Психотерапевт, гуру ТВ и один из топов Сбера о себе и правилах, по которым живет

PsychologiesРепортаж

Думать – правильно

У него взгляд хищника и смех ребенка. И еще столько всего намешано, что в академии, где он учился, можно вводить предмет «Андрей Курпатов». Психотерапевт, гуру ТВ и один из топов Сбера о себе и правилах, по которым живет.

Текст: Анна Бурашова

Пиджак, DIEGO M; джемпер, STRELLSON; брюки, SISLEY; ботинки, GEOX; носки, FALKE

Про Достоевского и рефлексию

По десятибалльной шкале я оцениваю свою жизнь на десять из десяти. Не потому что она безоблачна, скорее наоборот. А потому что я наконец полностью посвятил ее тому, что для меня по-настоящему «важно». «Важно» я беру в кавычки, потому что это один из ключевых концептов достойной и счастливой жизни. Когда вы находите свое «важно», ваша жизнь обретает смысл, становится, как бы сказал Михаил Михайлович Бахтин, Поступком. Еще совсем недавно мы жили в другом мире, который Мишель Фуко назвал «дисциплинарным обществом». В этой системе устройства общества были и свои плюсы, и минусы. Плюсы заключались в том, что нам не нужно было искать себя. Кто мы, что мы и зачем мы – все это нам объясняли общественные институты, идеологии, сама система воспитания. Но у нас не было подлинной «субъективности», нас делали словно бы под копирку, одинаковыми.

Сейчас мы оказались в новой реальности, где вообще нет этого формирования «субъективности»: молодой человек чувствует себя растерянным, не понимает, чего он хочет, что ему следует делать, во что верить и на что надеяться. Знаменитые Кантовские вопросы, лежащие в основе его философской антропологии, беспомощно повисли в воздухе. И я переживаю за тех, кому приходится сейчас искать ответы на них.

Мне повезло родиться во врачебной семье, где каждый жил своей работой – научными исследованиями и ответственностью перед пациентами. У меня была прекрасная ролевая модель. Но все рухнуло, когда началась перестройка и Советский Союз стал трещать по швам. Все, что казалось таким правильным, все, что представлялось ценностью в рамках искусственной коммунистической идеологии, – все это вдруг превратилось в черепки. Люди тщетно пытались найти новые смыслы или хотя бы какие-то ориентиры. Вся страна искала эту новую истину, и я вместе с ней. Когда учился в Нахимовском военно-морском училище, во время одного из увольнений я пошел в церковь и крестился. Когда поступил в Военно-медицинскую академию, мы курсантами зачитывались  книгами по Агни-йоге, Гурджиевым, Рерихами, работами Кришнамурти.

Забота о себе – это понимание, что время тебе выделено на то, чтобы ты жил

Мы истово искали почву под ногами, потому что знали по своему советскому опыту, что она должна быть. Но ничто не давало нам этой уверенности. Кто-то из моих сокурсников уволился из вооруженных сил и пошел в сайентологи, кто-то подался в кришнаиты, кто-то занялся бизнесом, характерным для лихих 90-х годов, и погиб. Сам я нашел опору в психотерапии.

Со второго курса я уже лечил пациентов в отделении неврозов Клиники психиатрии, которым руководил мой отец. Он был сторонником интеграционной психотерапии, поэтому у меня была уникальная возможность опробовать самые разные методы, от арт-терапии и психодрамы, психоанализа и холотропного дыхания до телесно-ориентированной и когнитивно-поведенческой терапии. Это было невероятно!

Параллельно я занимался научными исследованиями. По настоянию Олега Николаевича Кузнецова готовил статьи и выступал с докладами на Международных Достоевских чтениях (помню, большой резонанс у достоеведов вызвал мой доклад по «Идиоту», в котором я показал, что князь Мышкин у Достоевского – это «Христос без чуда»).

Под руководством профессора Анатолия Николаевича Алёхина принимал участие в экспериментах по герметизации и психической адаптации к непривычным условиям существования. Кому-то из адъюнктов кафедры я помогал в исследованиях в рамках медицинской психологии, кому-то – в рамках сексологии и сексопатологии, истории психиатрии и прочее, прочее.

Тем временем я, понятное дело, продолжал учиться медицине. А главной моей любовью и вовсе была философия. Однако же у меня не было тут учителей, которые бы меня наставили, что-то объяснили. Поэтому я просто шел на таран – читал классические тексты, ничего толком, надо признать, в них не понимая. Двигался буквально наугад, просто грыз тексты один за другим, вынимая из них не столько теорию, сколько сами способы, которыми философы думают о мире.

И вот на этом стыке – вечно рефлексирующего Достоевского и поведенческой психотерапии, античной философии Платона, стоиков и современной медицины, философии Ницше, Витгенштейна, Хайдеггера, Фуко и нейрофизиологии, релятивизма Эйнштейна, квантовой механики Бора и психиатрии – формировалась моя картина мира, переписывалась моя, когда-то советская еще, «субъективность».

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Ирина Калабихина: «Демографический взрыв уже у нас за спиной» Ирина Калабихина: «Демографический взрыв уже у нас за спиной»

Экономист Ирина Калабихина — что с нами будет дальше и хватит ли всем места?

РБК
Чего боятся мужчины в постели: 3 главных страха Чего боятся мужчины в постели: 3 главных страха

Список мужских страхов, связанных с сексом, и рекомендации специалиста

Psychologies
Мы выбираем друг друга не случайно Мы выбираем друг друга не случайно

Выбор партнера предопределен всем предшествующим ходом нашей жизни

Psychologies
Джон Макгрегор: «Споткнуться, упасть, подняться». Драма о силе и уязвимости Джон Макгрегор: «Споткнуться, упасть, подняться». Драма о силе и уязвимости

Отрывок из романа «Споткнуться, упасть, подняться» Джона Макгрегора

СНОБ
Дать себе волю Дать себе волю

Отчего же мы не спешим упражняться в управлении своей жизнью?

Psychologies
Heesen Lusine Heesen Lusine

Верфь Heesen Yachts показывала две свои новые моторные яхты

Y Magazine
20 вещей, которые могут тебе пригодиться в постели 20 вещей, которые могут тебе пригодиться в постели

Объекты и явления, при помощи которых твой секс будет еще великолепнее

Maxim
Николь Краусс: «Быть мужчиной». Отрывок из сборника Николь Краусс: «Быть мужчиной». Отрывок из сборника

Отрывок из сборника Николь Краусс о памяти, власти и любви

СНОБ
Не быть жертвой Не быть жертвой

Я приняла решение не страдать

Psychologies
Вход без кода Вход без кода

Как создать приложение и выйти с ним на рынок без опыта в программировании

РБК
«Научиться дышать под водой» «Научиться дышать под водой»

В чем искать смысл, когда приходится ставить под сомнение ценность бытия?

Psychologies
5 причин, почему быстрая зарядка может разочаровать 5 причин, почему быстрая зарядка может разочаровать

Быстрая зарядка: какие проблемы могут вас ждать

CHIP
6 признаков глупого человека 6 признаков глупого человека

Как понять, кого нужно избегать? Да и нужно ли на самом деле?

Psychologies
Ложная близорукость: что это и как лечится Ложная близорукость: что это и как лечится

Что такое временное падение зрения?

Psychologies
Никакая часть меня не может быть дефектом Никакая часть меня не может быть дефектом

Открытый разговор о личном с Екатериной Сигитовой, специалистом по самопринятию

Psychologies
«Наша зима» — якутский фильм, который не хочется называть якутским. Настолько всеобъемлющим он получился «Наша зима» — якутский фильм, который не хочется называть якутским. Настолько всеобъемлющим он получился

«Наша зима» — универсальная драма о расставании из Якутии

Правила жизни
Что мешает вам обрести спокойствие? Что мешает вам обрести спокойствие?

Определите ваши навязчивые установки и найдите способ избавиться от них

Psychologies
5 книг, которые спасут от осенней хандры 5 книг, которые спасут от осенней хандры

Подборка книг, которые помогут быть счастливыми даже в самую печальную пору

Psychologies
Кому сказать спасибо Кому сказать спасибо

Благодарность – это навык, который полезно тренировать и совершенствовать

Psychologies
Купюры умеют молчать Купюры умеют молчать

В стране скопился рекордный объем валютной выручки

Эксперт
Книги Книги

Путеводитель по библиографии Лимонова

Esquire
«Быть полезным отечеству и нашей армии» «Быть полезным отечеству и нашей армии»

Система ГУГШ требовала службы знающих офицеров

Дилетант
Анна Старшенбаум: «Я люблю жизнь. Мне очень многое в ней нравится» Анна Старшенбаум: «Я люблю жизнь. Мне очень многое в ней нравится»

Анну Старшенбаум называют «ангелом с детским взглядом»

Здоровье
Отходы направляются на биржу Отходы направляются на биржу

Площадка для купли-продажи вторсырья способствует созданию циклической экономики

Эксперт
Мы что-то упускаем Мы что-то упускаем

У тебя бывало ощущение, что все живут интересной жизнью, кроме тебя?

Cosmopolitan
Ископаемые ДНК из средневекового немецкого города рассказали о происхождении евреев-ашкенази Ископаемые ДНК из средневекового немецкого города рассказали о происхождении евреев-ашкенази

Анализ данных современной и древней ДНК может пролить свет на прошлое

TechInsider
6 признаков человека, которого недолюбили в детстве 6 признаков человека, которого недолюбили в детстве

Холодность родителей — это трещины в фундаменте нашей взрослой жизни

Psychologies
История нью-йоркского отеля «Барбизон», в котором могли останавливаться только женщины История нью-йоркского отеля «Барбизон», в котором могли останавливаться только женщины

Отрывок из книги Паулины Брен «Барбизон — в отеле только девушки»

СНОБ
Страшные истории обыкновенных людей: фрагмент нового романа Ксении Букши «Но человека человек. Три с половиной убийства» Страшные истории обыкновенных людей: фрагмент нового романа Ксении Букши «Но человека человек. Три с половиной убийства»

Отрывок из пронзительного и выверенного романа Ксении Букши

Правила жизни
Парентификация: 14 признаков, что это произошло с вами Парентификация: 14 признаков, что это произошло с вами

Что такое парентификация? Как она проявляется?

Psychologies
Открыть в приложении