Что происходит в российском модном образовании?

VogueМода

Руки-ножницы

Что происходит в российском модном образовании? Может ли молодой дизайнер обойтись без корочки Сент-Мартинса? И какие перспективы у отечественного выпускника? Выясняла Анна Федина.

«Я не стала забирать диплом, — говорит дизайнер Женя Ким. — У меня была большая дипломная коллекция, на мой взгляд, самая сильная на курсе. Но когда я пришла за результатами, мне сказали: «четыре». На вопрос, были ли ошибки в техническом описании, моя руководитель стала даже немножко заикаться, мол, председателю комиссии не понравилось, что у меня слишком много амбиций. А я действительно очень уверенно свою работу защищала, я была единственной, кто делал это не ради оценки, а как проект на будущее. Я уже представляла, как смогу ее продать. Разослала лукбук в московские журналы и получила первые отклики, а кто-то даже опубликовал».

Дело было в 2013 году в МХПИ, где Женя училась на дизайнера одежды после того, как по той же специальности окончила Колледж декоративно-прикладного искусства имени Карла Фаберже. «Колледж мне дал хорошую техническую базу: графика, живопись, конструирование, материаловедение. Но ничего связанного с современной модой ни там, ни в институте не было. Однажды к нам пришла молодая преподавательница, стала спрашивать, какие мы знаем бренды и дизайнеров, и дальше Вячеслава Зайцева и Валентина Юдашкина дело не пошло. Единственным моим знакомым, кто соприкасался с миром моды, был светский фотограф, кореец, как и я. Я ему назначила встречу и расспрашивала: вот у меня есть коллекция, что дальше? А потом искала в интернете незнакомые слова: «лукбук», «коллаборация».

Неудивительно, почему долгие годы было принято считать, что модного образования в России нет в принципе, а если дизайнер хочет чего-то добиться, ему нужно ехать за границу. Корочка из Лондона, Нью-Йорка или Антверпена была знаком качества и пропуском в индустрию. «Десять россиян — выпускников Сент-Мартинса» — примерно так назывались материалы о новом поколении дизайнеров еще лет семь назад. В этом сентябре в номере Vogue, посвященном New Beginning, мы делали материал про новые марки, и у большей части их создателей западного образования нет, а успех и на родине, и часто за ее пределами есть. Та же история и с молодыми дизайнерами, ставшими героями «красного» декабрьского Vogue Gala. Что изменилось? Вузы научились учить? Выпускники — шить? Или мы стали верить в своих? И что такого в иностранном модном образовании, чего нам так не хватает?

Как у них

«Все западные школы учат по-разному, — говорит фэшн-критик, лектор, создательница Front Fashion School, а теперь и директор московского Музея моды Ольга Михайловская. — В Сент-Мартинсе упор на креатив: мудборды и разработка идей. В Антверпенской академии студенты реконструируют исторические костюмы, изучают, как менялась форма того же кринолина в соответствии со стандартами красоты и исторической ситуацией, причем не по векам, а по десятилетиям. Parsons — это скорее коммерческая история, направленная на создание брендов».

«Marangoni тоже коммерческий, туда брали всех, кто готов был платить, и упор был на пиар и маркетинг, — продолжает стилист и лектор Рената Харькова, которая, отучившись на пиарщика в РУДН, за модным образованием поехала в Сент-Мартинс. — Самое важное, чему учат в Лондоне, — оставаться индивидуальностью и находить ее внутри себя».

«Здесь меня критиковали, говорили, что не так, даже бездарной называли, а там указывали на сильные стороны, вдохновляли и мотивировали», — вспоминает Женя Ким свой двухнедельный курс по развитию креативности в Мекке британского дизайна.

Выпускница Сент-Мартинса и руководительница программы британского бакалавриата в сфере моды в Британской высшей школе дизайна (БВШД) Клэр Лоупман тринадцать лет занимается тем, что переносит свободолюбивый англосаксонский дух на российскую почву. «Студенты поначалу всегда пытаются сделать «как надо». Но секрет в том, что правильного ответа не существует. Вопрос лишь в том, отражает ли результат твой замысел? Не бояться неопределенности, делать что-то, не зная, получится ли, быть готовым к экспериментам — вот что самое важное».

«Конструирование нам преподает Александра Саукова, которая раньше работала у Вячеслава Зайцева. Я такого мастерства не встречала! Если студенты совместят его с креативным мышлением, будет мечта».
Клэр Лоупман

Чай, смола и рубашка

«Главное — научить современному способу мышления, — считает Анзор Канкулов, руководитель направления «Мода» в Школе дизайна НИУ ВШЭ. — Это подход, метод, который сегодня одинаково работает в разных сферах — искусстве, архитектуре, дизайне. Главное в нем — постановка проблемы. Художник, архитектор, дизайнер — все сегодня решают вопросы, которые ставит перед ними время. С какой актуальной проблемой ты работаешь? Какой посыл твоей работы? Какие инструменты нужно выбрать, чтобы реализовать свой замысел? Сверхзадача, которую ставит перед собой автор, должна быть больше запроса потребителя. Нам важно научить студентов думать, инструментальные навыки прилагаются к этому».

«Грубо говоря, все места, куда пришивать карманы, уже определены, а дальше надо обрубать стереотипы, ставить вопрос по-другому, — продолжает Марина Тимофеева, которая совмещает преподавание в ВШЭ с должностью доцента кафедры дизайна костюма в Омском техническом университете. — У меня есть любимое задание — «качественное чаепитие»: я предлагаю рассказать про такой привычный напиток, как черный чай. Горячий, холодный, с молоком, с вареньем. Дальше задача усложняется: чай с солью, чернилами, чай, в котором плавают волосы. И ты понимаешь, что один и тот же напиток может быть бесконечно разным при легком изменении состава. Так и с модой. Надо научиться менять точку зрения».

Екатерина Черкес-заде, директор Universal University, куда входит и Британская высшая школа дизайна, называет креативность, способность решить задачу 35 способами навыком номер один для современного дизайнера. И успешные выпускники что Британки, что Вышки ценят свое образование именно за это. Герой нашего сентябрьского номера Андрей Мордовин, создатель марки Mardo и выпускник магистратуры ВШЭ по специальности «арт-дирекшен в сфере моды», вспоминает эксперименты, с которых начиналась работа над любым проектом: «Берешь ткань, заливаешь ее эпоксидной смолой или нашиваешь шприцы — все, что в голову придет. И в процессе рождается много классных идей. Потом, когда ты работаешь в своем бренде, создаешь коллекции, ходишь на показы, общаешься с поставщиками, у тебя уже на это времени не остается. Ты только думаешь: боже, дай мне хоть полчаса, просто порисовать, попробовать что‑то».

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Мама, я знаю, мы все сошли с ума Мама, я знаю, мы все сошли с ума

Что толкает молодежь глубоко копаться в себе и к чему это приводит

Vogue
Как не стать жертвой марафонов по похудению Как не стать жертвой марафонов по похудению

Подобные «забеги» – невероятно популярное сегодня направление

Лиза
Ты моя рыба Ты моя рыба

Как добавки с коллагеном помогают сохранить здоровье и красоту

Vogue
10 самых странных мест для ресторана (+фото) 10 самых странных мест для ресторана (+фото)

Приходилось ли тебе ужинать в водопаде? А подвешенным над землей?

Maxim
Елизавета Боярская: «Четкий план – это моя стихия» Елизавета Боярская: «Четкий план – это моя стихия»

Жизнь Елизаветы Боярской на первый взгляд кажется идеальной

Psychologies
Москва, которой не было Москва, которой не было

Великие архитектурные проекты, оставшиеся только на бумаге

Культура.РФ
Отца не хватает. Что такое «мужское» воспитание и кому оно нужно Отца не хватает. Что такое «мужское» воспитание и кому оно нужно

Мы привыкли слышать, что если в семье нет отца, то это плохо для детей

Домашний Очаг
Интервью с солистом группы «Сансара» Сашей Гагариным Интервью с солистом группы «Сансара» Сашей Гагариным

Лидер «Сансары» рассказал, почему музыкантам не обязательно слушать «Аквариум»

СНОБ
Как за 20 лет изменилась девочка из рекламы сока «Моя семья» — мы ее не узнали! Как за 20 лет изменилась девочка из рекламы сока «Моя семья» — мы ее не узнали!

Если в начале нулевых ты смотрела телевизор, то помнишь рекламу сока "Моя семья"

Cosmopolitan
Как панды набирают вес, если едят только бамбук Как панды набирают вес, если едят только бамбук

Как панды набирают вес и переносят холодные зимы без спячки?

Популярная механика
Microsoft купит разработчика Call of Duty и World of Warcraft почти за $70 миллиардов. Что это значит для игровой индустрии? Microsoft купит разработчика Call of Duty и World of Warcraft почти за $70 миллиардов. Что это значит для игровой индустрии?

В соцсетях дружно хоронят Blizzard, которую купил Microsoft

Esquire
Темная материя может скрываться в сердце древних черных дыр Темная материя может скрываться в сердце древних черных дыр

Существует ли темная материя и если да, — то что это такое?

Популярная механика
10 советов про здоровье, которым никогда не надо следовать 10 советов про здоровье, которым никогда не надо следовать

Но все ли советы, касающиеся сфер здоровья, безопасны?

Cosmopolitan
Движение вверх Движение вверх

Загородный дом, оформленный на стыке неоклассики и ар-деко

SALON-Interior
Кажется, вам пора уже избавиться от самоуничижения Кажется, вам пора уже избавиться от самоуничижения

Самоуничижение уже находится за границами самоиронии

GQ
Это может каждый: 5 простых привычек, которые сохранят зубы здоровыми Это может каждый: 5 простых привычек, которые сохранят зубы здоровыми

Как правильно следить за здоровьем зубов?

Cosmopolitan
Реакция на серебро: почему второе место фигуристки Щербаковой важнее любого золота Реакция на серебро: почему второе место фигуристки Щербаковой важнее любого золота

Половина мира не верила в успех Ани Щербаковой, но она расставила всех по местам

Maxim
Побег тринадцати Побег тринадцати

Самый дерзкий массовый побег за всю историю российской тюремной системы

Esquire
Правда или вымысел Правда или вымысел

Что такое регрессология и как воспоминания о прошлых жизнях могут помочь

Лиза
История одной песни: «Sweet Child o’ Mine», Guns N’ Roses, 1987 История одной песни: «Sweet Child o’ Mine», Guns N’ Roses, 1987

Песня, рожденная из безделушки, нынче числится в рекордсменах YouTube

Maxim
5 ошибок Антона Кириллова, сооснователя Jump.Taxi и Jump.Finance 5 ошибок Антона Кириллова, сооснователя Jump.Taxi и Jump.Finance

Сооснователь Jump.Taxi о самых интересных ошибках, которые допустил

Inc.
Ужастик из мира социализма: почему пауки пожирают своих матерей Ужастик из мира социализма: почему пауки пожирают своих матерей

Молодые самки пауков становятся пищей новорожденных паучат

Популярная механика
Найди корни: как самостоятельно составить генеалогическое древо Найди корни: как самостоятельно составить генеалогическое древо

Как составить генеалогическое древо самостоятельно

Cosmopolitan
Другой разговор! Другой разговор!

Какую диету выбрать, чтобы держать себя в форме? И нужно ли вообще ее выбирать?

Лиза
Психолог назвал 3 способа произвести хорошее впечатление на новой работе Психолог назвал 3 способа произвести хорошее впечатление на новой работе

Каких стратегий поведения нужно придерживаться в первое время на новой работе?

Inc.
Чем отличается ультрабук от ноутбука и что лучше выбрать Чем отличается ультрабук от ноутбука и что лучше выбрать

Ультрабуки часто сравнивают и путают с ноутбуками

Playboy
«Мемориал»* в цифрах и фактах «Мемориал»* в цифрах и фактах

История организации, исследовавшей политические репрессии в СССР

Дилетант
Тасманийские дьяволы оказались разборчивыми падальщиками Тасманийские дьяволы оказались разборчивыми падальщиками

Большинство тасманийских дьяволов придерживаются довольно узкого рациона

N+1
«Сделать то, чего от себя не ждешь» «Сделать то, чего от себя не ждешь»

Александра Ребенок много лет живет в режиме постоянного переключения

OK!
Почему не стоит брать смартфон с 1 или 2 Гбайт оперативной памяти? Почему не стоит брать смартфон с 1 или 2 Гбайт оперативной памяти?

Почему 1-2 Гбайт оперативки в телефоне — слишком мало?

CHIP
Открыть в приложении