Что довело инновационный бизнес до банкротства

ForbesБизнес

Банкротство на крови: как разорилась прорывная компания депутата Госдумы, в которую государство вложило 1,6 млрд рублей

Александр Левинский

tass_4780536.jpg__1583320688__51299__vid663059e.jpg
Сооснователь «Трекпор Технолоджи», депутат Госдумы Владимир Кононов. Фото: ИТАР-ТАСС

Депутат Госдумы Владимир Кононов вместе с партнерами хотел возродить советские разработки аппаратуры для очистки крови, но даже с мощной финансовой поддержкой государственных «Роснано» и Фонда развития промышленности не смог выстроить эффективную модель продаж уникального устройства — помешали кризис, санкции и неразвитость рынка. Что довело инновационный бизнес до банкротства?

В апреле 2008 года только что избранный президентом Дмитрий Медведев приехал в технопарк в подмосковной Дубне. Там совладелец компании «Трекпор Технолоджи» Владимир Кононов показал ему инновационную разработку — аппарат «Гемофеникс» для плазмафереза, или очистки крови.

Если объяснять просто, в основе системы было многослойное «сито» из полимерных пленок — трековых мембран — с мельчайшими, величиной в пару десятков нанометров, отверстиями. Взятая из вены кровь прокачивалась через аппарат, и крупные кровяные тельца «скатывались» по поверхности мембраны, накапливались в специальном «мешке» и возвращались в вену. При этом жидкая плазма процеживалась через «сита», очищалась от вредных веществ и микробов и — в зависимости от необходимости — либо возвращалась, либо собиралась для использования в фармацевтике. Изобретение позиционировалось как аппарат для лечения атеросклероза, иммунодефицита, аллергии, последствий тяжелых ранений, эффекта сдавливания и других недугов. К тому времени его уже поставляли бригадам МЧС, военным госпиталям и гражданским больницам. Стоил «Гемофеникс» втрое дешевле импортных аналогов и, в отличие от них, мог работать даже в полевых условиях.

Медведев был впечатлен. Одна беда, объясняли президенту: по закону нельзя выпускать массовую продукцию в технико-внедренческих компаниях, таких как «Трекпор», — нужно промышленное производство. Глава государства оперативно дал поручения, чтобы снять этот бюрократический барьер, и уже в 2009 году госкомпания «Роснано» вложила в проект Кононова около 1,3 млрд рублей. Через шесть лет еще 300 млн рублей в «Гемофеникс» инвестировал государственный Фонд развития промышленности.

А в сентябре 2019-го Арбитражный суд Московской области по заявлению налоговиков ввел в «Трекпоре» процедуру банкротства. Кононов винит в случившемся «изменение экономической ситуации и ошибки менеджеров». Дан Медовников, директор Института менеджмента инноваций ВШЭ, отмечает, что у инновационного бизнеса есть один особый риск, «который может перевешивать все остальные, — риск технологической новизны, и его очень сложно предсказать». Что же подвело «Трекпор»?

Прибыльнее торговли оружием

Выпускник Новосибирского электротехнического института, Кононов пошел по комсомольской линии. Окончил в 1981 году Высшую комсомольскую школу (ВКШ) в Москве и с началом горбачевских времен создал в Новосибирске хозрасчетный «Фонд молодежных инициатив», имевший право заниматься коммерческой деятельностью. С 1987-го предприимчивый комсомолец работал в ЦК ВЛКСМ. В 1991-м вместе с другим молодым предпринимателем, бывшим секретарем комитета комсомола ВКШ Александром Королевым, зарегистрировал названную по первым слогам их фамилий торгово-посредническую компанию «Конкор». Через два года партнеры перепрофилировали ее в инвестиционно-строительную. Строили апартаменты, спортивно-развлекательные парки, восстанавливали исторические усадьбы.

В медицинский бизнес Кононова привел друг отца, бывший директор новосибирского военного завода «Север» Юрий Тычков, позднее ставший заместителем министра атомной промышленности (Минатома) России. «Сидим как-то втроем, Тычков, Королев и я, за коньячком, — вспоминает Кононов. — И Тычков рассказывает, что был при Союзе проект по очистке крови трековыми мембранами». По конверсионной программе проектом занимался Минатом, «а потом — бах! — перестройка», и колоссальные деньги, брошенные на финансирование исследовательско-конструкторских работ, пропали, рассказывает предприниматель.

Технологию создания трековых мембран открыл в 1970-х легендарный советский физик-ядерщик Георгий Флеров. Он использовал полимерные мембраны как детекторы элементарных частиц. Пробивая мембрану, частица оставляла след, по которому ее опознавали. Кроме того, Флеров заметил побочный эффект: мембраны, «простреленные» разогнанными на ускорителе заряженными частицами и обработанные ультрафиолетом и химическим травлением, становятся уникальными фильтрами.

«Начались аресты счетов, задержки по заработной плате, такой замкнутый круг»

Королев рассказывает, что изначально речь в новом проекте партнеров шла не только об оборудовании для плазмафереза, но и о создании крупного производства по переработке плазмы крови, компоненты которой применяют в фармацевтической промышленности, например, для повышения свертываемости крови у людей, страдающих гемофилией. Миллиграммы некоторых подобных компонентов стоят тысячи долларов. «Это прибыльнее, чем торговля оружием, — рассуждает Королев, — и мы хотели пойти в этот бизнес». В пример он приводит строительство на Вятке завода «Росплазма» по переработке 600 тонн плазмы в год. Предприятие начинали строить в 2005 году, вложили 7 млрд рублей, а потом заморозили на двенадцать лет. «За одну процедуру можно получить от донора от 400 до 700 миллилитров плазмы, а чтобы заготовить 600 тонн [как для «Росплазмы»] требуется миллион процедур, — объясняет Королев. — Для этого нужно в среднем 1,2 млн плазмофильтров, которые и собирались производить в «Трекпоре».

В 1999 году Минатом оценивал стоимость проекта по плазмаферезу в $10-12 млн, а мощность производства, которое должно было запускаться на площадях подчинявшегося Минатому дубнинского завода «Тензор», в 5-7 млн фильтров в год. Аппарат стоил бы $500, заявляли в ведомстве, в то время как импортные, использующие другую технологию, — $3000-3500. Стоимость одного сеанса плазмафереза в обычной поликлинике оценивалась в $50, а, поскольку ожидалось, что пациенты должны проходить цикл процедур три раза в год, курс лечения должен был обходиться в $120-150. Считалось, что рынок обеспечит спрос и на аппараты и на фильтры, и производство будет высокорентабельным.

Оборонное наследство

Еще в 1980-х по постановлению правительства СССР Минатому, Минздраву и нескольким независимым командам в российских НИИ и на предприятиях, входивших в систему Минатома, было выделено финансирование для разработки отечественной техники по фильтрации крови на основе трековых мембран. Отчеты были радужными, вспоминает Королев, но когда они с Кононовым объехали участников проекта, выяснилось, что особых достижений, кроме отдельных наработок, нет.

Вместе с Тычковым партнеры написали новое техническое задание на конструкцию и собрали всех участников — петербургский Научно-исследовательский институт электрофизической аппаратуры (НИИЭФА), обнинский Физико-энергетический институт и дубнинский завод «Тензор», предложив им создать компанию. В 1997 году зарегистрировали «Трекпор», в котором было восемь учредителей с равными долями. Позднее институты и предприятия Минатома один за другим из проекта вышли, и в учредителях остались только пять физических лиц с долями по 20%: Тычков, Кононов, Королев и два финансовых инвестора, о которых Кононов и Королев не рассказывают.

У завода «Тензор» «Трекпор» купил помещения. Королев говорит, что это был просто недостроенный цех — «стены да песчаный пол». В 1998-м, в разгар кризиса, начали строительство и заказали в лаборатории ядерных проблем Объединенного института ядерных исследований (ОИЯИ) в Дубне циклотрон (ускоритель частиц. — прим. Forbes). В 2001-2002 годах его построили и запустили в отстроенном и реконструированном корпусе. Предприятие получило название Научно-производственный комплекс (НПК) «Альфа». Сегодня ему присвоено имя Юрия Тычкова.

«У «Трекпора» был сертификат соответствия европейским требованиям, но они прозевали его продление»

У бывшего гендиректора «Тензора» Игоря Барсукова иная версия создания «Альфы». Он не согласен с тем, что по программе Минатома советские предприятия ничего не сделали: на «Тензоре», по его словам, еще в то время создавался ускорительно-технологический комплекс для серийного производства трековых мембран и оборудования для плазмафереза. В ленинградском НИИЭФА, продолжает Барсуков, сконструировали для них линейный ускоритель, который начали собирать на заводских площадях, а первые мембраны «настреливали» в дубнинской лаборатории ОИЯИ. По словам Барсукова, на «Тензоре» была и установка для травления, на которой дорабатывали мембраны, но в 1990-х деньги на программу закончились, и эту проблему «взялся решить замминистра Тычков, очень компетентный и влиятельный человек». В итоге наработки «Тензора» передали в «Трекпор», «чтобы они продолжили эту работу», а недостроенный ускоритель разобрали, заключает Барсуков.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Эмилия Кларк: “Мне фантастически повезло, что я еще жива” Эмилия Кларк: “Мне фантастически повезло, что я еще жива”

Отношения Эмилии Кларк с жизнью и смертью

Psychologies
46 тонн ко дну: можно ли утопить танк Т-90 46 тонн ко дну: можно ли утопить танк Т-90

Танк Т-90 — штука серьезная, с высоким боевым потенциалом и надежностью

Популярная механика
«Даже в мечтах не мог представить такой рост»: какой бизнес бурно развивается во время пандемии «Даже в мечтах не мог представить такой рост»: какой бизнес бурно развивается во время пандемии

Чей бизнес продолжает расти в условиях сложной экономической ситуации?

Forbes
Сытная гамма Сытная гамма

О паре продуктов, которые не только насытят, но и распахнут горизонты творчества

Огонёк
Уроки труда: как забота о доме и близких помогает нашей душе Уроки труда: как забота о доме и близких помогает нашей душе

Домашние дела могут дарить радость и вдохновение

Psychologies
50 оттенков яркого: научиться любить себя и жизнь… в любом возрасте! 50 оттенков яркого: научиться любить себя и жизнь… в любом возрасте!

В кабинет психолога не приходят, когда все хорошо

Psychologies
Творческая мастерская Творческая мастерская

Они смелые, талантливые, задающие тренды, меняющие мир вокруг себя

Grazia
Тим Райс: «Хорошая история — прежде всего» Тим Райс: «Хорошая история — прежде всего»

Интервью с автором либретто мюзикла «Иисус Христос — суперзвезда»

Эксперт
Ценовая война за долевое участие Ценовая война за долевое участие

Почему Россия решилась на выход из сделки об ограничении добычи нефти ОПЕК+

РБК
Девушка похудела на 30 кг из мести парню, отменившему свидание в день рождения Девушка похудела на 30 кг из мести парню, отменившему свидание в день рождения

24-летняя жительница Уэльса Лори Болл получила неожиданный удар от парня

Cosmopolitan
На мексиканской ферме нашли одну из древних столиц майя На мексиканской ферме нашли одну из древних столиц майя

Тайны древней цивилизации майя

National Geographic
Переходят все границы Переходят все границы

«Ограниченные возможности» – это точно не про них!

Cosmopolitan
«Завидую людям, которые ходят на работу». Как переживают карантин за границей​​​​​​​ «Завидую людям, которые ходят на работу». Как переживают карантин за границей​​​​​​​

Какие сложности претерпевают жители других стран во время карантина

РБК
Как превратить внезапные перемены в ресурс? Как превратить внезапные перемены в ресурс?

Можно ли приручить перемены, сделать их созидательными, а не разрушительными?

Psychologies
Удаленный доктор Удаленный доктор

В режиме чрезвычайной ситуации врач сможет удаленно назначать лечение

Огонёк
Любовь или самообман? Как распознать настоящие чувства и избежать ловушек Любовь или самообман? Как распознать настоящие чувства и избежать ловушек

Какие ловушки ума заставляют нас обманываться в чувствах?

Psychologies
Тревожная масса Тревожная масса

Мужчины все чаще попадают на прием к психотерапевту

GQ
10 вариантов позднего ужина, которые помогут похудеть 10 вариантов позднего ужина, которые помогут похудеть

Есть продукты, которые не только можно, но и нужно есть на ночь

Cosmopolitan
Авторский дизайн-проект по цене похода в салон красоты: где, как, сколько? Авторский дизайн-проект по цене похода в салон красоты: где, как, сколько?

Для яркого дизайна и хорошего ремонта больше не нужен галактический бюджет

Cosmopolitan
Старший по планете Старший по планете

Став царем природы, человек лишь недавно осознал свою ответственность за Землю

РБК
Остановить и не убить: как устроен травматический пистолет Остановить и не убить: как устроен травматический пистолет

Чтобы умело пользоваться травматическим оружием, надо понимать, как оно работает

Популярная механика
Игра на уничтожение: готова ли Россия к полномасштабной ценовой войне на рынке нефти Игра на уничтожение: готова ли Россия к полномасштабной ценовой войне на рынке нефти

Нефтяная отрасль страны оказалась на развилке

Forbes
Петя может Петя может

Интервью с основателем компании Ploskov Production, продюсером Петром Плосковым

OK!
10 женщин, которые влияют на мировой кинематограф прямо сейчас 10 женщин, которые влияют на мировой кинематограф прямо сейчас

Эти женщины активно отвоевывают себе место под солнцем в мировом кинематографе

Forbes
Как оценить свое здоровье и выявить проблемы: 7 тестов Как оценить свое здоровье и выявить проблемы: 7 тестов

Есть некоторые способы оценить общее состояние организма

Популярная механика
Создавать свою реальность Создавать свою реальность

Черный — любимый цвет ярких, самобытных, независимых людей. Васса такая

OK!
Кто умнее: кошки или собаки Кто умнее: кошки или собаки

Кто же лучше - собаки, поддающиеся дрессуре, или кошки, хитрые манипуляторы?

Популярная механика
Доход с разумным риском Доход с разумным риском

Специалисты советуют инвесторам-физлицам повышать уровень финансовой грамотности

РБК
В бирманском янтаре нашли самого маленького динозавра. Он размером с колибри В бирманском янтаре нашли самого маленького динозавра. Он размером с колибри

Окулудентавис был размером с колибри, но питался насекомыми, а не нектаром

N+1
Вертикаль страсти Вертикаль страсти

В съемке для Vogue главные героини российского современного танца

Vogue
Открыть в приложении