Михаил Гончаров рассказал, почему больше не критикует решения чиновников

Inc.Бизнес

Михаил Гончаров, «Теремок»: «Сейчас спасают не бизнес, а государственный бюджет и бюджетников»

Текст: Никита Камитдинов. Фото: Влад Шатило для Inc. Russia

Михаил Гончаров запустил сеть блинных «Теремок» в далёком 1998 году. С тех пор образ типичного «Теремка» менялся несколько раз: от крохотного уличного ларька до просторного ресторана формата fast casual с дизайнерским интерьером. В 2016 году «Теремки» появились в США — но уже спустя два года Гончаров свернул международную экспансию. По его словам, последней каплей стало враждебное отношение простого американского санинспектора. В марте, ещё до карантина, Гончаров заявлял, что ресторанное дело «на грани уничтожения», но теперь он спокойно ждёт окончания второй волны, чтобы вернуться к своим амбициозным планам. Гончаров рассказал Inc., почему больше не критикует решения чиновников и в чём прелесть кризиса для начинающего ресторатора.

«Совсем что-то утомился я критиковать»

— С 9 ноября в Петербурге закрыли фудкорты. Когда их долго не открывали летом после карантина, вы активно критиковали петербуржские власти. Сейчас вы поддерживаете закрытие?

— Я не знаю. Только они могут решать, насколько это правильно и адекватно.

Я сталкиваюсь с большим количеством предложений по «Теремку» и вижу, что 99% идей — просто «в молоко», что называется. То есть мимо вообще: мимо концепции, логики, здравого смысла, и самое главное — мимо тех знаний о бизнесе, которые есть у меня. Поэтому я вижу, что все эти советы — это глупость, они вообще бесполезны. Там нет идиотов, и решения, которые они принимают, они принимают изнутри системы. А с улицы такие решения кажутся простыми — и это позволяет всем высказывать своё мнение. Но эта простота — кажущаяся.

Если поставить вопрос, доволен ли я, — тогда, конечно, недоволен. А правильно или неправильно — я, к сожалению, не могу сказать. Точно так же, как ни один человек не может сказать, правильная ли у нас цена на блинчики или методика выпечки. Вот мы поменяли способ укладки блина, потом месяца три нам писали, что мы неправильно сворачиваем блинчики. Но мы же свои задачи решаем — и мы их решили правильно!

А здесь та же самая ситуация по сути. Я в этом смысле как-то успокоился и просто поставил себя на место чиновников. Они могут консультироваться с врачами и знают, какой реальный приход-уход пациентов в больницах, а я этого ничего не знаю.

— Ещё весной вы высказывались в другом ключе.

— Я весной говорил, что помощь нужна. Но помощь в итоге и оказали. Это, конечно, хорошо, когда общественное мнение такое сплочённое. Оно влияет на власть, власть видит чаяния общества.

— То есть вы считаете, что диалог бизнеса с государством состоялся?

— Скорее я бы назвал это обменом мнениями, потому что диалог — это когда ты спрашиваешь, а тебе отвечают. Бизнес излагал мнения, и власть излагала мнения, но эти процессы не были связаны.

— И по-вашему, государство услышало бизнес?

— Да, при этом решая свои задачи.

Вот единственное, что я недавно осознал, так забавно: вся логика бизнеса строилась на «спасите наш бизнес», а логика нынешних действий властей более глубокая. И бизнесу нужно было говорить не «спасите наш бизнес», а «спасите экономику страны, бюджет». Потому что весной и летом государство недополучило колоссальные суммы налогов. Только у нас, например, с весны и лета были отложены примерно 90 млн руб. налогов. В целом это десятки и сотни миллиардов рублей. Государство планировало этими деньгами платить зарплату бюджетникам — врачам, учителям, армии, полиции.

Закрытие бизнеса приведёт к очередному кризису налоговых неплатежей, и государство останется без денег. Поэтому можно, конечно, кричать «спасите наш бизнес», но сейчас спасают не бизнес, а государственный бюджет и бюджетников.

— Если компания, которая кричит «спасите наш бизнес», не разорится — она принесёт налоги.

— Да, но можно же кричать «спасите свои налоги». Просто, понимаете, это вызывало недоверие и неприятие, когда богатые люди говорили, что продают свои «мерседесы». Ну, всё равно в это как-то не верится. И я тоже не понимаю этой модели: каким образом продажа машины может спасти бизнес, у которого долгов, например, 300 млн руб.? Можно продать «мерседес» за 5 млн — и будет не 300 млн долгов, а 295.

— Мы пишем про малый и средний бизнес и знаем, что люди действительно продавали имущество, чтобы выплыть, и не всегда речь шла про 300 млн.

— Это правильно. Те, кто верили в перспективу восстановления, — они абсолютно правильно защищали свой бизнес. Но о том, что бизнес убыточный, знает только сам бизнесмен, а в глазах людей каждый бизнесмен — это состоятельный человек. И когда эти состоятельные в глазах общества люди начинают рассказывать, что им надо помогать, это сразу вызывает неприятие и тошноту.

— В малом бизнесе совсем другая картина. Мы видим, что эти ребята, у которых нет никакой подушки безопасности, остались почти без помощи. И тем, у кого на карантине совсем не было выручки, очень сложно выбираться.

— Конечно, объем помощи, который выделен, вроде как ниже, чем где-то. Но, например, пишут, что в Израиле помощи вообще ноль. С кем сравнивать, если в 145 странах помощи никакой, а в десяти самых богатых странах мира объём помощи такой, что ты сидишь дома, смотришь сериалы, наслаждаешься и тебе капают деньги? Ну, мы не относимся к десяти самым успешным странам мира.

— Это вопрос приоритетов: нужен ли нашему государству малый бизнес?

— А вот этот малый бизнесмен должен понять, что государство ровно в той же ситуации, что и он. У бизнесмена нет выручки, ему нечем платить зарплату трём своим сотрудникам, нечем платить аренду — и ровно в такой же ситуации государство. Только малому бизнесмену нечем заплатить аренду 50 тыс. руб. в Череповце за кофейню, а государству нечем заплатить 150 млрд руб. зарплат учителям, врачам, армии и полиции.

— Весной вы говорили, что крупному бизнесу не помогают из-за стереотипа о том, что он экономит на масштабе. Почему вы назвали это «стереотипом», если это правда?

— Потому что у любого крупного бизнеса маркетинговые и рекламные расходы составляют такую долю, которой и близко нет у малого бизнеса. Свято место пусто не бывает: если бы крупный бизнес был прибыльнее малого в процентах, то крупные предприятия просто пачками бы возникали — а их нет. Чем крупнее становится бизнес, тем менее он прибыльный. Даже в мире единичные примеры компаний, которые получают устойчиво ощутимую прибыль. Если взглянуть на наших ретейлеров — «Перекресток», «Магнит», — их EBITDA — это какие-то 1—2%. Если они 3% заработают — они счастливы.

Представьте, маленькая кофейня торгует на миллион, предприниматель заплатил всем зарплаты и после этого у него осталось 10 тыс. руб. Как вы считаете, это хороший бизнес? Или, хорошо, 2%, — это 20 тыс. А это и есть прибыльность крупного бизнеса. Где же экономия на масштабе? Тогда крупный бизнес должен был при миллионном обороте зарабатывать 200 тыс., а он зарабатывает 20 тыс.

— Вы тогда же сказали, что, мол, господдержки не дождались, но ВТБ проявил гражданскую сознательность и выдал вам кредит. Окей, может быть, там действительно хорошие люди работают, но всё-таки одно дело — выдать кредит «Теремку», а другое дело — малому предприятию, будущее которого непонятно.

— А мы в тех же масштабах получили кредит, что и малый бизнес. Условно, если нам дать 16 млн руб. — это всё равно что малому предприятию дать 640 руб. Им дадут 640 руб., и, конечно, они раздражаются, но для нас 6 млн — это один день заплатить зарплату. А ещё 29 дней чем платить? Поэтому, ну, дали и дали, — здесь дарёному коню в зубы не смотрят.

Основная задача нашей государственной политики — не допустить гиперинфляции. Они не хотят напечатать много денег и всем раздать.

— Вы с этим тоже спорили…

— Спорил, но сейчас уже решил не спорить. Есть такой принцип в психологии: когда ты в какой-то теме разбираешься и тебе говорят глупость, ты понимаешь, что это бред сивой кобылы, — а потом тебе тут же начинают рассказывать что-то, в чём ты вообще не понимаешь, и ты во всё веришь. Допустим, я листаю журнал, нашёл статью про ресторанный бизнес, читаю её и вижу, что две трети написанного не соответствует действительности. Потом я переворачиваю страницу, следующая статья про фитнес — и я отключаю критичность и верю во всё, что там написано. А если бы я был из фитнеса, я бы точно также сказал, что тут чушь написана. Поэтому совсем что-то утомился я критиковать.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Из тюрьмы в бочку Из тюрьмы в бочку

Куда делись миллиарды Сергея Полонского, да и были ли они?

Forbes
Тонкости «Перезагрузки»: как стилисты преображают участниц шоу — фото до и после Тонкости «Перезагрузки»: как стилисты преображают участниц шоу — фото до и после

Стилист и визажист рассказывают о лайфхаках, которые помогут отлично выглядеть

Cosmopolitan
Груз платформы Груз платформы

Павел Дуров: бизнесмен, который бросил вызов мировому господству доллара

Forbes
Как носить пальто поверх теплой одежды и небрежно повязывать шарф — учимся у Венсана Касселя Как носить пальто поверх теплой одежды и небрежно повязывать шарф — учимся у Венсана Касселя

Венсан Кассель — мастер непринужденных, расслабленных, даже небрежных образов

Esquire
Кто живет у нас внутри: что такое женская микрофлора и как о ней заботиться Кто живет у нас внутри: что такое женская микрофлора и как о ней заботиться

Наше влагалище, как и кишечник, является домом для миллиардов бактерий

Cosmopolitan
7 знаменитых мужчин, которые женились на своих секретаршах 7 знаменитых мужчин, которые женились на своих секретаршах

Почему мужчины, которые могут выбрать любую, выбирают ту, что поближе?

Maxim
Похудеть за сутки на 2 кг: правила популярной Похудеть за сутки на 2 кг: правила популярной

Пирожные и конфеты застряли в районе талии?

Cosmopolitan
«Остров дядюшки Сэма» «Остров дядюшки Сэма»

Слава Алькатраса вышла далеко за пределы США

Дилетант
Сладкая несладкая жизнь Сладкая несладкая жизнь

Учёные нашли ещё одно доказательство негативного влияния сахара на наше здоровье

Здоровье
5 психиатрических лечебниц и их знаменитые пациенты 5 психиатрических лечебниц и их знаменитые пациенты

Какие интересные факты, а порой мистические легенды связаны с психбольницами?

Psychologies
В США сражаются с нашествием гигантских шершней В США сражаются с нашествием гигантских шершней

Энтомологи победили в одном сражении, но еще не выиграли войну

National Geographic
Крайний север, одна река и три страны: путешествие по долине реки Паз. Фотоистория Крайний север, одна река и три страны: путешествие по долине реки Паз. Фотоистория

Паз — река, которую делят три страны

Esquire
Истребитель, которого никто не боялся Истребитель, которого никто не боялся

История британского истребителя времен Второй мировой войны

Maxim
Это русский андеграунд Это русский андеграунд

Фаст-дейтинг с основателями независимых российских издательств

Elle
Давид Ян: «В мире появится движение Robot lives matter» Давид Ян: «В мире появится движение Robot lives matter»

Давид Ян уверен, что нейросети нужен эмоциональный интеллект

РБК
Почему мясо нельзя с хлебом, а кофе с молоком, или Что мешает усвоению питательных веществ? Почему мясо нельзя с хлебом, а кофе с молоком, или Что мешает усвоению питательных веществ?

Как избежать дефицитных состояний будущей маме?

9 месяцев
Как зависть помогает заботиться о себе: 5 шагов Как зависть помогает заботиться о себе: 5 шагов

Как использовать зависть себе во благо

Psychologies
Partners in Crime Partners in Crime

Елена Ильиных и Влад Топалов — самая темпераментная пара шоу «Ледниковый период»

OK!
Януш Леон Вишневский: Нельзя войти в одну и ту же эмоциональную реку дважды Януш Леон Вишневский: Нельзя войти в одну и ту же эмоциональную реку дважды

Интервью с Янушем Леоном Вишневским

СНОБ
4 способа защитить себя от оскорблений 4 способа защитить себя от оскорблений

Как справиться с вербальной агрессией?

Psychologies
Лейла Слимани: Адель. Новый роман от лауреата Гонкуровской премии Лейла Слимани: Адель. Новый роман от лауреата Гонкуровской премии

Отрывок из нового романа Лейлы Слимани — о браке, сексуальности и зависимости

СНОБ
Одиссей, Малина, Арья: почему детям дают необычные имена Одиссей, Малина, Арья: почему детям дают необычные имена

Чем руководствуются взрослые, когда размышляют, как назвать сына или дочь?

Psychologies
Если есть желание, присоединяйтесь! Если есть желание, присоединяйтесь!

Как избежать недопонимания и недоразумений?

Psychologies
Юозас Будрайтис. Одинокий ковбой Юозас Будрайтис. Одинокий ковбой

«Тебя можно обвинить в бродяжничестве», — говорили мне в советские времена

Караван историй
Литературная критика Литературная критика

С литературной критикой прощаются в среднем раз в десять лет

Elle
7 неожиданных фактов о Леонарде Коэне 7 неожиданных фактов о Леонарде Коэне

Леонард Коэн — наверное, единственный канадский поэт, чьи стихи ты можешь напеть

Maxim
5 неочевидных книг Стивена Кинга, которые вам стоит прочесть 5 неочевидных книг Стивена Кинга, которые вам стоит прочесть

Наслаждайтесь удивительным миром Стивена Кинга!

Популярная механика
В поисках множества балансов: история автомобилей XX века В поисках множества балансов: история автомобилей XX века

Начало XX века — прорыв в промышленном автомобилестроении

Популярная механика
Не отнять, а стимулировать: зачем экономисты предложили повышать налоги в кризис Не отнять, а стимулировать: зачем экономисты предложили повышать налоги в кризис

Как повышение налогов может помочь экономике на этапе ее выхода из кризиса

Forbes
Алина Фаркаш о том, как мужчины поддерживают культуру насилия Алина Фаркаш о том, как мужчины поддерживают культуру насилия

Алина Фаркаш рассуждает о том, почему мы все живем в культуре насилия

Cosmopolitan
Открыть в приложении