, начавшего свое перевоплощение в Джокера в тот момент, когда социальные службы отказывают ему в бесплатных седативных препаратах. В этот момент начинается трансформация личности: Флек теряет работу, совершает непредумышленное убийство, и вкус крови опьяняет его. Это больше не Флек, которого судьба раз за разом убеждает в собственной ничтожности, это всесильный Джокер, которому, как и призраку Башмачкина, любое преступление сходит с рук.

Сейчас, когда по улицам Миннеаполиса который день мечется призрак Джорджа Флойда, расплатившегося смертью за подозрения в попытке использовать поддельные банкноты, и приводит в трепет и полицейских, и обывателей, «Джокер» Тодда Филлипса из истории психопата, открывающего в себе сверхспособности к преступлениям, трансформируется в манифест униженных и оскорбленных всего мира. Режиссер, у которого до этого фильма главным творческим подвигом было создание франшизы «Мальчишник в Вегасе», вдруг стал идеальным проводником леворадикальных идей, завернутых в оболочку комикса, жанр, который до сих пор не было принято принимать всерьез. Готэм-сити в фильме Тодда Филлипса, когда антагонист Джокера, единственный, кто может ему противостоять, — Бэтмен — всего лишь маленький мальчик, это Нью-Йорк сегодня, который внезапно решил явить своим жителям и всему миру свою темную сторону. Стихия зла вышла на его улицы, слившись с протестом против полицейского произвола до степени неотличимости.

Возможно, как раз комиксы как первоисточник «Джокера» не позволили американским киноакадемикам, в отличие от жюри Венецианского фестиваля, оценить его по достоинству. Они отдали предпочтение южнокорейским «Паразитам», в которых Пон Чжун Хо высказался на ту же тему с большей интеллектуальной изощренностью. В его художественной трактовке классовое противостояние, в котором фаза непонимания чередуется с фазами острого конфликта, — это неизбежность. Люди, оказавшиеся на социальном дне, пребывают там не потому, что менее конкурентоспособны по отношению к представителям высших классов, которым доступны все материальные блага по праву рождения, нет. На это дно их тянет их собственная, для них самих непостижимая природа, матрица, со всей своей свинцовой тяжестью впечатавшаяся в их сознание, заставляющая оставаться самими собой в любых обстоятельствах. Они могут изображать кого угодно, влезать в какую угодно шкуру, но стоит их оставить наедине с собой, как их собственная природа — природа «паразитов» — берет над ними верх.

В фильме Пон Чжун Хо насилие иррационально. Жертвы, нанявшие себе в услужение своих будущих убийц, позволяют себе лишь испытывать неудовольствие по поводу запаха, который от них исходит. Подобно взмаху крыльев бабочки, который на другом конце Земли в соответствии с теорией хаоса может отозваться цунами, это служит триггером, запускающим цепь событий, приводящих к кровавой развязке. Вспышка насилия длится недолго, после чего во Вселенной восстанавливается прежний порядок: в ней есть богатые и есть бедные, и они вынуждены вступать друг с другом в социальные отношения. Общество, в котором вопиющее социальное неравенство прикрывается декларациями о равных возможностях, до сих пор отличалось большей устойчивостью, нежели общество, в котором все то же неизменное социальное неравенство прикрывается декларациями о социальном равенстве. Но и то и другое не застраховано от взрыва, встряхивающего застоявшийся социум и заставляющего заново перестраивать изжившие себя иерархические лестницы.

В «Джокере» насилие — это ответ на насилие. Зрители ужасаются происходящему на экране — Тодд Филлипс если не превзошел пределы экранной жестокости, то прошелся по самому их краю, — и в то же время они сочувствуют главному герою, ассоциируя себя с философией вооруженного до зубов эгоизма, заставляющего подростков расстреливать своих одноклассников не только в своем воспаленном воображении, но и в реальности: когда те, кто унижает, те, кто ставит в неравные условия, не заслуживают прощения. Реакция на любое воздействие всегда несоразмерна, всегда чудовищно преувеличена. Джокер упивается насилием и все-таки до какого-то момента в глубине души остается тихим и трогательным Артуром Флеком. Он пытается остановить Джокера, но тот с легкостью подчиняет себе разум Флека. Джокер черпает силу из того, что больше не принадлежит себе, он отдается власти стихии, которая втягивает его в себя. В финале картины Тодда Филлипса бушующая толпа подхватывает на руки своего героя, ставшего символом ее концентрированной ненависти.

Смерть Джорджа Флойда на улице Миннеаполиса заставляет заново переосмыслять «Джокер». Да, его герой все тот же одиночка, одержимый жаждой мести, с экранным воплощением которого мы уже неоднократно встречались: в «Рэмбо», в «Таксисте», в «V значит вендетта», но близость событий, почти буквальные совпадения сюжетного и визуального рядов, которые разворачиваются на наших глазах всего полгода спустя после проката фильма, придает кинематографическому произведению новую энергию, новую притягательность. Это позволяет предположить, что корни социального конфликта, сотрясающего США, и судя по тем событиям, которые за ним последовали в других странах, обладающего, подобно COVID-19, повышенной контагиозностью, могут быть иными, нежели лежащий на поверхности межрасовый конфликт и вступившие с ним в резонанс полицейский произвол и безработица. По версии Тодда Филлипса, это вирус хаоса, поражающий сознание людей, а Джокер всего лишь нулевой пациент. Он требует справедливости и жаждет насилия.

Возможно, смысл «Джокера» и того мастерства, с которым сделан этот фильм, в котором актерский гений Хоакина Феникса проявился с такой неистовой мощью, — это попытка совершить массовую вакцинацию человечества. Зрители, пришедшие в кинозал, впустили в свою душу эту малую дозу яда насилия и при этом смогли увидеть его обратную сторону. Выйдя из зала в мир, в котором COVID-19 еще не покинул тело летучей мыши, а продавец магазина не заподозрил Джорджа Флойда в попытке расплатиться фальшивыми банкнотами, он еще мог ощутить вкус бытия, наполненного встречами и беззаботными прогулками, и хотя бы подсознательно зафиксировать ценность того, чем он обладает. Высший смысл «Джокера» был в том, чтобы зрители смогли обрести иммунитет к насилию во имя справедливости накануне его пандемии. Хотя мы также можем предположить, что подобно тому, как вакцина может быть не только лекарством, но и ядом, насилие в фильме «Джокер» для кого-то превысило гомеопатические дозы. Увы, массовый кинематограф, как и фармацевтическая индустрия, не в состоянии просчитать реакцию всех, кто пытается излечиться произведенными ими средствами.

Фото: Warner Bros

Хочешь стать одним из более 100 000 пользователей, кто регулярно использует kiozk для получения новых знаний?
Не упусти главного с нашим telegram-каналом: https://kiozk.ru/s/voyrl

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Уроки испанки Уроки испанки

Как экономика переживет «неожиданную остановку»

Forbes
Эксперимент: можно ли стирать кроссовки в стиральной машине Эксперимент: можно ли стирать кроссовки в стиральной машине

Можно ли постирать обувь в стиральной машине

CHIP
Альянсы и союзы Альянсы и союзы

Вторая часть ответов на вопросы об альянсах союзников против нацистской Германии

Дилетант
Тест-драйв. В винную столицу России на новой Skoda Octavia Тест-драйв. В винную столицу России на новой Skoda Octavia

Тест-драйв новой Skoda Octavia

СНОБ
Американская космическая мечта Американская космическая мечта

Илон Маск вернул веру американцев в собственные космические запуски

Эксперт
Тонкий намек Тонкий намек

Как ухаживать за тонкими волосами

Лиза
Месть внука Месть внука

Сын казнённого царевича Алексея едва не пустил прахом все начинания деда

Дилетант
«Магический ингредиент»: почему «кровавый» компонент искусственных котлет Impossible Foods критикуют фермеры и экологи «Магический ингредиент»: почему «кровавый» компонент искусственных котлет Impossible Foods критикуют фермеры и экологи

Что не так с искусственным мясом

VC.RU
Тюрьма как доходное место Тюрьма как доходное место

Тюрьма, по образцу которой впоследствии создавались тюрьмы по всему миру

Дилетант
Ожидание и реальность: как машины выглядели на скетчах и что получилось Ожидание и реальность: как машины выглядели на скетчах и что получилось

Часто серийные машины сильно отличаются от дизайнерских рисунков

РБК
10 мифов о мужчинах, в которые пора перестать верить 10 мифов о мужчинах, в которые пора перестать верить

Мифы о мужчинах - самая загадочная штука в мире

Cosmopolitan
В Кении обнаружили древнейшее захоронение человека в Африке В Кении обнаружили древнейшее захоронение человека в Африке

Умершего 78 тысяч лет назад ребенка назвали Мтото

N+1
От «Матрицы» до «Сноудена»: лучшие фильмы всех времен про хакеров и программистов От «Матрицы» до «Сноудена»: лучшие фильмы всех времен про хакеров и программистов

Список лучших картин о хакерах, программистах и системах безопасности

Playboy
Бог как иллюзия Бог как иллюзия

Почему религия не должна быть основой нравственности общества?

kiozk originals
Полосатая история: откуда взялись дорожные “зебры” Полосатая история: откуда взялись дорожные “зебры”

Задумывались ли вы о том, кто придумал современную дорожную разметку?

Популярная механика
Техническое обслуживание Suzuki. Стоит ли бояться дилера? Техническое обслуживание Suzuki. Стоит ли бояться дилера?

Обсуждаем официальный дилерский сервис и адекватность его прайс-листов

4x4 Club
Фактчек: 10 самых популярных легенд о Гитлере Фактчек: 10 самых популярных легенд о Гитлере

Развенчивание мифов об Адольфе Гитлере

Arzamas
Субботник для гардероба: как разобрать шкаф и привести все вещи в порядок Субботник для гардероба: как разобрать шкаф и привести все вещи в порядок

Памятка, которая поможет вам позаботиться о своей одежде

Esquire
Настройка связи: как правильно знакомиться с важными людьми на вечеринках Настройка связи: как правильно знакомиться с важными людьми на вечеринках

Бизнес-тренер Нина Зверева — о психологии small talk

Reminder
Близкая карликовая галактика оказалась похожа на галактики молодой Вселенной Близкая карликовая галактика оказалась похожа на галактики молодой Вселенной

Карликовая галактика поможет изучить процессы, происходившие во Вселенной

N+1
5 черт характера, которые мы обязаны позаимствовать у плохих девочек 5 черт характера, которые мы обязаны позаимствовать у плохих девочек

У плохих девочек вообще есть чему поучиться

Cosmopolitan
«Нет смысла сидеть в России»: как сооснователь Starta Ventures Алексей Гирин помогает стартапам развиваться в США «Нет смысла сидеть в России»: как сооснователь Starta Ventures Алексей Гирин помогает стартапам развиваться в США

Почему Алексей Гирин разочаровался в масштабах венчурного бизнеса в России

Forbes
Создан новый революционный механизм редактирования генома без необходимости разрезать ДНК Создан новый революционный механизм редактирования генома без необходимости разрезать ДНК

Ученые разработали систему генной инженерии Retron Library Recombineering

Популярная механика
Что такое синдром информационной усталости и как его преодолеть Что такое синдром информационной усталости и как его преодолеть

Разбираемся, как сохранить продуктивность и здоровье в непрерывном инфопотоке

РБК
От Люка Хоббса до Джо Кингмана: 10 лучших ролей Дуэйна Джонсона От Люка Хоббса до Джо Кингмана: 10 лучших ролей Дуэйна Джонсона

Самые яркие роли актера, рестлера и бизнесмена Дуэйна «Скалы» Джонсона

GQ
Выгорание в середине жизни: как узнать, что это происходит с вами Выгорание в середине жизни: как узнать, что это происходит с вами

Работа, семья, обязанности по дому — кажется, всему этому нет ни конца, ни края

Psychologies
Минута славы: как сложились судьбы победителей «Фабрики звезд» Минута славы: как сложились судьбы победителей «Фабрики звезд»

Что стало с выпускниками «Фабрики звезд»

Cosmopolitan
Скука и страх. Когда к художнику приходит полиция Скука и страх. Когда к художнику приходит полиция

Культура в России продолжает «сворачиваться» по воле властей

СНОБ
Никаких советов! О чем нельзя говорить беременным и молодым мамам Никаких советов! О чем нельзя говорить беременным и молодым мамам

Что не стоит говорить маме, чтобы не нарваться на грубость

Cosmopolitan
Актер и режиссер Филипп Авдеев — о страхе, отвращении и альтруизме Актер и режиссер Филипп Авдеев — о страхе, отвращении и альтруизме

Режиссер Филипп Авдеев — о Хантере Томпсоне и альтруизме

РБК
Открыть в приложении