Фонд помощи хосписам «Вера» номинируется на премию «Сделано в России»

СНОБЗдоровье

Верный путь

Текст Анна Боброва
Фото Гелла Слабко

Фонд помощи хосписам «Вера» номинируется на премию «Сделано в России» в категории «Социальный проект» за инициативу по допуску родных пациента в реанимацию. Учредитель фонда Нюта Федермессер рассказала «Снобу», почему она разочаровалась в системе, в каких российских регионах самая сложная ситуация с хосписами и как она обычно борется с чувством вины.

Фонд «Вера» много лет выступает за внесение поправки в федеральный закон «Об основах охраны здоровья», которая даст возможность посещать родственников в реанимации во всех медучреждениях. И недавно вам наконец удалось продвинуть эту инициативу в Москве. Вы будете работать в этом направлении и дальше?

Конечно, мы хотим, чтобы поправка в закон была принята. И да, приказ по допуску в реанимацию в Москве уже прорыв. Но в этом году я оставила надежду на эффективную работу с федеральным Министерством здравоохранения, неинтересно им делать что-либо для пациента. Это оторванная от реальности структура. И даже когда там принимаются какие-то качественные документы, на пациентах они не отражаются, потому что у нас Минздраву федеральному не подчиняются минздравы в субъектах. То есть Минздрав готовит документ, а каждый регион делает потом собственный.

А насколько хорошо система допуска в реанимации работает в Москве?

Работает со сбоями, как любое нововведение. Есть люди, которые не хотят принимать новые правила. Но если родственники демонстрируют документ заведующему реанимацией и врачу, то их пускают, иначе это будет прямое невыполнение распоряжения руководства, а так рисковать никто не станет. Но надо понимать, что в отделениях реанимации бывают разные ситуации и анестезиологи и реаниматологи, которые там работают, имеют право попросить родственников выйти на период проведения манипуляций. Но пускать они обязаны. Еще очень важно, что родственник просто знает: у него есть право прийти, увидеться или проститься, и ему обязательно сообщат, если состояние больного ухудшится или улучшится. Пациенто-ориентированность начинается с коммуникации, а это не только то, что и как тебе говорят, но и то, что ты видишь: цвет стен, текст объявлений, видеосвязь с отделением. Если вместо «допуск в реанимацию для родственников закрыт» на дверях человеческим языком написано «пожалуйста, не волнуйтесь, когда бы вы ни приехали, днем или ночью, на недолгий период времени мы вас обязательно пустим», у человека не возникает ощущения, что у него отняли близкого и заперли в тюрьму.

Мне каждый день пишут родные пациентов, что их не пускают. Я прошу их сказать дежурной бригаде, что есть такой-то приказ, посылаю его им, и через пять минут они попадают к своим родственникам. Москва – сумасшедше занятой город, здесь ни у кого нет времени сидеть часами и днями с больным. Людям важно зайти, убедиться, что ухаживают, сказать спасибо персоналу – а сказать это обязательно захочется, когда родственник увидит, сколько труда вкладывают в его близкого. Ну а когда двери закрыты и тебя не пускают, русский человек воспринимает это однозначно: есть что скрывать, там пытки, унижения, грязь. В Европе закрытая дверь означает privacy, а у нас – нарушение прав человека. Если мы хотим, чтобы между врачами и родственниками не было такого противостояния, как сейчас, нужно открыть двери.

И не только в столице...

Естественно. Но рано или поздно ситуация изменится везде, пускать будут всех и всегда. Просто для кого-то будет уже поздно. Но с людьми и фондами (это «Вера», «Подари жизнь», Фонд Хабенского, детский хоспис «Дом с маяком»), которые продвигают эту инициативу, все наладится чуть быстрее. И чуть меньше людей будет жить с травмой от того, что не успели проститься с близкими.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

100 самых сексуальных женщин страны 100 самых сексуальных женщин страны

100 самых сексуальных женщин страны

Maxim
Жить на проценты: сколько зарабатывают спортивные агенты Жить на проценты: сколько зарабатывают спортивные агенты

Forbes составил рейтинг самых влиятельных агентов мирового спорта

Forbes
Ольга Зуева: «Теперь любой может быть звездой, а значит, никто» Ольга Зуева: «Теперь любой может быть звездой, а значит, никто»

Ольга Зуева о фильме «На районе» и Даниле Козловском

СНОБ
Необъяснимый минимум Необъяснимый минимум

Корреспондент «Огонька» побывал на родине гомеопатии

Огонёк
ART ART

Большое портфолио художников, представляющих летнюю программу Музея «Гараж»

Elle
IPhone XS и IPhone XS Max: подробности, которые ты мог пропустить IPhone XS и IPhone XS Max: подробности, которые ты мог пропустить

«Просто хорошие смартфоны» — самая полная характеристика новых айфонов

Maxim
Деми и ее Демоны Деми и ее Демоны

У пятидесятисемилетней Деми Мур давно не было громких премьер

Караван историй
Три правила формирования частной коллекции. Советы юриста Три правила формирования частной коллекции. Советы юриста

Как приобрести произведения искусства без вытекающих рисков

Forbes
Не звучание, песня! Не звучание, песня!

Мы прослушали пять автомобилей в поиске идеальной акустики. И вот что услышали

Quattroruote
Фантастика в открытом поле Фантастика в открытом поле

Иннополис – город, в котором нет старости

Популярная механика
Разоблачение Бэнкси? Похоже, акция со шреддером совсем не то, чем кажется Разоблачение Бэнкси? Похоже, акция со шреддером совсем не то, чем кажется

Художник и мастер ковки из Чикаго нашел нестыковки в шреддере Бэнкси

Maxim
Хлебом не корми Хлебом не корми

Лучшие представительницы ресторанной индустрии

Cosmopolitan
Век Живи Век Живи

Прожить 100 лет теперь проще, чем кажется

GQ
Jaguar XE SV Project 8 Jaguar XE SV Project 8

Jaguar XE SV Project 8

Quattroruote
«Хьюстон, у нас проблемы»: почему NASA теряет космические аппараты «Хьюстон, у нас проблемы»: почему NASA теряет космические аппараты

Космические неудачи преследуют не только «Роскосмос»

Forbes
Наркотики для Трампа. Как фармацевтика влияет на политику США Наркотики для Трампа. Как фармацевтика влияет на политику США

Наркотики продолжают уносить жизни в США и по всему миру

Forbes
Удар ниже пояса: 5 советов от сестер Кардашьян для твоей вагины Удар ниже пояса: 5 советов от сестер Кардашьян для твоей вагины

Стоит прислушиваться к советам Кардашьян насчет интимной сферы или нет?

Cosmopolitan
Дышите свободно! Дышите свободно!

Бронхиальная астма есть у каждого десятого жителя Земли

Лиза
Ошибка выжившего. Как не потерять сотрудниц после декретного отпуска Ошибка выжившего. Как не потерять сотрудниц после декретного отпуска

Есть три категории женщин, возвращающихся на работу после декретного отпуска

Forbes
12 вещей, которые помогут создать настоящее хюгге холодным осенним вечером 12 вещей, которые помогут создать настоящее хюгге холодным осенним вечером

12 вещей, которые помогут создать настоящее хюгге холодным осенним вечером

Cosmopolitan
Японские правила: как не провалить встречу с азиатскими партнерами Японские правила: как не провалить встречу с азиатскими партнерами

Странные обычаи делового этикета в Японии

Forbes
Снежана Снежана

Добро пожаловать в воображариум Алессандро Микеле

Elle
Приготовиться к лучшему Приготовиться к лучшему

Производители кухонь превращают пребывание на кухне в отдельное удовольствие

SALON-Interior
Путеводитель по Берлину от Антона Долина Путеводитель по Берлину от Антона Долина

Кинокритик Антон Долин рассказывает о любимых местах Берлина

National Geographic
Всерьёз и надолго Всерьёз и надолго

Квартиру на Новом Арбате архитекторы оформили в духе респектабельного отеля

SALON-Interior
Тест и обзор Apple iPhone XS 256GB: усовершенствованный iPhone X Тест и обзор Apple iPhone XS 256GB: усовершенствованный iPhone X

В основе Apple iPhone XS лежат те же инновации, что и в iPhone X

CHIP
Другая Хлоя Другая Хлоя

29 ноября выходит хоррор «Суспирия»

Cosmopolitan
Новые кадры. Почему компании ищут сотрудников без опыта Новые кадры. Почему компании ищут сотрудников без опыта

Soft skills становятся для работодателей важнее, чем профессиональный опыт

Forbes
И покорить, и обустроить И покорить, и обустроить

Превращение Крымского ханства в цветущие земли принадлежит Григорию Потёмкину

Дилетант
Искусственное искусство: как нейросети научились творить Искусственное искусство: как нейросети научились творить

Нейронные сети научились рисовать, и при том почти не хуже людей

Forbes
Открыть в приложении