У актрисы Анастасии Уколовой яркая внешность и заразительный смех

OK!Знаменитости

«Я всё могу сама»

Текст: Лиля Москвина. Фото: Иван Пономаренко

У 26-летней актрисы Анастасии Уколовой яркая внешность и заразительный смех. Она открыта новым знакомствам и неожиданным поворотам судьбы. Она прекрасно знает, что в жизни ничего не бывает просто так и для того, чтобы добиться высоких результатов, нужно очень много работать. О неслучайных случайностях, осознанности и пути к себе мы поговорили с Настей во время прошедшего в Сочи «Кинотавра».

Настя, во время «Кинотавра» ты написала в инстаграме, что красная дорожка постепенно перестает быть для тебя стрессовой ситуацией.

Это правда, и я этому очень рада. Это был мой второй «Кинотавр», на этот раз я чувствовала себя намного уверенней. За этот год я посетила множество мероприятий, познакомилась с организаторами, фотографами, журналистами. В прошлом году было такое, что я выходила на дорожки, а меня даже не фоткали.

Тушевалась в этот момент? Было неловко?

Ну я-то знаю, сколько у меня проектов, сколько я снимаюсь. А то, что меня не узнавали фотографы, говорило только о том, что я редко появлялась на светских тусовках. Я всё это понимала, но было ужасно неуютно, белая ворона какая-то.

Знаю, что в прошлом году у тебя как-то сразу с «Кинотавром» не задалось.

Да, ужасная была история. Я должна была ехать на все дни, кроме закрытия, мы очень долго готовились, собирали наряды, я страшно переживала. И вот я приезжаю со смены, запихиваю всё в чемодан, понимаю, что в один не помещается, беру второй, приезжаю в аэропорт, еле-еле тяну эти чемоданы (как мы потом выяснили, это было 73 килограмма) — так получилось, что я остановилась отдышаться, и как раз эти минуты оказались фатальными. Когда я подошла к стойке регистрации, мне сказали, что уже не успевают меня зарегистрировать, но потом сжалились, говорят, ладно, давайте сюда багаж, и тут — раз! — 73 килограмма. Доплатить я уже не успевала, в общем, меня сняли с рейса.

Даже представить себе не могу, что ты тогда почувствовала. Не было желания домой поехать разбирать эти чемоданы?

(Улыбается.) Ты понимаешь, у меня же еще за день до этого началась ангина, болит горло, я стою и рыдаю, потому что мне сказали, что билетов на этот день больше нет. Вечером открытие, мне дали платье за триста тысяч... (Смеется.) В итоге девушка нашла мне дорогущий билет в бизнес-класс, для меня это было что-то новенькое — полететь бизнес-классом в Сочи за такие деньги. В общем, иду к самолету вся в слезах, а мне дают место рядом с Владимиром Познером. Я поняла, за что я заплатила эти деньги, — такой у меня был интересный полет. А дальше мой первый «Кинотавр» оказался для меня очень сложным: пока все вечерами веселились и тусовались, а утром отсыпались, я шла на ингаляции, на промывание миндалин. И так страшно: ты мало с кем знакома, куда идти — не знаешь. Этот год, конечно, уже совсем другое дело.

На Анастасии: пиджак, брюки — всё Max Mara, кольe Mercury из коллекции Classic (белое золото, бриллианты)

Послушай, ты же с детства занималась и танцами, и пела, должна была привыкнуть быть в центре внимания. А вообще, ты всегда в эту сторону хотела идти, планировала становиться актрисой или так само собой произошло?

Нет, не само собой. Мои родители не артисты, а вот бабушка — замдиректора в музыкальной школе в Пятигорске, где я родилась, она очень активная барышня, работает в культуре. Конечно же, как только это стало возможно, меня отправили в эту музыкальную школу.

Чтобы ты всегда была под контролем.

Ой, да. Она была боссом главным, ее все боялись, в том числе и я.

То есть ни о каком блате речи не было?

Нет, наоборот, было очень страшно. Я очень долго ходила на фортепьяно, потому что бабушка его преподавала. Сначала из меня хотели сделать пианистку: я ездила на разные конкурсы, даже выигрывала что-то. Потом начала заниматься вокалом, лет семь, наверное, это был эстрадно-джазовый вокал, затем полностью ушла в джаз: пела с джаз-бэндом, снова участвовала в конкурсах, даже в Москву меня возили. У меня очень много дипломов, почему-то я была уверена, что буду певицей. Когда я стояла на сцене с микрофоном, у меня было четкое ощущение, что я на своем месте. В какой-то момент я поняла, что моя жизнь — это постоянно какие-то конкурсы, фестивали, концерты в Пятигорске. В школу я ходила постольку-поскольку, 10–11-й класс я уже конкретно занималась с педагогами по литературе, русскому и всем профильным предметам, которые нужны при поступлении в театральное училище. Я знала, что в любом случае буду на сцене: буду либо ведущей, либо певицей, про актрису я думала в последнюю очередь.

Правда?

Да. В 15 лет я посмотрела фильм «Страна глухих» с Чулпан Хаматовой и Диной Корзун. Чулпан Хаматова — это вообще особенный человек в моей жизни. Мы сейчас встретились на «Кинотавре» после премьеры «Доктора Лизы», это было что-то, я была так счастлива... Мне очень хочется об этом рассказать. Так вот, я посмотрела «Страну глухих» и поняла, что всё, она мой кумир, я ее абсолютная фанатка. Я посмотрела все фильмы с ее участием. Затем я поступила в театральный, не знаю, если честно, как я сделала это с первого раза, причем сразу и во ВГИК, и в Щепку. Мои родители были в шоке, а я как-то даже не сомневалась в себе в этом смысле. В итоге выбрала Щепку. Как только мне выдали студенческий билет, я поняла, что у меня есть доступы во все театры. Я составила себе список спектаклей, в которых играет Чулпан Хаматова, и начала сбегать с вечернего актерского мастерства, чтобы попасть на эти спектакли. А на курсе Юрия Мефодьевича Соломина сбежать откуда-то очень трудно — это всегда попадос полнейший, всегда скандал, то есть я ходила по тоненькому льду. Мой любимый спектакль «Враги. История любви» в «Современнике» я посмотрела раза три точно, я знала наизусть все реплики, и в какой-то момент, очередной раз сидя в зале, я решила, что в антракте пойду куплю Чулпан цветы, напишу ей письмо и передам на поклонах. Купила огромной букет, на коленках, пока шла вторая часть спектакля, на какой-то салфетке реально писала ей письмо. Писала, как я посмотрела фильм «Лунный папа», как я смотрела «Доктора Живаго» с ней, как я делаю самостоятельные отрывки — писала обо всем. Не знаю, как я на это решилась, но я написала свое имя и оставила номер телефона. Мне, если честно, до сих пор за это стыдно.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Лисичка-сестричка Лисичка-сестричка

Добровинский с волшебной сказкой про природу — жадную, наивную и полную чудес

Tatler
Софья Эрнст: «При встрече с сильным соперником думаю, как превратить его в соратника» Софья Эрнст: «При встрече с сильным соперником думаю, как превратить его в соратника»

Софья Эрнст рассказала, как обычно реагирует на появление сильного соперника

Grazia
«Единственный способ никого не раздражать — не делать ничего интересного». Даниэль Эк, Spotify, — о времени, вдохновении и музыкальном бизнесе «Единственный способ никого не раздражать — не делать ничего интересного». Даниэль Эк, Spotify, — о времени, вдохновении и музыкальном бизнесе

Дэниэль Эк о том, как шведская медлительность проявляется в культуре Spotify

Inc.
Гляжусь в тебя, как в зеркало: почему все помешались на эмпатии Гляжусь в тебя, как в зеркало: почему все помешались на эмпатии

Отрывок из книги «Лучшее в нас. Почему насилия в мире стало меньше»

Forbes
«Мы сидим на грантовой игле»: как журналистка запустила программу реабилитации для людей с ДЦП «Мы сидим на грантовой игле»: как журналистка запустила программу реабилитации для людей с ДЦП

Интервью с основательницей проекта «Лига мечты» Натальей Белоголовцевой

Forbes
История одного посещения История одного посещения

Мария Степанова о неизвестной встрече на высшем уровне

Weekend
Suzuki Vitara и KIA Seltos. Миллениал против зумера Suzuki Vitara и KIA Seltos. Миллениал против зумера

Сравниваем два на первый взгляд разных, но при этом очень похожих автомобиля

4x4 Club
Темная сторона удовольствия: зачем древние стоики практиковали добровольный дискомфорт Темная сторона удовольствия: зачем древние стоики практиковали добровольный дискомфорт

Отрывок из книги Уильяма Ирвина «Радость жизни»

Forbes
Разделяй и властвуй: зачем государства пытаются ограничить IT-компании Разделяй и властвуй: зачем государства пытаются ограничить IT-компании

IT-компании превратились в конкурентов государств

Forbes
Карабах-2020. Военно-аналитический разбор Карабах-2020. Военно-аналитический разбор

50 тезисов о войне Азербайджана и Армении. Почему пала оборона Карабаха

Эксперт
Брат средневековой пушки: начало истории автомобильных двигателей Брат средневековой пушки: начало истории автомобильных двигателей

Экскурс в историю двигателестроения

Популярная механика
Аборт и закон: могут ли нам запретить решать, когда быть матерью? Аборт и закон: могут ли нам запретить решать, когда быть матерью?

Как один закон может повлиять на судьбы многих женщин

Cosmopolitan
Когда на Марсе появилась вода? Подскажет древний метеорит Когда на Марсе появилась вода? Подскажет древний метеорит

Когда-то вода существовала на Красной планете в жидком виде и в виде льда

National Geographic
Алиса Хазанова: «Сегодня опасно даже просто выражать свое мнение» Алиса Хазанова: «Сегодня опасно даже просто выражать свое мнение»

Актриса Алиса Хазанова о кибербуллинге и токсичности соцсетей

GQ
Выход за границы: как «Яндекс» расширяет борьбу с реальностью Выход за границы: как «Яндекс» расширяет борьбу с реальностью

Как новое поколение менеджеров «Яндекса» трансформирует реальность

Forbes
Ты скромная или у тебя заниженная самооценка? Как разобраться в себе Ты скромная или у тебя заниженная самооценка? Как разобраться в себе

Скромность — добродетель, заниженная самооценка — проблема, но как их различить?

Cosmopolitan
В чем стратегический просчет Путина и Сечина В чем стратегический просчет Путина и Сечина

История с добычей нефти на арктическом шельфе выбивается из мирового контекста

СНОБ
Отрывок из книги «Зачем мы стареем» Отрывок из книги «Зачем мы стареем»

Отрывок из книги «Зачем мы стареем. Наука о долголетии: как продлить молодость»

СНОБ
«Теперь спорт – только в удовольствие» «Теперь спорт – только в удовольствие»

Татьяна убедилась, что жесткие диеты, позволяют похудеть, но ненадолго

Худеем правильно
Материнское выгорание: личная история и 10 шагов для его профилактики Материнское выгорание: личная история и 10 шагов для его профилактики

Как справиться с материнским выгоранием

Psychologies
Как относились друг к другу Бунин и Горький? Как относились друг к другу Бунин и Горький?

В отношениях Ивана Бунина и Максима Горького можно выделить три этапа

Культура.РФ
Российские ученые открыли новый минерал для батарей будущего Российские ученые открыли новый минерал для батарей будущего

На Камчатке открыли новый минерал — петровит

Популярная механика
Считавшегося вымершим мадагаскарского хамелеона переоткрыли спустя сто лет Считавшегося вымершим мадагаскарского хамелеона переоткрыли спустя сто лет

Ученые нашли около двадцати особей считавшихся вымершими хамелеонов в саду

N+1
Расстрел и Людмила Расстрел и Людмила

Неудачная попытка превратить советскую историю в античную трагедию

Weekend
Здоровый мазохизм: в чем его польза Здоровый мазохизм: в чем его польза

Мазохизм — очень важный механизм для получения удовольствия

Psychologies
Осознанное питание: как есть всё, что хочешь, и не толстеть Осознанное питание: как есть всё, что хочешь, и не толстеть

Рассказываем, как научиться слушать свое тело и есть всё, что захочется

Cosmopolitan
Человек с кинобритвой Человек с кинобритвой

Как режиссер Луис Бунюэль провоцировал публику на скандалы

Weekend
«Я все контролирую»: зачем нам это нужно? «Я все контролирую»: зачем нам это нужно?

Пытаясь держать все под контролем, мы чувствуем истощение и усталость

Psychologies
Как бренд Jil Sander возвращает себе былую славу Как бренд Jil Sander возвращает себе былую славу

Говорим «минимализм 1990-х» – подразумеваем «дом Jil Sander»

GQ
Школа женского здоровья Школа женского здоровья

6 правил, которые помогут тебе чувствовать себя по утрам бодрой и отдохнувшей

Cosmopolitan
Открыть в приложении