Любить Билла

К 90‑летию легендарного фотографа моды выходит документальный фильм о нем

VogueЗнаменитости

Любить Билла

К 90‑летию легендарного фотографа моды выходят документальный фильм о нем «Времена Билла Каннингема», его мемуары, а международный редактор Vogue Cьюзи Менкес вспоминает встречи с ним.

Билл в Париже, 1971.

«Спасибо, деточка», — Билл Каннингем вежливо отказался от моего предложения подвезти его, когда я уезжала на такси с одного из нью-йоркских показов. Вместо этого он в любую погоду — не важно, светило ли солнце, лил ли дождь или шел снег — садился на велосипед в своей знаменитой синей куртке и кепке.

Этот человек с фотоаппаратом, запечатлевавший сквозь свой объектив историю, всегда называл меня «деточка» — несмотря на то что мы были знакомы добрую половину его 60‑летней карьеры фотографа. Он сам по себе был персонажем, который щелкал светских львов и эксцентричных обитателей Даунтауна и лучше всех улавливал модные тенденции, стоя на своем любимом углу Пятьдесят седьмой улицы и Пятой авеню.

«Я никогда не был папарацци», — говорил Каннингем, которому удавалось поймать в объектив любых звезд вроде молодого и более упитанного, чем сейчас, Карла Лагерфельда с легендой итальянской моды Анной Пьяджи. Главное, он умел сшивать между собой лоскутки постоянно меняющегося общества, ловя украдкой сцену из частной жизни Жаклин Кеннеди-Онассис или кого-то еще из старой гвардии американского высшего общества. Кем был этот сухощавый мужчина с неизменной улыбкой, не выпускающий фотоаппарата из рук?

Каннингем, отец которого работал на почте, а сам он сделал свои первые шаги к моде, продавая галантерейные товары, всю жизнь оставался скромным человеком. В его студии в нью-йоркском Карнеги-холле была одна лишь кровать среди стопок фотографий. Не было даже телевизора. Туалет на этаже. Зато был собственный путь, которым он следовал — а может быть, который он проложил, — и именно он привел к созданию бесценного исторического наследия.

Роли Билла в истории моды посвящен фильм Марка Бозека «Времена Билла Каннингема», премьера которого была в прошлом году на Нью-Йоркском кинофестивале, а широкий прокат начнется этой весной. Режиссер смог уловить характер фотографа за время коротких съемок в далеком 1994 году. «Рассчитывали на десять минут, но прервались три с половиной часа спустя — кончилась пленка, — вспоминает Бозек. — Я достал эту запись из своего архива в 2016 году, в день, когда он умер. Не пересматривал ее больше 20 лет. И я решил оставить это в фильме как очень личный разговор с Биллом. Он с такой страстью рассказывал свою историю!» Речь о том, как фотограф сделал шаг с солнечной стороны улицы в тень, открыто заговорив о СПИДе.

Но жизнь Билла была полностью посвящена фотографии, моде и ее героям. Я не могу вспомнить дня, когда его вольный дух не следовал бы за модой и Каннингем не делал бы репортажей для The New York Times. Не было показов, которые были бы слишком скромными или слишком масштабными для него, — он всему уделял внимание. Его привлекало неожиданное: возвращение в мужскую моду безукоризненного мастерства портных, яркие цвета одежды миллениалов, постоянно меняющийся уличный стиль от оверсайз-нарядов рокеров до облегающего спортшика.

Я помню, с каким восторгом он говорил о нью-йоркских дизайнерах прет-а‑порте, потеснивших величие парижской Высокой моды в 1973 году на показе в Версале. Он называл тот показ «самым увлекательным из всех, что я видел», вспоминая контраст между французскими мастерами — Dior, Givenchy, Yves Saint Laurent — и американцами: Биллом Блассом, Халстоном и Оскаром де ла Рентой с их сдержанными повседневными моделями. В финале Лайза Миннелли выкрикнула «Bonjour Paris», а показ афроамериканского дизайнера Стивена Берроуза окончательно добил чопорную французскую публику. И теперь на фотографиях Каннингема с того показа мы видим революцию в моде, отказавшейся от классов и рас.

Каннингем дожил до 87 лет. В 2008 году он получил французский орден Почетного легиона и приблизительно в то же время стал официальным сотрудником редакции The New York Times — после того как в его велосипед врезался грузовик и понадобилась корпоративная медицинская страховка. До этого Билл упорно оставался независимым фотографом, фиксирующим перемены в воздухе: от дикой энергии ночного клуба Studio 54 в 1970‑х до появления уличной моды.

Невероятные работы Каннингема сегодня, наверное, стоят миллионы долларов. Но эти суммы его бы не впечатлили. «Деньги стоят меньше всего, — говорил он. — Дороже всего свобода».

В феврале в издательстве «Манн, Иванов и Фербер» выходят воспоминания Каннингема «Модное восхождение». История первых шагов Билла в моде — перед вами.

Главное, что побудило меня начать свой бизнес, — мечта сделать мир счастливее, одевая женщин так, чтобы те вдохновляли самих себя и всех, кто их видел. Мне хотелось, чтобы мода несла счастье в мир, — боже, каким же я был идеалистом! Путь, который мне предстояло пройти, был усыпан шипами. Ведь женщины использовали моду, чтобы произвести впечатление на подруг, подняться по социальной лестнице и еще бог знает для каких целей, но никак не для чистого удовольствия. В 1930‑е и 1940‑е годы попытки пробиться в высшее общество стали главной нью-йоркской забавой. Ареной, где происходило все действие, были роскошные ночные клубы, некогда предназначенные лишь для узкого круга. А я понимал, что в мире моды будет происходить то же самое. Поскольку в Америке не было королевской семьи, не существовало герцогинь Техаса и герцогов Бруклина, единственным отличительным знаком для аристократии должна была стать мода. Я знал, что маркировкой социального статуса для богачей будет дизайнерская одежда. Пресса, вечно гнавшаяся за новыми историями из серии «кто с кем» и «кто в чем», заглотила эту наживку и трубила о том, что одежда от такого-то и такого-то дизайнера придает владельцу особый статус. Дизайнерам модной одежды совсем скоро предстояло стать

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Баста: «Рэп – это новый рок» Баста: «Рэп – это новый рок»

Cosmo поговорил c Бастой о новой картине, будущем рэпа и Земфире

Cosmopolitan, октябрь'18
Голос города Голос города

Активисты и инфлюенсеры рассказали о том, как дать Петербургу импульс к развитию

Собака.ru, январь'19
Потому что мы — банда Потому что мы — банда

Паулина Андреева, Александра Бортич и Юлия Александрова дают мужчинам жару

Vogue, февраль'19
Осторожно: ПМС! Осторожно: ПМС!

Предменструальный синдром – это не женский каприз, а реальный диагноз

Лиза, январь'19
Россия нас не забудет Россия нас не забудет

Гендиректор «Сибура» Михаил Карисалов занимается добычей потерянных сокровищ

Tatler, октябрь'18
Я свободна! Я свободна!

Рассказываем, как избавиться от лайк-зависимости, комментариев и переписки

StarHit, январь'19
Французский связной Французский связной

Анна Гавальда, самая читаемая француженка современности, о новой книге

Cosmopolitan, август'18
Как потерянное бриллиантовое кольцо нашли на морковке (13 лет спустя!) Как потерянное бриллиантовое кольцо нашли на морковке (13 лет спустя!)

На фермерской грядке был найден клад — золотое кольцо, считавшееся утраченным

National Geographic, январь'19
Вне гравитации: шесть женщин-космонавтов, меняющих мир Вне гравитации: шесть женщин-космонавтов, меняющих мир

Над чем работают современные женщины-космонавты?

Forbes, январь'19
«Любовный напиток» от Константина Камынина «Любовный напиток» от Константина Камынина

Разговор с Константином Камыниным

StarHit, январь'19
Возвращение высокого блондина Возвращение высокого блондина

Актер Дольф Лундгрен о том, как крепчать с годами

Men’s Health, февраль'19
Вегетарианство: как понять, подходит ли оно именно вам? Вегетарианство: как понять, подходит ли оно именно вам?

Вегетарианство: как понять, подходит ли оно именно вам?

Women’s Health, январь'19
Фильтр ужасов Фильтр ужасов

Всемирная история цензуры

Maxim, февраль'19
Контрзависимые мужчины: как с ними общаться Контрзависимые мужчины: как с ними общаться

Кто такие контрзависимые мужчины и как найти к ним правильный подход

Psychologies, январь'19
Крутое пике Крутое пике

Что может вывести компанию Bombardier из штопора?

Forbes, февраль'19
Понимаешь, все еще будет Понимаешь, все еще будет

Эмма Стоун — признанная звезда

Glamour, февраль'19
Лучшие кофемашины для дома: рейтинг 2019 Лучшие кофемашины для дома: рейтинг 2019

Лучшие кофемашины для дома: рейтинг 2019

CHIP, январь'19
Переток силы Переток силы

Чем полезен российский климат для развития альтернативной энергетики

Forbes, февраль'19
Лунный заяц, картофель и звезды Лунный заяц, картофель и звезды

Китайская миссия Chang’e 4 – первая на обратной стороне луны

Популярная механика, февраль'19
Проснись и пой Проснись и пой

Как Саша Траутвейн, 20‑летний сибиряк, выбился в иконы стиля

Vogue, февраль'19
Сергей Степанченко: «Мне помогал случай» Сергей Степанченко: «Мне помогал случай»

О своем актерском ремесле Сергей Степанченко говорит довольно легкомысленно

Караван историй, февраль'19
До $120 млрд: основатель Uber-экономики собрался на IPO До $120 млрд: основатель Uber-экономики собрался на IPO

До $120 млрд: основатель Uber-экономики собрался на IPO

Forbes, январь'19
Идея Идея

Чем занять питомца, как ходить по яйцам и как сэкономить на золоте и бриллиантах

Maxim, февраль'19
Стена через Вашингтон. Зачем Трампу нужна граница с Мексикой Стена через Вашингтон. Зачем Трампу нужна граница с Мексикой

Очередная приостановка деятельности федерального правительства США

Forbes, январь'19
Ждем старта! Ждем старта!

Сезон «Формулы-1» в 2019 году обещает быть очень интересным

АвтоМир, январь'19
Самые «голые» рекламные кампании с участием знаменитостей Самые «голые» рекламные кампании с участием знаменитостей

7 нескромных и скандальных фотосессий звезд для модных брендов

Cosmopolitan, январь'19
Когда КХЛ откроет зарплатные бюджеты клубов Когда КХЛ откроет зарплатные бюджеты клубов

Почему в КХЛ становится меньше клубов, а доходы лиги растут

Forbes, январь'19
Денис Клявер: Никогда нельзя опускать руки! Денис Клявер: Никогда нельзя опускать руки!

Денис Клявер признался, что отец все видит и знает. И сверху помогает ему

Лиза, январь'19
В Бразилии семья оказалась под «паучьим куполом» В Бразилии семья оказалась под «паучьим куполом»

В Бразилии семья оказалась под «паучьим куполом»

National Geographic, январь'19
Кристиан Бэйл набрал 15 килограмм, чтобы сыграть психопата Дика Чейни Кристиан Бэйл набрал 15 килограмм, чтобы сыграть психопата Дика Чейни

Во все уважающие себя списки главных фильмов года «Власть» точно попадет

GQ, январь'19