«У нас VIP сидел вместе с народом»

В Сочи закрылся 30-й «Кинотавр»

ОгонёкРепортаж

«У нас VIP сидел вместе с народом»

В Сочи закрылся 30-й «Кинотавр». Тридцать лет фестиваль собирает кинематографистов и критиков, звезд экрана и дебютантов, продюсеров и прокатчиков. «Огонек» поговорил с Марком Рудинштейном, создателем и первым владельцем фестиваля «Кинотавр», о том, почему этот фестиваль надо было придумать

Беседовала Ольга Ципенюк

За 30 лет существования «Кинотавр» смог стать общим домом — для критиков, актеров и режиссеров. Фото Вячеслав Прокофьев / ТАСС

Как родилась идея создания кинофестиваля?

— Я ввязался в эту историю для того, чтобы в начале 90-х годов, когда все вокруг превратилась в ад, что-то сделать для себя. Просто себя спасал, чтобы не застрелиться — везде творилось такое, что жить не хотелось. У меня было много причин заниматься именно творчеством, я ведь учился в Щукинском училище. Между прочим, защищал курсовую работу в «Современнике» спектаклем «Ночная повесть», но не защитил, меня выгнали из-за того, что мой брат уехал за границу, а я пытался передать ему деньги через израильское посольство. Потом я был директором эстрадных программ Росконцерта. Тогда к Олимпиаде-80 понастроили дворцов спорта, но Олимпиада практически не состоялась — СССР бойкотировали,— и этим дворцам надо было как-то окупаться. Мы начали возить туда концертные программы.

В какой-то момент приток зрителей на концерты резко упал, но начались кооперативы. Появились распоряжения Министерства культуры о госрасчетном кино. Я купил у «Мосфильма» право прокатывать «Интердевочку», заработал огромные деньги: почти 39 млн рублей, при том что доллар стоил 61 копейку. А дальше сам занялся кинопроизводством — был продюсером почти 20 фильмов. Это был последний всплеск кинопроката, я стал богаче Березовского: почти 13 млн лежали на официальном счету досугового центра «Подмосковье», когда я ушел в тюрьму.

— Что вам инкриминировали?

Марк Рудинштейн,
создатель
«Кинотавра»

— Хищение социалистического имущества в особо крупных размерах. Никакого хищения, конечно, не было — от меня требовали показаний на генерального директора Росконцерта... Знаете, какую сумму мне инкриминировали? 3127 рублей. А вышел я благодаря Горбачеву — наступил 1986 год, и за все, за что сажали, стали давать ордена.

— Вокруг предпринимателей в те годы крутился криминал. Как вы и тогда, и позже, во время «Кинотавра», выстраивали с ним отношения?

— Не надо, вокруг меня не крутился криминал! Была подольская ОПГ, кстати, лучшая, их из Америки вели такие профессора, такие умницы! Говорили им, что делать, где бабки снимать, а эти слепо выполняли их указы — кого надо, убирали, кого надо, оставляли. Когда я начал концертную деятельность и потом, когда сделал «Кинотавр», им казалось, что я страшно много зарабатываю, они приходили и говорили: «Марик, уже пора делиться». Я отвечал: «Давайте пойдем к вам домой, а потом ко мне: у кого больше, тот поделится». В тот момент у меня и дома-то нормального не было. Приезжали корреспонденты — глазам не верили: я жил в полном смысле слова в подвале.

— И все-таки, почему именно кинофестиваль?

— Во-первых, повторяю: когда есть деньги и нет жизни — это невыносимо. Во-вторых, я любил кино и не мог поверить, что наше кино могут так обкорнать и уничтожить, что на нем нельзя будет зарабатывать. Если бы не государство, не 1998 год, не обломы эти, дефолты и «черные вторники», мы бы зарабатывали и на «Кинотавре».

— Как именно?

— Продажа путевок, реклама, торговля вокруг фестиваля. Мэр города Сочи для нас нарушил все государственные законы: разрешил торговлю в 500 метрах вокруг фестивальной площади и обязал всех продавцов отдавать в фонд фестиваля 30 процентов от продажи. Но первые годы мы делали фестиваль только на свои деньги. А через пять лет вдруг позвонил Армен Медведев, председатель Госкино: «Мы посовещались и решили вам помочь». Выделили 500 тысяч рублей — одну десятую бюджета «Кинотавра». И сразу началась травля, жалобы с киностудий: «Когда все голодают и не на что снимать, Рудинштейну дают деньги на фестиваль, чтобы он их пропивал со всеми этими...».

— Почему в 2004 году вы решили продать фестиваль?

— Устал. Я думал его продать даже раньше — Гусинскому. Только он, сука, захотел его просто отобрать, запустил для этого интригу с помощником Черномырдина. Но в этот момент мы уже с Черномырдиным дружили — он пять лет был председателем оргкомитета «Кинотавра».

— Вы продали «Кинотавр» продюсерам Александру Роднянскому и Игорю Толстунову за 2 млн долларов. Не продешевили?

— Он стоил гораздо больше. Но покупатели больше дать не могли, а я уже был не в силах этим заниматься. Я готов был продать фестиваль уже на десятом году его существования, но нарвался на крымских бандитов. Они тогда полностью вложили в него деньги, им так все понравилось, что они сказали: «А нельзя фильмы крутить прямо в номерах, по местному кабельному каналу? Чтобы смотреть, не выходя из койки». Я сказал: «Нет, ребята, так я фестиваль не отдам». Меня потом поймали в парадном дома, избили, но я не сдался и делал «Кинотавр» еще пять лет. Не забывайте, что параллельно в Москве шел международный фестиваль. Я говорил Михалкову: «Делай свой фестиваль в Сочи. Кто вообще делает фестивали не в курортных городах, кто тебя в Москве видит?» Не зря он сейчас его на апрель перенес, уже совсем не знает, что с ним делать. Ну и когда лучшие иностранные режиссеры начали давать фильмы, «Суку-любовь», к примеру, мне, а не ему, он начал исходить слюной и всю гадость, которую мог, на меня выливал.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Ледяной и пряный Ледяной и пряный

Морковный салат, который расскажет о верности корням

Огонёк, июль'19
Пани Кубицкая Пани Кубицкая

Красотка из Польши Сандра Кубицкая

Playboy, сентябрь'18
«Мое кино — это утопия» «Мое кино — это утопия»

В июне в российский прокат вышла новая лента Педро Альмодовара «Боль и слава»

Огонёк, июнь'19
Серьезные игры Серьезные игры

Лидерами рейтинга франшиз стали обучающие и развивающие проекты

Forbes, июль'19
Созерцательная терапия Созерцательная терапия

Исследования исцеляющих аспектов медитации

Yoga Journal, июль'19
Бог мелочей Бог мелочей

Испания очень разная. Это и делает путешествие особенно привлекательным

Psychologies, июль'19
Врио губернатора не дослужился до выборов Врио губернатора не дослужился до выборов

Владимир Путин сменил главу Астраханской области

РБК, июнь'19
Захотелось рискнуть Захотелось рискнуть

Небывалый поток частных инвесторов хлынул на рынок

Эксперт, июнь'19
Власти не могут выйти на индивидуальную пенсию Власти не могут выйти на индивидуальную пенсию

Какие вопросы новой системы ИПК остаются открытыми

РБК, июнь'19
Вечный король Вечный король

Уже десять лет фанаты Майкла Джексона верят, что он инсценировал смерть

StarHit, июнь'19
“Боксерские залы в России выглядят очень модно” “Боксерские залы в России выглядят очень модно”

Рой Джонс побывал на петербургском Кубке губернатора

Men’s Health, июль'19
Простор для простоты Простор для простоты

Джорджо Армани о том, что представляет собой отточенный и элегантный стиль

Robb Report, июнь'19
«Хороший сервис и экономия времени клиента» «Хороший сервис и экономия времени клиента»

О том, что ожидает страховой рынок в 2019–2020 годах и как на нем работать

Эксперт, июнь'19
Аттилио Марро, Bvlgari — о московской резиденции и люксе Аттилио Марро, Bvlgari — о московской резиденции и люксе

О новом пространстве на Большой Никитской, а также о роскоши и игре на гитаре

РБК, июнь'19
Бюджетная оппозиция Бюджетная оппозиция

Доля государственных средств достигла максимума в доходах КПРФ и ЛДПР

РБК, июнь'19
Недружественные сотрудники «Транснефти» Недружественные сотрудники «Транснефти»

В деле о загрязнении нефтепровода «Дружба» появились сотрудники «Транснефти»

РБК, июнь'19
Толпой и еще толпее Толпой и еще толпее

Почему люди, собравшиеся большими группами, начинают вести себя странно?

Maxim, июль'19
Турция: на любой вкус Турция: на любой вкус

В Турции возможно все!

Домашний Очаг, июль'19
Голова в облаках Голова в облаках

Лучше гор могут быть только… небоскребы

Вокруг света, июль'19
Выйти из себя Выйти из себя

О настоящем, где каждый может выбрать себе идентичность по вкусу

Esquire, июнь'19
Наташа Рамсей-Леви о том, почему выбрала для показа Chloé Шанхай и возродила старый логотип Наташа Рамсей-Леви о том, почему выбрала для показа Chloé Шанхай и возродила старый логотип

Наташа Рамсей-Леви рассказала все о только что показанной коллекции

Vogue, июнь'19
На старт, внимание На старт, внимание

Новую гонку ведущих космических держав можно считать открытой

Популярная механика, июль'19
Йоги в парке Йоги в парке

Что вдохновляет преподавателей на классы под открытым небом?

Yoga Journal, июль'19
Алиса из страны чудес Алиса из страны чудес

Рассказ о фенеке Алисе

Наука и жизнь, март'19
Какие модные террасы появились в Париже этим летом Какие модные террасы появились в Париже этим летом

Французский Vogue собирает места, где парижские модницы наслаждаются солнцем

Vogue, июнь'19
Летной погоды! Летной погоды!

Grazia собрала специальные предложения на летний отдых от разных отелей

Grazia, июнь'19
Пойдем в кино, Иляна Пойдем в кино, Иляна

Ланч с кинокритиком Антоном Долиным

Glamour, июль'19
Трансформация Сельмы Блэр Трансформация Сельмы Блэр

Как болезнь Сельмы Блэр меняет ее тело, голос, цель в жизни и стиль в одежде

Tatler, июль'19
Глоток еды Глоток еды

Вода — это отлично, но влага может также поступать в организм и из пищи

Yoga Journal, июль'19
Ай да Щукин‑сын Ай да Щукин‑сын

В ГМИИ имени Пушкина открыты сразу две обязательные к посещению выставки

GQ, июль'19