Американские мыши, иранские кошки и саудовские собаки

Кому удастся сформировать правительство в Ираке

ЭкспертОбщество

Американские мыши, иранские кошки и саудовские собаки

На парламентских выборах в Ираке победили как арабские националисты, так и шиитские глобалисты. Вопрос теперь в том, кому из них удастся сформировать правительство

Геворг Мирзаян*

Муктада ас-Садр — новый серый кардинал Ирака

*Доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ.

Соперничество Ирана и так называемого Нечестивого альянса в лице США, Саудовской Аравии и Израиля уже давно стало своеобразным шампуром, на который нанизываются все ближневосточные дела и судьбы. В том числе судьба Ирака, который после свержения американцами Саддама Хусейна превратился из субъекта (причем одного из сильнейших) арабской политики в объект влияния внешних сил. И прежде всего Ирана, который за последние пятнадцать лет превратился в доминирующую силу на территории этой страны.

Собственно, Саудовская Аравия и США сейчас пытаются восстановить субъектность Ирака и вернуть ей сильное национально ориентированное правительство, дабы снизить иранское влияние. А еще лучше — вернуть Ираку тот статус, который был при Саддаме Хусейне, то есть превратить в актора, чьей внешнеполитической задачей будет сдерживать иранскую экспансию на Ближнем Востоке. К сожалению, возродить самого Хусейна у американцев не получится, а лидеров такого масштаба в суннитской общине Ирака нет. Поэтому они пытаются найти себе партнеров из числа антиирански настроенных шиитских руководителей страны, которые выступают за независимость и секуляризм.

В свою очередь иранцы стремятся, наоборот, закрепить свой контроль за иракским пространством. Одним из инструментов этого контроля стало Хашд аш-Шааби — созданное на иранские средства иракское ополчение, которое фактически спасло страну во время войны с запрещенным в России «Исламским государством» (ИГ). Сейчас эти ополчения интегрируются в силовые структуры страны, тем самым давая Тегерану серьезные инструменты контроля над ситуацией в Ираке.

Однако силовых инструментов недостаточно — нужны политические. Поэтому иранцы и их противники уделили колоссальное внимание парламентским выборам, которые прошли в Ираке 12 мая. Депутаты, избранные в этот день, будут, в свою очередь, выбирать премьер-министра и президента страны, которые определят внешнеполитический курс Ирака и решат, кто его друг, а кто — враг. Собственно, от их решения во многом будет зависеть исход соперничества Ирана и Альянса.

Марширующие и завоеватели

С математической точки зрения выборы, конечно, трудно назвать всеобщими и легитимными. В голосовании приняло участие всего лишь 44% жителей страны (для сравнения: в 2014 году на участки пришло около 60%). Основными причинами низкой явки стали разочарование, царящее в курдских и суннитских провинциях страны, а также нестабильность на этих территориях. Курдов только недавно лишили де-факто независимости, их политические партии находятся в состоянии раздрая. А сунниты еще не оправились от проходящей на их территориях войны с ИГ, вызвавшей большой отток беженцев. Местные лидеры просили перенести выборы на полгода (дабы беженцы могли вернуться домой), однако официальный Багдад отказал: выборы вообще должны были состояться еще в сентябре 2017 года, и тогда один раз уже были перенесены из-за идущей войны с террористами. В результате получилось, что львиную долю голосов получили именно шиитские партии.

Однако считать такой исход победой Ирана не стоит. По итогам подсчета голосов на первом месте оказался Муктада ас-Садр и его блок «Ас-Саирун» («Марширующие»), взявший 54 мандата из 329.

Муктаду ас-Садра можно считать, пожалуй, самым опасным противникам Ирана в Ираке. Он — герой войны против американской оккупации, пользуется очень большим авторитетом среди местных шиитов. В то же время, несмотря на свое религиозное прошлое, он шел на выборы с призывами к консолидации страны на светской, а не на конфессиональной основе и даже включил в свой блок коммунистов и либералов. Этот политик отыгрывает образ реформатора и не ассоциируется с действующей властью; более того, ас-Садр регулярно инициировал антикоррупционные кампании, обвиняя шиитское руководство в масштабном взяточничестве. Собственно, было за что, ведь Ирак считается одной из самых коррумпированных стран мира. Однако самое опасное для Ирана в том, что одним из важных внешнеполитических пунктов программы столь авторитетного лидера является принцип независимости страны от любой иностранной державы, в том числе — и, наверное, в первую очередь — от Ирана. «У вас в доме завелась мышь, и для ее изгнания вы заводите кошку. Затем для изгнания кошки приглашаете собаку. Чтобы выгнать собаку, заводите слона. И, наконец, для того чтобы убрать слона, снова приглашаете мышь», — говорил он. Поэтому со своими мышами, в понимании ас-Садра, государство должно справляться собственными силами.

Сторонники приглашения иранских кошек для изгнания американских мышей оказались лишь на втором месте. Точнее, речь идет об иранских котятах — движении «Аль-Фатх» («Завоевание»), которое возглавляет Хади аль-Амири, министр транспорта Ирака и по совместительству командир одного из подразделений «Хашд аш-Шааби». Получившее 47 мандатов движение полностью на стороне Ирана и опирается в том числе на тех избирателей, которые благодарны ополченцам за спасение их от ИГ и видят иранцев как своего рода гарантов будущей стабильности и процветания Ирака.

Третье место заняла партия нынешнего премьер-министра Хайдера аль-Абади. Номинальный победитель курдов и ИГ взял 42 мандата. Формально Абади не считается ни проиранским, ни проамериканским — он пытается маневрировать между сторонами и при этом придерживается светской повестки. Однако некоторые политологи рассматривают его все-таки как прозападного кандидата. У бывшего премьер-министра Нури аль-Малики, который как раз рассматривается как проиранский деятель, 25 мест. Остальные голоса распределены между множеством других партий и блоков.

Нейтралитета достаточно Официальные консультации о формировании правительства стартуют после Рамадана, однако свои позиции стороны обозначают уже сейчас.

Эксперты выделяют два основных варианта коалиции. Первый — проиранский. Амири плюс Малики плюс мелкие шиитские партии плюс проиранские курдские партии. Второй вариант — антииранский, когда Муктада ас-Садр блокируется с Хайдером аль-Абади и берет под свое крыло часть шиитских, суннитских и курдских партий.

Конечно, теоретически есть и другие варианты, однако тот же Муктада ас-Садр уже заявил, что не будет маршировать вместе с «Завоевателем» Хади аль-Амири, а также с Нури аль-Малики — то есть с силами, которые откровенно ориентируются на Иран. И здесь видна не только его позиция, но и предварительная работа, которую с ним провели антииранские силы.

«Ас-Садр плох и для США, и для Ирана. Те, кто следил за его риторикой и действиями, понимают, что он прагматичный игрок», — уверяет сотрудница американского Ближневосточного института Ранда Слим. Однако согласиться с этим трудно — ведь в принципе тех же саудовцев и американцев вполне устроят иракские прагматики, которые как минимум ограничат иранское влияние в Ираке. Как верно пишет российский Институт Ближнего Востока, цель Саудовской Аравии — максимально разобщить шиитскую элиту Ирака, вывести часть ее из-под безусловного влияния Тегерана, используя принцип традиционного арабо-персидского противостояния. То есть сыграть на арабском национализме части шиитской элиты. И ас-Садр для этого идеальный инструмент (он не станет премьер-министром, поскольку не баллотировался в парламент, но может оказать ключевое влияние на избрание главы государства). В свою очередь, ас-Садр уже давно выразил готовность воспользоваться поддержкой иранских противников.

Именно поэтому летом 2017 года ас-Садр по приглашению уважаемых людей из Залива совершил визит в Эмираты, а также в Эр-Рияд, где встречался с кронпринцем Саудовской Аравии Мохаммедом бин Салманом. Кронпринц пообещал ас-Садру не вмешиваться во внутренние дела Ирака (саудовские собаки в иракском доме для изгнания иранских кошек ас-Садру тоже не нужны), частично профинансировать экономическое восстановление страны (расходы на это оцениваются примерно в 100 млрд долларов), а также гарантировал различные инвестиционные проекты в шиитских районах Ирака. Ну и, естественно, дал денег на предвыборную кампанию. В обмен от ас-Садра требовалось лишь сдерживать Иран. Судя по всему, сделка была заключена. Одновременно до иракских политиков было доведено, что если премьером станет проиранский кандидат (то есть если г-н аль-Абади, например, пойдет на сделку с иранцами), то никакого финансирования восстановления Ирака из Залива не будет.

Американских руководителей Садр тоже устраивает, поэтому в Вашингтоне и отметили, что довольны голосованием иракцев за «националистическое центристское правительство, которое выступает за стабильность и суверенитет». Американцам при этом глубоко наплевать на то, что Муктада ас Садр убивал американских солдат в Фаллудже, а в 2004 году его ликвидация была одной из целей войск США в Ираке. Какая разница, ведь сейчас проект «ас-Садр» может стать важнейшим инструментом для сдерживания Ирана. И не только в Ираке. Ведь если иракский эксперимент сработает, то США и Саудовская Аравия постараются его повторить в Сирии, на всеобщих выборах, которые пройдут в этой стране после окончания гражданской войны. Им не обязательно искать, холить и лелеять просаудовских или проамериканских лидеров — достаточно опереться на сирийских националистов, выступающих за многовекторную внешнюю политику. Именно поэтому правы те эксперты, которые говорят, что сейчас в Ираке решается судьба иранского доминирования на Ближнем Востоке.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Космос отдадут бизнесу Космос отдадут бизнесу

Американцы намерены отдать МКС на откуп частным компаниям

Эксперт, июнь'19
Список Forbes Список Forbes

Радован Витек, Олег Дерипаска, Фархад Ахмедов

Forbes, июнь'19
Клуб по интересам Клуб по интересам

Квартира на Старом Арбате по проекту Юлии Голавской

AD, июнь'18
Шато в Шаранте Шато в Шаранте

Что значит владеть замком в XXI веке?

Seasons of life, май'18
Морское здоровье Морское здоровье

Готовить на углях морских обитателей и интереснее, и здоровее

Men’s Health, июнь'18
Рагнарёк с доставкой на дом Рагнарёк с доставкой на дом

Самые-самые… убийства богов!

Мир Фантастики, июнь'18
Прожить год в условиях Луны: рекордный эксперимент Китая завершен Прожить год в условиях Луны: рекордный эксперимент Китая завершен

Участники проекта провели 370 дней на симуляторе лунной базы

National Geographic, май'18
Сам себе Тинто Брасс Сам себе Тинто Брасс

Что такое SFM-порнография и как она появилась

Игромания, июнь'18
Серия пенальти Серия пенальти

Большое духовное путешествие на остров Маврикий

Elle, июнь'18
В сторону юга В сторону юга

После XXII зимней Олимпиады Большой Сочи окончательно превратился в город-символ

Quattroruote, июнь'18
Инфляция уже на минимуме, а роста экономики все нет Инфляция уже на минимуме, а роста экономики все нет

Инфляция в России находится на минимальных исторических уровнях

Эксперт, май'18
Танцующая в темноте Танцующая в темноте

Модель Бреанна Бокс записывает дебютный альбом и снимает первый фильм

Vogue, июнь'18
Как ухаживать за грудью? Как ухаживать за грудью?

Кормящей маме нужно соблюдать правила гигиены и ухаживать за молочными железами

9 месяцев, июнь'18
Girls in Vogue: Ира и Катя Петелины Girls in Vogue: Ира и Катя Петелины

Модели, которые готовятся к выпускному, рассказали Vogue о своих мечтах и музах

Vogue, май'18
Острова вечной весны Острова вечной весны

Пять основных причин проведать Канарские острова

StarHit, май'18
Пополнение в семье туров в Московском зоопарке Пополнение в семье туров в Московском зоопарке

13 мая в Московском зоопарке родился детеныш дагестанского тура

National Geographic, май'18
«Встречи с дикой природой»: в Москве проходит фотовыставка Дэвида Ярроу «Встречи с дикой природой»: в Москве проходит фотовыставка Дэвида Ярроу

Фотовыставка всемирно известного британского фотографа Дэвида Ярроу

National Geographic, май'18
Girls in Vogue: Ирэн и Лидия Форте Girls in Vogue: Ирэн и Лидия Форте

Наследницы сети отелей Rocco Forte рассказали Vogue о своих отношениях с модой

Vogue, май'18
ООН: численность населения России будет уменьшаться ООН: численность населения России будет уменьшаться

Согласно прогнозам, в России будет жить меньше людей

National Geographic, май'18
Вирус Нипах: что это такое и чего нам ждать Вирус Нипах: что это такое и чего нам ждать

В Индии зарегистрирована вспышка заболеваемости, вызванная вирусом Нипах

National Geographic, май'18
Такого не бывает: как пьющий толстяк стал фитнес-моделью Такого не бывает: как пьющий толстяк стал фитнес-моделью

Главный промоутер российских шахмат Кирилл Зангалис и его путь к ЗОЖ

Men’s Health, май'18
Девственные моря: подводные богатства Чили Девственные моря: подводные богатства Чили

Экологи и власти объединились, чтобы спасти уцелевшие подводные богатства Чили

National Geographic, май'18
Glamour Influencers Awards 2018 Glamour Influencers Awards 2018

Первый экспертный рейтинг российских аккаунтов в соцсетях

Glamour, июнь'18
Виктория Бекхэм дает советы по садоводству Виктория Бекхэм дает советы по садоводству

Как вырастить розовый сад вашей мечты

Vogue, май'18
Давид Эммерле Давид Эммерле

Московский француз готовит для тех, кто боится артишоков

Esquire, июнь'18
Пирожные Григория Распутина Пирожные Григория Распутина

Описание убийства Григория Распутина

Дилетант, июнь'18
«Веселый Роджер» по-русски «Веселый Роджер» по-русски

Когда разбойники под парусом превращались в национальных героев

Дилетант, май'18
Остановись, старенье! Остановись, старенье!

Геронтологи готовы к прорыву

Огонёк, май'18
Счастливая ферма Счастливая ферма

Дом для семейного отдыха в Тоскане по дизайну Элоди Сир

AD, июнь'18
Прекрасная Поляна Прекрасная Поляна

Трое героев номера в Красной Поляне и Розе Xутор

Seasons of life, май'18