Можно ли выйти из экономического шторма, ничего не изменив

ОгонёкРепортаж

«Старые рецепты работать не будут»

Сейчас правительство страны делает, кажется, все возможное для сохранения экономики, ее структуры, предприятий, работников... Чтобы оставить как было до кризиса. Но можно ли выйти из экономического шторма, ничего не изменив? Все предыдущие годы было именно так. Получится ли сейчас? Об этом «Огонек» спросил президента партнерства «Новый экономический рост» Михаила Дмитриева*

Беседовал Александр Трушин

Пандемия может изменить и консервативный строительный рынок — люди захотят жить за городом, и «человейники» опустеют 

Михаил Эгонович, мы в последние годы живем от кризиса до кризиса. Даже привыкли. Какой из пережитых нами кризисов ближе к нынешней ситуации?

— С точки зрения уровня жизни населения, думаю, это больше всего напоминает кризис 98‑го года. Тогда он, как и сейчас, застал нас в тяжелом положении. Экономика только-только начала оживать, доходы населения перестали снижаться. И тут — дефолт. Сейчас ситуация похожая. Доходы людей падали с 2014 года и до сих пор так и не восстановились, они по-прежнему примерно на 8 процентов ниже максимума 2013 года. Очень небольшой рост был в прошлом году — и опять обвал. По нашим оценкам, падение доходов будет примерно равно сокращению экономики — возможно, на 5–6 процентов за год.

— А кризисы 2008 и 2015 годов были не такими?

— Нет. К 2008 году, после 9 лет экономического роста, у населения выросли доходы примерно в 2,5 раза в реальном выражении. В 2009 году ВВП сократился почти на 8 процентов, а безработица выросла почти до 8,5 процента, но доходы населения, как это ни удивительно, не упали. В основном это произошло благодаря валоризации пенсий, которые увеличились на 50 процентов. Старшее поколение поддерживало уровень жизни своих семей, и покупательная способность населения в целом не сократилась.

— То есть население в 2008 году пострадало меньше, чем экономика?

— Да. А в кризис 2015 года получилось наоборот. ВВП упал всего на 2,5 процента. У крупных компаний, занимавшихся экспортом ресурсов, благодаря девальвации рубля прибыль даже выросла. А доходы населения в итоге упали в 3 с лишним раза глубже, чем ВВП. И не восстановились до сих пор.

Однако тот спад проходил на пике исторически высокого уровня жизни нашего населения. Люди уже имели некоторые запасы, успели закупить немало товаров длительного пользования. По темпам роста расходов на эти цели мы даже обогнали большинство стран и были первыми среди стран БРИКС. И когда мы подошли к кризису 2015 года, многие семьи были хорошо обеспечены бытовой техникой. Это подтверждают обследования бюджетов домохозяйств Росстата. Поэтому, когда упали доходы, семьи прежде всего резко сократили расходы на товары длительного пользования. Но это высвободило средства на еду, одежду и другие первоочередные нужды. Но после стольких лет стагнации уровня жизни появилась необходимость всю эту технику обновлять. А доходы не росли, и на приобретении бытовой техники уже нельзя было ничего сэкономить. Это, в частности, подстегнуло рост задолженности по потребительским кредитам, которые брались под высокие процентные ставки. Таким образом, к новому кризису население подошло в худшем положении, чем к любому из предыдущих, кроме кризиса 1998 года.

Подавляющая часть имеет сбережения на уровне, не превышающем трехмесячную зарплату. А у многих и того меньше. Это вообще не те сбережения, на которые можно продержаться в нынешнем кризисе. Ну, может, на два месяца карантина хватит. А у трети нет и этого. Кстати, в этом наше население особо не отличается от американского. Недавнее исследование McKinsey, которое вышло как раз накануне кризиса, показало: примерно половина американских работников не имеют резервных ресурсов и живут от зарплаты до зарплаты. И этим США не сильно отличаются от многих стран, в том числе и от нас.

— Так что же нас сегодня тряхнуло сильнее — падение цен на нефть или коронавирус?

— На этот раз причина была не экономическая, а медицинская. Из-за эпидемии коронавируса власти большинства стран ввели карантин, который резко сократил спрос на нефть. И российская экономика в результате страдает от двойного удара — и от собственного карантина, и от глобальной пандемии, которая обвалила цены на нефть. Мониторинг суточного потребления электроэнергии показывает, например, что выпуск товаров и услуг всех российских предприятий в первой половине апреля упал примерно на 10 процентов. В Центральном федеральном округе падение превысило 17 процентов. Из-за полной остановки многих предприятий немало людей лишились работы и доходов. Но не менее важно и то, что наша нефть оказалась почти никому в мире не нужна. Текущее падение мирового спроса на нефть сейчас оценивается в 30 процентов. Такого в истории никогда не было. Цены на нефть Brent в самый критичный момент, до сделки ОПЕК, упали до самого низкого уровня за последние 50 лет — до уровня 1974 года (в сопоставимых ценах с учетом долларовой инфляции), а в последние дни — и еще ниже. Большинства наших соотечественников в то время, когда были такие низкие цены на нефть, еще и на свете не было. В США цена на майские фьючерсы упала до отрицательных значений. Ее некуда девать. Ни вывезти, ни переработать, вот владельцы контрактов и доплачивали, чтобы избавиться от расходов на хранение нефти. Производство авиационного керосина упало в десятки раз. Бензина — более чем в два раза. Хранилища скоро переполнятся, нефть начинают заливать в простаивающие железнодорожные цистерны, но и они скоро закончатся…

Еще 2–3 месяца назад такого никто даже бы не предположил. Что это означает для нас? Из-за девальвации рубля становятся слишком дороги многие потребительские товары, которые в России не производятся и не будут производиться. Это значительная часть лекарств, предметы длительного пользования, одежда и многое другое. И дороже станут инвестиционные товары — импортные машины и оборудование, необходимые для развития несырьевой экономики.

— И значит, мы опять проскочили развилку, на которой была возможность диверсификации экономики?

— Возможность хотя бы начать диверсификацию экономики была, но окно оказалось слишком коротким — всего лишь два года, 18‑й и 19‑й. Мы их потеряли.

— Почему?

— В основном из-за политики Министерства финансов, которое навязало ее всему правительству. Вместо того чтобы ориентировать бюджет на стимулирование экономического роста, наоборот, закрутили бюджетные гайки и к тому же повысили налог на добавленную стоимость. В результате экономика в эти два года почти не росла. В этом году рост экономики, особенно несырьевых отраслей, мог бы ускориться, но… помешал коронавирус. Хотя в любом случае для диверсификации нужно не два года, а лет десять более или менее благоприятных условий. Но тема диверсификации никуда не исчезает. Потому что сейчас никто не понимает, что будет с рынком нефти после эпидемии. Скорее всего в мире ускорится рост спроса на альтернативные источники энергии.

— Но ведь нефть подешевела, и многие эксперты говорят, что к 60 долларам она не вернется.

— Но это не повлияет на долгосрочную тенденцию. Учитывая структуру затрат производителей нефти, долгосрочная цена на нефть не может опускаться ниже 40 долларов за баррель. Экономически же оправданная цена при сложившихся уровнях предложения нефти тяготеет скорее к 60 долларам за баррель или даже выше. Поэтому сохранение цен на уровне 20 долларов за баррель на долгосрочную перспективу совершенно невозможно. А если цены подрастут до 60, то все равно продолжится тенденция к переключению спроса на альтернативные источники энергии на транспорте. К тому же сама транспортная отрасль претерпит очень серьезные изменения. Пассажирские поездки из-за последствий коронавируса сократятся, и это тоже ослабит спрос на горючее. Поэтому делать ставку на нефть как на главный драйвер роста нашей экономики — это бессмысленная задача, которая приведет только к стагнации.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Зубы Гитлера Зубы Гитлера

Фронтовые дороги Анны Маранц и Елены Каган пересеклись 8 мая 1945 года

Огонёк
Творческая единица Творческая единица

У американской художницы Элайзы Дуглас есть что показать миру

Vogue
Антики, халаты, насики, зовистницы Антики, халаты, насики, зовистницы

Как развлекается женский рунет

Огонёк
Почему мир не делится на технарей и гуманитариев Почему мир не делится на технарей и гуманитариев

C детства нам твердят, что успехи в математике зависят от того, кто мы

National Geographic
Недра небесные Недра небесные

Американские ученые выпустили самую полную геологическую карту Луны

Огонёк
Дмитрий Крымов: «Во всем мире театр просто помер» Дмитрий Крымов: «Во всем мире театр просто помер»

Дмитрий Крымов об онлайн-премьере проекта «Тайная вечеря» и глубине ужаса

GQ
26 из ларца и все в погонах 26 из ларца и все в погонах

Суммы штрафов с аграрников сопоставимы с субсидиями АПК

Огонёк
Ресторатор Алексей Пинский — о концепции Regent by Rico, вине и кризисе Ресторатор Алексей Пинский — о концепции Regent by Rico, вине и кризисе

Владелец Regent by Rico — о концепции мясного ресторана, винной карте и кризисе

РБК
«Оставить всё…» «Оставить всё…»

Национальные особенности транзита власти

Огонёк
Клинт Иствуд: версия 9.0 Клинт Иствуд: версия 9.0

Человек, в которого могли бы влюбляться наши бабушки, но влюбляемся мы

OK!
Противная рыжая немка Противная рыжая немка

Принцесса, которой пришлось выйти замуж за самого уродливого человека её времени

Дилетант
«Мишенька, одноглазенький ты мой» «Мишенька, одноглазенький ты мой»

7 исторических мифов, родившихся в кино

Weekend
Средний лишний Средний лишний

Почему в России уже 20 лет не растет средний класс

Огонёк
Арсмирандит и леманнит: в камчатском вулкане обнаружили два новых минерала Арсмирандит и леманнит: в камчатском вулкане обнаружили два новых минерала

Новые минералы — соединения, содержащие наноразмерные кластеры

National Geographic
Размножение и пол: почему мы делимся на мужчин и женщин Размножение и пол: почему мы делимся на мужчин и женщин

Мы редко задумываемся о биологическом смысле пола

Популярная механика
Вооруженный иконостас: как РПЦ удивила Россию Путиным и Сталиным Вооруженный иконостас: как РПЦ удивила Россию Путиным и Сталиным

Новости о главном храме вооруженных сил уже неделю уверенно держаться в топе

Forbes
Правая и левая антенны обеспечили муравьям память разной длительности Правая и левая антенны обеспечили муравьям память разной длительности

Какие отделы нервной системы муравьев ответственны за это, пока неизвестно

N+1
Как быть, если карантин убивает ваши отношения? Как быть, если карантин убивает ваши отношения?

Способы, которые помогут наладить ваши отношения

GQ
Астрофизикам удалось связать нейтрино сверхвысоких энергий со вспышками квазаров Астрофизикам удалось связать нейтрино сверхвысоких энергий со вспышками квазаров

Проведен анализ светимости ядер активных галактик в радиодиапазоне

N+1
Не «просто головная боль»: как жить с мигренью Не «просто головная боль»: как жить с мигренью

Правила, которые помогут купировать приступы мигрени и улучшить качество жизни

Reminder
Развод с Фоменко и любовь ради пиара. Жизненные неурядицы Марии Голубкиной Развод с Фоменко и любовь ради пиара. Жизненные неурядицы Марии Голубкиной

Мария Голубкина была замужем за Фоменко и встречалась с Василием Ливановым

Cosmopolitan
«Каждый пятидесятый будет в шапочке из фольги»: Евгений Чичваркин о мире после пандемии, ошибке властей и неизбежном росте налогов «Каждый пятидесятый будет в шапочке из фольги»: Евгений Чичваркин о мире после пандемии, ошибке властей и неизбежном росте налогов

Евгений Чичваркин сделал неутешительные прогнозы на будущее

Forbes
Треска с петрушкой Треска с петрушкой

Треска — твердыня в мире, где все только рушилось, расползалось, гнило и горело

Weekend
Как ужиться с пожилыми родственниками под одной крышей Как ужиться с пожилыми родственниками под одной крышей

Как не ссориться с бабушками и дедушками, которые живут с вами

Psychologies
Как воспринимают развод мужчины, а как — женщины? Как воспринимают развод мужчины, а как — женщины?

Почему мы переживаем развод настолько по-разному?

Psychologies
Вспоминая Канны: экспериментальные платья и веселые выходы на кинофестивалях 1966–1976 годов Вспоминая Канны: экспериментальные платья и веселые выходы на кинофестивалях 1966–1976 годов

Лучшие выходы на красные дорожки фестиваля разных лет

Esquire
Девушка Мороз Девушка Мороз

Короткая платиновая стрижка, точеные скулы, шрам, похожий на иероглиф

Esquire
«К северу от 38-й параллели» Андрея Ланькова «К северу от 38-й параллели» Андрея Ланькова

Книги: выбор Игоря Гулина

Weekend
Четыре комнаты Четыре комнаты

Анна Толстова об опытах радикальной самоизоляции в искусстве

Weekend
Русские шашечки Русские шашечки

Самозанятые водители для получения пропуска используют данные сторонних компаний

РБК
Открыть в приложении