Петербургская писательница снова в деле и начинает книгу с манифеста

EsquireСобытия

«Долой стыд»: фрагмент нового романа Фигля-Мигля

Максим Мамлыга

Долой стыд. Роман. – СПб.: Лимбус Пресс, ООО «Издательство К. Тублина»

Петербургская писательница, скрывающаяся под псевдонимом Фигль-Мигль, снова в деле и начинает книгу с манифеста, где называет себя «модернистом с человеческим лицом». Это неслучайно: очень литературный, афористичный и сложно устроенный роман с бесконечными отсылками к литературным произведениям, от Андрея Белого до Пелевина, с большой нежностью рассказывает именно о людях и их человеческих страстях. Действие происходит в постсоветском Петербурге в слегка измененной реальности, где «Имперский разъезд» и «Демократический контроль», КГБ и заговорщики пытаются бороться друг с другом.

Старые застиранные трусы спасли ее честь. Насильник не отказался от своего замысла, но на секунду оторопел —такая расфуфыренная, холеная дамочка, гладкие ноги, и вдруг это растянутое безобразие с торчащими нитками, — и секунды ей хватило, чтобы извернуться и заехать мерзавцу коленом по яйцам. Но потом, придя в себя и анализируя, она поняла, что спасена всего лишь половая неприкосновенность, а вот честь как раз безвозвратно погублена проклятыми трусами.

Выслушав эту историю впервые, я осторожно заметил, что находящийся в половом аффекте мужчина вряд ли обратит пристальное внимание на нижнее белье. «Послушайте меня, Соня, — сказал я, — могу заверить, что такой гопник в темных аллеях о состоянии трусов жертвы думает в последнюю очередь. Он их вообще не видит».

— Ну, — сказала Соня, — это был не совсем гопник.

И как плюхнется с маху на кушетку.

Я не собирался ставить эту позорную кушетку. (Моя клиентка вот тоже не собиралась надеват в тот раз свои позорные трусы.) Но они входят в кабинет и начинают озираться — с растущим недоверием. Их не интересуют дипломы в рамочках (у меня их три, один фальшивый), книги на полочках и я сам, в кожаном кресле и с недействующей трубкой. Им нужна кушетка. Они хотят, чтобы все было как в «Окончательном анализе» с Ричардом Гиром и Ким Бессинджер. (Мои клиенты, как правило, принадлежат к тому поколению, которое с замиранием сердца посмотрело «Окончательный анализ», когда и фильм был свеженький, и они сами.) На Ричарда Гира они вменяемо не рассчитывают, но кушетку вынь да поставь! Я сдался и поставил. Лежи, плюй в потолок, веди свою повесть о трусах.

О Сониных трусах я узнал все. Из плотного хлопка, с очень высокой талией, белые в мелкий лиловый цветочек. Одним словом, советские девчачьи трусы. Представить их на женщине с положением и амбициями Сони Кройц невозможно. Потенциальный насильник не смог. Она сама не может, когда смотрит на ситуацию со стороны. Примись я копать глубже, то наверняка бы узнал, что это особые, заветные трусы, связанные с моей клиенткой гордиевым узлом любви-ненависти, каким-то образом они возвращают ее то ли в лучшие часы жизни, то ли в часы, которые она хочет забыть. (На самом деле не хочет.) Но я не отнимаю у людей последнее, даже если они, по глупости, сами готовы отдать. Соня не станет счастливее, узнав, как недалеко она, жена череды мужей (я их всегда представляю как скованных одной цепью кандальников), оставивших ей кто связи, кто ценности, кто звучную фамилию, ушла от простой девочки Сони Сафроновой. Ее прошлое висит на ней как гиря, и не в моих силах превратить эту гирю в воздушный шар. А я и не буду.

— Послушайте, Соня. Трусы занашивают до дыр все, богатые и бедные. И никто не знает, почему так происходит.

— Да что дыры! Если бы только это были какие- нибудь другие трусы!

— ...А что с ними теперь? Вы их наконец выбросили?

— Ну, — неохотно и сварливо сказала Соня. — Выбросила.

— А какие трусы на вас сейчас?

Она смягчилась.

— Хотите посмотреть?

Я уже сказал, что Соня — расфуфыренная и холеная. У нее все как с картинки: ногти, зубы и волосы. Зная, что идет к врачу, хотя бы и психотерапевту, черта с два она натянет первое, что попало под руку.

— Нет, я хочу, чтобы вы их описали.

— Это La Perla.

— Нет, опишите, как они выглядят.

— Они выглядят, как трусы от La Perla. —...

—...

Господи боже. А ведь хотел выбрать психиатрию.

— Вот что удивительно, — говорит Соня. — Когда меня спрашивают, как выглядит то-то и то-то, я отправляю фотографию или ссылку. А когда вы просите описать словами то, на что можете сами посмотреть, слова куда-то деваются. Почему, доктор?

«Потому что ты дура». А вслух сказал:

— Это часть терапии. Когда люди рассказывают, они приводят свои мысли в порядок. А приводя мысли в порядок, они успокаиваются.

Я обращаюсь к ним по имени, а они называют меня «доктор». Вышло как с кушеткой: я призывал Соню, Мусю и всех остальных называть меня Максимом, но скоты дружно долдонят «доктор», «доктор». Возможно, они просто удручены несоответствием меня моему громыхающему имперскому имени. Я сам — зачем врать — опечален. («Друзья мои, я опечален»: кто сейчас помнит эту рекламу? Водка «Распутин» с бородатым мужиком на этикетке. Водка паленая, мужик мерзкий. Такого и следовало убить.)

— Попробуйте спросить меня про что-нибудь другое. Может, лучше получится.

— Вы не помните, Распутин поддержал сухой закон?

Вынося за скобки трусы и кое-какие другие мел чи, должен сказать, что Соня Кройц — человек несокрушимого душевного здоровья. Она ничему не удивляется. Она не спросила, каким образом мои мысли перепрыгнули на Распутина. Она спросила: «Какой сухой закон?» Как будто много было в России сухих законов.

— Четырнадцатого года. В связи с войной.

— А убили его когда?

— В шестнадцатом.

— Ну сам-то он пить не перестал. Ведь яд подсыпали в мадеру?

— По-моему, в пирожные.

— Не понимаю, зачем вообще была эта возня с ядами, если в итоге ему просто проломили голову.

— Сперва стреляли.

— Перед ядами?

— Нет, после ядов. Но до того, как бить по голове. Думаю, это из-за недостатка опыта.

Я живо представил несчастных убийц, которым пришлось пускать в ход все, чем запаслись: яды, пистолеты и гимнастическую гирю. Может быть, под конец им стало казаться, что они убивают действительно черта: они убивают, а он встает и встает.

— Папа говорил, что Распутин — это всего лишь ширма. Не марионетка, а дымовая завеса. Глупо было его убивать.

— Ну отчего же? Ведь, когда ширма падает, становится видно то, что за ширмой.

Сонин папа, что я выудил из нее далеко не сразу, был майор КГБ и как-то особенно плохо кончил в перестройку, связавшись то ли с ворами, то ли с ГКЧП. Соня от многого отнекивается, не помнит и будет врать до конца. Чувствую, что будет. Знаю. В девяностые все связанное с отцом она вымарала из памяти, а когда время изменилось и стало казаться, что папу можно извлечь из забвения и тонко разыграть, на волне моды и нового, уже небрезгливого интереса, обнаружилось, что папа, эта до поры спрятанная в рукаве карта, просто истлел. Нет его, майора Сафронова, — да и был ли? С папами-генералами такого не происходит. От генералов дети не отрекаются, а если и отрекаются вслух, то никогда не забывают, что отцы все-таки генералы.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Не только баскетбол и кроссовки: посмотрите, как Майкл Джордан играл в гольф и превосходно одевался для этого Не только баскетбол и кроссовки: посмотрите, как Майкл Джордан играл в гольф и превосходно одевался для этого

Как хобби может идти рука об руку с безупречным стилем

Esquire
Дефибрилляция всей страны: как приборы доврачебной помощи спасут тысячи людей Дефибрилляция всей страны: как приборы доврачебной помощи спасут тысячи людей

Повсеместная установка дефибрилляторов будет спасать десятки тысяч жизней в год

Forbes
Новый альбом Земфиры «Бордерлайн»: что о нем думают психологи Новый альбом Земфиры «Бордерлайн»: что о нем думают психологи

Психологи — о том, как они воспринимают альбом Земфиры «Бордерлайн»

Psychologies
«Роснефть» теряет в газовом секторе «Роснефть» теряет в газовом секторе

Влада Русакова уйдет с поста вице-президента «Роснефти» по рынку газа

РБК
Бумажный антистресс: шесть книг, которые согреют и успокоят Бумажный антистресс: шесть книг, которые согреют и успокоят

Книги, которые помогут дотянуть до весеннего солнца и ободряющего голубого неба

Seasons of life
Мунк и творчества Мунк и творчества

Знакомимся с создателем «Крика» – норвежским художником Эдвардом Мунком

Maxim
В теле человека найдена кость, считавшаяся утраченной В теле человека найдена кость, считавшаяся утраченной

Считается, что человеческий скелет содержит 206 костей. Найдена 207-я

National Geographic
«Музыка — это мой дар и мое наказание» «Музыка — это мой дар и мое наказание»

Timbaland: где он пропадал несколько лет и как преодолел творческий кризис

OK!
Военные против 5G: что потеряет Россия без нового стандарта связи Военные против 5G: что потеряет Россия без нового стандарта связи

Реализация программы «цифровой экономики» буксует

Forbes
Гороскоп Vogue: апрель 2019 Гороскоп Vogue: апрель 2019

Что звезды приготовили для вас к середине весны

Vogue
Как создать бизнес в $800 млн на здоровом образе жизни Как создать бизнес в $800 млн на здоровом образе жизни

Компания Пола Сциаллы выдает помещениям сертификаты о соответствии велнес

Forbes
Как Disney будет конкурировать за внимание аудитории с Netflix и Amazon Как Disney будет конкурировать за внимание аудитории с Netflix и Amazon

Disney создает собственный стриминговый сервис

Forbes
Как Трамп принял решение выслать 60 российских дипломатов. Версия The New York Times Как Трамп принял решение выслать 60 российских дипломатов. Версия The New York Times

Кто и как убедил Трампа пойти на такой шаг?

Forbes
Как поднять настроение девушке и рассмешить ее: 7 проверенных способов Как поднять настроение девушке и рассмешить ее: 7 проверенных способов

Почему так важно уметь рассмешить девушку

Playboy
«Пусть лучше буду битый, нежели мятый внутри» «Пусть лучше буду битый, нежели мятый внутри»

Интервью с актером Александром Горбатовым

OK!
Почему все в криптомире говорят о DeFi Почему все в криптомире говорят о DeFi

Как децентрализация в финансах может сделать банковскую систему открытой

Forbes
Елизавета Баварская Елизавета Баварская

О местах силы, супермоделях, итальянской кухне и любимых модных тенденциях

Vogue
Лучший круг Лучший круг

С возрастом все сложнее поддерживать дружеские отношения

Добрые советы
Стадо буйволов спасает собрата от гибели в лапах львов: видео Стадо буйволов спасает собрата от гибели в лапах львов: видео

Зов помощи попавшего в передрягу буйвола был услышан сородичами

National Geographic
Как провести выходные и не жалеть о потраченном времени: 12 лучших идей Как провести выходные и не жалеть о потраченном времени: 12 лучших идей

Пора начинать отдыхать с умом

Playboy
Антракт в театре абсурда Антракт в театре абсурда

Четыре вопроса о замене Кириллу Серебренникову меры пресечения свободы

РБК
Безумные авиаторы: чем похожи Говард Хьюз и Илон Маск Безумные авиаторы: чем похожи Говард Хьюз и Илон Маск

Жизни Илона Маска и Говарда Хьюза удивительно схожи

Forbes
Коррупционный скандал не повлиял на пятый срок Коррупционный скандал не повлиял на пятый срок

Объявлены предварительные результаты парламентских выборов в Израиле

РБК
Без тормозов: самые яркие новинки Нью-Йоркского автосалона — 2019 Без тормозов: самые яркие новинки Нью-Йоркского автосалона — 2019

Новинки от Bugatti, Porsche, Lincoln, Fiat

Forbes
Чем Вл. Зеленский — не Вл. Путин Чем Вл. Зеленский — не Вл. Путин

Главные русские вопросы украинских выборов

Русский репортер
Ночной кошмар Илона Маска. Бренд Rivian создал конкурента Tesla Ночной кошмар Илона Маска. Бренд Rivian создал конкурента Tesla

Бренд Rivian предлагает электромобили для активного отдыха

Forbes
Признаки лжи: как выявить обманщика по речи и поведению Признаки лжи: как выявить обманщика по речи и поведению

На что следует обращать внимание, чтобы не стать жертвой обмана

Psychologies
«Синонимы» Надава Лапида – последний шанс увидеть целый Нотр-Дам «Синонимы» Надава Лапида – последний шанс увидеть целый Нотр-Дам

Еще один триумфатор Берлинского кинофестиваля добрался до России

GQ
Персональные данные уходят с молотка Персональные данные уходят с молотка

Индивидуальная информация 2,2 млн россиян была размещена в открытом доступе

РБК
Венецианская биеннале-2019: главное Венецианская биеннале-2019: главное

От Эрмитажа и V-A-C до хитросплетений основного проекта

Vogue
Открыть в приложении