Число малых предприятий, несмотря на господдержку, не растет

ЭкспертБизнес

Нацпроект для чистеньких

Малый бизнес собираются поддерживать прежними способами, только в больших масштабах. Однако эффективность этих способов под вопросом: число малых предприятий, несмотря на поддержку, не растет

Любовь Маврина

Фото Игорь Шапошников

Господдержка не улучшает положения малых предприятий. К такому выводу в очередной раз пришли аудиторы Счетной палаты (СП), оценив эффективность бюджетных трат на развитие микрофинансирования и гарантийной поддержки в регионах. «В 2015–2017 годах за гарантийной поддержкой обратилось около 0,1 процента от общего количества субъектов малого и среднего предпринимательства (МСП), за микрозаймами — 0,3–0,4 процента. При этом выборочная проверка показала, что большинство предпринимателей, получивших поддержку, не улучшили свои финансовые показатели, а отдельные и вовсе прекратили свою деятельность вскоре после ее получения», — сообщил на днях на коллегии Счетной палаты аудитор Андрей Перчян.

Заявления о низкой или отрицательной эффективности госпрограмм поддержки малого и среднего бизнеса Счетная палата делала и раньше. Так, в прошлом году СП констатировала: «Одна из основных целей Национальной гарантийной системы (система госгарантий для МСП, которые выдаются Корпорацией МСП. — “Эксперт”) — увеличение объемов долгосрочного кредитования субъектов МСП, — не достигнута». Палата также предупреждала, что высокая степень исполнения плановых показателей по госпрограмме поддержки МСП — это не признак эффективности: показатели подгоняются под реальное положение дел. Целый ряд контрольных показателей на 2017 год были снижены по сравнению с 2014-м. Например, контрольное значение количества новых рабочих мест в секторе МСП снизилось с 108 тыс. в 2014 году до 25 тыс. в 2017-м.

Система поддержки МСП начала формироваться в 2007 году после вступления в силу закона «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» от 24 июля 2007 года № 209 и через десять лет, к концу 2018-го представляла собой два разрозненных направления — региональные меры поддержки и федеральные (а именно льготное кредитование плюс некоторые другие формы поддержки от Корпорации МСП, ранее МСП-банк). Но несмотря на то, что регионы добросовестно выдавали деньги, а Корпорация МСП — кредиты и гарантии, главная цель поддержки оставалась недостижимой: число предприятий малого и среднего бизнеса росло незначительно, и этот сектор так и не стал фундаментом российской экономики.

Вообще, оценивать эффективность господдержки малого бизнеса очень трудно, считает Анастасия Алехнович, директор Института экономики роста имени П. А. Столыпина, руководитель Экспертного центра при уполномоченном при президенте РФ по защите прав предпринимателей: «Дело в том, что система поддержки МСП через федеральные и региональные институты развития имеет весьма ограниченный охват и не может серьезно заменить масштабную государственную политику, которая должна быть направлена на развитие гораздо более значимого числа субъектов МСП и затрагивать налоговобюджетную, денежно-кредитную политику, контрольно-надзорную сферу, а также регулирование инфраструктурных монополий. Кроме того, усилия федеральных и региональных органов власти по созданию условий для развития МСП часто сводятся на нет уже на уровне муниципалитетов, которые пока не имеют серьезных стимулов для поддержки подобных предприятий. Там есть движение, но проблема остается».

По замыслу правительства, все может измениться благодаря нацпроекту по поддержке малого бизнеса, который стартовал в январе 2019 года. Отвечает за его реализацию Минэкономразвития, которое и определяет, как и на что будут потрачены почти полтриллиона рублей, выделяемые напрямую из федерального бюджета. В паспорте нацпроекта указано, что деньги будут тратить по пяти направлениям: улучшение предпринимательской среды, повышение доступности льготного финансирования, акселерация субъектов МСП, создание системы поддержки фермеров и популяризация предпринимательства.

В результате нацпроекта малый бизнес должен стать движущей силой нашей экономики. К 2024 году Минэкономразвития планирует увеличить число занятых в секторе МСП с 19,2 млн до 25 млн человек, повысить долю МСП в ВВП с 22,3 до 32,5%, а долю МСП в общем объеме несырьевого экспорта — с 8,6 до 10%. Однако достичь этих показателей прежними способами будет сложно.

Поддержка взаймы

«Я написал бизнес-план. На тот момент это был интернет-сервис по вызову сантехников, электриков и другого персонала. Когда я получал грант (речь идет о субсидии от Центра занятости на открытие собственного бизнеса. — “Эксперт”), спросил, можно ли приобрести оборудование у физического лица. Мне ясно и четко сказали: да, можно. Получил по гранту деньги. Приходит время отчетности, и выясняется, что у физлица покупать нельзя, нужно предоставить чеки и гарантию, которых у меня нет, потому что я покупал б/у оборудование у физлица. В итоге вернул им деньги по суду. Больше не пытался обращаться к государству и пытаться не буду» — так описывает свой опыт получения господдержки от Центра занятости предприниматель Иван Гоцецура, один из героев проекта «Пилим по России» журнала «Эксперт».

До старта нацпроекта безвозмездная помощь предпринимателям в виде субсидий (грантов) на открытие дела оказывалась в большей степени за счет региональных бюджетов. В зависимости от ситуации условия ежегодно менялись, как и объем денег: иногда их хватает на всех начинающих бизнесменов, иногда нет. «Я обращался за поддержкой в городской и областной департаменты поддержки предпринимателей Владимира. И ни там ни там получить поддержку не удалось. Хотя по всем критериям я подходил. Говорили: деньги закончились», — негодует Артем Cилонов, сооснователь сети пекарен из Владимира, также участник проекта «Пилим по России». Другой наш собеседник, Антон, напротив, получил безвозмездную помощь во Владимире четыре раза, но и ему кажется, что система работает как-то неправильно. «Мы обращались за получением первоначального взноса на лизинг на покупку основных средств, в нашем случае это были грузовики. В нашем регионе максимальная сумма выплат была 500 тысяч. Я понял, что программа отбора работает по количеству участников — потому что у нас был посредственный бизнес-план. По сути, этой программой могли воспользоваться откровенные мошенники. Мы получили эту поддержку два раза, на третий год, в связи с тем, что заявок стало больше, нам выплатили уже не 500, а 300 тысяч рублей. Непрозрачность — это первое, что отпугивает».

«Мы полностью отказались от непрозрачных механизмов, таких как гранты и субсидии, и сосредоточились на том, чтобы обеспечить предпринимателям доступ к дешевым деньгам. На это у нас работают такие инструменты, как микрозаймы и льготное кредитование», — сказали «Эксперту» в Минэкономразвития России.

Речь идет о том, что ряд регионов для распределения денег между бизнесменами создают микрофинансовые организации. Региональные департаменты поддержки предпринимательства учреждают такие МФО и перечисляют деньги из региональных бюджетов. МФО должны выдавать займы тем представителям малого бизнеса, которые не могут воспользоваться традиционными банковскими продуктами — небольшая сумма кредита, отсутствие кредитной истории, удаленность населенного пункта и т. д. При этом даже небольшие объемы поддержки МСП могут позволить себе далеко не все регионы: порой таким государственным МФО приходится самим занимать деньги в банках, чтобы потом раздать их малому бизнесу.

А Счетная палата выявила случаи, когда микрозаймы от государственной МФО предоставлялись предпринимателям, которые сами оказывали финансовые услуги, в том числе выдавали займы и кредиты, и занимались коллекторской деятельностью.

Несмотря на критику, бизнесмены местные МФО ценят высоко: «Фонд микрокредитования — реальная структура, которая помогает предпринимателям. Условия щадящие, пакет документов минимальный, процентная ставка — семьдевять процентов годовых. Мы трижды кредитовались в ФМСО (некоммерческая микрокредитная компания “Фонд микрокредитования субъектов малого предпринимательства Саратовской области”. — “Эксперт”)», — делится опытом Андрей Родионов, предприниматель из Саратова, участник проекта «Пилим по России».

В Минэкономразвития хотят и дальше развивать микрофинансирование малого бизнеса, льготный лизинг, запустить альтернативные источники финансирования, в том числе биржевые инструменты для МСП. В рамках нацпроекта предусмотрены развитие или докапитализация микрофинансовых организаций. Кроме того, будет внедряться сервисная модель поддержки МСП в рамках центров «Мой бизнес» (некий аналог «Моих документов» для физлиц) — там можно будет оформить все документы, получить консультацию или пройти обучение. К 2024 году планируется обучить не менее 450 тыс. человек. В целом в Минэкономразвития уверены, что и сегодня помощи выделяется достаточно, вся проблема — в популяризации мер поддержки.

Корпорация добра

Кроме помощи от регионов малые предприятия могут получить кредит или заем на льготных условиях через Корпорацию МСП. Такие займы выдает не сама корпорация, а специально отобранные и авторизованные банки, сейчас таких банков 69.

Корпорация МСП была основана в 2015 году на базе Агентства кредитных гарантий. Сейчас она на 67,7% принадлежит государству и на 32,3% — Внешэкономбанку. Ежегодно происходит ее докапитализация из федерального бюджета. С 2015 года нарастающим итогом корпорация оказала финансовую поддержку субъектам МСП на два триллиона рублей.

Напомним, до декабря 2018 года льготные кредиты при поддержке Корпорации МСП выдавались бизнесу по программе «6,5%». Столь низкая ставка может ввести в заблуждение: на самом деле это ставка, по которой банки получали средства от Банка России под поручительство Корпорации МСП. Схема выглядела так: банк получал в ЦБ кредит под поручительство корпорации по ставке 6,5%, при выдаче кредита заемщику к этой ставке добавлялись расходы корпорации и банковская маржа — 3–4% в зависимости от приоритетности отрасли. Так, компании из списка приоритетных отраслей, например инновационные, высокотехнологические и сельскохозяйственные, в итоге получали займы максимум под 9,6%, а все остальные — под 10,6%.

Второе направление работы Корпорации МСП — субсидирование процентной ставки или финансирование выпадающих доходов для банков, которые выдают кредиты малому и среднему бизнесу. В этом случае максимальная ставка для предпринимателей составляла не более 8,5%. Это замечательная программа, и многие предприниматели хотели бы получить кредиты под такие проценты, но при ближайшем рассмотрении выясняется, что и это доступно не всем. Для этого малые предприятия должны соответствовать ряду критериев самой корпорации и пройти скоринг у банков. Требования к заемщикам у банков понятные: отсутствие любых долгов и судов, положительный бухгалтерский баланс и т. п. Но для большинства МСП это часто означает фактическую недоступность госпомощи от Корпорации МСП и банков.

В корпорации полагают, что в целом справляются с задачей повышения доступности финансирования для МСП. Однако оценить результаты ее работы трудно — нет сведений о том, как меняется выручка или рентабельность предприятий, получивших поддержку. «Поддержку получают всего два-три процента фирм, и как они используют ее — непонятно. По данным корпорации, большая часть фирм в итоге показывает рост: растет либо число сотрудников, либо выручка, либо еще что-то. Но неизвестно, как росли эти показатели в целом, как они менялись. То есть нам трудно сравнить и, соответственно, трудно говорить о какой-то эффективности. Но в целом надо сказать, что доступность банковского кредитования улучшилась и процентная ставка становится ниже», — поясняет Степан Земцов, старший научный сотрудник лаборатории инновационной экономики научного направления «Реальный сектор» Института экономической политики имени Е. Т. Гайдара.

В 2017 году росли выдачи кредитов МСП, но портфель уменьшался, отмечает Павел Самиев, генеральный директор агентства «БизнесДром». «Это было связано с тем, что торговые предприятия активнее кредитовались, то есть росли короткие займы, тогда как среднесрочные займы производственным предприятиям МСП, которые и поддерживает Корпорация МСП, сокращались, — объясняет г-н Самиев. — А вот 2018 год стал первым за много лет, когда росли и выдачи, и портфель кредитов МСП — это связано как раз с активизацией среднесрочного кредитования. Если бы мы убрали господдержку, портфель бы, вероятнее всего, стагнировал».

Что касается заемщиков, то можно утверждать, что в основном это рыночные истории, так как заемщики должны отвечать всем довольно жестким критериям, добавляет Павел Самиев. Можно сказать, что они и без поддержки Корпорации МСП получили бы заем в банке — просто не по льготной, а по обычной ставке. Степан Земцов соглашается: очень часто для оказания господдержки отбираются компании, которые будут и так расти. И за счет них удается показать рост поддерживаемых компаний. На самом деле это эффект отбора.

Простая банковская арифметика

Согласно нацпроекту, только в этом году через корпорацию надо выдать субъектам МСП триллион рублей кредитов, а к 2024-му — довести уровень закредитованности сектора МСП до 10 трлн рублей (сейчас 6,8 трлн).

«В рамках нацпроекта более ста миллиардов выделено на повышение доступности финансирования. Самая большая часть заложена на кредит под 8,5 процента. Как работает эта программа? Банк, который аккредитован в этой программе Корпорации МСП, выдает кредит под 8,5 процента тому предприятию, которое находится в реестре малого и среднего предпринимательства за минусом некоторых отраслей — например, там нет торговли. Потом 2,5 процента банк получает из бюджета Российской Федерации дополнительно. То есть в итоге банк получает 11 процентов по выданному кредиту», — говорит президент «Опоры России» Александр Калинин.

Правда, есть один нюанс: до сих пор банки не очень-то стремились поддержать инициативы министерства, да и теперь утверждают, что для них активное льготное кредитование малого бизнеса, даже с поддержкой от Корпорации МСП, невыгодно.

«Проблема не в том, чтобы найти спрос на деньги, а в том, чтобы найти спрос среди тех, кто их потом вернет. А это называется возвратностью, имеет определенные метрики и зависит от успешности бизнеса, — так объяснил логику банков в ходе обсуждения нацпроекта на площадке “Опоры России” Константин Бобров, председатель правления банка “Уралсиб”. — Давайте в терминах экономики. Два с половиной — половина процентного пункта уходит на банковскую маржу, это немного. Один процентный пункт — это OPEX, обычно даже побольше, для того чтобы обслуживать малые предприятия. Сколько остается? Один процентный пункт на так называемую дефолтность. Много отраслей в МСП, где имеется дефолтность один процентный пункт или ниже? Скорее всего, гораздо больше, а это уже чистый убыток. Да, конечно, банки добирают на том, что они еще оказывают дополнительные услуги — кросс-продажи, расчетно-кассовое обслуживание и так далее. Это повышает экономику взаимодействия с такими субъектами на несколько процентов. Хорошо, три-пять процентных пунктов — оставшаяся номинальная доходность. Дефолтность заемщиков в большинстве суботраслей МСП пока что существенно выше». С ним согласился и Андрей Шаров, вице-президент Сбербанка: «Два с половиной процентных пункта — это не прибыль банка, это гросс-маржа: операционные расходы, принятие рисков и так далее. Два с половиной процентных пункта, как правило, [дают] крупные и крупнейшие клиенты и самые “шоколадные” клиенты малого и среднего бизнеса, где риск и так минимальный. Поэтому когда мы дискутировали в правительстве, мы сказали: если будет два с половиной процентных пункта [гарантированной из бюджета маржи] — это десять процентов верхнего слоя всех клиентов. Вы убрали торговлю? Уберите еще 50 процентов из этих десяти процентов. Если вы хотите раздать триллион, то возмещайте из бюджета как минимум три с половиной процентных пункта. Это не фантастика — это так было по прошлой программе. Что такое три с половиной процентных пункта? Это уже 50 процентов клиентов, и если торговлю не исключать, то мы прекрасно и спокойно выдадим триллион».

Впрочем, некоторые банки видят в кредитовании МСП хорошую возможность для заработка. «Несмотря на то что различные опросы показывают ухудшение ожиданий у предпринимателей, надо признать, что кризисные потрясения пройдены и бизнес адаптировался к новым условиям. С другой стороны, кредитование МСБ достаточно доходный бизнес, при этом банки усилили контроль за рисками, усовершенствовали скоринговые системы, в целом за последние пару лет выросла прозрачность в сегменте МСБ, что позволяет банкам более точно оценивать риски заемщиков, — рассказала Елена Потемкина, руководитель департамента развития кредитования среднего бизнеса Альфа-банка. — На рынке растет конкуренция за клиентов МСБ, что приводит к общему смягчению условий кредитования (повышению лимитов, расширению беззалоговых программ и так далее)».

И снова «гильотина»

Насколько вообще эффективна раздача льготных кредитов, если мы хотим увеличить число малых предприятий? Возможно, стоит сосредоточиться на других мерах поддержки?

«Большинство МСП и не планируют расти. Для них становится важным отсутствие проверок и лишнего административного давления. Это зачастую гораздо более эффективно, чем предоставление кредитов», — убежден Степан Земцов.

О снижении административного давления, контрольно-надзорного гнета говорят в последние годы очень много. Ключевым решением должна стать «регуляторная гильотина» — так назвал предлагаемый способ борьбы с административным гнетом на бизнес Дмитрий Медведев, глава правительства. Позже Владимир Путин пояснил, что в результате будут полностью отменены все нормативные, регуляторные и надзорные требования для бизнеса, которые существуют на сегодняшний день. Вместо этого будут написаны и приняты новые, причем только те, что действительно необходимы для рынка, бизнеса, отрасли и потребителей.

«К сожалению, сегодня вокруг контрольно-надзорной деятельности сложилось целое кровососущее сословие, собирающее ренту, и они просто так свой кусок никогда не отдадут», — предупреждает Марина Блудян, первый вицепрезидент «Опоры России». Примером может быть то, как работает реестр проверок при Генпрокуратуре. «Есть плановые проверки и внеплановые, которые вносятся по специальным заявкам. Заявки подаются в прокуратуру, и прокуратура разрешает или не разрешает эти проверки. Это все делается по 224-му закону. Но сегодня появилось огромное количество проверок, которые не подпадают под него. Такие проверки осуществляются по КоАПу, который позволяет проводить различные виды специального контроля: расследования, мониторинги, срочные проверки. И, как оказывается, этих проверок больше, чем плановых и внеплановых под контролем прокуратуры. Более того, штрафов по некоторым ведомствам выписывается значительно больше по этим нестандартным проверкам, чем по нормальным, которые подпадают под контроль со стороны закона», — рассказал в ходе недавней пресс-конференции Борис Титов, бизнес-омбудсмен.

Хочешь стать одним из более 100 000 пользователей, кто регулярно использует kiozk для получения новых знаний?
Не упусти главного с нашим telegram-каналом: https://kiozk.ru/s/voyrl

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Генпланы помешали строителям Генпланы помешали строителям

Отмена генпланов поможет строить быстрее

Эксперт
Сколько можно извиняться Сколько можно извиняться

Вежливое обращение «Извините, пожалуйста…» некоторые используют для оправдания

Лиза
Интерактивная Динозаврия Интерактивная Динозаврия

Вы будете смеяться, но это еще одна история «бизнеса из гаража»

Эксперт
Bombay Canvas by Urban Dreams: что ждет посетителей нового поп-ап пространства Bombay Canvas by Urban Dreams: что ждет посетителей нового поп-ап пространства

Команда Rise Entertainment снова вернется в городскую среду

Cosmopolitan
Доходное место. Как делают карьеру в госсекторе Доходное место. Как делают карьеру в госсекторе

В чем плюсы и минусы госслужбы?

Forbes
Катя возвращается — и ее спасли вы! Катя возвращается — и ее спасли вы!

Такие пациенты, как Катя Фролова, встречаются хорошо если раз в несколько лет

Cosmopolitan
Учебный экономкласс Учебный экономкласс

В стране резко вырос спрос на среднее профессиональное образование

Огонёк
Последний выход Последний выход

«СтарХит» узнал, что станет с платьями Юлии Началовой

StarHit
И яйцо отложить, и сцинка родить: рептилия показала уникальный способ размножения И яйцо отложить, и сцинка родить: рептилия показала уникальный способ размножения

Ученые обнаружили возможность яйцерождения и живорождения в одном помете

National Geographic
Мунк и творчества Мунк и творчества

Знакомимся с создателем «Крика» – норвежским художником Эдвардом Мунком

Maxim
Где «прокололся» Джек-потрошитель: анализ ДНК в криминалистике Где «прокололся» Джек-потрошитель: анализ ДНК в криминалистике

Проверяем, как работает анализ ДНК, на примере самых знаменитых преступлений

Популярная механика
Диета против ПМС Диета против ПМС

Как быть, если ПМС мешает работе и отравляет личную жизнь

Лиза
Бизнес за решеткой. За что «самого презираемого предпринимателя США» поместили в одиночную камеру Бизнес за решеткой. За что «самого презираемого предпринимателя США» поместили в одиночную камеру

Руководство тюрьмы ужесточило условия содержания главного злодея Америки

Forbes
Своя Прага Своя Прага

Что надо сделать, чтобы познакомиться с Прагой по-настоящему

National Geographic Traveler
Красочная война: спортивный пейнтбол Красочная война: спортивный пейнтбол

Спортивный пейнтбол — полноценная спортивная дисциплина с четким регламентом

Популярная механика
Мой рассеянный мир Мой рассеянный мир

Ася в двадцать девять узнала, что у нее рассеянный склероз

Cosmopolitan
На российских ВСМ продолжается круговое движение На российских ВСМ продолжается круговое движение

Уже который год Россия планирует начать строить высокоскоростные магистрали

Эксперт
Паутина для клиента. Как российские банки превращаются в технологические компании Паутина для клиента. Как российские банки превращаются в технологические компании

Банки строят финансовые экосистемы, которые позволяют монетизировать big data

Forbes
В китайском зоопарке неизвестный забросал жирафа деньгами В китайском зоопарке неизвестный забросал жирафа деньгами

В сумме щедрый посетитель бросил в вольер 10 000 юаней (почти сто тысяч рублей)

National Geographic
Виктор Добронравов. Баловень судьбы Виктор Добронравов. Баловень судьбы

О чем мечтает Виктор Добронравов

Караван историй
Добро пожаловать в «Твин Пикс» Добро пожаловать в «Твин Пикс»

Путешествие по местам съемок «Твин Пикс»

4x4 Club
Сколько заработали Алла Пугачева и ее близкие за 14 лет Сколько заработали Алла Пугачева и ее близкие за 14 лет

Совокупный доход Пугачевой, ее дочери, бывшего мужа и Галкина превысил $200 млн

Forbes
«Хеллбой»: бессмысленный и обалденный треш «Хеллбой»: бессмысленный и обалденный треш

В новой экранизации комикса про адового героя вырывают языки и отрубают головы

GQ
Секреты доброго утра Секреты доброго утра

Настроение вполне поддается коррекции с помощью небольших волевых усилий

9 месяцев
В рейтинге крупнейших покупателей российской нефти впервые сменился лидер В рейтинге крупнейших покупателей российской нефти впервые сменился лидер

Китайский партнер «Роснефти» впервые обошел трейдера «Лукойла»

Forbes
Как «Любовь, смерть и роботы» покорили всех Как «Любовь, смерть и роботы» покорили всех

Краткая история удивительного успеха

GQ
Домашние войны Домашние войны

Рассказываем, как отстоять свою точку зрения и не испортить микроклимат в семье

StarHit
Блогер подала иск о защите репутации к Тинькофф банку на полмиллиона рублей Блогер подала иск о защите репутации к Тинькофф банку на полмиллиона рублей

Блогер Александра Баязитова и Тинькофф банк поссорились из-за ролика на YouTube

Forbes
«Инкерман» стал пристройкой к винному дому «Инкерман» стал пристройкой к винному дому

У одного из крупнейших в Крыму заводов марочных вин сменился собственник

РБК
14 14

Этих новых художников из Петербурга уже заметили галеристы

Собака.ru
Открыть в приложении