Институт жалоб начинает конкурировать с судебной системой

ОгонёкОбщество

Бюрократия жалоб

Елена Богданова*

До судебной инстанции, тем более высшей, простому гражданину дотянуться непросто. Куда проще жаловаться в партийную приемную или прямо президенту. Фото Евгений Павленко

Последние исследования показывают: институт жалоб по некоторым параметрам начинает конкурировать с судебной системой. Например, количество жалоб, поступающих в органы исполнительной власти районного и городского уровня, сравнимо с количеством гражданских исков, подаваемых в суды. Как функционируют современные «жалобные книги» и зачем они нужны государству? «Огонек» выяснил это у исследователя феномена

Я изучала советский институт жалоб еще в те времена, когда казалось, что это исчерпавшая себя практика, любопытная примета отжившего строя. Однако, по иронии судьбы, как раз в 2006 году, когда мое исследование было закончено и я защитила диссертацию о жалобах в советской системе, был принят закон «О порядке рассмотрения обращений граждан Российский Федерации» (№ 59-ФЗ), при одном взгляде на который стало понятно: бюрократия жалоб возвращается. В 2008–2010 годах заработала основная инфраструктура «жалобной машины», причем она следовала в фарватере тогдашней кремлевской политики. Скажем, сначала появилась сеть общественных приемных председателя правительства и партии «Единая Россия», место которого занимал Владимир Путин. Но незадолго до знаменитой «рокировки» возникла параллельная сеть — общественных приемных президента. Уже из одного этого любой исследователь мог сделать вывод: институт признан полезным и ему уготовано большое будущее. Так и вышло. Сегодня работа с жалобами граждан тщательно продумана и выстроена: существует более 30 правовых документов, находящихся в открытом доступе и регулирующих бюрократию жалоб в России, а кроме того, масса непубличных распоряжений и постановлений, имеющих силу внутри самого института и превращающих его в действенный канал связи между властью и обществом. Своеобразным венцом всего строения (хотя оно, конечно, еще далеко от завершения) стало постановление 2017 года, фактически передавшее функцию защиты прав человека от омбудсменов к прокуратуре. История сделала причудливый виток: еще с советского периода прокуратура была тесно связана с институтом жалоб. Всякое обращение гражданина, которое имело правовые основания или являлось «сигналом бдительности» (неким аналогом доноса), могло автоматически переадресовываться прокуратуре. Ныне мы имеем такую же органическую связь двух ведомств — «жалобного» и силового, что порождает массу интересных прецедентов возбуждения уголовных дел в отношении тех или иных лиц по просьбам третьих лиц, часто остающихся анонимными.

Что важно — обновленный институт жалоб прижился в России. Количество жалоб, подающихся в районные администрации, инспекции, службы, сравнимо с количеством гражданских исков, подающихся в суды. На локальном уровне — городов, областей, регионов, по моим подсчетам, возник даже некий устойчивый процент населения, регулярно подающий жалобы. В Петербурге, например, это 6 процентов горожан, в Москве чуть больше. Количество жалоб, адресуемых президенту, может переваливать за миллион в год (как, например, в 2015 году — один из пиков жалобной активности). И кроме того, доступная статистика, отражающая соотношение поддержанных и неподдержанных жалоб, ярко свидетельствует: количество неудовлетворенных обращений год от года сокращается. Похоже, что институт жалоб находится под пристальным контролем власти, и в глазах граждан должен сохранять имидж эффективного инструмента решения проблем.

Возникает вопрос: зачем этот институт вообще нужен современной России? Зачем он был нужен СССР, понятно. Сразу после революции требовалось компенсировать дыру в законодательстве: советский проект административной юстиции (карающей за должностные преступления) провалился, и всю эту область преступлений решили вывести вообще за пределы судебного процесса — в бюрократию жалоб. Это обернулось тем, что официальных правил наказания за подобные нарушения могло вовсе не существовать, и даже если правила существовали, они часто не применялись. В советском Уголовном кодексе, например, была статья 156 «Обман потребителей», но основная масса потребительских проблем решалась как раз посредством жалоб. Регламенты работы с жалобами, которыми руководствовались отдельные ведомства и региональные органы власти, еще долго могли различаться. Окончательно весь институт был унифицирован только в 1968 году, после указа президиума Верховного совета СССР: именно тогда работа с жалобами перестала быть добровольной нагрузкой, а стала обязанностью всех должностных лиц. Кроме того, добавилось новшество: отныне любая жалоба, опубликованная в СМИ, считалась доставленной своему адресату. Последнее обстоятельство крайне повысило влиятельность СМИ, ведь публичная жалоба направляла «прожектор» общественного контроля не только на виновного, но и на его непосредственного руководителя или вышестоящую инстанцию.

К началу 80-х уже были заметны попытки превратить институт жалоб в низовой уровень судебной системы: определили основной адресат жалоб (райисполкомы), наделили их правом самостоятельно «устанавливать правила, за нарушение которых наступает административная ответственность». Ну а в 90-е годы все это здание, изначально возникшее вследствие особенностей советской юстиции, обрушилось: страна решила строить западную правовую систему, в которую бюрократия жалоб вписывалась плохо.

Дело в том, что СССР не признавал приоритета разделения властей, поэтому исполнительная власть — конечный адресат всякой жалобы — могла исполнять правосудие, принимая решение по конкретному обращению гражданина. Современная Россия этот приоритет признает, соответственно попадает в непростую ситуацию: как сохранить установление справедливости уникальной функцией суда, но при этом вернуть «жалобный канал связи» с гражданами? С 2006 года, собственно, шло создание наших «сдержек и противовесов», позволяющих снять остроту озвученной дилеммы. А результатом всего процесса стало, конечно, укрепление роли исполнительной власти, во многих случаях теперь выступающей судьей самой судебной системы как раз благодаря бюрократии жалоб.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Исчезновение Исчезновение

Год пустых улиц, захваченных курьерами. Год виртуальной работы

Огонёк
Офшор на замке. Как переформатировать бизнес под требования регуляторов Офшор на замке. Как переформатировать бизнес под требования регуляторов

Вступившие в силу законы меняют правила бизнеса в популярных офшорах

Forbes
ДСНВ-3 продлен: что дальше? ДСНВ-3 продлен: что дальше?

Последнее соглашение времен холодной войны

Эксперт
10 оригинальных подарков к 8 марта: женщины будут в восторге 10 оригинальных подарков к 8 марта: женщины будут в восторге

Десяток идей для оригинального презента к Международному женскому дню

Популярная механика
KIA Mohave. Из аутсайдеров в бестселлеры KIA Mohave. Из аутсайдеров в бестселлеры

KIA Mohave стал популярнее k-pop групп в сегменте больших кроссоверов

4x4 Club
Правь, Британия! Правь, Британия!

Выставка «Кристиан Диор, кутюрье мечты» чествует французского модельера

Grazia
Муж бросил экс-солистку «Ранеток» Женю Огурцову с тяжелобольным ребенком Муж бросил экс-солистку «Ранеток» Женю Огурцову с тяжелобольным ребенком

Женя Огурцова откровенно рассказала о распавшейся семье

Cosmopolitan
Патриархат вреден не только для женщин, но и для мужчин Патриархат вреден не только для женщин, но и для мужчин

Безусловно, во многих отношениях патриархат выгоден мужчинам

Psychologies
Почему жертвы насилия вдруг стали всем о нем рассказывать: мнения психологов Почему жертвы насилия вдруг стали всем о нем рассказывать: мнения психологов

Почему после выхода фильма "Покидая Неверленд" снова начались баталии о насилии

Cosmopolitan
Весна на Кипре: плюсы, минусы, подводные камни Весна на Кипре: плюсы, минусы, подводные камни

Памятка для тех, кто соберётся на Кипр в самый романтичный сезон

National Geographic
9 особенностей нового партнера, которые должны вас насторожить 9 особенностей нового партнера, которые должны вас насторожить

На какие черты характера и особенности поведения партнера надо обратить внимание

Psychologies
Вафля на «полторашку» Вафля на «полторашку»

В Москве начнут штрафовать за выезд на перекресток, если образовалась пробка

АвтоМир
Певец науки: Ким Стэнли Робинсон и его книги Певец науки: Ким Стэнли Робинсон и его книги

Ким Стэнли Робинсон: что это за писатель и чем он знаменит?

Популярная механика
11 самых богатых холостяков до 40 лет. Рейтинг Forbes 11 самых богатых холостяков до 40 лет. Рейтинг Forbes

Молодые миллиардеры, не связанные узами брака

Forbes
Как заработать $1 млрд за минуту: уроки основателя SoftBank Масаёси Сона Как заработать $1 млрд за минуту: уроки основателя SoftBank Масаёси Сона

Масаёси Сон умеет угадывать будущее и зарабатывать на этом миллиарды

Forbes
Профсоюз Профсоюз

Сестры Старк рассказывают о жизни до, во время и после «Игры престолов»

Glamour
Дар Богдана Дар Богдана

XVII век был полон неудачных бунтов, исключение — восстание Богдана Хмельницкого

Дилетант
Девушка из Дании Девушка из Дании

Блогер и стилист Жанетт Фриис Мэдсен рассказала о пути к совершенству

Vogue
Сейчас я могу делать то, что мне действительно нравится Сейчас я могу делать то, что мне действительно нравится

Актриса Светлана Антонова мечтает открыть семейную кондитерскую

Добрые советы
Как сбросить пароль, если забыл его? Как сбросить пароль, если забыл его?

Как сбросить пароль на разных устройствах, если вы его нечаянно забыли

CHIP
Служба спасения Служба спасения

Найджел Франклин открывает «Татлеру» глаза на тренды ЗОЖа

Tatler
«Мы все разрушим». Эксперт WWF Павел Фоменко о том, зачем нужна зоозащита «Мы все разрушим». Эксперт WWF Павел Фоменко о том, зачем нужна зоозащита

Биосфера стремительно сокращается и пустеет, чем здесь может помочь зоозащита?

СНОБ
Децл (Кирилл Толмацкий) Децл (Кирилл Толмацкий)

Правила жизни рэпера Децла

Esquire
Дарига Назарбаева: «Ежегодно в Китае рождается по одному Казахстану» Дарига Назарбаева: «Ежегодно в Китае рождается по одному Казахстану»

Основные вызовы, стоящие перед Евразией и Казахстаном

Forbes
Остров женщин продаётся за миллион евро Остров женщин продаётся за миллион евро

Цена для частного острова более чем заманчивая – но есть несколько нюансов

National Geographic
Специи: антипростудный набор Специи: антипростудный набор

Какие специи помогут справиться с простудой

9 месяцев
Дита Фон Тиз Дита Фон Тиз

Падение в бокале с шампанским, страх загара и другие истории королевы бурлеска

Elle
Неравные возможности. Как Йель и Стэнфорд оказались втянуты в коррупционный скандал Неравные возможности. Как Йель и Стэнфорд оказались втянуты в коррупционный скандал

В США разоблачили крупнейшую коррупционную схему поступления в элитные вузы

Forbes
Почему нам необходима тишина Почему нам необходима тишина

Оказывается, чрезмерный уровень шума сокращает продолжительность жизни

Psychologies
По закону Магнитского. Как США могут защитить Майкла Калви По закону Магнитского. Как США могут защитить Майкла Калви

Дело Майкла Калви и фонда Baring Vostok получило новое развитие

Forbes
Открыть в приложении