Этот потомок викингов начинал как нищий наёмник и грабитель хуторов

Мир ФантастикиИстория

Нормандец, более великий, чем Вильгельм Завоеватель

Текст: Владимир Бровин

Портрет Мерри-Жозефа Блонделя

Его прозвали Гвискар, ибо в лукавстве не могли сравниться с ним ни мудрый Цицерон, ни хитрый Улисс. Вильгельм из Апулии

Роберт Гвискар

Этот потомок викингов начинал как нищий наёмник и грабитель хуторов, а закончил как завоеватель Южной Италии и Сицилии. Он сжёг и разграбил Рим, дважды был отлучён от церкви лично папой и расколол христиан на католиков и православных. Его боялись и уважали императоры Востока и Запада. Он и сам пытался стать императором Византии. Роберт Гвискар — удивительный человек, который не мог примирить в себе две великие страсти: любовь к хаосу и жажду порядка.

Департамент Манш, родина клана Отвилей

Роберт Отвиль — настоящее имя человека, вошедшего в историю под прозвищем Гвискар (Guiscard). Означало оно «хитроумный» и так подходило этому лису в людском обличье, что закрепилось за ним до конца жизни.

Нашествие варваров на сытые земли

Роберт Отвиль родился в 1016 году в семье мелкого нормандского барона Танкреда Отвиля. Правитель этот был столь незначительным, что сыновей у него было больше, чем людей в дружине, — двенадцать против десяти, и удостоить детей землями он не мог при всём желании. Но им досталось кое-что другое — фантастическая воля к власти, амбициозность и нечеловеческая упёртость.

Путь династии Отвилей начался с того, что Танкред предложил сыновьям поискать счастья в Южной Италии. Лучшего совета нельзя было и представить. Особенно для шестого сына, Роберта, которому в наследство достались меч, щит и огромный рост папаши.

Карта Южной Италии и Сицилии до пришествия нормандцев

Тут стоит пояснить: Южная Италия XI века была чем-то вроде Нового Света в XVI веке. Эта земля, раздираемая войнами и бунтами, манила авантюристов со всей Европы.

Юг Аппенин принадлежал враждующим лангобардским графам и одряхлевшей Византии. К северу располагались папские земли, а Сицилия и вовсе была под властью арабов. Договоры нарушались, мир оборачивался войной всех против всех — настоящий дипломатический апокалипсис.

И тут на арену выходит новая сила — нормандцы. Потомки викингов, живущие на северо-западе Франции, однажды уже захватили себе земли силой и наглостью. Нормандия напоминала, что смелость и меч могут превратить безземельного воина в аристократа.

Впервые в Южной Италии они очутились как паломники к святым местам, но их тут же затянуло в водоворот гражданских войн. Находясь в гостях у князя небольшого государства Салерно, они столкнулись с немыслимой, по их мнению, картиной: на столицу напали сарацинские пираты, и жители покорно начали собирать дань, чтобы откупиться. Паломники напали на превосходящие силы пиратов и, к изумлению местных, перебили их.

Примерно в то же время нормандцы встретили бывшего лангобардского правителя Мелуса, который потерял свой феод в войнах с Византией. Вдохновлённый мужеством нормандцев, он пригласил их в Южную Италию как наёмников. Мелус обещал северянам щед-рую награду за освобождение страны от греков. Но блондины со взрывным характером, быстро убедившись в рыхлости здешних мужчин, понесли домой весть, что плодородный юг Италии только и ждёт, чтобы его захватили.

Кастелло Норманно — замок в Сицилии, заложенный Рожером, братом Роберта, для защиты от сарацин

Как Гвискар начал путь в политику с грабежа монастырей

Вскоре нормандцы обзавелись в Италии собственными землями и базами. Пригласившие их лангобарды поняли, какую ошибку совершили: нормандцы грабили так, что сарацины на их фоне казались безобидными, и запросто меняли хозяев. Вскоре часть из них уже служила врагам лангобардов, византийцам. Часто на поле боя северяне дрались сразу за обе стороны. А менталитет вчерашних викингов позволял без стеснения жечь церкви и убивать монахов. Паломники вернулись ограбить святые места, где сами недавно молились.

Боэмунд, первый сын Роберта Гвискара, ставший князем Антиохии. Портрет работы Мерри-Жозефа Блонделя

Когда в 1046 году в Италии появился Роберт Гвискар, часть его буйных братьев уже неплохо устроилась в тёплом климате. Они беспардонно выгнали слабых феодалов с их собственных земель, и поток нормандских авантюристов постоянно пополнял население таких анклавов. Вторжение едва началось, но Южная Италия была обречена.

«Этот Роберт был нормандец по происхождению, незнатного рода и тиранического темперамента, наделённый лукавым и острым умом, храбрый в битве, искусный в умении отнимать богатство и собственность у магнатов и очень целеустремлённый, ибо он никогда не допускал, чтобы обстоятельства помешали ему исполнить своё желание.

Ростом он превосходил самых высоких людей, лицо его было румяное, волосы льняные, его глаза сверкали огнём; он был широк в плечах и в кости, плотного сложения там, где от природы это необходимо, и отточенно изящен там, где крепость сложения менее нужна. Этот человек был удивительно гармонично сложен с ног до головы...

Столь щедро одарённый фортуной, телесно и духовно, он от природы неукротим и не подчиняется никому на свете. Считается, что могучие натуры всегда таковы, даже если происхождение их не слишком благородно».

Рожер во время битвы при Черами. Картина Проспера Лафайе

Так Роберта описывала в «Алексиаде» Анна Комнина, дочь императора Алексея I Комнина, который чудом спас Византию от армии Гвискара и , похоже, уважал этого врага. Но в 1046 году Роберт был лишь очередным голодранцем, приплывшим искать удачи на сытом юге. Он поступил на службу к своему сводному брату Дрого, который поручил ему охрану форта Скрибла — никому не нужной малярийной дыры.

Заскучавший Роберт занялся излюбленным делом нормандца — грабежом соседей. Именно в форте Скрибла он получил прозвище Гвискар, показав себя хитроумным и циничным. Так, он ограбил местный монастырь, используя старый викингский трюк — попросил отпеть павшего товарища и прошёл в обитель с отрядом воинов. Оружие, по правилам, они оставили снаружи, но «покойник» оказался живым и по сигналу выскочил из гроба, где было спрятаны мечи. Монахов перерезали, а их сокровища забрали.

Палаццо Норманни, Палермо, перестроенный нормандцами сарацинский дворец

Как нормандцы превратились из разбойников в аристократов

Хаос итальянской политики захватил и Святой Престол. Ни до, ни после папство не испытывало такого упадка, как в середине XI века. Чуть ли не каждый новый папа тут же обретал антипапу, с которым они воевали как обычные средневековые бароны, попутно отлучая друг друга от церкви.

Так продолжалось, пока на престол не взошёл Лев IX. Этот деятельный папа не избежал смуты, но провёл реформы, которые помогли церкви справиться с тёмными временами. Но он же стал причиной взлёта нормандцев и их самым неудачливым врагом. Северяне, разоряющие монастыри и грабящие паломников, — это одно, с этим Святой Престол ещё мог смириться. Но северяне, лезущие в политику и позарившиеся на владения папы, княжество Беневенто, — это уже слишком.

Замок Каккамо, образец норманнской архитектуры в Сицилии

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Школьный треугольник Школьный треугольник

Учитель–ребенок–родитель

Psychologies
Футбол и борщ. Сколько россияне заработали на иностранцах Футбол и борщ. Сколько россияне заработали на иностранцах

Россияне хорошо заработали на сдаче квартир посуточно

Forbes
Несолнечные Пиренеи: почему Испания собирается «раскулачивать» богатых нерезидентов Несолнечные Пиренеи: почему Испания собирается «раскулачивать» богатых нерезидентов

Испания перестает быть удобным местом для минимизации налогов

Forbes
Мульти миллионер Мульти миллионер

Создатели Gorillaz рассказали, как сколотили группу

GQ
Житель Судана использовал трекер, потерянный птицей, для телефонных разговоров Житель Судана использовал трекер, потерянный птицей, для телефонных разговоров

Польские экологи оснастили птицу трекером для отслеживания миграции

National Geographic
Максим Виторган: Петь трезвым – просто пытка Максим Виторган: Петь трезвым – просто пытка

Актер сериала «Новый человек» рассказал, что общего у автомобилей и собак

Лиза
Геннадий Карюк. Конец прекрасной эпохи Геннадий Карюк. Конец прекрасной эпохи

Кинооператор Геннадий Карюк вспоминает Киру Муратову и Станислава Говорухина

Караван историй
Команда «Воздух»! Команда «Воздух»!

Что нужно знать о тренировках на улице

Cosmopolitan
Гилеадские муки: второй сезон «Рассказа служанки» как порно для совести Гилеадские муки: второй сезон «Рассказа служанки» как порно для совести

Что так и что не так с главным претендентом на «Эмми» 2018 года. Со спойлерами

Esquire
«Кислотный дождь» — самый горячий тренд будущей осени «Кислотный дождь» — самый горячий тренд будущей осени

Вспоминаем 80-е и гордо носим одежду, которая светится, как неоновые вывески

Vogue
Прекрасная пара: Rixos Premium Gocek и Rixos Premium Bodrum Прекрасная пара: Rixos Premium Gocek и Rixos Premium Bodrum

Берег Эгейского моря в Турции славится роскошными пляжами

Maxim
Саша Щипин: Петля времени и очистительная кастрация. Что нужно знать о фильме «Паранормальное» Саша Щипин: Петля времени и очистительная кастрация. Что нужно знать о фильме «Паранормальное»

На экраны выходит малобюджетный и изобретательный фильм

СНОБ
Рыба-гоблин, мастер камуфляжа Рыба-гоблин, мастер камуфляжа

В Тихом и Индийском океане живет яркая и ядовитая рыба инимикус

National Geographic
Богатые тоже платят Богатые тоже платят

История клана Гетти

GQ
Я люблю тебя, лошадка: что такое пони-плей Я люблю тебя, лошадка: что такое пони-плей

Рассказываем об одном из направлений БДСМ, которое получило название «пони-плей»

Cosmopolitan
Та самая, но другая Та самая, но другая

Рита Ора — о новом альбоме и судебном разбирательстве с Джей-Зи

Glamour
Самый старый житель Европы скончался в Италии Самый старый житель Европы скончался в Италии

В Италии в возрасте 116 лет умерла Джузеппина Проетто-Фрау.

National Geographic
«Театр Наций FEST» в Тобольске: как Пушкин победил футбол «Театр Наций FEST» в Тобольске: как Пушкин победил футбол

Сюрпризы и открытия фестиваля, придуманного Евгением Мироновым

СНОБ
На волне На волне

Счастье — в единении с природой, и по-настоящему оно ощущается на гребне волны

Вокруг света
Как делают ювелирные изделия: большой репортаж Как делают ювелирные изделия: большой репортаж

«ПМ» посетила производственную площадку ювелирного завода «Диамант»

Популярная механика
И в печали, и в радости: вся правда о влюбленности И в печали, и в радости: вся правда о влюбленности

Всегда ли влюбленность дарит только положительные эмоции

Psychologies
«Выскажу мнение»: Лучшие шутки о Гречке, Монеточке и Земфире, которая их раскритиковала! «Выскажу мнение»: Лучшие шутки о Гречке, Монеточке и Земфире, которая их раскритиковала!

В Интернете разразился грандиозный девчачий скандал

Maxim
Папуасский домострой Папуасский домострой

Бьёт — значит любит: жестокие нравы племени Энга

Вокруг света
Средний класс: 10 лучших франшиз стоимостью до 5 млн рублей Средний класс: 10 лучших франшиз стоимостью до 5 млн рублей

Самые эффективные из нескольких сотен франшиз, работающих в России

Forbes
Nissan Murano: без компромиссов Nissan Murano: без компромиссов

Почему футуристичный кроссовер от Nissan — это больше, чем просто автомобиль

Maxim
Лайк и Шер Лайк и Шер

Крутые сервисы, с помощью которых ты почувствуешь себя «взрослым» потребителем

Cosmopolitan
Охота к перемене места Охота к перемене места

Инъекция современного искусства изменила парки, памятники и пляжи Риги

Vogue
Роналду перешел в «Ювентус» после 9 лет в «Реале»: реакция сети на трансфер века Роналду перешел в «Ювентус» после 9 лет в «Реале»: реакция сети на трансфер века

Помимо новостей о ЧМ-2018 есть не менее важные события в мире футбола

Playboy
Тайны лучших песен Дэвида Гетта Тайны лучших песен Дэвида Гетта

Легенда французской электроники вспоминает работы с Рианной, Sia и другими

Cosmopolitan
Страшная стабильность: когда будет выгодно брать жилье в ипотеку Страшная стабильность: когда будет выгодно брать жилье в ипотеку

Строительная отрасль переходит на проектное финансирование

Forbes
Открыть в приложении