Время освоить политические права и свободы

ЭкспертОбщество

«Только свободные люди могут дойти от Москвы до Тихого океана»

России предстоит так же, как она освоила европейскую культуру и дала ее высочайшие образцы, освоить теперь политические права и свободы и удержать их как ценность для всего мира, считает председатель СПЧ, советник президента РФ Валерий Фадеев

Татьяна Гурова, Александр Ивантер

Председатель СПЧ, советник президента РФ Валерий Фадеев

Произошедшие в октябре 2019 года изменения в руководстве и составе президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека были встречены широкой общественностью с недоумением, если не сказать скептически. На посту председателя СПЧ «зубра»-правозащитника Михаила Федотова сменил секретарь Общественной палаты Валерий Фадеев, видный общественный деятель, опытный журналист, до этого не замеченный в ярких, а тем более системных инициативах на поле правозащиты, по крайней мере традиционно понимаемой как отстаивание политических прав и свобод гражданина от посягательств государства.

Зная Фадеева как убежденного государственника, многие наблюдатели посчитали его назначение на пост главы совета как пролог к встраиванию еще одного важнейшего общественно-политического института во властную вертикаль. Соратники же ждали откровенного саботажа со стороны старой команды СПЧ.

Но ошиблись и те и другие. Фадеев не стал менять команду, выстроил диалог с коллегами, всего за год, осложненный кризисом и пандемией, которые расширили повестку работы совета новыми нестандартными задачами, осуществил перезагрузку работы этого консультативного президентского органа. СПЧ заметно расширил спектр своей работы, включив в свой периметр защиту экономических, социальных, гуманитарных прав граждан.

Не произошло и растворения во властной вертикали. Совет имеет свой, самостоятельный голос и вес, а на поле отстаивания политических прав и свобод продвигает инициативы, которые трудно трактовать как лоялистские. В частности, СПЧ развернул системную работу по декриминализации нарушений порядка проведения митингов и собраний (статья 212.1 УК РФ).

Накануне своего шестидесятилетия Валерий Фадеев встретился с «Экспертом» для большого интервью. Не скроем: беседа была необычной для всех ее участников. Мы проработали с Фадеевым больше четверти века бок о бок в одной журналистской команде — Фадеев почти двадцать лет, в 1998–2017 годах, являлся его главным редактором — и было непривычно располагаться по разные стороны диктофона. Тем не менее, кажется, именно взаимное доверие позволило коснуться в разговоре ряда не сиюминутных тем и почувствовать строй убеждений и темперамент собеседника.

— Вы уже год возглавляете СПЧ, до этого два с лишним года работали секретарем Общественной палаты. Хотелось бы понять, есть ли преемственность в вашей деятельности и в чем задачи, функционал и методы работы этих органов различны.

— Общественная палата — это почти карнавал. Я использую слово «карнавал» в хорошем смысле, имея в виду энергию, движение, многообразие. Это организация, которая действует по самым разным направлениям, с одной стороны. Но, с другой стороны, все-таки там чуть меньше ответственности. Кроме того, есть система общественных палат регионов. И, когда я был в Общественной палате, я видел основной задачей, чтобы этот карнавал был еще более энергичным, чтобы он был лучше структурирован и чтобы повестка дня, вырабатываемая ОП, влияла на общественную и политическую повестку дня. Это важно, поскольку, как мне представляется, существует довольно заметный разрыв между тем, как власти — и региональные, и федеральные — представляют себе правильную повестку дня, и тем, что по этому поводу думают граждане. Я хотел сблизить эти повестки, пытаться повлиять на повестку дня властей со стороны общества с использованием инструмента ОП.

В этом отношении в СПЧ я делаю то же самое. Но в совете движения меньше, потому что здесь и людей меньше, и люди больше сконцентрированы на традиционных задачах. Но уровень ответственности, конечно, выше. Задача этого института — это прямо написано в положении о Совете по развитию гражданского общества и правам человека — информировать президента, какие проблемы есть в гражданском обществе, какие есть проблемы с правами и свободами человека, и как их решать.

— В составе СПЧ двадцать постоянных комиссий. При этом входит в совет чуть менее пятидесяти человек. Большинство его членов заняты сразу в нескольких комиссиях. Как они успевают работать? Ведь тематика охватывает гигантский спектр.

— Это действительно сложно. Не могу сказать, что все комиссии энергично работают. Кроме того, совет помимо постоянных групп организует рабочие группы по ряду горячих тем, к работе которых мы приглашаем внешних экспертов и заинтересованных лиц.

— Изучая названия и краткий свод тематики, закрепленной за постоянными комиссиями, можно заключить, что из двадцати комиссий семь сфокусированы на, условно обозначим, диссидентской повестке, то есть отслеживают разнообразные политические и гражданские права. Социально-экономические права вроде бы не в первом приоритете. Какие акценты вы делаете в работе совета?

— В этом вопросе слышится некоторое осуждение правозащитной повестки, в собственном, политическом смысле. И в слове «диссидентской» тоже слышится некоторая ирония — не осуждение, но ирония. Действительно, определенная традиция диссидентская есть. Но есть одно фундаментальное обстоятельство. Некоторые считают, что политические права и свободы, которые защищают коллеги в совете, уже не так важны, как борьба за них во времена Советского Союза. Это заблуждение.

Говоря шире, одна из проблем нашей страны заключается в том, что мы слишком легко расстаемся со своим прошлым. Маркс писал, что ход истории таков, что человечество весело прощается со своим прошлым. Мы в России так и делаем. Но Маркс ошибался. Каждое расставание со своим прошлым чревато огромными потерями не только в идейном смысле, но и в материальном, и буквально в смысле количества людей, живущих в нашей стране. Сто с лишним лет назад расстались с царским прошлым, в 1991 году расстались с советским. Стали ли мы от этого сильнее? Не уверен. Расставание с царским прошлым преодолевалось очень долго и необычайно дорого, в том числе в части человеческих жизней. Расставание с советским прошлым стоило почти столько же, во что нам обошлись революция и Гражданская война сто лет назад. Практически столько же! То есть эти права и свободы, политические, которые вы слегка иронически называете диссидентскими, они оплачены миллионами жизней. В войнах на территории бывшего Советского Союза погибло от 300 до 600 тысяч людей. Избыточная смертность в России в 1990-е годы и в начале 2000-х оценивается почти в четыре миллиона человек, безвременно умерших от инфарктов, алкоголизма, самоубийств, вызванных нарушением привычного хода жизни, потери смысла этой жизни. Это цена распада Советского Союза и приобретения нового строя, в частности и в первую очередь — политических прав и свобод.

— Поясним эмоцию в отношении диссидентства. Традиция советского инакомыслия, наследуемая российскими правозащитниками, сводилась к защите граждан от государства. При этом государство и все его институты, включая силовые органы, воспринимались и воспринимаются в этом контексте как абсолютное зло. Данная ситуация кажется несимметричной. Когда в ответ на злоупотребления отдельных представителей правоохранительных органов в отношении, например, журналиста Ивана Голунова в обществе начинается огульное шельмование всех силовиков, это кажется неправильным и опасным.

— Да, надо отличать эти два обстоятельства. Одно дело, что у нас не только наркотики подбрасывают, у нас и пытки, например, есть — и в тюрьмах, и в колониях, и в отделениях милиции. Но хочу заметить, что с этим ведется борьба, довольно много полицейских и сотрудников ФСИН осуждены и отбывают наказание за пытки. Поэтому нельзя сказать, что у нас закрывают глаза на эти действия правоохранителей. Это не так. И в случае Голунова есть уголовное дело против тех полицейских, которые подбросили наркотики. А другая сторона — это шельмование правоохранительных органов в целом. И это, конечно, неправильно, потому что с этого начинается разрушение государства. А разрушение государства чревато еще большими потрясениями, несопоставимыми со злоупотреблениями государства. И надо это очень четко разделять. Я, по крайней мере, это разделяю.

— Возвращаясь к повестке работы СПЧ, все же как бы вы определили приоритеты?

— Когда меня назначили советником президента и председателем Совета по правам человека, я сразу сказал, что мы будем расширять спектр нашей работы. Не отбрасывая проблему политических прав и свобод, о чем я только что сказал, но надо вспомнить о других правах и свободах — и о правах социальных, и о правах экономических. Они не менее важны. По опросам общественного мнения, большинство людей обеспокоены реализацией своих прав на жилье, на качественную медицинскую помощь, на хорошее образование. Люди хотят иметь возможность переехать в другой город, заработать денег. Реализовать свое право на труд, в конце концов. И за прошедший год мы существенно расширили спектр нашей работы.

Если посмотреть доклад СПЧ «Уроки эпидемии», то там есть политические аспекты, конечно, в том числе аспект, связанный с самой процедурой введения особых режимов и ограничения прав граждан во время эпидемии. Но там есть и социальные аспекты, и экономические аспекты, и право на труд. И мне кажется, что доклад был принят хорошо.

— В этом докладе обращается внимание на избыточность ограничений на прощание с людьми, умершими от COVID-19. Совет впервые в полный голос поставил эту проблему в публичной плоскости. Какой-то отклик был на этот сигнала?

— Действительно, мы впервые указали на жесткость эпидемиологического регламента прощания. К закрытому гробу умерших от COVID-19 допускают только близких родственников. Нам пока не дали даже профессиональных разъяснений по этому поводу — от врачей, патологоанатомов — насколько оправданны такие ограничения. Разве вирус продолжает размножаться в мертвом теле и представлять опасность? Между тем отсутствие возможности по-человечески проводить в последний путь близких людей доставляет не меньшие страдания, чем смерть человека. Эпидемия никуда не делась, и мы будем продолжать добиваться публичного обоснования и экспертизы принятого регламента.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Ландшафт после американских выборов Ландшафт после американских выборов

Что может ждать США в новом политическом цикле

Эксперт
Дружеский секс: что о нем думают женщины Дружеский секс: что о нем думают женщины

Дружеские отношения с привилегиями помогают быть уверенными в себе и счастливыми

Psychologies
Три ответа на теракты в Европе Три ответа на теракты в Европе

Европа может изменить свое отношение к мигрантам в сторону большей радикализации

Эксперт
Американский доктор раскрыл секрет техники «железный пах» от мастеров кунг-фу Американский доктор раскрыл секрет техники «железный пах» от мастеров кунг-фу

Оказалось, чтобы выдержать удар бревном в промежность, нужно напрячь две мышцы

Maxim
Карабах: новая пробоина в российской обороне Карабах: новая пробоина в российской обороне

Мирное соглашение между Арменией и Азербайджаном — и успех, и неудача для России

Эксперт
Коллекции русских писателей: от железных палок до аптечных флаконов Коллекции русских писателей: от железных палок до аптечных флаконов

Предметы, которые коллекционировали русские писатели

Культура.РФ
Почем газ для народа? Почем газ для народа?

Для нескольких миллионов семей газификация их жилищ — годами лелеемая мечта

Эксперт
Ed Sheeran Ed Sheeran

Эд Ширан — о музыке, клипах, турах и том, как не видеть солнце несколько месяцев

ЖАРА Magazine
Хабаровчане приготовились долго разочаровываться Хабаровчане приготовились долго разочаровываться

В чем проявился хабаровский менталитет после ареста Сергея Фургала

Эксперт
Две красные дорожки! Как звезды должны вести себя на церемониях награждения Две красные дорожки! Как звезды должны вести себя на церемониях награждения

Пройти по красной дорожке почетно, но делать это надо по правилам

Cosmopolitan
Новые войны памяти Новые войны памяти

Европа пытается принизить роль СССР во Второй мировой войне

Эксперт
Слово предоставляется Слово предоставляется

Интервью с Клаудио Лути, президентом Salone del Mobile. Milano

SALON-Interior
«Зеленый» миссионер «Зеленый» миссионер

Дмитрий Скобелев — о модернизации российской промышленности

Эксперт
Живая природа Живая природа

Один из трендов в уходе за кожей – это косметика с пребиотиками и пробиотиками

Лиза
Telegram против Signal: сравниваем мессенджеры Telegram против Signal: сравниваем мессенджеры

Почему многие переходят на мессенджер Signal?

CHIP
10 цитат из писем Марселя Пруста 10 цитат из писем Марселя Пруста

Как вымысел и правда переплетаются в письмах Марселя Пруста

Arzamas
Бык мирно засыпает под гитарную музыку: милое видео Бык мирно засыпает под гитарную музыку: милое видео

Быку по имени Хоаким явно нравится творчество Леонарда Коэна

National Geographic
Движение внутрь Движение внутрь

Дочери Форте рассказывают о внутреннем устройстве знаменитого лондонского отеля

Elle
5 ошибок Дмитрия Спиридонова, CEO CloudPayments 5 ошибок Дмитрия Спиридонова, CEO CloudPayments

CEO CloudPayments о том, какие свои ошибки он предпочёл бы не повторять

Inc.
Дебютантки 2020 Дебютантки 2020

Девушки из очень хороших семей, которых «Татлер» выводит в свет

Tatler
Шахматы и мозг: игра делает нас умнее? Шахматы и мозг: игра делает нас умнее?

Как шахматы влияют на интеллект?

Reminder
Трогательная история Трогательная история

Александра Потапова очень любит сложные по текстуре интерьеры

AD
Что делать, если в машине примерзла дверь. 5 советов Что делать, если в машине примерзла дверь. 5 советов

Почему «дедовские» способы открыть замерзшую дверь автомобиля не сработают

РБК
Скандинавский нуар и мрачное фэнтези в новом датском сериале «Равноденствие» Скандинавский нуар и мрачное фэнтези в новом датском сериале «Равноденствие»

Мрачный сериал из Дании с знатным налетом мистики

Forbes
5 блюд и напитков, изобретенных случайно 5 блюд и напитков, изобретенных случайно

Блюда, которые получились не благодаря, а вопреки усилиям их авторов

Maxim
Частные тюрьмы как инвестиционный инструмент: сколько на них зарабатывают и почему с ними борются активисты Частные тюрьмы как инвестиционный инструмент: сколько на них зарабатывают и почему с ними борются активисты

Частные тюрьмы — прибыльный бизнес со своими рисками и конфликтами интересов

VC.RU
Мы родом из «Ералаша»: памяти Бориса Грачевского Мы родом из «Ералаша»: памяти Бориса Грачевского

Вспоминаем кадры и фразы из «Ералаша», которые наполняют радостью наши сердца

Psychologies
Jeep Grand Cherokee WK2. Другая семья, другие правила Jeep Grand Cherokee WK2. Другая семья, другие правила

Grand Cherokee WK2 — лучший «Гранд» из тех, что когда-либо выпускались

4x4 Club
Приют разозленных консерваторов: почему Signal и Telegram — это новые Twitter и Facebook Приют разозленных консерваторов: почему Signal и Telegram — это новые Twitter и Facebook

Почему популярность Signal и Telegram так резко возрасла

Forbes
Вираж кабинетной магистрали Вираж кабинетной магистрали

Концепция создания опорной сети автодорог недостаточно проработана

Эксперт
Открыть в приложении