Дмитрий Муляр: Не раз убеждался: все в жизни происходит неслучайно

Караван историйЗнаменитости

Дмитрий Муляр. Жизнь на нервах и телефоне

Беседовала Марина Порк

Фото: Надежда Наумова

Не раз убеждался: все в жизни происходит неслучайно. После школы я учился на филфаке Брянского пединститута. Не планировал туда поступать, мечтал о театральном, пытался покорить столичные вузы, в ГИТИСе дошел до третьего тура, но срезался. Не хватило опыта, подготовки или просто везения до конца убедить набиравшую курс Ирину Ильиничну Судакову. Когда тебя отвергают, это тяжелый удар. И я его получил. С тех пор с удивлением слушаю актерские байки о том, как кто-то поступал восемь раз. Не знаю, какие нервы надо иметь (или не иметь их вовсе), чтобы не сломаться!

— Юношеские мечты хороши тем, что доверяешь им безоговорочно, кажется, что все они непременно должны исполниться. С годами это ощущение теряется, хотя появляется больше возможностей их осуществить. Когда к окончанию школы я объявил, что собираюсь стать артистом, родители поддержали. Мама преподавала русский язык и литературу в школе, устраивала поэтические вечера, в которых я принимал участие. Так что скромный сценический опыт имелся. Отец был далек от поэзии, работал на заводе, но к моему желанию отнесся уважительно.

Мэтр всегда придумывал что-то новое. Узнав, что я окончил музыкальную школу по классу скрипки, поставил задачу: для спектакля «Подросток» научиться одновременно играть и произносить текст. С Дальвином Щербаковым. Фото: А. Стернин

О культурных масштабах города Карачева Брянской области, где я родился, можно судить по тому, сколько в нем действовало кинотеатров. Один. Про театр же тогда вообще ничего не знал. Мы с мамой отправили несколько писем в театральные вузы, спрашивали, как готовиться к вступительным экзаменам. Откликнулось Щукинское училище. На всю жизнь запомнил это ощущение тревожного счастья, когда держал в руках конверт с короткой инструкцией: стихотворение, басня, проза. Договорились о консультации с актером Брянского драмтеатра Валерием Афанасьевичем Мацапурой. На экзамены мама поехала со мной, остановились у ее неблизкой приятельницы в подмосковном Солнцево. Но с ходу театральный институт не покорился.

Чтобы не тратить времени даром, пошел в Брянский пединститут — и не пожалел. Провел прекрасный, какой-то очень свободный и бесшабашный год, жил в общежитии, появились новые друзья. Но одолев зимнюю сессию, понял, что мечта об актерстве никуда не делась, а значит, обязательно предприму вторую попытку ее осуществить. Программу готовил сам, завораживали монологи князя Мышкина о казни из «Идиота», очень тронула речь Алеши Карамазова, которого позже сыграю в театре.

На время прослушиваний приютил московский товарищ однокурсника по филфаку — мама на сей раз осталась дома. Сидел в одиночестве в его квартире с абсолютно пустым холодильником и дни напролет готовился, учил тексты. Ходил на прослушивания во все творческие вузы, которых в столице пять. Везде пропустили на второй тур. Изнервничался, понял: нужно сделать паузу, да и летняя сессия в пединституте на носу. Тогда с билетами на поезд приходилось сложно, но всегда можно было договориться с проводником, чтобы пустил в вагон, и простоять в тамбуре шесть часов до Брянска. Покидая Щукинское, краем глаза заметил объявление, на которое почему-то сразу не обратил внимания: Юрий Любимов набирает курс, внизу пометка — последнее прослушивание завтра, только для москвичей. Это несколько сбило с толку. Тем не менее отправился на вокзал, прыгнул в поезд и доехал до Брянска. Переступил порог институтской аудитории, а в голове свербило: что ж это ты уехал? Лучше сделать и пожалеть, чем пожалеть, что не сделал. Развернулся и поехал назад в Москву.

Вернулся к Любимову благодаря завтруппой Таганки, позвонившей мэтру за границу: «Пришел Муляр. Просится к нам». — «Берите», — ответил худрук. Фото: В. Великжанин/ТАСС/Во время репетиции спектакля «Братья Карамазовы»

Поезд прибыл рано утром. Думал, окажусь одним из первых в очереди на прослушивание, но записался чуть ли не пятисотым. Списки составлялись с ночи, у дверей, несмотря на ранний час, уже собирались абитуриенты. Театр тогда еще был единым, прослушивание велось на половине, которую потом заняло «Содружество актеров Таганки». И случилось судьбоносное везение — пошел дождь. Сердобольный охранник сжалился, и пока мы окончательно не вымокли, пустил внутрь. На первом этапе прослушивание вели Наталья Сайко — ее единственную я знал по кино, Татьяна Жукова, Олег Казначеев и Александр Биненбойм — доверенные лица Любимова. Вызывали по десять человек, Александр Исаакович строго следил за «москвичностью». Весь день я простоял в фойе и никуда не выходил, даже перекусить. Это было правильно, потому что назад в театр я бы уже не попал — у дверей сгрудилась толпа жаждавших учиться у Любимова москвичей со списком в руках, где я был пятьсот пятьдесят каким-то. В семь вечера Биненбойм ушел играть спектакль. Контроль за приезжими прекратился. Около девяти было принято решение прослушать тех, кто находился в фойе, остальных отправить домой. Мне в очередной раз повезло. Когда окончил читать свою программу, по вопросам Жуковой понял: понравился. Меня отправили сразу на третий тур.

Слушали нас уже сам Юрий Петрович и актеры театра. Экзамен растянулся на два дня, так что пришлось еще сутки нервничать в моей одинокой квартире. Перед тем как начать монолог князя Мышкина, я попросил разрешения присесть, казалось, так будет органичнее. Любимову это понравилось, мы сразу как-то совпали по-человечески. Я спросил, хотя звучало нелепо:

— А можно прочитаю басню смешно?

— Это как? — улыбнулся Юрий Петрович.

Я отошел от канонического текста: удваивал некоторые слова для усиления смысла, что-то добавлял. В общем, показался смелым, уверенным в себе и был принят. Отсутствие московской прописки препятствием не стало, я заявил, что не нуждаюсь в общежитии. Первый год вместе с товарищем-музыкантом снимал комнату в Пушкино. Сорок минут до Москвы и столько же до института не казались такими уж утомительными. Через год перебрался в общежитие.

— Каково было учиться у мастера, славившегося не самым простым характером?

— Юрий Петрович тогда много ставил за рубежом, в России бывал наездами, поэтому надоесть друг другу мы совершенно не успевали. Тем более что он любил нас и относился ко всем доброжелательно. Занимались с нами Александр Исаакович Биненбойм, Людмила Владимировна Ставская и Владимир Петрович Поглазов. Юрий Петрович появлялся несколько раз в году, отсматривал самостоятельные работы, разбирал их и делал замечания. Мы редко встречались, но эти встречи дорогого стоили. С ним было очень комфортно и интересно, мы всегда тщательно готовились к показам: что скажет? Он был человеком живым, воспламенявшимся при встрече с любым театральным проявлением, а мы были молоды и бурлили идеями и энтузиазмом.

— Чем хороша система обучения в Щукинском училище?

— Студенты могут с любым педагогом сделать отрывок или даже спектакль. Мне довелось поработать с Юрием Васильевичем Катиным-Ярцевым, актером Театра сатиры Юрием Борисовичем Васильевым, Михаилом Петровичем Семаковым, Яковом Михайловичем Смоленским, Альбертом Григорьевичем Буровым. Играл разных персонажей — от Керубино в «Женитьбе Фигаро» до героя чеховского рассказа «Забыл» — спасибо за это Александру Биненбойму — про немолодого отца семейства, который пошел покупать ноты и забыл имя композитора. Чехова репетировали у Катина-Ярцева. Дом его, казалось, целиком состоял из книжных стеллажей. Юрий Васильевич поражал добротой и бесконечной внутренней радостью. Он был уже очень пожилым человеком и когда приезжал на экзамены, садился на стул, а мы несли его на руках на четвертый этаж в просмотровый зал. Мастер же при этом весело управлял движением своей тросточкой. Про атмосферу «Щуки» можно рассказывать бесконечно. Она дала нам, возможно, больше, чем профессиональные навыки. На четвертом курсе Михаил Цитриняк ставил отрывок из тургеневского «Нахлебника», мне досталась роль старика-приживалы Василия Семеновича Кузовкина. Пожалуй, это была моя первая настоящая удача.

— Любимов оценил и пригласил в труппу?

— Все было гораздо сложнее. Я услышал, что Юрий Петрович собрался ставить «Подростка» в Театре на Таганке. Спектакль уже шел в Финляндии, но Аркадия Долгорукого там играл неюный артист-финн, которому было далеко за тридцать. По замыслу Любимова он как бы вспоминал события давно минувших дней. Юрий Петрович несколько раз делал распределение, актеры разминали материал, но главного героя все не появлялось. Любимов приглашал артистов со стороны, но и их наработки Юрия Петровича не удовлетворяли. Все это тянулось несколько лет, сменилось четыре претендента на роль Аркадия. Я тоже мечтал попробоваться, но мастер искал опытного актера, все-таки Долгорукий — огромная роль. Поскольку наш курс был актерско-режиссерским, Любимов назначил стажером одного из студентов-режиссеров. Узнав об этом, выпросил у однокурсника на ночь инсценировку. Отксерить ее или переписать тогда не было возможности. Я просто раскрыл роман и перенес карандашом в текст все пометки Любимова. Книжку храню по сей день.

На третьем курсе Юрий Петрович решил, что нам не нужны дипломные спектакли — защитимся вводами в постановки Таганки. Идея набрать курс отчасти и была продиктована тем, что он хотел обновить труппу, влить в нее молодую кровь. Любимов давал указание вводить студентов в спектакли и уезжал за рубеж. Кто-то с курса шел в театр «вводиться», но там делали большие глаза: «Ничего не знаем! Вот дождемся Юрия Петровича и выясним. Пока в вашем присутствии производственной необходимости нет». Актерская профессия суперконкурентная, труппа была большой и не горела желанием расширяться еще за счет студентов. Да и ввод в спектакль на профессиональную сцену дело непростое, тем более что никакого опыта ни у кого из нас не было.

Мы мечтали о дипломных спектаклях, а тут узнаем, что их не будет! Собрались курсом, долго обсуждали, как быть, и решили поговорить с Юрием Петровичем. Но то ли ему успели сообщить о готовящемся разговоре и превратно его истолковали, то ли момент оказался неподходящим, но беседы не получилось. Любимов сразу сказал: «Кого не устраивает мое решение, могут уйти». Я оказался в числе четверых ушедших и окончил «Щуку» с другим курсом, но работать с Любимовым мечтал по-прежнему. К этому моменту Таганка распалась на два независимых театра. Полтруппы ушло с Николаем Губенко, остро встал вопрос, как спасать репертуар. Весь мой курс, кроме нас четверых, попал в театр. Я пришел к директору театра Борису Глаголину и услышал: только что взяли, больше никто не нужен. Но опять везение — меня увидела завтруппой Таганки Нина Яковлевна Шкатова. Она помнила, что Юрий Петрович ко мне тепло относился, и позвонила мэтру за границу.

— Пришел Муляр. Просится к нам.

— Берите.

Любимов занимал меня в каждой новой постановке, вводил в старые: «Евгений Онегин» (на фото), «Мастер и Маргарита», «Фауст», «Тартюф»... Первые девять лет словно слились в один день: утром репетиция, вечером спектакль. Фото: А. Стернин

Юрий Петрович вернулся к репетициям «Подростка» и предложил подготовить монолог. Я получил первую большую роль в театре. Мы репетировали целыми днями, совершенно уйдя от финского варианта спектакля. Любимов постоянно искал и придумывал что-то новое. В спектакле прекрасная музыка Эдисона Денисова, которую исполнял небольшой оркестрик, собранный из актеров: скрипка, гитара, контрабас. На скрипке я играть умел — окончил музыкальную школу, но для сцены научился одновременно и произносить текст. Один эмоциональный кусок заканчивался тем, что я брал из рук музыканта скрипку и не переставая читать монолог, подхватывал мелодию оркестрика. Любимов любил такие вещи. Его фантазии не было предела. Когда у актера что-то не выходило, Юрий Петрович вылетал на сцену и начинал показывать — ярко, сочно. Он сам великолепный актер. К слову, позже, в «Театральном романе», мне хватало одной его фразы, чтобы держать всю роль, настолько глубокой и точной была интонация мастера.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Будущее пятого поколения Будущее пятого поколения

Время 4G на исходе. 5G серьезно изменит нашу жизнь

Популярная механика
Климакс-контроль Климакс-контроль

Как отлично себя чувствовать и прекрасно выглядеть при менопаузе

Лиза
Вспоминая Сергея Федоровича Бондарчука Вспоминая Сергея Федоровича Бондарчука

«Он создал планету Бондарчук»

Караван историй
Возвращение к истокам: что будет, если питаться как пещерный человек Возвращение к истокам: что будет, если питаться как пещерный человек

Плюсы и минусы популярной палеодиеты

Популярная механика
300 спартанцев, персидские «бессмертные» и другой спецназ древности 300 спартанцев, персидские «бессмертные» и другой спецназ древности

Спецназ с древнейших времен в разных странах мира наводил ужас на внешних врагов

Maxim
Забота о спине: основы основ Забота о спине: основы основ

Как поддержать позвоночник в хорошей форме и предотвратить появление болей

Yoga Journal
От белья холостяков до культовой базы: краткая история белой футболки в мужском гардеробе От белья холостяков до культовой базы: краткая история белой футболки в мужском гардеробе

Белая футболка — самый универсальный предмет одежды

Esquire
Что читать на выходных: фрагмент новой книги Андре Асимана «Восемь белых ночей» Что читать на выходных: фрагмент новой книги Андре Асимана «Восемь белых ночей»

Фрагмент романа «Восемь белых ночей», где расцветает мнительность главного героя

Esquire
На светлой стороне На светлой стороне

Какими лампами и светильниками оборудовать рабочее место, чтобы сберечь зрение

Лиза
Операция «Поимка» Операция «Поимка»

Пётр I хотел во что бы то ни стало вернуть сбежавшего из России сына

Дилетант
Первый вице-президент Первый вице-президент

Алексей Попович о ключевых стратегиях развития современного банка

Esquire
Что делает «англичанка»? Что делает «англичанка»?

Насколько обоснованы поиски «британского следа» в конфликте вокруг Карабаха?

Огонёк
Русская Опра Уинфри Русская Опра Уинфри

О своей работе рассказывает звездный интервьюер Алена Жигалова

ЖАРА Magazine
Боги и чудовища Боги и чудовища

Новый роман американки Мадлен Миллер — это история про одинокую женщину

Seasons of life
5 теорий о том, что происходит внутри черной дыры 5 теорий о том, что происходит внутри черной дыры

Спагеттификация, информационный парадокс, параллельные вселенные и другие версии

Maxim
Три случая, когда исход сражения решила какая-то ерунда Три случая, когда исход сражения решила какая-то ерунда

Порой наш мир менялся из-за каких-то там гвоздей и комков грязи

Maxim
Глава из книги Николя Матье «И дети их после них» Глава из книги Николя Матье «И дети их после них»

В центре сюжета — Антони, Хасин и Стеф, чье детство пришлось на сложные времена

СНОБ
Хороший человек — не профессия? Хороший человек — не профессия?

«Хороший человек — не профессия», — твердили родители многим

Psychologies
Образ Германии в русском искусстве. Часть 2 Образ Германии в русском искусстве. Часть 2

Как в разные века Германия влияла на российскую культуру — продолжение

Культура.РФ
Из дерева создают прозрачный стеклоподобный материал Из дерева создают прозрачный стеклоподобный материал

Прозрачная древесина может быть использована для изготовления оконных стекол

National Geographic
Город-сказка, город-мечта Город-сказка, город-мечта

Как поменяются правила жизни в мегаполисах будущего?

GQ
Мудборд: клип «Утекай» группы «Мумий Тролль» как актуальное модное руководство Мудборд: клип «Утекай» группы «Мумий Тролль» как актуальное модное руководство

Образы и стилистические приемы, которыми можно вдохновиться прямо сейчас

Esquire
Общемировая эпидемия стресса. Почему в моменты тревоги мозг не дает нам учиться — и что с этим делать Общемировая эпидемия стресса. Почему в моменты тревоги мозг не дает нам учиться — и что с этим делать

Как помочь своему мозгу настроиться на учебу?

Forbes
Французская сюита Французская сюита

Актриса Лили Тайеб перебирается на просторы мирового кино

Vogue
Вечные любовницы: борьба за счастье или соперничество с женой? Вечные любовницы: борьба за счастье или соперничество с женой?

Почему некоторые женщины годами остаются любовницами?

Psychologies
Девушка не отвечает на сообщения: 16 возможных причин, почему она тебя игнорит Девушка не отвечает на сообщения: 16 возможных причин, почему она тебя игнорит

Список причин, почему собеседница молчит в переписке.

Playboy
Пары моря Пары моря

Чем буррида отличается от буйабеса

Огонёк
Минус 50 кг: как я похудела на дефиците калорий и домашних тренировках Минус 50 кг: как я похудела на дефиците калорий и домашних тренировках

Девушка нашла простой и легкий способ сбросить вес

Cosmopolitan
Симулятор войны Симулятор войны

Современные дети не играют в войну, зато в нее играют их родители

Популярная механика
5 самых важных искусственных интеллектов в 2020 году 5 самых важных искусственных интеллектов в 2020 году

Современные ИИ начинают выполнять задачи, которые человеку не под силу

Maxim
Открыть в приложении