Визионеры в ювелирном бизнесе? Это семья Сасонко!

Собака.ruБизнес

Григорий Сасонко

Текст Яна Милорадовская

Визионеры в ювелирном бизнесе? Это семья Сасонко! Они первыми в России начали делать коллаборации с большими художниками (Михаил Шемякин и Покрас Лампас!), смогли (вопреки стереотипам о русских кодах!) построить в нулевые бренд православных украшений «Владимир Михайлов», а шедевры их бренда Sasonko потрясли принцессу Японии. Рассказываем, как совладелец семейной компании Григорий Сасонко запустил драгоценный стартап Perfectgreyproject (больше искусство, чем кольца!) , прокачал эмоциональный интеллект в Сколково и задумал совместный проект c Chiko & Roko, NFT-стартапом основателя «Смешариков» Ильи Попова.

Титановые браслеты ювелирного бренда Perfectgreyproject

Как работы ювелира Михайлова оказались у королевы Испании

Яна: Все привыкли, что «Владимир Михайлов» — это про православие. И тут вдруг команда бренда показывает коллекцию светских ювелирных украшений, за чем немедленно следует солд-аут. Казалось бы, все и так было хорошо!

Григорий: Да, у бренда «Владимир Михайлов» всегда была узкая специализация — уникальные православные ювелирные украшения с высокой художественной ценностью. Владимир — виртуоз, каждое его изделие — это тончайшая гравировка, вырезанные под микроскопом детали, кропотливая работа, которая может длиться не один месяц. Людей, которые обладают таким мастерством, как Михайлов, единицы не только в России, но и в мире. Кроме того, Владимир глубоко погружен в национальную культуру, хорошо знает русский код — вплоть до мельчайших нюансов, в том числе поэтому его украшения — не только узнаваемые, но и «теплые».

Что касается «светского дропа» «Узоры Северной Руси», здесь все совпало — и желание расширить вселенную бренда, и пожелания наших клиентов. После месяцев исследований и проработок мы создали светские украшения, которые соответствуют всем строгим правилам классической ювелирной культуры, при этом в них мгновенно считывается почерк Владимира. Получилось очень красиво и очень «по-михайловски»: всего 20 классических сдержанных форм — кольца, серьги, подвески. В сердце коллекции — изумруды, открытые, красивые камни, традиционные для России.

Яна: Правильно я понимаю, что русская ювелирка — как фильм «Чебурашка» — переживает сейчас спрос сверх ожиданий?

Григорий: В нашем случае сыграл не временной, а человеческий фактор. Поклонники работ «Владимира Михайлова» тут же «прочли» коды новых украшений и приняли их.

Яна: С русскими кодами вообще сложно работать?

Григорий: Не сложно, если веришь чутью художника.

Яна: То есть с доверием у тебя все ок, у вас бирюзовая ювелирная организация?

Григорий: В творческих вопросах — однозначно! Задача художника — перевести подчас трудноформулируемые истины в объекты так, чтобы эти истины считывались на бессознательном уровне. Искусство — это вообще про умение передать эмоциональный опыт от одного человека к другому. Но как то, что никто не может сформулировать, транслировать эмоционально? Вопрос риторический — а процесс неуправляемый! И мне кажется, вся коллекция Владимира Михайлова — именно про это, про мастерство воплотить сложные вещи.

Яна: Говорят, Владимир Михайлов проснулся знаменитым, когда его работы приобрела королева Испании.

Григорий: Да, минималистичный золотой поклонный крестик с образом Николая Чудотворца! Это складень — значит, раскладывается на несколько частей: работа с бесконечным количеством нюансов и смыслов. Королева София приезжала в Петербург. Она обратила внимание на коллекцию в Гранд Отеле Европа и долго выбирала себе украшение. Было очень волнительно — это был первый наш клиент королевских кровей!

Григорий устроил штаб-квартиру компании в семейной галерее Arts Square Gallery: в коллекции Сасонко — 10 000 предметов искусства

Как вопреки всему семья Сасонко построила в нулевые бренд с русскими кодами

Яна: Твой отец, Михаил Сасонко, начал делать ювелирные коллаборации — например, с художником Михаилом Шемякиным — до того, как это стало модным. Как это, когда папа — визионер?

Григорий: Ювелирный бизнес — один из самых сложных в мире. Это то, что удается единицам! Отец никогда не был про «купи-продай»: он живет искусством, коллекционирует искусство, человек, который умеет созидать. Я многое перенял от него: мне тоже не нравятся скучные простые бизнесы.

Яна: И ты присоединился к отцовской компании?

Григорий: Да, почти с самого начала — с 2002 года. За все время я занимался разными задачами, от производства до продаж, но основные успехи были связаны с маркетингом. Мой брат Яков отвечает в семейном бизнесе за логистику и финансы. Мы не похожи, и это очень хорошо — мы «полируем» наши идеи друг об друга, и это дает результат, который учитывает все факторы. Яша — невероятно сложный и глубокий человек! А с отцом мы очень похожи: даже разговариваем иногда молча — чего обсуждать, когда и так все понятно!

Яна: Если бы вы начинали сейчас, вас бы немедленно объявили национальным достоянием. Но как вы справились в нулевые? Построить русский ювелирный бренд в то время, когда все вокруг хотят бриллианты из Европы? Проще слетать в космос. С какими челленджами вы столкнулись в становлении «Владимира Михайлова»?

Григорий: Скажу так — их было беспрецедентно много: действительно создать бренд православных изделий и укрепить его на светском ювелирном рынке в России нулевых — эта задача из высшей математики.

Яна: О таком не прочтешь в учебниках по маркетингу!

Григорий: Самым сложным было сформировать отношение к православным ювелирным изделиям как к высокохудожественным: ведь в нулевые, говоря, что делаешь крестики и иконки, ты сразу вписывал себя в четкий ассоциативный ряд, далекий от Алмазной кладовой и Грановитых палат. Да, Владимир Михайлов делал шедевры, но нужно было открыть на то глаза аудитории, и мы искали разные решения, чтобы сформировать доверие.

Мы заказывали уважаемым архитекторам проекты салонов, проштудировали все маркетинговые кейсы больших брендов, от Cartier до Tiffany, учились выстраивать эмоциональную связь с клиентами до того, как это стало модным, открывали магазины в премиальных локациях вроде Гранд Отеля Европа и на «золотых» улицах, таких как Большая Конюшенная и Большая Дмитровка.

Яна: И что сработало?

Григорий: Сумма наших усилий, но прежде всего сама коллекция — Владимир Михайлов умеет создавать эмоционально близкую человеку красоту, очень глубокую и при этом очень простую для понимания. Думаю, в этом главный секрет успеха.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Вся жизнь впереди Вся жизнь впереди

Отрывки из новой биографии самого старого наследника английского престола

Tatler
«Всегда хочется расшатать рамки привычного» «Всегда хочется расшатать рамки привычного»

Илья Виницкий — о том, почему решил переключиться на «лёгкий жанр»

Полка
Дело было не в фигуре! 10 необычных привычек, которые делают женщин краше Дело было не в фигуре! 10 необычных привычек, которые делают женщин краше

10 нетипичных женских привычек, которые привлекают к нам взгляды мужчин

VOICE
Кто такой Франсуа Рабле? Кто такой Франсуа Рабле?

Исчерпывающий ответ за 2 минуты: кто такой Франсуа Рабле?

Вокруг света
«Катастрофа была не за горами». Как исследователи и псевдоученые искали эликсир вечной жизни «Катастрофа была не за горами». Как исследователи и псевдоученые искали эликсир вечной жизни

Как попытка найти способы жить вечно привела к расцвету науки и псевдонауки

СНОБ
Дислексия: проблема интеллекта или признак творческой личности Дислексия: проблема интеллекта или признак творческой личности

Ребенок пишет с наклоном в другую сторону или держит ручку не так, как все?

ТехИнсайдер
Инвестиции периода изоляции Инвестиции периода изоляции

Спрос на иностранные активы ищет входа

Деньги
Чай, чай, выручай! Чай, чай, выручай!

Травяной чай ускоряет метаболизм, обладает очищающим действием

Лиза
Максим Аверин: «Без театра не могу, но и кино обожаю» Максим Аверин: «Без театра не могу, но и кино обожаю»

Для меня театр — не геолокация, а способ путешествия в этом мире

Коллекция. Караван историй
Разобраться в механизме: как лечение редких заболеваний помогает развитию медицины Разобраться в механизме: как лечение редких заболеваний помогает развитию медицины

Почему от качества лечения редких заболеваний зависит будущее медицины

Forbes
«Что такое любовь»: девять необычных ответов на извечный вопрос «Что такое любовь»: девять необычных ответов на извечный вопрос

Что говорят о романтике и близости антропологи, психологи и другие специалисты

Forbes
Посмотрите на удивительные фотографии золотоискателей США из 19 века! Посмотрите на удивительные фотографии золотоискателей США из 19 века!

Все слышали про знаменитую «золотую лихорадку» в Америке. Вот как она выглядела

ТехИнсайдер
Настройка на альфа-ритм мозга резко повышает эффективность обучения у взрослых Настройка на альфа-ритм мозга резко повышает эффективность обучения у взрослых

Как настроить мозг, чтобы обучение было легким и эффективным?

ТехИнсайдер
Странные, лихие, наши: как мы жили в девяностые годы Странные, лихие, наши: как мы жили в девяностые годы

Писательница Ляля Брынза рассказывает о 90-х годах — во всех подробностях

VOICE
Что счастливые пары делают перед сном: 8 принципов — повторяйте каждый день Что счастливые пары делают перед сном: 8 принципов — повторяйте каждый день

Как сохранить эмоциональную близость с партнером?

Psychologies
На тёмной стороне искусства На тёмной стороне искусства

На коллекционерах то и дело наживаются всякого рода жулики, мошенники и воры

Robb Report
4 важных детали в 5 серии «Одни из нас», которые ты, скорее всего, пропустил 4 важных детали в 5 серии «Одни из нас», которые ты, скорее всего, пропустил

Такие мелочи в сериале «Одни из нас» мог заметить только фанат оригинальной игры

Maxim
Обновлённый BMW X5 против обновлённого Mercedes-Benz GLE Обновлённый BMW X5 против обновлённого Mercedes-Benz GLE

Два извечных соперника обновлены для 2024 модельного года

4x4 Club
Молчи и танцуй: 14 советов об отношениях из старых книг и глянцевых журналов Молчи и танцуй: 14 советов об отношениях из старых книг и глянцевых журналов

Делимся старыми советами и не рекомендуем следовать им в домашних условиях

Правила жизни
Сергей Газаров: «Самый страшный приговор любому искусству, это когда оно оставляет человека равнодушным» Сергей Газаров: «Самый страшный приговор любому искусству, это когда оно оставляет человека равнодушным»

О Театре сатиры с гордостью — художественный руководитель Сергей Газаров

Караван историй
Феминистка в тюрьме: как Консепсьон Ареналь боролась за права женщин и заключенных Феминистка в тюрьме: как Консепсьон Ареналь боролась за права женщин и заключенных

Консепсьон Ареналь слишком беспокоилась о заключенных и отстаивала права женщин

Forbes
«Россия в шубе» «Россия в шубе»

Русский мех: история, национальная идентичность и культурный статус

N+1
Режиссер-однолюб: как Вадим Абдрашитов всю жизнь прожил с одной женой Режиссер-однолюб: как Вадим Абдрашитов всю жизнь прожил с одной женой

Вспоминаем жизнь режиссера Вадима Абдрашитов

VOICE
От ударницы труда до бунтарки: как менялись героини российского кино От ударницы труда до бунтарки: как менялись героини российского кино

Как менялись гендерные стереотипы и как они находили отражение в российском кино

Forbes
От Карского моря до Камчатки: где находятся 7 самых больших заповедников России От Карского моря до Камчатки: где находятся 7 самых больших заповедников России

Семерка самых больших заповедников России

Вокруг света
Идеальный бюджетный шторм Идеальный бюджетный шторм

Паника из-за январского дефицита бюджета неуместна

Эксперт
Сколько можно зудеть! Сколько можно зудеть!

Почему зимой у некоторых из нас начинает сильно чесаться кожа?

Лиза
Consumer Reports утверждает, что BMW делает лучшие автомобили, а Land Rover – худшие Consumer Reports утверждает, что BMW делает лучшие автомобили, а Land Rover – худшие

Оценки дорожных испытаний и надёжности автомобилей лучших брендов

4x4 Club
Драма на Артезиане Драма на Артезиане

Как раз в декабре у степных животных начинается важнейший этап в их жизни — гон

Наука и жизнь
«Другая жизнь» Джоди Чапмен: роман о памяти и шансе начать все с начала «Другая жизнь» Джоди Чапмен: роман о памяти и шансе начать все с начала

Отрывок из романа «Другая жизнь» — с чем способна справиться любовь

Forbes
Открыть в приложении