Долецкая республика

О чем не любит ностальгировать и как видит будущее Алена Долецкая

EsquireРепортаж

Долецкая республика

Два главных редактора – Сергей Минаев и Алена Долецкая (в прошлом – российский Vogue и Interview, сейчас креативный консультант) обсудили, кому нужен глянец, как из него вовремя уйти и как организовать свою внутреннюю эмиграцию.

Фотограф Саша Сахарная

СЕРГЕЙ МИНАЕВ: Сегодня я самый подготовленный человек в части всего, что касается Долецкой. Перед встречей я прочитал твои 24 интервью. В одном из них тебя спросили, почему русских женщин на улице можно сразу отличить от остальных. Это был 2009 год. Ты ответила, что мы уже изменились, и журнал Vogue к этому приложил руку. Ты правда считаешь, что мы изменились – я не говорю про моду, я имею в виду страну – какая она сейчас? Мы выходим на балкон твоей элегантной «парижской» квартиры...

АЛЕНА ДОЛЕЦКАЯ: На Кропоткинской…

СЕРГЕЙ: ... и вон там стена дома – вся в трещинах. Здесь косая труба ресторанной вытяжки. Вон мужики, не опохмелившиеся с утра. Там святая Русь, а у тебя внутренний Копенгаген.

АЛЕНА: Да, это мой внутренний Копенгаген в «парижской» квартире, мой Лондон, моя Москва – что угодно, но мое.

СЕРГЕЙ: Та самая внутренняя эмиграция?

АЛЕНА: Да. И она осознанная. Я не сбегала, я придумала свой мир, и в нем я разглаживаюсь, думаю, набираюсь сил. За окном все сложно, хаотично, а здесь я отдыхаю. Возвращаюсь к твоему вопросу про женщин. Русские женщины удивительно талантливы. Ведь серьезный интерес к современному стилю, актуальной моде появился в 90-х, и когда Vogue запускался, фотограф Марио Тестино мне сказал: «Cлушай, что у вас за ужас?! Versace from top to bottom («сверху донизу». – Esquire), почему так много макияжа?» И вот, Сереж, посмотри, с какой скоростью ситуация стала меняться.

СЕРГЕЙ: А тебе не кажется, что мы немного возвращаемся во времена Советского Союза?

АЛЕНА: Хм, многие оттуда так и не выезжали. Если ты про торжество посредственностей, то твоя недавняя цитата к месту. Как ты сказал?

СЕРГЕЙ: «Пешки будут есть королев».

АЛЕНА: Сейчас время хаоса, и не только в России. Ты меня спрашивал про героев шоу-бизнеса. Так вот, мы живем в эпоху Трампа и Бузовой. Я даже не знаю, кому я сейчас сделала комплимент (смеется). Все громко кричат, кто как может: Трамп своим макаром, Бузова – своим, но это все вопли, и они, как все громкое, создают на воде рябь.

СЕРГЕЙ: Ну ты же понимаешь, почему барабан громкий? Он же пустой внутри.

АЛЕНА: Ну еще давай Шекспира вспомним: «Совсем не знак бездушья – молчаливость. Гремит лишь то, что пусто изнутри» (смеются).

СЕРГЕЙ: Главные редакторы глянцевых журналов, конечно, не столь же влиятельны, как ведущие телевизионных ток-шоу, но тем не менее они могут воздействовать на определенные группы людей. У Анны Винтур есть какая-то политическая позиция? Она позволяет себе какие-то заявления? Как эти люди себя ведут?

АЛЕНА: За кого голосовала Анна Винтур – не знаю, подозреваю, что за Хиллари. Американский Vogue часто ставил первых леди на обложки. А главный редактор французского Vogue Джоан Джулиет Бак и вовсе отдала сделать один из своих номеров Нельсону Манделе. Так что Хиллари Клинтон сидит на террасе, и снимает ее Энни Лейбовиц, а в журнале Vogue USA выходит ее большое интервью. И был Грейдон Картер, главный редактор журнала Vanity Fair, жесткий, прямолинейный, резал правду-матку и делал политические расследования, никогда не скрывая своей ненависти к Трампу.

СЕРГЕЙ: Редакторам отечественного глянца это было неинтересно?

АЛЕНА: Интересно, но ровно поэтому Vanity Fair не запустили в России. Все понимали, что Vanity Fair вскрывает противоречивые вопросы не только в моде, но и в политике. В России почему-то решили с этим не шутить (улыбается).

СЕРГЕЙ: В 2008 году в программе «100 вопросов к взрослому» дети тебе задали такой вопрос: «Что произойдет в тот день, когда вас уволят?» Ты ответила: «Не знаю, как я себя буду чувствовать, но я точно устрою вечеринку по поводу увольнения». Через два года все произошло в точности так: вечеринка в день твоего увольнения в Bosco Cafe на Красной площади. Я ни в одном интервью не нашел описания этого увольнения. Ты никому не говорила о том, как ты зашла в кабинет Добротворской и как вышла оттуда?

АЛЕНА: Как это?! В книге «Не жизнь, а сказка» есть внятная глава об этом. Про увольнения есть другая история, которой там нет. После Vogue я запустила журнал Interview. Приезжаю в Нью-Йорк на показ Ральфа Лорена главным редактором уже другого издания. В первом ряду Анна Винтур, Грейдон Картер, Сьюзи Менкес (британский фэшн-критик, возглавляет двадцать одно онлайн-издание Vogue по всему миру. – Esquire). Иду на свое место, по-прежнему в первом ряду. И вдруг встает Грейдон – человек, который вообще никогда не говорит тихо, – и: «Как я рад тебя видеть, молодец, ты запускаешь Interview!» Я ему: «Да, посмотрим, как пойдет». И он на весь зал, в котором сидят все-все-все, говорит: «Ну почему Conde Nast всегда так чудовищно увольняет людей, зачем делать так пошло, бестактно и безжалостно?» От неловкости я была готова зарыться в его пиджак. И только через пять лет, когда я узнала, как уволился сам Грейдон Картер, я поняла, что он свою роль сыграл филигранно. Однажды утром он просто дал интервью New York Times о своем уходе, а днем пришел в офис и сказал: «Пока, ребят. Я пошел». Учись, Сереж (

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Каста здесь Каста здесь

Некоторые соображения об устройстве российского общества

Esquire
Лодкосходка Лодкосходка

Канадский лифт для лодок

Maxim
Сергей Полунин Сергей Полунин

Правила жизни Сергея Полунина

Esquire
15 мыслей Уиллема Дефо 15 мыслей Уиллема Дефо

Сыграв, кажется, всех злодеев современности, Уиллем Дефо решил стать художником

GQ
Анатолий Собчак Анатолий Собчак

Правила жизни Анатолия Собчака

Esquire
«Вся эта топливная история — она про неравенство» «Вся эта топливная история — она про неравенство»

Почему рост цен на топливо вызывает острое недовольство в разных странах мира

Огонёк
5-минутный путеводитель по... запретам концертов в России 5-минутный путеводитель по... запретам концертов в России

5-минутный путеводитель по запретам концертов в России

Esquire
Национальный парк «Русский север» Национальный парк «Русский север»

Национальный парк «Русский север» в Вологодской области

АвтоМир
Город засыпает Город засыпает

Ночной Токио через призму «Бегущего по лезвию».

Esquire
Рожать для себя — это эгоизм? Рожать для себя — это эгоизм?

Фраза «родить для себя» — триггер, пугающий любого психотерапевта

Psychologies
Брюс Бэннер Брюс Бэннер

Правила жизни Брюса Бэннера

Esquire
5 дорожных инноваций 5 дорожных инноваций

Бетон вместо асфальта. 5 дорожных инноваций

РБК
Как закалялся стайл Как закалялся стайл

Энциклопедия мужских журналов в России начиная с XIX века

Esquire
Тест и обзор Huawei MediaPad T5 10 LTE 32GB: ищем, к чему придраться Тест и обзор Huawei MediaPad T5 10 LTE 32GB: ищем, к чему придраться

Тест и обзор Huawei MediaPad T5 10 LTE 32GB: ищем, к чему придраться

CHIP
Топ-50 сомнительных достижений года Топ-50 сомнительных достижений года

Топ-50 сомнительных достижений года

Esquire
Теплое свечение Теплое свечение

О мотивах участия в благотворительности и помощи друг другу

Лиза
Венедиктинцы Венедиктинцы

Сергей Минаев и Алексей Венедиктов спорят на тему информационных трендов

Esquire
Все на показ Все на показ

Знаменитые французские Дома подняли искусство продаж на новую высоту

Robb Report
5-минутный путеводитель по... мандаринам 5-минутный путеводитель по... мандаринам

5-минутный путеводитель по мандаринам

Esquire
В Москве вручили Премию РБК 2018 В Москве вручили Премию РБК 2018

В Москве вручили Премию РБК 2018

РБК
Я, снова я и Петров Я, снова я и Петров

Раздвоение Александра Петрова: каким был самый популярный актер до своей славы

Esquire
Опыт героев, которым веришь. Для жизненных решений Опыт героев, которым веришь. Для жизненных решений

Советы и размышления о самом важном от самых известных мужчин

Playboy
Понедельник Понедельник

День, который мог бы стать обычным, если бы не произошла трагедия

Esquire
В каждой строчке только точки В каждой строчке только точки

Что объединяет Шнура и Сергея Лаврова?

GQ
Затерянный в Америке Затерянный в Америке

«Зарница» по-американски: клад Форреста Фэнна

Esquire
Особый взгляд Вадима Верника: Высокие отношения Особый взгляд Вадима Верника: Высокие отношения

Павел Прилучный и Агата Муцениеце уже давно воспринимаются как единое целое

OK!
История волков История волков

Первые главы книги Эмили Фридлунд, титулованного автора готических романов

Esquire
Отцы и дети. Как управлять людьми в 2019 году Отцы и дети. Как управлять людьми в 2019 году

Мировой рынок труда продолжает меняться год от года все интенсивнее

Forbes
Беззащитны шипы Беззащитны шипы

Что произошло с цветочными ларьками

Esquire
Без сказок: что напророчил миру Saxo Bank в «шокирующих предсказаниях» Без сказок: что напророчил миру Saxo Bank в «шокирующих предсказаниях»

«Шокирующие предсказания» от Saxo Bank оказались не такими уж и фантастическими

Forbes
Открыть в приложении