Полка

Так делали в Париже Так делали в Париже

Настали времена, когда Париж снова оказался за занавесом

Полка
По всем предметам По всем предметам

Самые обыденные предметы и подробности быта в стихах обретают новое измерение

Полка
Как Солженицыну присудили Нобелевскую премию Как Солженицыну присудили Нобелевскую премию

За какие именно произведения Солженицын получил Нобелевскую премию?

Полка
«Ты взял меня из схемы мирозданья» «Ты взял меня из схемы мирозданья»

Татьяна Щербина рассказывает о своём друге Александре Ерёменко и его стихах

Полка
«Ардис» был общим делом» «Ардис» был общим делом»

О книгах, авторах и буднях легендарного издательства «Ардис»

Полка
«С войной покончили мы счёты»: как менялись книги о Великой Отечественной «С войной покончили мы счёты»: как менялись книги о Великой Отечественной

Как создавалась и менялась традиция литературы о Великой Отечественной войне

Полка
Иначе говоря. Максим Диденко: «Текст остался там же, где был: в книжечке, в книжечке» Иначе говоря. Максим Диденко: «Текст остался там же, где был: в книжечке, в книжечке»

Один из самых востребованных театральных режиссёров в России Максим Диденко

Полка
Писатель Сахаров Писатель Сахаров

Книги Андрея Сахарова — в числе самых влиятельных русских текстов XX века

Полка
«Заменяли Сталина на Гитлера — и это прокатывало» «Заменяли Сталина на Гитлера — и это прокатывало»

Почему сегодня анекдот — умирающий жанр?

Полка
Необходимость врача Необходимость врача

Как Сорокин проверяет на жизнеспособность традиции русской классической прозы

Полка
Лидер партии мёртвых Лидер партии мёртвых

Как сегодня читать книги Юрия Трифонова

Полка
Русские мемуары: Серебряный век Русские мемуары: Серебряный век

Серебряный век — самая насыщенная эпоха в истории русской словесности

Полка
Русские мемуары: лучшие по профессии Русские мемуары: лучшие по профессии

Воспоминания выдающихся учёных и деятелей искусства — о том, как жить достойно

Полка
«Смерти нет — и это, в общем-то, правда» «Смерти нет — и это, в общем-то, правда»

Александр Соболев — об альтернативной истории России и русской литературы

Полка
Чужая жизнь потёмки Чужая жизнь потёмки

Кирилл Кобрин вспоминает русских авторов, оказавшихся на рандеву с зарубежьем

Полка
О Германе-прозаике О Германе-прозаике

Сценарии, написанные Германом в соавторстве с его супругой Светланой Кармалитой

Полка
«Феминистский задор у нас на первом месте» «Феминистский задор у нас на первом месте»

Что не так с современной русской прозой?

Полка
100 главных русских книг XXI века. 100-51 100 главных русских книг XXI века. 100-51

100 главных новых книг на русском языке. 100-51

Полка
«В русской литературе счастливая любовь — нестандартная ситуация» «В русской литературе счастливая любовь — нестандартная ситуация»

Мария Голованивская — о том, чем русские чувства отличаются от европейских

Полка
«McDonald’s и Тарковский, Высоцкий и Pornhub» «McDonald’s и Тарковский, Высоцкий и Pornhub»

Инстаграм-аккаунт llllllll1111llllllllll — один из самых ярких проектов года

Полка
«Скучное — это самое интересное» «Скучное — это самое интересное»

Дмитрий Данилов о том, зачем наблюдать за неинтересным

Полка
«Поэт ведёт с советской властью шахматную партию. Та бьёт его доской по голове» «Поэт ведёт с советской властью шахматную партию. Та бьёт его доской по голове»

Литературовед Глеб Морев о том, почему поэт и власть говорят на разных языках

Полка
«Лесков проповедовал одно, делал другое и в итоге остался один» «Лесков проповедовал одно, делал другое и в итоге остался один»

Писательница Майя Кучерская о том, почему Лескову не досталось венца классика

Полка
Мужчина и женщина: 200 лет вместе Мужчина и женщина: 200 лет вместе

Исследование двухвековой традиции русской литературной эротики

Полка
Открыть в приложении