Филипп Юрьев о Kitoboy — это настоящая одиссея, а не мрачный арт-хаус

РБКРепортаж

Режиссер Филипп Юрьев — о своем фильме Kitoboy, Чукотке и совпадениях

В прокат вышел Kitoboy — полнометражный дебют Филиппа Юрьева, забравший призы Венецианского фестиваля и «Кинотавра». Мы поговорили с режиссером о магии Чукотки и о том, почему его фильм — это настоящая одиссея, а не мрачный арт-хаус в духе Звягинцева

Анастасия Каменская

756026009811801.jpg
© Георгий Кардава

На днях режиссер Филипп Юрьев опубликовал в своем Instagram скриншот полученного от зрителя сообщения. В нем тот просил вернуть потраченные на покупку билетов на фильм «Kitoboy» деньги, объясняя просьбу тем, что «фильм не понравился». Такой отзыв в отношении этого полнометражного дебюта скорее исключение, чем правило, поскольку на другой чаше весов — гран-при программы «Дни Венеции» Венецианского кинофестиваля и два приза «Кинотавра». Владимиру Анохову — за лучшую мужскую роль, Филиппу Юрьеву — за режиссуру. Впрочем, сам Юрьев уже не раз успел заметить, что отзывы и реакции зрителей для него ценны ничуть не меньше, чем мнение профессионального сообщества. К сопровождающему фильм успеху он относится с благодарностью, но спокойно, рассуждая в том числе о совпадениях и удаче. За последнее время он привык и к частым интервью, и к вниманию прессы, и к повторяющемуся вопросу «Что дальше?», но честности и иронии (за ними добро пожаловать во все тот же Instagram) ничуть не растерял. И кажется, что этот разговор — лишнее тому подтверждение.

— Фильм уже вышел в прокат, так что теперь его может увидеть не только фестивальная публика. Вы, когда снимали, задумывались о том, кто он, ваш зритель?

 

— Я представляю своего зрителя. Человека, устроенного примерно, как я. И старался работать над историей максимально объективно с точки зрения себя. Я не очень, например, внимательный человек, не очень усидчивый, а в последнее время и вовсе стал все менее и менее гармонично воспринимать медленные и скупые, в каком-то смысле отшельнические фильмы, в которых полтора события на весь сюжет. Может быть, три года на сценарий, которые я потратил — это перебор, но я понимал, что просто не могу писать следующую сцену, пока предыдущая – неинтересная. В каждом эпизоде что-то должно быть, какая-то фишка, какой-то интерес. История должна меняться, она должна жить своей жизнью. И сейчас многие реакции зрителей показывают, что время я тратил не зря. Как минимум, им точно было нескучно. Вот знаете, сначала люди, когда впервые слышали про фильм, думали, что их ждет артхаусный сюжет про русский Север. И такие: «Ой, там, наверное, какой-то старик везет за собой тележку десять минут». А теперь выходят с совершенно другим ощущением. И то, что мы в фильм закладывали, они чувствуют, считывают.

— Вы снимали очень небольшой командой, меньше 20 человек?

 

Это было непростое решение, но снимать там по-другому нельзя. Ну и в целом, есть ведь фильмы, которые запросто — ну ладно, не запросто, но это возможно — могут снять 10-15 человек. Это истории документального характера, такие картины обычно не содержат сцены, грубо говоря, погонь, драк, сцены с лодками, сцены путешествий.

756026013486070.jpg
Георгий Кардава

— Вы ведь сейчас сцены из «Китобоя» перечисляете.

 

(Смеется.) По большому счету, мы понимали, что пытаемся обдурить систему и сделать большое, сложное кино путем работы десяти человек. И я, конечно, не раз столкнулся с реалиями этого решения, потому что они были невероятно трудными, но только так там все работает, нельзя было по-другому. Никакого «а давайте грим поправим», когда вокруг человек тридцать стоят, держат приборы, спрашивают что-то. Общая наша задача была максимально провалиться и никому не мешать, нигде не возникать, быть тише воды, ниже травы. Наша история рассказана документальным языком. Это и скромность повествования, и подход к изображению, вообще ко всему – я старался исходить из какой-то наивности, простоты истории, персонажей. И сами чукчи, и их культура — и наскальная живопись, и фольклор — состоит из очень, на самом деле, простых композиций, так что эта стилистика перекочевала в съемку. Чукотские предания и сказки часто говорят про героя-дурака, который уходит из своего дома, чтобы ответить на какие-то важные вопросы жизни. Он совершает путь, играет в кости с каким-то богом, обдуривает духов, вступает в схватку с нечистыми силами и в итоге приходит обратно домой. И я очень рад, что разделились мнения по поводу финала, потому что боялся, что он будет воспринят однозначно. Оказалось, что мнений гораздо больше, чем я думал. Даже не я, а моя команда, операторы Миша Хурсевич, Яша Мироничев, монтажер Саша Крылов, они в какой-то мере тоньше меня чувствовали, что есть вероятность — у этого фильма будут разные трактовки, и помогли мне так рассказать историю, что она не считывается в одну только сторону.

— В этом очень помогает, кстати, саундтрек. Там и Джонни Кэш с Джули Круз, и Симеон тен Хольт со своим Canto Ostinato. Вы сразу понимали, что нужны именно эти композиции, что они тоже задают контекст, дополняют сюжет смыслами?

 

— Я вообще не мог понять, какая будет музыка, копался, искал атмосферные треки. Кстати, первые пробы материала мы сделали еще за год до съемок, когда поехали в подготовительную экспедицию, и до сих пор остался этот тизер. Он показывает стилистику фильма совершенно иначе, чем сам получившийся «Китобой». Она задумывалась более кинематографичной, атмосферной, более глубокой с точки зрения звука. А потом я понял, что все нужно делать иначе. И когда на съемках стало все вырисовываться, появились — и очень смешно — эти композиции. У нас с собой не было интернета, и наш режиссер монтажа просто без спроса, как обычно он делает, начал ставить в отснятый материал какие-то свои треки, которые у него с собой были. И когда он первый раз мне это показал, я говорю: «Все, выключи звук, я не хочу. Зачем ты это делаешь?» А он все оставил, как было, показал так второй раз, третий. И я стал от этого отталкиваться, достраивать и собирать. Так что это не мои находки изначально. Потом мы, конечно, намучились с покупкой прав, что-то даже менять пришлось. Canto Ostinato – невероятная композиция Симеона тен Хольта, в невероятном исполнении голландского трио, которое играет на органе, это просто потрясающе. Действительно магия. Вся музыка добавила какого-то личного отношения к этим героям, доброй иронии. И главная задача здесь была – не испортить, не нарушить. Я вот, например, вырезал большое количество эпизодов. Опять же, чтобы не лишиться гармонии. Очень много резал. Те, кто смотрит сейчас фильм, не смогут, наверное, представить, что там были сцены, когда, например, за героем выстраивается настоящая цепочка из мотоциклов или когда его сажают в тюрьму.

— А не было жалко? Ну знаете, сценарий писали три года, над каждой строчкой думали, а потом приходится брать и отсекать. Как вообще понять, что это лишнее?

 

— На самом деле, нет, мне ничего не было жалко. И вообще странно как-то все это происходило, потому что я в какой-то момент вообще перестал заботиться о своей вот этой кропотливой режиссуре и о своем прекрасном сценарии, который я много лет писал. Это так глупо – держаться за свои изначальные задумки, когда все вокруг видят, что это полное дерьмо, что это не работает – какой-то переход, о котором ты мечтал. Или ты так хочешь, безумно привязан к сцене, как она у тебя написана. Пример хороший, как герой в конце должен был обязательно, у меня это был почему-то фетиш, встретить большой дорожный знак, что вот он в Америке, и он видит большой-большой этот знак. Мне казалось, что это очень важно снять. Все надо мной смеялись, и я не мог понять, почему. А потом пришел к выводу, что это действительно очень глупо. И такие вещи случаются, что ты начинаешь упираться в какие-то собственные измышления, и в этом плане я просто понял, что про сценарий надо, грубо говоря, забывать. То есть эта канва, понятно, уже наизусть выучена, но держаться вот этих изначальных идей, как и вообще строить из себя лидера на площадке было абсолютно бессмысленно. Первая половина съемок, материал, который мы смотрели, был настолько плохой, что я понял, что лучше бы смотреть на это как все остальные, то есть не пытаться быть человеком, который вечно отстаивает свою позицию, а просто реально понять, что тут делать надо, какой подход применить. То есть ты можешь быть таким режиссером, который стоит, не знаю, в стороне и типа как-то загадочно смотрит на все, и изображает, что он все знает, но ни один режиссер по факту не знает, что ему

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Цифровой детокс: как избавиться от зависимости от смартфона Цифровой детокс: как избавиться от зависимости от смартфона

Как отдыхать от смартфонов и других гаджетов, не отрываясь от социальной жизни

CHIP
Свадьба с колючками Свадьба с колючками

Улдис Роуз тысячу раз слышал эту шутку: «Как размножаются дикобразы? Осторожно»

National Geographic
Одна вокруг света. Нетуристический Пхукет и опасная гостья в кемпинге Одна вокруг света. Нетуристический Пхукет и опасная гостья в кемпинге

93-я серия о кругосветном путешествии Ирины Сидоренко и ее собаки Греты

Forbes
Купание в Море Ясности: на Луне оказалось больше воды, чем думали Купание в Море Ясности: на Луне оказалось больше воды, чем думали

Означает ли вода на Луне, что лунные города стали ближе к реальности?

Forbes
Шпинат оказался способен увеличивать мощность топливных элементов Шпинат оказался способен увеличивать мощность топливных элементов

На первый взгляд это похоже на рецепт приготовления смузи, а не на топливо

National Geographic
Отрывок из книги Александра Кравцова «Найди ментора» Отрывок из книги Александра Кравцова «Найди ментора»

Для чего нужен ментор, где его найти и как выстроить правильное сотрудничество

СНОБ
Младенцы проглатывают миллионы частиц микропластика ежедневно Младенцы проглатывают миллионы частиц микропластика ежедневно

При приготовлении детских смесей в бутылочках выделяется микропластик

National Geographic
Какими были «галоши» индейцев Какими были «галоши» индейцев

Индейцы Амазонии использовали натуральный каучук для производства обуви

National Geographic
Собрать команду, придумать идею и поднять первый раунд инвестиций. История о том, как хакатоны помогают стартапам и что делать после них Собрать команду, придумать идею и поднять первый раунд инвестиций. История о том, как хакатоны помогают стартапам и что делать после них

Что такое хакатоны и зачем они нужны

Inc.
В Японии нашли древнейший манускрипт учения Конфуция В Японии нашли древнейший манускрипт учения Конфуция

Этому документу около 1500 лет

National Geographic
Все, что нужно знать о когнитивных искажениях: 9 лучших статей Все, что нужно знать о когнитивных искажениях: 9 лучших статей

Почему люди так несправедливы, жестоки и самонадеянны? Объясняем

Reminder
Ghostrunner – элегантная, но странная игра про наше постчеловеческое будущее Ghostrunner – элегантная, но странная игра про наше постчеловеческое будущее

В этой игре постоянно ощущается фантомное присутствие Киану Ривза

GQ
Как два программиста из России уехали в Долину, придумали простой конструктор для сбора аналитики и привлекли $6,2 млн Как два программиста из России уехали в Долину, придумали простой конструктор для сбора аналитики и привлекли $6,2 млн

Сегодня их продуктом пользуется около 70 000 человек по всему миру

Forbes
Мезоамериканское чудо Мезоамериканское чудо

Удивительные обитатели подводного и надводного мира Мезоамериканского рифа

National Geographic
Чем плохой холестерин отличается от хорошего — и как снизить его уровень? Чем плохой холестерин отличается от хорошего — и как снизить его уровень?

Что такое плохой и хороший холестерин?

Reminder
Вожди не играют в театр. Почему Владимир Путин боится проявлять эмоции Вожди не играют в театр. Почему Владимир Путин боится проявлять эмоции

Демонстрацию семейных ценностей президент России считает не более чем показухой

СНОБ
«Мой идеальный декрет»: нормальная жизнь и никакого саморазвития «Мой идеальный декрет»: нормальная жизнь и никакого саморазвития

Не поддаваться влиянию соцсетей и быть счастливой мамой

Psychologies
9 cамых нелепых видов оружия в боевиках 9 cамых нелепых видов оружия в боевиках

Иногда режиссерам наскучивают банальные пистолеты и ножи

Maxim
Золотой щит: почему растет спрос на металлические счета в банках Золотой щит: почему растет спрос на металлические счета в банках

Почему металлические счета — не самый выгодный инвестиционный инструмент

Forbes
Остановись, старение! Остановись, старение!

7 мифов об активном долголетии

Добрые советы
Инвазивные прожорливые черви распространились в США и вредят местным экосистемам Инвазивные прожорливые черви распространились в США и вредят местным экосистемам

Ученые называют три вида кольчатых червей из Азии прыгающими червями

National Geographic
Дети преподавателей о своей жизни Дети преподавателей о своей жизни

Дети рассказывают, какими качествами должен обладать хороший педагог

СНОБ
Интервью с Шурой Би-2 о новом альбоме, белорусских протестах и поколении Z Интервью с Шурой Би-2 о новом альбоме, белорусских протестах и поколении Z

Группа «Би-2» выпустила новый альбом в рамках цикла «Нечетный воин»

СНОБ
Скоро зима Скоро зима

Кто такой экокоуч и почему он всем нужен?

Собака.ru
Периоды детского развития: от 12 до 17 лет Периоды детского развития: от 12 до 17 лет

Вчера ребенок был покладистый, а уже сегодня начинает без спроса делать пирсинг

Psychologies
Каким должно быть новое русское кино Каким должно быть новое русское кино

Сценаристы рассказывают, экранизации каких книг они ждут

GQ
Анастасия Меньшикова. Своя дорога Анастасия Меньшикова. Своя дорога

История жизни жены Олега Меньшикова

Караван историй
В Англии ввели запрет на пластиковые трубочки и ватные палочки В Англии ввели запрет на пластиковые трубочки и ватные палочки

Маленький шаг для страны, большой шаг для борьбы с пластиковым загрязнением

National Geographic
История одной песни: «Runaway Train» Soul Asylum, 1992 История одной песни: «Runaway Train» Soul Asylum, 1992

Песня, при помощи которой люди находили пропавших детей

Maxim
Высыпаемся: правила сна для мам Высыпаемся: правила сна для мам

Ничего лучше для восстановления сил, чем сон, пока не придумали!

Seasons of life
Открыть в приложении