Самоорганизация горожан на берегу самоочищающегося озера

Новая набережная в Казани: что такое современное общественное пространство

ЭкспертОбщество

Самоорганизация горожан на берегу самоочищающегося озера

Новая набережная в Казани представляет свою версию того, что такое современное общественное пространство. Его ключевыми элементами стали экотехнологии, разнообразие пространств и сценариев использования, а также самоорганизация горожан

Алексей Щукин

Использование растений, очищающих воду, — отличительная черта новой казанской набережной

Новые набережные — одна из модных тем в современной урбанистике. Лучшие города мира заново осваивают прибрежное пространство, которое еще полвека назад зачастую было занято фабриками и складами. Сегодня территории у воды воспринимаются как наиболее ценный городской ресурс, во многом определяющий комфорт городской жизни.

В России набережными вновь занялись несколько лет назад. Прибрежные территории активно благоустраиваются в Москве, даже парк «Зарядье», нырнув под автотрассу, смог пробраться к воде. Новые набережные были построены в Тольятти и Тюмени, Новосибирске и Туле, Ростове-на-Дону и многих других городах. Но количественный рост благоустроенных прибрежных территорий не должен затенять вопроса их качества: многие проекты сделаны некачественно, без сценариев использования, и стать востребованными живыми пространствами они смогут только при крупной удаче.

Одна из наиболее интересных попыток ответить на вопрос, что такое современное прибрежное пространство, — это новая набережная озера Нижний Кабан в Казани, построенная по концепции китайских ландшафтных архитекторов.

С китайцами, но на свои деньги

В 2015 году в Казани был проведен масштабный архитектурный конкурс на разработку концепции развития набережных и береговой полосы системы озер Кабан. В нем приняло участие 70 бюро из семи стран мира. В конкурсе победил консорциум, возглавляемый китайским бюро ландшафтной архитектуры Turenscape. Концепция победителя «Эластичная лента» предполагала создание «зелено-голубого пояса» вдоль системы озер Кабан, формирование единой рекреационной системы.

Чтобы понять суть главной идеи концепции Turenscape, надо понимать состояние объекта проектирования. Три озера Кабан (Верхнее, Среднее и Нижнее) представляют собой крупнейшую систему озер Татарстана, их площадь — более 190 га. Они расположены в центральной части Казани, но долгое время пребывали в запущенном состоянии: заброшенные замусоренные территории, без подходов к воде. Озера довольно сильно загрязнены отходами промышленности, в некоторых местах дно покрывает двенадцатиметровый слой ила.

Основная идея китайской концепции не просто создание нового общественного пространства, но и радикальная очистка озер. Причем не дорогостоящая механическая очистка, что может стоить десятки миллиардов рублей, а самовосстановление озер за счет экотехнологий. «Мы создаем об­щественные пространства, в ко­торых вода становится частью города. Мы отказываемся от бетона в пользу экологических мате­риалов, очищаем воду, делаем доступ к ней открытым, фор­мируем среду для культурных мероприятий» — так описал концепцию президент и главный дизайнер бюро Turenscape Кунцзянь Юй на презентации проекта президенту Татарстана Рустаму Минниханову.

После победы Turenscape в конкурсе профинансировать проект предложила в кредит китайская сторона — госкорпорация China Construction с годовым бюджетом более 65 млрд долларов. Проект вписывался в запущенную в 2013 году китайскую государственную суперпрограмму «Один пояс — один путь», в которую входят почти полторы тысячи крупных проектов по всему миру. Китайцы предложили одним махом очистить и благоустроить все три озера Кабан. Но после проведения расчетов правительство Татарстана отказалось от предложения — слишком уж велики были бы расходы на обслуживание кредита. Такой подход сейчас кажется весьма дальновидным: часть проектов инициативы «Один пояс — один путь» уже переформатируется. Так, в Шри-Ланке правительство за долги вынуждено было отдать китайцам новейший порт, а в Малайзии остановлены три уже начатых крупнейших проекта с китайским финансированием — объявлено, что они могут лечь слишком тяжелым бременем на бюджет страны в будущем.

Была принята стратегия постепенного благоустройства озер за счет республиканского бюджета. На сегодняшний день благоустроен 1 километр береговой линии Нижнего Кабана, в этом году планируется замкнуть маршрут вокруг первого озера — это еще 1500 метров благоустроенного берега. Стоимость первого этапа составит 550 млн рублей.

Китайский след

Китайское бюро Turenscape хорошо известно в мире ландшафтной архитектуры. Компания реализовала более 600 проектов, причем 200 за пределами своей страны. Turenscape активно и на российском рынке: в частности, бюро было одним из финалистов конкурса на создание парка «Зарядье». Однако набережная в Казани — первый проект, реализованный в России по концепции этого китайского бюро.

Китайская цивилизация придает огромную роль гармонизации городского пространства, его взаимодействию с природной средой. Так, искусство создания садов в Китае развивалось на протяжении трех тысячелетий и оказало большое влияние на развитие паркового искусства в Европе, это одно из ярких достижений этой цивилизации. В этом контексте интересно, насколько китайское влияние заметно в казанской набережной. На первый взгляд «китайского следа» не обнаруживается. Здесь нет причудливых каменных валунов с отверстиями, извилистых дорожек, беседок с тщательно просчитанными видами. Отчасти это ожидаемо, учитывая типологию набережной и ограниченность бюджета. Можно даже сказать, что проект Turenscape подчеркнуто нейтрален, носит интернациональный характер.

Но при более внимательном рассмотрении один из принципов китайских садов и общественных пространств в целом в казанской набережной, пусть и в редуцированном варианте, можно обнаружить. Этот принцип — разнообразие. Даже маленький китайский садик состоит из множества отдельных пространств, каждый со своей энергетикой и мироощущением. Набережная тоже весьма разнообразна. Есть зоны для концертов и занятий танцами, деревянные палубы и променады, небольшой амфитеатр, смотровая площадка и места, где можно посидеть, опустив ноги в воду. Набережная то идет на одном уровне, то вдруг становится двухъярусной. Зоны плавно перетекают друг в друга: территории общения и активного отдыха сменяются местами релаксации и созерцания заката.

Именно такого разнообразия и не хватает большинству российских набережных, построенных в последние годы. Как правило, они монотонны, однообразны и страшно серьезны. Порой проекты отличаются друг от друга лишь покрытиями — асфальт или плитка в зависимости от бюджета. Старинный китайский принцип разнообразия — «сад как модель царства бесконечного счастья не может быть однообразным» — удивительным образом сходится с современными представлениями о городском пространстве. Общество становится все менее монолитным, распадается на сообщества и группы. Чтобы соответствовать такому обществу, городские пространства становятся все более разнообразными.

За два месяца на набережной озера Кабан прошло более 150 мероприятий

Самоочищение за счет экотехнологий

Главная идея концепции Turenscape — акцент на экологию. На береговой линии озера уже высажено более 12 тысяч кустарников и деревьев-крупномеров. Но изюминка проекта не в этом. Китайцы заявили сильный тезис: если перекрыть источники загрязнения, то за счет тщательно подобранных растений озеро может очиститься, самовосстановиться.

В более общем виде такой подход в мире сегодня известен как «город-губка» (sponge city). Речь в нем идет о принципиально ином, биологическом принципе очистки воды в городе — за счет растений и грунта. При таком подходе водоемы не заковываются в бетон, а остаются природными. «Растения способны эффективно очищать воду — этот эффект давно известен. Методика биологической самоочистки водоемов активно используется, например, в Европе. При этом можно экономить деньги на создании новых очистных сооружений, на их эксплуатации. В конце концов, с очистных сооружений отфильтрованный материал тоже надо где-то захоранивать — и это проблема. В России биологическая самоочистка водоемов не очень распространена. Хотя еще в шестидесятые годы в Татарстане нефтяники создавали биологические пруды, которые прекрасно очищали воду от нефтепродуктов», — говорит заместитель директора Института проблем экологии и недропользования Академии наук Республики Татарстан Дмитрий Иванов.

«Не буду скрывать, что по поводу предложения китайцев в Казани был значительный скепсис. Но мы построили на озере Кабан демонстрационный каскад с растениями и доказали, что это работает. Замеры ученых показывают, что загрязнения (фенол, бензол) снижаются после каскада на тридцать-сорок процентов», — говорит руководитель программы развития общественных пространств Татарстана, помощник президента Республики Татарстан Наталия Фишман. Каскад — одна из достопримечательностей набережной. Он состоит из семи мини-водоемов с фильтрующими слоями из песка и гравия и, главное, с различными растениями. В первом мини-водоеме — эйхорния, во втором — аир болотный: эту траву активно использовали для очистки водоемов еще монголы-кочевники во время нашествия. Вода из озера насосом подается в первый водоем, оттуда во второй, в третий — и в конце пути попадает в седьмой, где цветут кувшинки, которые в грязной воде не живут.

Справедливости ради стоит заметить, что возможности самоочистки системы озер Кабан ограничены. Озера весьма глубокие, а растения могут эффективно «работать» только в мелководных местах. В данном случае важен образовательно-демонстрационный эффект: каскад показал, что этот механизм очистки водоемов уже сегодня можно применять.

Впрочем, свой вклад в очищение озера свободно растущие растения и те, что в каскаде, уже дают. Естественно, работает это в комплексе с классическим подходом: часть очистных сооружений на Кабане в ходе реализации проекта была реконструирована, обнаруженные незаконные сбросы фекальной канализации устранены. Символ более чистого озера Кабан виден и невооруженным взглядом: на озере резко выросла популяция лебедей и уток.

Развлеки себя сам

Беда большинства новых российских набережных — отсутствие культурного программирования и спектра активностей. Для строителей было важно освоить деньги и построить объект, а как он будет функционировать, никто не продумывал. В результате на набережных нечего делать, нет ни кафе, ни других точек притяжения — можно только прогуливаться. Новая набережная в Казани — приятное исключение из правил: с первого дня на ней весьма много людей и масса событий.

Особенно интересно, что привлечь горожан и создать насыщенную событиями среду удалось без финансирования. «Когда мы достраивали набережную, мои коллеги говорили: “Иди, ищи бюджет на мероприятия. Без этого ничего не будет”. Я отвечала, что не согласна, и предлагала поспорить», — вспоминает Наталия Фишман. Она и пригласила стать куратором летней программы набережной на общественных началах Радмилу Хакову — известную казанскую журналистку, автора книги «147 свиданий». И в считанные дни после открытия набережная не только наполнилась казанцами, которым было интересно, что же построили в их городе, но и сформировалась обширная программа бесплатных мероприятий.

Появились открытые уроки йоги и танцевальные классы. По вечерам стали крутить фильмы молодых татарстанских режиссеров и записи спектаклей расположенного рядом Театра имени Камала, проводятся концерты, лекции. За два месяца прошло порядка 150 мероприятий. «Если быть честным, то бюджет все-таки был: несколько тысяч рублей мы потратили на коврики для йоги, — говорит Радмила Хакова. — Меня спрашивают, как я собрала столько людей. Но я никого не собирала. Просто убираешь забор, и люди сами приходят».

Пример новой казанской набережной показывает, что правильно организованное общественное пространство способно очень быстро завоевать популярность у людей с совершенно разным образом жизни и стать феноменом городской самоорганизации. Местом активной городской жизни нового типа, где люди без финансовых вливаний и участия властей самостоятельно реализуют разнообразные сценарии.

«Мы разворачиваем Казань к воде».

О планах развития прибрежных территорий Казани, о китайской специфике и о скорости реализации проекта, «Эксперт» поговорил с руководителем программы развития общественных пространств Татарстана, помощником президента Республики Татарстан Наталией Фишман.

— Каковы планы развития прибрежных территорий Казани?

— Если говорить о Нижнем Кабане, то в этом году будет установлена плавучая сцена. В планах было сделать еще красивую навигацию и поставить интерактивный павильон, который рассказывал бы об экологии в городе, о работе нашего очищающего воду каскада. Это дорого, и мы решили перенести на следующий год. Увидев, насколько хорошо набережная заработала, сколько людей здесь бегает и катается на велосипедах, было решено сконцентрировать усилия на ее продолжении. В этом году мы планируем замкнуть маршрут вокруг озера Нижний Кабан — это сейчас важнее. И уже в следующем году будем насыщать построенную набережную, добавлять шик. В следующем году займемся и вторым берегом Нижнего Кабана — со стороны Старо-татарской слободы. В перспективе — озера Средний Кабан и Верхний. Если экономическая ситуация будет позволять, то это программа лет на десять.

Есть еще идея связать систему озер Кабан с Кремлем и набережной реки Казанка. Дело в том, что улица Татарстан, на которой стоит Театр Камала, — это, по сути, мост. В стене под театром есть проход к протоке Булака, которая идет до казанского Кремля. Необходимо провести большое количество инженерных работ, но, по идее, галерею под театром можно реконструировать. Наша мечта — сделать нижнюю набережную вдоль Булака ландшафтным парком наподобие канала Чонгечон в Сеуле. Тогда появится единый маршрут длиной семь километров от Кремля и Кремлевской набережной до зоопарка на Среднем Кабане.

В целом что мы делаем? Разворачиваем Казань к воде. Исторически так получилось, можно долго разбираться почему, что воды в городе много, но она никак не использовалась. В перспективе Волжская набережная будет реконструироваться. Казанка полностью оденется в набережные. А началось все лет пять назад, когда появилась Кремлевская набережная на Казанке. Но она — гидротехническое сооружение, дамба, которая защищает город от подъема воды в водохранилище. Она не дает непосредственного доступа к воде, отделяет от нее. И в этом ключевое отличие набережной Кабана: там есть непосредственная близость к воде, взаимодействие с ней.

— Автором концепции набережной озера Нижний Кабан была китайская компания Turenscape. Есть ли в проекте что-то специфически китайское, на ваш взгляд?

— Для меня как для человека «насмотренного» в плане ландшафтной архитектуры есть очевидный почерк китайской компании Turenscape. Это светящиеся красные скамейки, натуральные материалы, большое количество растений в воде. В чем-то пространство китайское, но в чем-то наше. Потому что все растения, кроме тропической эйхорнии, из нашей полосы. Пространство формируется и окружением, а оно, конечно, татарское — рядом главный в Татарстане драматический театр с очень характерным фасадом.

Но вообще, мы живем во время, когда все глобализуется. Лучшие общественные пространства в мире друг на друга похожи. Будь то Миллениум-парк в Чикаго, парк «Зарядье», какие-то объекты в Норвегии или Швеции — все новое, прогрессивное, что сегодня строится, так или иначе рифмуется.

Проект в хорошем смысле нейтральный. Для меня ключевой критерий успешного общественного пространства — встречаются ли там разные люди и чувствуют ли они там себя комфортно. Потому что на левом берегу Старо-татарская слобода, это территория религиозная, много женщин в платках. На новой набережной много хипстеров, пожилых казанцев, много людей из районов республики, которые приезжают посмотреть на набережную. Для нас важно, что все сделано деликатно.

— Большинство набережных проектируется исходя из эстетических соображений. Однако ваш проект акцентирован на экотехнологии. Насколько тяжело было идти против течения?

— Вначале было много сомнений. Когда мы начинали, у части коллег был вопрос, не сошла ли я с ума. Зачем в центре города в озеро сажать камыш? Ведь камышом все зарастает в нищих селах, это не круто. И только потом пришло понимание, что это помогает озеру самоочищаться. Скепсис ушел только после того, как ученые сделали замеры и все увидели, что каскад сокращает загрязнение. Это была большая победа: значит, это рабочая история, ей можно пользоваться, применять в других местах, масштабировать.

А, например, в Вологде взяли и забетонировали все на набережной. А это очень вредно для водоемов, потому что это мешает водоему очищаться. Ведь дождевая вода может пройти через грунты, через растения и очиститься. А в данном случае она по бетону просто сливается без всякой очистки в водоем. Плюс по берегам ничего не может расти, плюс там птицы не могут выходить на берег и, соответственно, жить в водоеме.

— Почему на реализацию проекта ушло на год больше, чем планировалось?

— В международном масштабе три года от результатов конкурса до реализации — это немного. Но поскольку в Татарстане обычно полгода проходит от идеи до реализации, то для нас это, конечно, был очень долгий процесс.

Мы строили дольше, чем хотели, в частности потому, что у китайцев совсем другая культура проектирования, производства, другие технологии. Были моменты, когда проект буксовал. Уже были сомнения: «Стоит ли? Может, просто дорожку проложим вокруг озера и забудем об этом?» Прошлой осенью президент нас сильно ругал: мы не смогли освоить выделенные деньги, не построили в срок. Но я не хотела строить без понимания. Конечно, когда ты замахиваешься на международный проект, тебе очень важно на уровне навыков быть готовым его реализовывать, быстро развить массу новых компетенций.

Небольшой пример: красные светящиеся скамейки, которые любит использовать Turenscape. Их производят в Китае на закрытом военном заводе. Мы могли бы там заказать, но доставка стоила бы столько же, сколько изготовление. Поэтому мы с компанией «IMS-сервис» из Набережных Челнов четыре-пять месяцев экспериментировали, чтобы стеклопластик был прозрачным, без прожилок, с равномерным цветом и так далее. Потребовалась масса технологических новшеств.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Фаньцзиншань, Китай Фаньцзиншань, Китай

Фаньцзиншань – священная гора для китайских буддистов

Maxim
Чудо, а не кроссовер! Чудо, а не кроссовер!

Дебют Renault Arkana стал самой яркой премьерой Московского автосалона

АвтоМир
Крошка Ро Крошка Ро

Блогер Марьяна Ро выбралась в реальный мир без одежды

Maxim
Шепот шин Собянина. Как электробусы сменяют дизель в Москве Шепот шин Собянина. Как электробусы сменяют дизель в Москве

Москва может войти в число лидеров по использованию транспорта на электротяге

Forbes
8 крутых блюд ресторана «Восход», которые ты сможешь приготовить сама 8 крутых блюд ресторана «Восход», которые ты сможешь приготовить сама

Рецепты от шеф-повара ресторана «Восход» Максима Тарусина

Cosmopolitan
Ледник Вавилова стремительно уходит в море: видео Ледник Вавилова стремительно уходит в море: видео

Ледники российской Арктики испытывают влияние глобального потепления

National Geographic
Политику США в Сирии бьют из соцсетей Политику США в Сирии бьют из соцсетей

Американские эксперты обнаружили новую российскую кампанию в Twitter

РБК
«Вояджер-1»: 10 фактов космического масштаба «Вояджер-1»: 10 фактов космического масштаба

Ровно 41 год назад произошел запуск «Вояджера-1»

Maxim
Король поп-музыки: 8 мифов о Майкле Джексоне Король поп-музыки: 8 мифов о Майкле Джексоне

Майкл Джексон — легенда не только в глазах фанатов

Вокруг света
Кто больше? Кто больше?

Если над отношениями работает только один, союз трудно назвать равным

Добрые советы
Историческое решение Приморья Историческое решение Приморья

Российская власть проходит серьезный тест

Эксперт
Dying Light 2 Dying Light 2

Dying Light 2 расскажет о мертвецах, свободе и растаманах

Игромания
5 лучших игр на PlayStation Vita по версии Metacritic 5 лучших игр на PlayStation Vita по версии Metacritic

Какие видеоигры на PS Vita за время ее существования оказались наиболее удачными

Популярная механика
Мерси, Баку! Мерси, Баку!

Новая Мекка для худеющих – Chenot Palace Health Wellness Hotel в Азербайджане

Cosmopolitan
Как ухаживать за кожей после 25 лет Как ухаживать за кожей после 25 лет

Терапевтические меры косметологических клиник могут повернуть время вспять

GQ
Родину выбирают Родину выбирают

Кто придумал плов, фуа-гра и другие легендарные блюда

GQ
Как приготовить правильный чай Как приготовить правильный чай

Настоящий мужчина должен уметь заваривать настоящий чай

Maxim
Большие маневры Большие маневры

Сравнительный тест Cadillac Escalade и Infiniti QX80

АвтоМир
«Толстой нам не принадлежит» «Толстой нам не принадлежит»

Фекла Толстая объясняет, почему герои Толстого до сих пор актуальны

Огонёк
Верное средство Верное средство

Самый надежный способ борьбы с осенней хандрой — побег на далёкие острова

Robb Report
Дела поважнее. Почему российские компании не защищают личную информацию Дела поважнее. Почему российские компании не защищают личную информацию

Российский бизнес пока не придает серьезного значения GDPR

Forbes
8 фактов о Pink Floyd и Роджере Уотерсе 8 фактов о Pink Floyd и Роджере Уотерсе

Вспоминаем Роджера Уотерса — основателя группы Pink Floyd

Maxim
Андрей Артемов Андрей Артемов

Основатель Walk оf Shame расшифровывает коды своих коллекций

Elle
Режис Тригель Режис Тригель

Как перестать соблюдать режим фуа-гра и круассанов

Esquire
Жилые мегалиты, граната для выживания и другие потрясающие фотографии Жилые мегалиты, граната для выживания и другие потрясающие фотографии

Фото самых красивых и эффектных в визуальном плане технических новинок и событий

Популярная механика
«Хорошим историям не нужны оправдания» «Хорошим историям не нужны оправдания»

Братья Коэн представляют свой новый фильм «Баллада Бастера Скраггса»

Огонёк
Семья Diego M Семья Diego M

Мануэла Бортоламеолли поделилась личным и интересным

Elle
Греческие каникулы Греческие каникулы

Интервью с Сергеем Лазаревым о том, как он провел отпуск в Греции с сыном

OK!
Невероятные приключения итальянца в Италии Невероятные приключения итальянца в Италии

Сильвио Берлускони. Жизнь, которой бы не постыдились Чарли Шин с Оззи Осборном

Maxim
Троллинг по-фински Троллинг по-фински

Жизнь Муми-троллей — идеальная в представлении финнов

Вокруг света
Открыть в приложении