Та-ра-ра-бумбия и «Драма железнодорожного билета»

Герой пьесы Чехова «Три сестры» постоянно напевает странную песенку. К чему она?

Наука и жизньКультура

Та-ра-ра-бумбия и «Драма железнодорожного билета»

Иван Романович Чебутыкин — герой пьесы Антона Павловича Чехова «Три сестры» — постоянно напевает странную песенку «Та-ра-ра-бумбия». К чему она?

Доктор филологических наук Иван Пырков

Анри де Тулуз-Лотрек. Портрет актрисы и певицы Эмили-Мари Бушо. 1895 год. Музей искусства «Метрополитен», Нью-Йорк.

В драматургии Чехова сильны «подводные течения»: самое важное остаётся недосказанным. И, к сожалению, подтекстовый смысл несуразной чебутыкинской припевки современному читателю и нынешнему зрителю не очень понятен.

«Три сестры» поначалу приняли далеко не все читатели и зрители: фабулы практически нет, сюжет размыт, мотивировки героев не ясны. Почему, в самом деле, сёстры, стремящиеся вырваться из уездного города, просто не могут купить билет, сесть в поезд и поехать в столицу? Что им мешает? «Мы не видим реальной причины, — писал публицист и критик А. И. Богданович, — которая мешала бы им (сёстрам. — И. П.) осуществить свою мечту». Её не видят и такие театральные обозреватели, как И. П. Игнатов, М. С. Ольминский и многие другие. Выдающийся специалист в области психологии искусства Л. С. Выготский в знаменитой книге «Психология искусства» обобщил первые отклики на чеховскую пьесу, увидев в них попытку свести всю многомерность и художественную глубину «Трёх сестёр» к «драме железнодорожного билета». В самом деле, «Москва у Чехова — это образ мечты, это ”не станция ”Москва-пассажирская” или ”Москва-товарная”. Это — Москва-символическая… На такую станцию билетов… не продают».

Cёстры не едут «в Москву», они продолжают оставаться… чужими в своём собственном доме. Точно так же, если разобраться, как хозяева вишнёвого сада почему-то не продают его часть под дачи, чтобы спасти тем самым от полной вырубки… Антон Павлович видел в таких ситуациях, когда бездействие ведёт к драме, не драму как раз, а комедию или даже… водевиль. Только особый, «чеховский» водевиль, где на первый план выходит лирическое звучание темы.

Режиссёры К. С. Станиславский и В. И. Немирович-Данченко сумели уловить тонкий настрой пьесы и создать особую чеховскую атмосферу в Московском Художественном театре, где 31 октября 1901 года и началась богатая сценическая история «Трёх сестёр». Они оба, независимо друг от друга, вспоминали, что Чехов называл пьесу «весёлой комедией» и «водевилем».

И тут самое время подробнее представить Ивана Романовича Чебутыкина — наиболее водевильного персонажа во всей пьесе. Ну кто бы ещё кроме Ивана Романовича придумал подарить Ирине серебряный самовар. Бывает, как мы знаем, «самоварное золото», а бывает — и самоварное серебро! Самовар — символ дома, очага, но Прозоровым их губернский дом не мил, и чебутыкинский жест оказывается прекрасно-бессмысленным. Доктор постоянно совершает неуклюжие поступки, говорит невпопад, не слышит или не хочет слышать собеседников. «Бальзак венчался в Бердичеве», — сообщает он собеседникам непонятно зачем и по какому поводу. Но фразы его не исчезают, а как бы зависают в невесомости разобщённости. Пластика его образа сродни танцу с неочевидным ритмом. Газетой в руках он отгораживается от повседневности и в то же время оказывается — волей или неволей — причастным к узловым эпизодам разворачивающейся драмы. Вот он неуместной репликой развенчивает монолог Ольги: «…радость заволновалась в моей душе, захотелось на родину страстно». Иван Романович (смеясь): «Чёрта с два!» Будто в неуклюжей попытке вырваться из силков времени, он роняет фарфоровые часы, которые немедленно разбиваются, и зачем-то при этом восклицает: «Вдребезги!» Кулыгин, учитель гимназии, муж Маши, подбирает осколки и журит Чебутыкина, как гимназиста: «Разбить такую дорогую вещь — ах, Иван Романыч, Иван Романыч! Ноль с минусом вам за поведение!» Ирина грустно замечает: «Это часы покойной мамы». Чебутыкин, как будто бы не улавливая грусти, произносит странную, непонятную до поры фразу: «Мамы так мамы. Может, я не разбивал, а только кажется, что разбил. Может быть, нам только кажется, что мы существуем, а на самом деле нас нет».

И раз за разом Иван Романович зачемто повторяет куплет: «Та-ра-ра-бумбия… Сижу на тумбе я…» Заметим: герой даже в драматических обстоятельствах остаётся ему верен:

Ольга (обнимает Ирину). Ужасный сегодня день… Я не знаю, как тебе сказать, моя дорогая…

Ирина. Что? Говорите скорей: что? Бога ради! (Плачет).

Чебутыкин. Сейчас на дуэли убит барон.

Ирина. Я знала, я знала…

Чебутыкин (в глубине сцены садится на скамью). Утомился… (Вынимает из кармана газету.) Пусть поплачут… (Тихо напевает.) Та-ра-ра-бумбия… сижу на тумбе я…»

Автор не в первый раз использует этот рефрен. Ещё в рассказе «Володя большой и Володя маленький» (1893) «Та-ра-рабумбия» звучит из уст сына очередного чеховского военного доктора. Видимо, для Чехова обращение к странной «…бумбии» не случайно, значит, здесь должен быть какой-то скрытый смысл.

Художник В. Г. Серебровский. Плакат к спектаклю «Три сестры». Театр им. Максима Горького, Магдебург (ГДР, 1979 год).

В примечаниях к Полному собранию сочинений и писем писателя приводится объяснение: «Возможно, это русская транскрипция припева известной французской песенки — своеобразного гимна парижского полусвета XIX века». Но почему именно Чебутыкин озвучивает в пьесе этот «гимн»?

Звучная «та-ра-ра-бумбия» восходит к имени балаганного актёра и солдата Таррара (1720—1798), прославившегося обжорством и цирковыми трюками. После смерти Таррара его имя закрепилось в звукоподражании «Таррар-бом-ди-эй», передающем раскаты фанфар, и было обыграно сначала в мюзиклах нью-йоркского Бродвея, а чуть позже в знаменитых куплетах англичанки Лотти Коллинз (Tivoli Music Hall, 1891 год), где припев повторялся восемь раз. После выступлений, имевших оглушительный успех, блистательную Лотти прозвали «мисс Та-ра-ра-бумбия». Ну а далее — Париж, песенку напевает Эмили-Мари Бушо, запечатлённая на картинах гениального Тулуз-Лотрека. Псевдоним у Эмили был красивый — Полер, Полярная звезда, она и правда была звездой парижского варьете «Фоли-Бержер» и зажигательно исполняла модную песенку: «Я девушка из хорошей семьи, с миленькой живой мордашкой, которая получила хорошее монастырское воспитание, — пела Полярная звезда и добавляла не без кокетства: — Меня прозвали сумасбродной, потому что вместо того, чтобы слушать урок и прилежно писать диктант, я, не стесняясь, повторяла: «Тама-ра-бум-ди-э!»

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Лестница… не только для рыб Лестница… не только для рыб

Зачем рыбам лестница?

Наука и жизнь
«Резервов хватит на год-два»: почему не сработает сделка ОПЕК+ и чем это грозит России «Резервов хватит на год-два»: почему не сработает сделка ОПЕК+ и чем это грозит России

Страны ОПЕК+ договорились снизить добычу на 9,7 млн баррелей в сутки

Forbes
Командир панка Командир панка

Что главный панк русской музыки делал снаружи всех измерений

Esquire
Ваня Усович: “У меня нет паники по поводу будущего. Все складывается удачно, несмотря на мою лень” Ваня Усович: “У меня нет паники по поводу будущего. Все складывается удачно, несмотря на мою лень”

Ваня Усович о своей социофобии, любви к корпоративам и шутках про Лукашенко.

Esquire
Сидящие под дождём Сидящие под дождём

У насекомых и пауков особые взаимоотношения с окружающим миром

Наука и жизнь
«Государство — богатый родитель, но очень плохой». Президент фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» о детских домах в России «Государство — богатый родитель, но очень плохой». Президент фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» о детских домах в России

Президент благотворительного фонда о несовершенстве системы поддержки семьи

Forbes
Моя прелесть Моя прелесть

Как сделать так, чтобы жизнь стоила того, чтобы жить?

Playboy
Веганы против мяса: крайней станет Земля? Веганы против мяса: крайней станет Земля?

Каждый из нас слышал: не ешь мясо, так ты ослабишь глобальное потепление

Naked Science
Конец эры больших бюджетов Конец эры больших бюджетов

Первые признаки тектонического сдвига в истории кино

Эксперт
Как встать с постели, если не видишь в этом смысла Как встать с постели, если не видишь в этом смысла

Отрывок из книги Анастасии Максимовой «Из депрессии. Выход рядом»

СНОБ
Назад к пустым прилавкам: чем опасна инициатива «Единой России» ввести госрегулирование цен Назад к пустым прилавкам: чем опасна инициатива «Единой России» ввести госрегулирование цен

Депутаты «Единой России» предложили ввести госрегулирование цен на продукты

Forbes
Зачем смотреть фильм «Эмма» прямо сейчас Зачем смотреть фильм «Эмма» прямо сейчас

Изящный, легкий, чуткий и озорной фильм «Эмма» по Джейн Остин

РБК
10 необычных профессий для Ferrari: скорая помощь, полиция и другие 10 необычных профессий для Ferrari: скорая помощь, полиция и другие

Легким движением руки Ferrari превращается…

Maxim
«Не впадать в депрессию, а тренироваться». Как Тина Канделаки, Анастасия Миронова, Анна Канюк и Тетя Мотя качают в прямом эфире «Не впадать в депрессию, а тренироваться». Как Тина Канделаки, Анастасия Миронова, Анна Канюк и Тетя Мотя качают в прямом эфире

Бизнесвумен: как сохранить фигуру, здоровье, семью и деньги в условиях пандемии

Forbes

Пять распространённых стереотипов о женщинах

Cosmopolitan
Зачем пчелы объединяются Зачем пчелы объединяются

Натуралист и биолог Тор Хэнсон знакомит читателя с удивительным миром пчел

СНОБ
ФБК против RT: телеканал попробовал опровергнуть расследование Любови Соболь. Но объяснения оказались спорными ФБК против RT: телеканал попробовал опровергнуть расследование Любови Соболь. Но объяснения оказались спорными

Ведущий RT объяснил большое число просмотров алгоритмами

TJ
Стендап и свобода слова: что происходит с юмором в эпоху политкорректности и где проходит граница допустимого Стендап и свобода слова: что происходит с юмором в эпоху политкорректности и где проходит граница допустимого

«Долг любого комика — найти границу и перейти ее», — говорил Джордж Карлин

Esquire
Последняя щедрость Последняя щедрость

Пандемия внесла свои поправки в дивидендную политику компаний

Эксперт
Вихри враждебные: 12 автомобилей названные в честь опасных (и не очень) ветров Вихри враждебные: 12 автомобилей названные в честь опасных (и не очень) ветров

Мчать как ветер — это про них

Maxim
Отходные пути Отходные пути

Хочешь спасти планету от мусора, начни со своей кухни

Vogue
Отказ управления Отказ управления

«У вас гормональный сбой». А мы с радостью списываем на него опоздания на работу

Glamour
Освободитель Праги: история танкиста Павла Кулешова Освободитель Праги: история танкиста Павла Кулешова

В 1941-м Кулешов подал документы в инженерно-техническое автомобильное училище

Популярная механика
«Шьем прямо в кинозалах»: как предприниматель из Калининграда спасает региональные кинотеатры от разорения «Шьем прямо в кинозалах»: как предприниматель из Калининграда спасает региональные кинотеатры от разорения

Владелец кинотеатров стал шить тканевые маски силами сотрудников

Forbes
«Список Мидаса»: кто из венчурных инвесторов получил в прошлом году 1900-кратную доходность «Список Мидаса»: кто из венчурных инвесторов получил в прошлом году 1900-кратную доходность

Эти инвесторы построили головокружительную карьеры

Forbes
От бурлеска до маленького секс-шопа: признания работников «взрослой» индустрии От бурлеска до маленького секс-шопа: признания работников «взрослой» индустрии

Работники «взрослой» индустрии о том, как эпидемия повлияла на их сферы

Cosmopolitan
Без ума от себя, без комплексов в сексе Без ума от себя, без комплексов в сексе

За право делать то, что нравится, и быть на виду, дамы расплатились комплексами

Домашний Очаг
16 самых молодых холостяков-миллиардеров из списка Forbes 16 самых молодых холостяков-миллиардеров из списка Forbes

Богатейших люди мира до 40 лет, не связанные узами брака

Forbes
«Тотальная катастрофа»: в каких отраслях еще осталась работа и можно получить прибавку к зарплате «Тотальная катастрофа»: в каких отраслях еще осталась работа и можно получить прибавку к зарплате

Компании продолжают активный рекрутинг лишь в нескольких сферах

Forbes
Онлайн не спасет: почему после пандемии фитнес-индустрию придется строить заново Онлайн не спасет: почему после пандемии фитнес-индустрию придется строить заново

Российская фитнес-индустрия пытается пережить карантин

Forbes
Открыть в приложении