Как можно изменить до неузнаваемости звук известного музыкального инструмента

ЭкспертЗнаменитости

Балалаечник

Как можно изменить до неузнаваемости звук всем известного музыкального инструмента

Вячеслав Суриков

Алексей Архиповский — музыкант, сумевший изменить звучание балалайки до неузнаваемости

Творческая судьба Алексея Архиповского — пример того, как можно совершить революцию в исполнении на одном из самых распространенных в России музыкальных инструментов. Достигнув всех мыслимых вершин в качестве исполнителя на акустической балалайке, звук которой формировался столетиями, он решил радикально его преобразить. Накануне его выступления на фестивале «Усадьба Jazz» 2 июня в Москве в Архангельском на сцене «Сбербанк Первый Аристократ» «Эксперт» поговорил с Алексеем Архиповским о том, как ему удалось это сделать.

— Как вы добиваетесь от балалайки такого звучания?

— Здесь очень много составляющих: это и балалайка 1915 года, и приличные лампы, и очень хорошие проводники, и продуманный электрический тракт. Раньше никто не играл на подзвученной балалайке, это был обычный акустический инструмент, на ней играли разве что в микрофон. Я, наверное, один из первых, кто последовательно прошел путь, которым лет пятьдесят назад двигались гитаристы: поставил подпорожковый звукосниматель и пьезокристаллами или пьезопленкой попробовал снять звук непосредственно с инструмента — с деки, подставки под струнами.

— Это ваша собственная разработка?

— Это давным-давно открыли гитаристы. Для балалайки все пришлось разрабатывать с белого листа, потому что она другой инструмент — с иными параметрами, и обычный съем из магазина даст неинтересный, поверхностный звук. Поэтому понадобилось обращаться к гитарным мастерам, обогащать звук гармониками, искать акустику в электрических элементах. Я экспериментировал еще и на акустической балалайке. И уже тогда придумывал какие-то необычные приемы, искал новое звучание инструмента. Потом появилась возможность озвучить его и начать пользоваться новыми выразительными возможностями. Качественная реверберация позволяет добиться особой атмосферы, она расширяет спектр психологических ассоциаций. У меня есть консультант, который хорошо разбирается в электронных устройствах. Мой тракт отчасти сделан им. Это хендмейд. При этом используются старые, качественные технологии. Мы сошлись на философии, что звуковой тракт должен быть прозрачным и информативным, то есть давать возможность проводить ощущения и чувства без трения, с минимальным влиянием электрических элементов. На мой взгляд, и музыкант должен быть прозрачен. Для меня идеальна ситуация, когда зрители во время концерта забывают, кто играет, на чем он играет, и попадают в миры, наполненные смыслами и чувствами.

— Как вы подбираете репертуар для инструмента с такими возможностями?

— Я играю авторскую музыку — она родилась на моей балалайке.

И конечно, интересно использовать новые возможности, которые дают звуковые приборы. Одно на другое, естественно, влияет. Insomnia невозможна без делэя (эффект, имитирующий эхо исходного сигнала. — «Эксперт»), «Дорога домой» тоже замешана на этом эффекте. «Золушку» можно играть и в акустике. Для исполнения «Восточной» необходим эффект, разбивающий звук на четыре части, — экзотический восточный лад. Я считаю электронику продолжением акустического инструмента. Для меня дека не просто деревянная деталь, это еще и провода, и приборы, и лампы. Это акустика зала и состояние зрителей. У такого инструмента больше возможностей, но и сложностей больше. Я попытался увести его с сугубо этнической полочки и дать возможность поговорить на разные темы. Я же очень мало играю фольклорной музыки. По большей части мой репертуар складывается из стилистически разной музыки. Я не профессиональный композитор. Все мои мелодии — это спонтанные находки, они появляются во время долгих задушевных «разговоров» с инструментом наедине.

— Можно ли технологические изменения, осуществленные вами в самом инструменте и в манере исполнения, оценить как беспрецедентные?

— Сам по себе жанр solo, в котором я работаю, очень странный. Даже среди гитаристов, играющих на акустике, полу-акустической гитаре или гитаре электрической, не так много исполнителей, выступающих сольно: один человек, один инструмент и зал. Для балалайки это тем более необычно. В самом начале я не был уверен, что такое вообще возможно. Но это сработало: сочинялась музыка, наработался какой-то репертуар и появился спрос — люди приходят на эту встречу «наедине».

— Обращались ли к вам компании, заинтересованные в тиражировании ваших разработок?

— С моим перфекционизмом их очень сложно стандартизировать. Я долго искал акустический инструмент с таким качеством звука. Не так давно нашел балалайку Семена Ивановича Налимова, 1915 года, она меня устраивает: имеет глубину и уникальные тембральные возможности. Кроме того, за всем этим стоит большая работа по электронике: и бесконечные прослушивания, и испытание разных элементов. Например, провода начала двадцатого века имеют уникальный тембр. У японской фирмы Acoustic Revive есть очень интересные эксперименты — кабель Triple C: кованая медь, почти космический объем, и он очень точен в передаче живой краски.

— На концерты люди приходят на ваше имя или послушать конкретный инструмент?

— Думаю, что люди приходят не на балалайку, а за впечатлениями, которые получили на предыдущем концерте. Чтобы снова коснуться того состояния, какое было в прошлый раз. Но одно трудно отделить от другого, все взаимосвязано: и балалайка, и я, и моя музыка, и необычный тембр инструмента. Возможно, их привлекает моя фанатичность: на каждом концерте я стараюсь быть максимально искренним и вместе со зрителем пережить какие-то приключения.

— Как часто вы выступаете?

— По-разному. Я не даю очень много концертов. Одно время у меня были большие, длинные туры и много концертов. Сейчас я сдерживаю их количество. Для меня концерт — это практически предельные состояния. Вряд ли это нужно испытывать часто. Боюсь затереть и механизировать живой процесс.

— Как вы сочиняете музыку?

— Иногда это какие-то неосуществленные замыслы, которые сидят в голове годами и никак не могут родиться. Самая популярная композиция, «Золушка», родилась часа за полтора.

— Вы можете сразу оценить, какая из них окажется хитом?

— Для меня это совершенно непредсказуемо: станет композиция популярной или нет. Но я не ставлю перед собой задачу сделать хит. Стараюсь сочинять «из себя», не подстраиваясь под чьи-либо вкусы, не пытаясь паразитировать на каких-то популярных вещах.

— Как получилось, что вы предпочли музыку именно этого формата? Как к этому пришли?

— Сначала была музыкальная школа. Там возник интерес к балалайке. Второй специальностью у меня было фортепиано, но балалайка перетянула мое внимание. Мне понравился этот мир — быть может, благодаря педагогу. Потом состоялся переезд в Москву, Гнесинское училище. Где-то на середине обучения в Гнесинке я выступил на всероссийском конкурсе и получил там первую премию. Потом работал в оркестре русских народных инструментов в Смоленске, позже у Зыкиной, и всегда так складывалось, что мне давали время для сольного номера. Сначала я играл заготовки, потом начал экспериментировать. Каждый раз пытался что-то себе доказать. Первые попытки крутились вокруг «Барыни»: я пятнадцать-двадцать минут «нарубал капусту» из всевозможных цитат, техник, ассоциаций. Я привлекал к себе внимание, и это казалось мне интересным. Потом был этап, когда пытался доказать, что на этом инструменте можно играть разную музыку. Это оказалось достаточно сложно: у публики ожидания от балалайки сводятся в основном к «Калинке» или к академической музыке: переложениям Паганини, Моцарта, Глюка. Но мне было интересно именно сольное выступление: один человек, один инструмент — моно-спектакль. Это форма, от которой я до сих пор не устал.

— Когда состоялся ваш первый сольный концерт?

— Не так давно — в 2007 году. К тому времени у меня набрался репертуар, а у публики появился к нему интерес. И имя было уже на слуху, во всяком случае у специалистов. Потом возник момент электрификации, и балалайка приобрела некий странный звук и новые возможности для меня и для слушателей тоже.

— Как вам удается удерживать внимание аудитории?

— Во-первых, за счет разнообразия в программе. В ней есть медитативная лирика, есть построенные на ассоциациях русские миры, есть музыка с элементами джаза. Скольжение по стилям, сочетание темпоритмов и атмосфер, наверное, и позволяет удерживать внимание. Возможно, здесь играет свою роль и качество звука, над которым я бесконечно работаю и который в зале, не на «Ютьюбе», не на записи имеет большой динамический и тембральный диапазон и представляет интерес и сам по себе.

— На что реагирует зарубежный слушатель: на экзотический инструмент или на музыку?

— Слушатель на концерты приходит уже подготовленный. Особой рекламы у меня нет, но сейчас достаточно много открытой информации. Люди, как правило, ее находят и знают, на что идут. Очень редко бывает, когда хотят послушать именно экзотическую балалайку, узнать, как звучит русский народный инструмент. Волна интереса к «матрешкам» прошла. За границей это уже не особо интересно.

— Как сами музыканты относятся к вашим новаторским идеям?

— Многим это нравится, кого-то интригует. В ближайшие дни у меня будет концерт в Польше с джазовым пианистом Лешеком Можджером. Он второй раз меня зовет на совместное выступление. В прошлом году мы играли вместе в Варшаве на площади, где собираются две с половиной тысячи человек. Одно отделение играет он, второе — я, в третьем отделении мы играем вместе.

— Каковы шансы у ваших последователей?

— Я не пропагандист. Не пытаюсь популяризировать балалайку. У меня другой склад ума. Я играю и сочиняю то, что мне нравится. И счастлив тем, что могу это делать. Я свободно существую в этом пространстве. Делаю то, что хочу. Знаю, что много детей пошли в музыкальную школу, потому что им понравилось мое исполнение. Инструмент изменился и перестал быть узко этническим. Считаю, что он может оказывать не меньшее художественное воздействие, чем гитара, пианино, симфонический оркестр.

— Как вы оцениваете современный музыкальный мир?

— Как и во многих областях жизни, в современном музыкальном мире мне не нравится стандартизация, усреднение, коммерциализация. Творчество оказывается ориентированным на спрос, на успех. По сравнению с тем, что было раньше, стало меньше экспериментов, меньше оригинальных идей и музыкантов. Слишком многие в самом начале пути уже думают об успехе. На мой взгляд, искусство звука — это все-таки, скорее, процесс самопознания, чем ремесло, обеспечивающее существование. 

Хочешь стать одним из более 100 000 пользователей, кто регулярно использует kiozk для получения новых знаний?
Не упусти главного с нашим telegram-каналом: https://kiozk.ru/s/voyrl

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

«Я зарабатываю сама»: Елизавета Пескова о доходах от своего инстаграма, учебе во Франции и разоблачениях Навального «Я зарабатываю сама»: Елизавета Пескова о доходах от своего инстаграма, учебе во Франции и разоблачениях Навального

Интервью с дочерью пресс-секретаря президента Елизаветой Песковой

Forbes
Топ‑10 худших нарядов вечера Топ‑10 худших нарядов вечера

Темой нынешнего бала института костюма Met Gala стал «Позолоченный гламур»

ЖАРА Magazine
«Я испытала стресс!»: звезда сериала «Воронины» рассказала, как потеряла дочь в Турции «Я испытала стресс!»: звезда сериала «Воронины» рассказала, как потеряла дочь в Турции

Екатерина Волкова рассказала о воспитании своей дочери

The Voicemag
Как узнать, сколько оперативной памяти на компьютере? Как узнать, сколько оперативной памяти на компьютере?

Как узнать, сколько оперативной памяти уже есть в компьютере или ноутбуке?

CHIP
Что у Китая с Тайванем? Что у Китая с Тайванем?

Почему Китайская Народная Республика и Китайская Республика не дружат?

Maxim
6 пищевых добавок, которые не так вредны, как многие думают 6 пищевых добавок, которые не так вредны, как многие думают

Пищевые добавки стали чуть ли не врагами народа. Но не все из них опасны

Лиза
О чем шипит мадагаскарский таракан О чем шипит мадагаскарский таракан

Немного о популяции мадагаскарских шипящих тараканов в Москве

Наука
Великий недогерой Великий недогерой

Ксения Рождественская о французском актере Жане-Луи Трентиньяне

Weekend
История одной вещи: клеенчатая скатерть, которая накрывала каждый советский стол История одной вещи: клеенчатая скатерть, которая накрывала каждый советский стол

Откуда на столах появилась клеенчатая скатерть и почему она была так популярна

Правила жизни
Вышивка, музыка, путешествия: что делает Виктория Шелягова в Ивановской области Вышивка, музыка, путешествия: что делает Виктория Шелягова в Ивановской области

Зачем Виктория Шелягова купила дом в Ивановской области?

СНОБ
Собрать справки и доказательства: как в разных странах регулируют аборты Собрать справки и доказательства: как в разных странах регулируют аборты

Как законодатели в разных странах регулируют аборты?

Forbes
Во имя грозного закона Братоубийственной войны Во имя грозного закона Братоубийственной войны

О красном и белом терроре, о причинах этого явления и его масштабах

Эксперт
Стрессоустойчивость: алгоритм Стрессоустойчивость: алгоритм

Как развить четыре навыка кризисной адаптации

Reminder
У детей ямников из Южного Приуралья обнаружили метастатический рак и цингу У детей ямников из Южного Приуралья обнаружили метастатический рак и цингу

Ученые исследовали останки из двух погребений IV тысячелетия до нашей эры

N+1
Алексей Баталов говорил слово «люблю» только одному человеку Алексей Баталов говорил слово «люблю» только одному человеку

За девять лет нашей дружбы Алексей Владимирович дал мне порядка десяти интервью

Караван историй
«Я стала трудоголиком, который ел на ужин мороженый йогурт». Как сохранить личные границы на работе и в жизни «Я стала трудоголиком, который ел на ужин мороженый йогурт». Как сохранить личные границы на работе и в жизни

Как научиться отстаивать свои интересы и перестать отказываться от себя

Inc.
Зачем нужны эмоленты и как их использовать: советы эксперта Зачем нужны эмоленты и как их использовать: советы эксперта

Что это такое эмоленты, кому они подходят и как их правильно выбрать?

РБК
Отдохните от себя: как быть свободным в свободное время Отдохните от себя: как быть свободным в свободное время

Три проверенных способа по-настоящему отдохнуть

VC.RU
Как определить, что ребенок созрел для лагеря? 10 основных ошибок родителей Как определить, что ребенок созрел для лагеря? 10 основных ошибок родителей

Дети взрослеют, и перед родителями встает множество вопросов

Psychologies
Графен на пульсе: ученые изобрели татуировку, которая измеряет давление Графен на пульсе: ученые изобрели татуировку, которая измеряет давление

Разработана электронная татуировка для измерения артериального давления

Вокруг света
Голос в коридоре Голос в коридоре

«Обыкновенная история» — дебютный и, наверное, лучший роман Ивана Гончарова

Полка
История одной картины: «Иван Грозный и сын его Иван» История одной картины: «Иван Грозный и сын его Иван»

Почему с самого начала картина Репина вызывала такие бурные чувства

Arzamas
«Не забудем, не простим». Хакеры Anonymous — кто они и чем знамениты? «Не забудем, не простим». Хакеры Anonymous — кто они и чем знамениты?

Разбираемся, кто скрывается под маской Гая Фокса

Цифровой океан
Осознанное потребление в погоне за новыми моделями устройств: как работают сервисы аренды и лизинга гаджетов Осознанное потребление в погоне за новыми моделями устройств: как работают сервисы аренды и лизинга гаджетов

Насколько выгодно пользоваться сервисами аренды и лизинга гаджетов?

TechInsider
Как брендам выстраивать коммуникацию с клиентом: мнение эксперта Как брендам выстраивать коммуникацию с клиентом: мнение эксперта

Архетипы, нейромаркетинг и инновационные технологии в рекламе

РБК
«Этюды о Галилее». История становления ключевых научных идей Нового времени «Этюды о Галилее». История становления ключевых научных идей Нового времени

Декарт придал закону инерции «ясную и отчетливую» форму

N+1
Пойманный в Камбодже скат оказался крупнейшей пресноводной рыбой Пойманный в Камбодже скат оказался крупнейшей пресноводной рыбой

Рыбак поймал в реке Меконг гигантского ската с длиной тела около четырех метров

N+1
«Живая» еда из банки: от чайного гриба до морского риса «Живая» еда из банки: от чайного гриба до морского риса

Cубстанции, которые обеспечивают человека продуктами и требуют регулярного ухода

Вокруг света
Современное китайское вооружение: качественные копии и впечатляющие оригиналы Современное китайское вооружение: качественные копии и впечатляющие оригиналы

Как обстоят дела с китайской военной техникой?

TechInsider
Как лечатся врачи Как лечатся врачи

Маленькие профессиональные хитрости врачей

Лиза
Открыть в приложении