Александр Добро­вин­ский вни­ма­тель­но слу­ша­ет ноч­ную му­зы­ку чу­жой любви.

TatlerСтиль жизни

Между нами

Не надо кричать

Александр Добро­вин­ский вни­ма­тель­но слу­ша­ет ноч­ную му­зы­ку чу­жой любви.

Александр Добровинский




— Я стес­ня­юсь… Речь идет о та­ких ин­тим­ных вещах…
Стран­ные люди все‑таки. Можно по­ду­мать, что в этом офи­се ко­гда‑то го­во­рят о чем‑то дру­гом. За часы, вы­рос­шие в годы, про­ве­ден­ные в соб­ствен­ной пе­ре­го­вор­ной, я на­слу­шал­ся та­ко­го, что лю­бой ин­тим для меня — про­сто но­во­сти в жур­на­ле «Мурзилка».
— Интим, до­ро­гая, — наше все. Вы ви­де­ли мою кол­лек­цию эро­ти­ки? Что‑ни­будь из этого?
— Да, уви­де­ла. И, при­знать­ся чест­но, сра­зу за­хо­те­ла из ва­ше­го офи­са уйти. Мы с му­жем — быв­шие ком­му­ни­сты и к та­ким ве­щам непри­вык­шие. Но речь со­всем не об этом. То есть, ко­неч­но, об этом, но не со­всем. Видите ли, у меня есть сын. Бедный маль­чик же­нат… Нет, прав­да, не улы­бай­тесь. Да, я была про­тив. Если бы вы хоть раз по­го­во­ри­ли с ней, тоже были бы не «за». Но мой ду­ра­чок за­твер­дил: «Люблю, люб­лю…» Пришлось нам жениться.
— Это как — «нам жениться»?
— Ну так… Мы же все долж­ны были ее терпеть.
«Еврей­ская све­кровь бы­ва­ет и у рус­ских!» — по­ду­мал я.
— Она некрасивая?
— Что вы, очень даже…
— Совсем дура?
— Физтех и Кембридж. Хитрая тварь.
— Плохой характер?
— Так сра­зу не ска­жешь. Но я ее раскусила.
— Вы слу­чай­но с Люси Рувимов­ной не были ко­гда‑то знакомы?
— Кто это?
— Моя мама.
— Не была. А по­че­му вы спро­си­ли? Давай­те я вам все рас­ска­жу, и мы ре­шим, смо­же­те вы нам чем‑то по­мочь или нет.
Я со­глас­но кивнул.



— Как они по­зна­ко­ми­лись, вам не ин­те­рес­но? Поняла. Ну хо­ро­шо. Хотя у нее ро­ди­те­ли та­кие хо­ро­шие, де­душ­ка был чле­ном ЦК КПСС, че­кист, мать с Валери­ем Никола­е­ви­чем — тоже из­вест­ные пар­тий­ные ра­бот­ни­ки в про­шлом. Так все хо­ро­шо нам с от­цом ка­за­лось вна­ча­ле. После свадь­бы мы ре­ши­ли, что они бу­дут жить у нас. Муж ко­гда‑то ку­пил боль­шой дом, и мы по­се­ли­лись там все вме­сте. Напере­ко­сяк все пошло не сра­зу. Первые дни все вро­де было хо­ро­шо. Месяца пол­то­ра-два. Потом я на­ча­ла за­ме­чать то, что меня, ко­неч­но, не мог­ло не… за­деть. Это же мой маль­чик. Ну вы по­ни­ма­е­те. Напри­мер, сын ухо­дит на ра­бо­ту, а она спит. Представ­ля­е­те? А по­том вста­ет и бе­га­ет, как ка­кая-ни­будь по­тас­ку­ха, час по лесу. Румянец нагуливает.
— Какой кош­мар. Вы ее не убили?
— Нет. Дальше — хуже.
— Не со­мне­ва­юсь. Хотя услы­шан­но­го уже достаточно.

— Какое сча­стье, что вы меня по­ни­ма­е­те. Так я про­дол­жу? Всю жизнь я де­лаю сво­е­му сыну на зав­трак сыр­ни­ки со сме­та­ной и ман­ную кашу с мас­лом и ва­ре­ньем или сви­ные мо­лоч­ные со­сис­ки. И вдруг эта га­дость мне го­во­рит: «Дима дол­жен быть в хо­ро­шей физи­че­ской фор­ме, нель­зя его пич­кать ва­шей вред­ной едой. Бутер­брод с са­ля­ми — про­сто яд. Это все ка­мен­ный век: вы мо­е­го мужа тра­ви­те. Я раз в два ме­ся­ца живу как ве­ган­ка. И Дима тоже бу­дет ве­ган­цем». Веган­ка она… Я ей, ко­неч­но, тут же ска­за­ла, кто она. А эта коза недо­е­ная мне от­ве­ти­ла. И на­ча­лось… Короче, мы не по­дру­жи­лись, но она взя­ла и ро­ди­ла. Понят­ное дело — чтобы мо­е­го ду­рач­ка удер­жать. Но ре­бе­нок по­лу­чил­ся про­сто нере­аль­ный: кра­са­вец, ум­нич­ка, на нее со­всем не по­хож. В об­щем, сей­час дело до­шло до раз­во­да. Она хо­чет оста­вить себе ре­бен­ка и уча­сток на Ильин­ке, ко­то­рый мы с от­цом им по­да­ри­ли на го­дов­щи­ну свадь­бы. Естествен­но, с до­мом ши­кар­ным — мы его ско­ро за­кон­чим строить.
— А вы ей вме­сто это­го го­то­вы ку­пить неболь­шой уча­сток на Хован­ском? С оградкой.

— Дело немно­го в дру­гом. Я даже не знаю, как объ­яс­нить. Мой маль­чик… Понима­е­те. Он то го­тов, то не го­тов. Я же все вижу. Я же мать.
«Сто про­цен­тов — не отец! Хотя в этой се­мье все мо­жет быть по‑другому».
— «Видите» в смыс­ле — следите?
— Ну что вы так сра­зу! Ну хо­ро­шо. Слежу. А что? Они жи­вут в моем доме! И вот вы зна­е­те, все хо­ро­шо вро­де. Они ру­га­ют­ся. Развод на­зре­ва­ет. А по­том – бац! — ин­тим… И пару дней как шел­ко­вый. Ничего не ви­дит, ни­ко­го не слы­шит: «Таня, Таня…» Лучше Тани нету дря­ни! Как зом­би. Не знаю, что там она с ним де­ла­ет, толь­ко вся моя ра­бо­та насмарку.
— Понимаю ваше разочарование.
— И вот я к вам пришла.

— А что вы хо­ти­те, чтобы я сде­лал? Позна­ко­мить сы­ниш­ку с кем‑ни­будь? Но это, ско­рее, к гос­по­ди­ну Листер­ма­ну. Я могу по­зна­ко­мить толь­ко с Джесси­кой. Погово­рить с ва­шей невест­кой и вы­яс­нить, что она та­кое вы­тво­ря­ет, чего я не знаю? Но луч­ше спро­сить вам са­мой у ва­ше­го мла­ден­ца. Или пусть по­лю­бо­пыт­ству­ет ваш муж. А так — «моя твою не по­ни­май», как го­во­рит наш двор­ник Али Берды­куд­лы­ев. Если они со­зре­ют на раз­вод, то­гда это, ко­неч­но, ко мне. А пока… Не вижу. Извините.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Боевая подруга Боевая подруга

Какую роль в преступлениях Джеффри Эпштейна сыграла его бывшая любовница

Tatler
«Мы все — самозванцы. Рождаемся никем и конструируем свою личность» «Мы все — самозванцы. Рождаемся никем и конструируем свою личность»

Настя Травкина — как освободиться от стереотипов и раскрыть свой потенциал

Reminder
Шедевры Уорхола Шедевры Уорхола

Коллекция часов Уорхола доказывает, что в них он разбирался не хуже знатоков

Robb Report
Женский взгляд Женский взгляд

Знаменитости, которые поддерживают феминизм и помогают женщинам

Grazia
Новая норма Новая норма

Нет ничего опаснее пренебрежения ценностями свободного общества

Forbes
Фридайвинг в Северном Ледовитом океане: экстремальная проверка на прочность Фридайвинг в Северном Ледовитом океане: экстремальная проверка на прочность

Арктический фридайвинг

National Geographic
«Три толстяка»: прекрасный и яростный спектакль Андрея Могучего «Три толстяка»: прекрасный и яростный спектакль Андрея Могучего

В БДТ — премьера седьмого эпизода эпопеи по мотивам сказки Юрия Олеши

Эксперт
10 интересных фактов об МГУ 10 интересных фактов об МГУ

Почему Афанасий Фет плевал на двери МГУ?

Культура.РФ
Ваш выход Ваш выход

Интервью с Еленой Север — соорганизатором и бессменной ведущей Премии BraVo

OK!
Из перовскитов и углеродных нанотрубок сделали гнущийся солнечный элемент Из перовскитов и углеродных нанотрубок сделали гнущийся солнечный элемент

Ученые получили гибкий перовскитный солнечный элемент

N+1
Война языков: английский победит всех? Война языков: английский победит всех?

Современный мир сложно представить без английского языка

Naked Science
Рассказы из книги Анны Аркатовой «Смежные комнаты» Рассказы из книги Анны Аркатовой «Смежные комнаты»

Отрывок из сборника рассказов Анны Аркатовой «Смежные комнаты»

СНОБ
Правила жизни Глеба Павловского Правила жизни Глеба Павловского

Правила жизни политтехнолога Глеба Павловского

Esquire
Porsche Panamera Turbo S E-Hybrid и Cadillac XT4 Porsche Panamera Turbo S E-Hybrid и Cadillac XT4

Новые седан Panamera от Porsche и внедорожник от Cadillac

Weekend
Пьер Лутрель. Смерть — это красиво Пьер Лутрель. Смерть — это красиво

Как жил, убивал и был убит один из самых ярких и жестоких авантюристов Франции

4x4 Club
Айфон-мастер: решаем 13 проблем, с которыми сталкивается каждый владелец смартфона Apple Айфон-мастер: решаем 13 проблем, с которыми сталкивается каждый владелец смартфона Apple

Ты влюбляешься в него, а в ответ он подсовывает тебе проблему за проблемой!

Maxim
Яркий цвет, супердлина и блестки: маникюр российских звезд крупным планом Яркий цвет, супердлина и блестки: маникюр российских звезд крупным планом

Наши звезды всегда отличались оригинальным вкусом и чувством стиля

Cosmopolitan
Марта Леман — о важности перемен в управлении и собственном образе Марта Леман — о важности перемен в управлении и собственном образе

Как стать успешным управленцем будущего?

РБК
Шумовка и мертвец в кустах: 15 деталей с картин фламандских художников Шумовка и мертвец в кустах: 15 деталей с картин фламандских художников

Детали с картин фламандских мастеров Северного Возрождения

Arzamas
Любовь — не чувство, а выбор, и вот почему Любовь — не чувство, а выбор, и вот почему

Любовь — это выбор и действие?

Psychologies
Как перестать бояться и начать активно действовать: 9 проверенных способов Как перестать бояться и начать активно действовать: 9 проверенных способов

Нельзя постоянно жить в рамках нереализованных амбиций

Playboy
Питьевой режим при кормлении грудью Питьевой режим при кормлении грудью

Что нужно пить кормящим мамам и в каком количестве?

9 месяцев
Глазом не моргнуть Глазом не моргнуть

Риски, о которых стоит знать до записи на наращивание ресниц

Лиза
Авторы расширений для браузеров встраивают чужой код, чтобы заработать — их пользователи становятся частью прокси-сетей Авторы расширений для браузеров встраивают чужой код, чтобы заработать — их пользователи становятся частью прокси-сетей

Всё о расширениях для браузеров

VC.RU
Выгорание от видеозвонков. 5 стадий принятия и 4 способа с ним справиться Выгорание от видеозвонков. 5 стадий принятия и 4 способа с ним справиться

Как сделать видеосовещания менее стрессовыми и более эффективными?

Inc.
Бумажный антистресс: шесть книг, которые согреют и успокоят Бумажный антистресс: шесть книг, которые согреют и успокоят

Книги, которые помогут дотянуть до весеннего солнца и ободряющего голубого неба

Seasons of life
Русские мемуары: Серебряный век Русские мемуары: Серебряный век

Серебряный век — самая насыщенная эпоха в истории русской словесности

Полка
Журналист 50 лет поддерживал ирландских террористов. Он не признавался, чтобы его не уволили Журналист 50 лет поддерживал ирландских террористов. Он не признавался, чтобы его не уволили

Рой Гринсдейд поддерживает взгляды ирландских радикальных республиканцев

TJ
Не женское дело? Не женское дело?

Сегодня женщины все чаще выбирают профессии, которые принято считать мужскими

Лиза
«У нас нет хлеба, мы умираем» «У нас нет хлеба, мы умираем»

Массовый голод с человеческими жертвами в СССР случался неоднократно

Дилетант
Открыть в приложении