Первые полторы сотни километров по Танзании мы проехали неспешно

4x4 ClubПутешествия

Кругосветное путешествие Алексея Камерзанова. Танзания

Текст Алексей Камерзанов
Фотографии автора и участников экспедиции

Первые полторы сотни километров по Танзании мы проехали неспешно, поднимаясь и опускаясь с одного холма на другой. В таком темпе мы рассчитывали добраться до какого-нибудь городка и остановиться в нём на ночлег. Но неожиданно комфортное движение закончилось, и мы едва успели затормозить перед тем, как колёса идущего впереди пикапа влетят в глубокую яму. Всё выглядело так, будто про этот отрезок дороги просто забыли. Какое-то время мы лелеяли надежду, что «спецучасток» скоро закончится, но прошёл час, другой, третий, и ничего не изменилось: мы продолжали ползти в плотной пыльной завесе от встречного транспорта, пытаясь объезжать рытвины, а скорость не превышала 20–30 км/ч. Небольшая вынужденная остановка превратилась в приключенческий фильм. Едва мы припарковались на краю дороги и вышли из машин, как перед нашей колонной затормозил потрёпанный внедорожник Toyota, из которого вывалились парни в гражданской одежде с автоматами Калашникова в руках. Путешествуя по Африке, я заметил, что чувство страха при виде вооруженных людей медленно, но верно исчезает, ну или по крайней мере притупляется. Единственная мысль: «Интересно, чего они будут просить?»

— Добрый вечер, вы кто?

— Мы путешественники из России, едем в сторону Килиманджаро.

— Здесь останавливаться нельзя, это неспокойный район, садитесь и езжайте до Ньяканази, там начинаются безопасные места.

— Спасибо, ребята, а вы кто такие? — удивленно спросил я.

— Мы полицейские, следим за порядком на этой дороге. Поэтому давайте по машинам и езжайте вперёд. Мы не хотим, чтобы с вами что-то случилось.

Ну раз так, то через пару минут мы уже грохотали в направлении безопасного Ньяканази, который на поверку оказался довольно мрачным местом. Если верить нашей походной программе, это деревня, где останавливаются дальнобойщики и где единственно возможное пристанище — это хостелы. Да, похоже, тут та ещё глушь! Пара местных так называемых отелей весьма унылы, а в одном из них к тому же нет ни воды, ни электричества (при этом что следующий городок только через 200 км). Но окончательно желание здесь остановиться пропало после того, как мы зашли в кафе. В заведении стоял полумрак, и мы не сразу поняли, сколько в нём посетителей.

Уже внутри выяснилось, что их тут больше сотни, просто из-за тёмной кожи их сложно рассмотреть — видны только силуэты и белые зубы. Все они дружно обернулись и принялись внимательно разглядывать «мзунгу» (белых), отчего нам почему-то стало не по себе. Мы хотели купить у хозяина готовый рис, потому что больше нас ничего не привлекало, но нашему коллеге Эльшану, как настоящему ресторатору, пришла в голову идея: «Я всё придумал, садимся в машины и едем на заправку. Потом всё расскажу». План был до гениальности прост и эффективен: на выезде стояла большая заправка с огромной ярко освещённой территорией, на которой мы и расположились. Открылись крышки грузовых отсеков, на них появились газовая плита, сковородка, посуда — и уже через 20 минут мы нахваливали Эльшана за родную жареную картошку с тушёнкой, и это всё он успел приготовить буквально за несколько минут.

А ночевать всё-таки пришлось в следующем городе — Уширомбо, где был найден вполне приличный мотель с очень колоритным охранником. Перед сном, ближе к двум ночи, я вышел проверить машины и замер в недоумении. Передо мной стоял человек с луком и стрелами!

  Э‑э‑э, брат, ты тут охраняешь? А лук и стрелы настоящие?

— Охраняю! Конечно, настоящие, вот пощупай.

Холодный и острый металл убедил меня в том, что парень не шутит и что такая охрана всё же лучше, чем её отсутствие.

Всё с чем не смогли справиться в «Тойота Танзания», в клубном сервисе местных джиперов сделали за полтора часа

Про полицию

Следующий день начался со встречи с полицией. В первой же деревне нас тормознули люди в белоснежной униформе, которую мы уже видели на полицейских в соседней Уганде. На въезде в посёлок стоял радар, фиксирующий скорость, а заодно щёлкающий фотографии. В отличие от наших населённых пунктов максимальная скорость в Танзании — 50 км/ч, а Эльшан ехал почти 70. Штраф мы, конечно, уплатили, но решили применять новую тактику — языковой троллинг. Полиции становилось всё больше, и, похоже, это могло превратиться для нас в большую проблему — через каждые 10–15 км стояли стражи порядка. Иногда было не совсем понятно, где начинался населённый пункт, но улыбчивые загорелые люди в белых одеждах всегда готовы об этом рассказать. Вот только как? Мы-то теперь притворяемся, что не говорим по-английски. Вообще!

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Тайное становится явным Тайное становится явным

«СтарХит» узнал подробности свадьбы Ксении Собчак и Константина Богомолова

StarHit
Интернет-гиганты уходят под воду Интернет-гиганты уходят под воду

Google и другие технологические гиганты начали активно строить подводные кабели

Эксперт
Картины за миллионы и люстры XVIII века: самые дорогие ремонты российских звезд Картины за миллионы и люстры XVIII века: самые дорогие ремонты российских звезд

Многие знаменитости предпочитают инвестировать в недвижимость

Cosmopolitan
«Я буду жить по своим законам» «Я буду жить по своим законам»

У Сабины Ахмедовой весна удалась

OK!
Пожар в Нотр-Дам-де-Пари: итоги Пожар в Нотр-Дам-де-Пари: итоги

Вечером 15 апреля в Париже загорелся Собор Парижской Богоматери

National Geographic
Две свадьбы, одни похороны: полный гид по третьему сезону Две свадьбы, одни похороны: полный гид по третьему сезону

Вспоминаем события третьего сезона, в котором происходит Красная свадьба

Esquire
Рай, но есть нюансы Рай, но есть нюансы

Стоит ли ехать в Венесуэлу?

4x4 Club
Привет бабушке: 8 зарубежных звезд, показавших, как носить русские платки Привет бабушке: 8 зарубежных звезд, показавших, как носить русские платки

Разбираемся в тренде на платок, именуемый "babushka"

Cosmopolitan
10 масок, которые мы носим 10 масок, которые мы носим

Какие маски мы носим, чтобы скрыть свое истинное лицо?

Psychologies
Джеймс Макэвой Джеймс Макэвой

Правила жизни Джеймса Макэвоя

Esquire
Гаджеты – это новая форма близости Гаджеты – это новая форма близости

Гаджеты не могут быть причиной конфликтов в семье

Psychologies
От ностальгии по 90-м до nude: бьюти-эволюция Наташи Королёвой От ностальгии по 90-м до nude: бьюти-эволюция Наташи Королёвой

Певица и актриса прославилась не только своими хитами, но и смелым стилем

Cosmopolitan
Самое ожидаемое IPO. Что нового о бизнесе Uber мы узнали перед выходом компании на биржу Самое ожидаемое IPO. Что нового о бизнесе Uber мы узнали перед выходом компании на биржу

Сколько зарабатывает сервис Uber и сколько он потерял на сделке с «Яндексом»

Forbes
Анна Седокова: «У меня никогда не было секса без любви» Анна Седокова: «У меня никогда не было секса без любви»

Певица призналась, чем занимается по ночам и почему ей бывает стыдно

StarHit
Ценность впечатлений Ценность впечатлений

Импрессионисты и модернисты как самый стабильный сектор арт-рынка

Robb Report
Черные дыры в кино, которые оказались ближе всего к правде Черные дыры в кино, которые оказались ближе всего к правде

Фильмы и сериалы, в которых черные дыры изображались много раз

Playboy
Дьявол в деталях Дьявол в деталях

Оскар Потоков о смысле бизнеса, любви к семье и страсти к автомобилям

Robb Report
Москва 1930-х годов — в воспоминаниях итальянского писателя Курцио Малапарте: фрагмент романа Москва 1930-х годов — в воспоминаниях итальянского писателя Курцио Малапарте: фрагмент романа

Отрывок из романа "Бал в Кремле" Курцио Малапарте

Esquire
В России хотят запретить все редкие, крафтовые и коллекционные сорта пива В России хотят запретить все редкие, крафтовые и коллекционные сорта пива

Любые малотиражные или необычные сорта пива могут запретить

Maxim
Как учит английский большинство российских школьников и к чему это может привести Как учит английский большинство российских школьников и к чему это может привести

В российских школах на обучение английскому уходит не менее семи лет

Psychologies
Александр Семчев: «Думаю о подтяжке. Морда – как у бульдога» Александр Семчев: «Думаю о подтяжке. Морда – как у бульдога»

Актер рассказал о женщине, которая заботится о нем

StarHit
Мы живем в эру «Мстителей»: история самого кассового фильма в мире Мы живем в эру «Мстителей»: история самого кассового фильма в мире

«Мстители: Финал» сразу побил все рекорды кассовых сборов

Forbes
«Открылось окно возможностей»: экономисты о победе Зеленского «Открылось окно возможностей»: экономисты о победе Зеленского

Что победа Владимира Зеленского означает для экономики и газовых споров

Forbes
Буйных туристов на Майорке заставят платить штрафы на месте Буйных туристов на Майорке заставят платить штрафы на месте

Полиция на Балеарских островах получила право отводить нарушителей к банкоматам

National Geographic
Иракское досье и «карманный Путин». О чем мир узнал благодаря WikiLeaks Джулиана Ассанжа Иракское досье и «карманный Путин». О чем мир узнал благодаря WikiLeaks Джулиана Ассанжа

Что стало явным благодаря WikiLeaks Джулиана Ассанжа?

Forbes
Детский мир Детский мир

Декоратор Мия Карлова воссоздала в загородном доме атмосферу детства на даче

AD
Полный тюнинг Полный тюнинг

Как Дана Борисова стала нимфоманкой и почему поругалась с родной сестрой

StarHit
Исследование обнаружило небольшой положительный эффект от пиратства фильмов Исследование обнаружило небольшой положительный эффект от пиратства фильмов

Аналитики из США и Канады решили проверить, повышает ли пиратство продажи

Maxim
Ли Радзивилл Ли Радзивилл

Американская икона стиля, она остается самой элегантной женщиной XX века

Elle
Что жители России думают об экологии: исследование WWF Что жители России думают об экологии: исследование WWF

Эксперты узнали, какие экологические проблемы волнуют россиян

National Geographic
Открыть в приложении