Вкусные водоросли, счастливые коровы и супермясорубки. Обсуждение фильма «2040: Будущее ждет»

Как может выглядеть наш мир, если мы будем развивать уже существующие технологии

СНОБСобытия

Вкусные водоросли, счастливые коровы и супермясорубки. Обсуждение фильма «2040: Будущее ждет»

3634f0363d2190b5660b646be55f7debce6a33cb67fabaecdaae6759ba3a36bf.jpg
Кадр из фильма «2040: Будущее ждет» Фото: Пресс-служба

На экраны выходит фильм «2040: Будущее ждет» — документальный проект актера и режиссера Дэймона Гамо, который представил себе, как может выглядеть наш мир, если мы будем развивать уже существующие технологии, позволяющие сохранить планету. После предпремьерного показа картины, организованного проектом «Сноб», состоялось ее обсуждение, в котором участвовали идеолог трансгуманизма и футуролог Данила Медведев, директор по стратегическому развитию ИПРИО (интеллектуального партнерства по развитию и интеграции общества), эксперт по прорывным инновациям и разработчик национальных проектов социально-экономического развития Сергей Николаев и кинопродюсер, аналитик и футуролог Владислав Герм. Модератором беседы стал Саша Щипин.

Саша Щипин: До 2040 года осталось 20 лет. Сложно сказать, много это или мало: если брать 1980 и 2000 годы, то мир тогда изменился радикально — и с политической, и с экономической, и с технологической точки зрения. С другой стороны, за последние 20 лет, как мне кажется, каких-то принципиальных изменений не произошло. Сможем ли мы что-то исправить к 2040-му?

Данила Медведев: Сейчас в мире есть конфликт двух нарративов о будущем. Один нарратив касается того, что мы живем в эпоху экспоненциального прогресса и каждые десять лет наблюдаем больше изменений, чем когда-то за сто лет. Это нарратив Рэя Курцвейла и ссылающихся на него деятелей вроде Германа Грефа — им нравятся все эти дроны, блокчейны и искусственный интеллект, который за 10–20 лет изменит все, так что к 2040 году наступит технологическая сингулярность, люди сольются воедино с компьютерами. Второй нарратив — это замедление научно-технического прогресса, которое происходит последние 50 лет. Для того прогресса, который уже есть, нам нужно каждый год все больше ученых. Это ужасно, что мы потребляем все больше нефти, но теперь представьте, что нам нужно не просто кидать в топку нефть, а выращивать ученых: всех этих мальчиков и девочек из Африки, которых мы видели сейчас в фильме, необходимо сделать специалистами по генетике и микроэлектронике только для того, чтобы выполнялся закон Мура и каждый год появлялись все более быстрые компьютеры. И какая история правильная, непонятно. С одной стороны, за 20 лет можно изменить вообще все, а с другой — этого не происходит.

Саша Щипин: Владислав, для кино вы создаете миры будущего — в вашем представлении, мир 2040 года сильно отличается от нашего?

Владислав Герм: Да — в том смысле, что существенно меняется образ жизни всего человечества. И меняется во многом в тех направлениях, которые показаны в этом фильме. Вокруг защиты окружающей среды очень много споров, но решение экологических проблем, в частности проблемы мусора, может быть только экономическим и только глобальным. Меня интересует, как изменится образ жизни каждого из нас, когда экология станет частью экономики. А он изменится очень сильно. Мы будем заботиться об экологии каждый день, не замечая этого, потому что все будет очень удобно устроено. Мы будем естественным образом сортировать мусор, и у нас не будет 33 ведер, как пугают некоторые. Как и сейчас, мы сможем зайти в магазин, приобрести любой товар, а потом так же легко избавиться от остатков. Соответственно, и общество будет другим.

Саша Щипин: Сергей, а какое будущее готовят нам прорывные технологии?

Сергей Николаев: Поскольку я по роду деятельности обязан разбираться с технологиями, то вот этими руками я провел технико-экономический анализ сотен, может быть, тысяч технологий. Мы вполне можем прыгнуть в совершенно новый, супертехнологичный, но при этом социально-этический и экологически более совершенный мир. И более того, уже сейчас эти вещи происходят. Я не исключаю, например, что мы получим беспилотный воздушный транспорт в Москве через пять-семь лет. И Москве хорошо бы задуматься о прокладке воздушных дорог, а не об укладке, прошу прощения, плитки в два слоя.

Саша Щипин: Провода уже частично убрали — может, как раз готовят воздушные дороги.

Сергей Николаев: Их закопали, а не убрали. Провода можно убрать вообще. Существуют технологии — в классификации волн Кондратьева они относятся к седьмому техноукладу, — которые позволят передавать энергию не по проводам. Это что-то типа радиоволны: мы включаем телефон, ловим киловатт энергии, вставляем его в гнездо машины и летим, куда нам нужно. Это осуществимо гораздо раньше 2040 года. Есть ли на это политическая воля? Боюсь, что нет. Концепция устойчивого развития — это триединство: экология, экономика, социум. Это повестка дня ООН, но, к сожалению, мир декларирует ее только формально. Мир топчется на месте, новых экономических моделей нет. А новая экономическая модель — это то самое звено, потянув за которое можно вытащить всю цепь существующих проблем. Экономист Мухаммад Юнус, нобелиат 2006 года, предложил новую экономическую модель, которая заключалась в самофинансировании беднейших слоев населения и исключала банковские структуры как таковые. И что случилось? Мировая экономика поняла, что она теряет управление, поэтому его заклеймили, заклевали и низвели в статус маргинала. Технологии давно готовы, но нам нужно менять экономические основы, социальные отношения. Без этого мы будем совершать какие-то имитационные действия и топтаться на месте, хотя могли бы войти в более совершенное будущее. Я бы даже рискнул это назвать подходом к коммунизму, где каждый — творец собственного интеллектуального и креативного ресурса, где хватает еды на всех. Сегодняшняя мировая система, я считаю, основана на антинаучной и многократно опровергнутой теории Мальтуса: еды мало, а людей много, поэтому всего на всех не хватит. Теперь остается надежда на естественное замещение мировых элит: на то, что к рулю придут люди более совершенные, менее жадные, более социально-гармоничные, и мы естественным путем перейдем в новый мир. При этом катастрофические сценарии по-прежнему остаются, и вспышка в Китае неизвестного коронавируса показывает, что мы балансируем на грани больших потрясений.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Пандемия и немного нервно. Кое-что о новой повседневности Пандемия и немного нервно. Кое-что о новой повседневности

Звучит банально, но — по возможности избегайте паники

СНОБ
Гений некролога Гений некролога

Специально для «Сноба» писатель и журналист Алексей Беляков написал рассказ

СНОБ
10 книг сезона: что мы будем читать этой весной 10 книг сезона: что мы будем читать этой весной

Книжные новинки, которые мы непременно захотим прочитать

РБК
Работа над ошибками Работа над ошибками

Владимир Мау — о реноме экономической науки в России

Эксперт
Что говорят о нас отношения с деньгами Что говорят о нас отношения с деньгами

По тому, как человек относится к деньгам, можно определить его образ мышления

Psychologies
Почему жители марсианских городов могут стать болезненными очкариками Почему жители марсианских городов могут стать болезненными очкариками

Поколения, выросшие на Марсе, будут разительно отличаться от "землян"

Популярная механика
Забудь про комки Биша! Звезды, которым пухлые щеки явно к лицу Забудь про комки Биша! Звезды, которым пухлые щеки явно к лицу

С появлением тренда на baby face скулы и худощавые лица отошли на второй план

Cosmopolitan
Pala Assets предложила Рустаму Тарико ответить лично Pala Assets предложила Рустаму Тарико ответить лично

Держатель облигаций RSL подал в суд иск о возмещении ущерба на 3,6 млрд руб

РБК
Греческие метаморфозы Греческие метаморфозы

Как выходцы из бывшего СССР попали в Средиземноморье

Огонёк
Закатали губу. Что такое снюс и почему о нем все говорят Закатали губу. Что такое снюс и почему о нем все говорят

Подушечки с никотином считают чуть ли не новым спайсом

СНОБ
Владислав Миллер: «Терпеть не могу безделье» Владислав Миллер: «Терпеть не могу безделье»

Владислав Миллер объяснил, почему не любит выходные

Grazia
Нужно ли вам с девушкой расстаться? 4 признака, что это лучший выход Нужно ли вам с девушкой расстаться? 4 признака, что это лучший выход

Пора признаться себе, что все кончено

Playboy
NASA опубликовало снимок гигантского древнего озера Сахары NASA опубликовало снимок гигантского древнего озера Сахары

Если бы это озеро существовало сегодня, то было бы самым большим в мире

National Geographic
Маленькие детки и их конфликты Маленькие детки и их конфликты

С какого возраста можно учить ребенка чем-то делиться?

Домашний Очаг
Дневники Берлинале-2020: Джонни Депп борется с экологическими преступниками, а итальянский художник страдает Дневники Берлинале-2020: Джонни Депп борется с экологическими преступниками, а итальянский художник страдает

Пролетели первые дни с начала Берлинского кинофестиваля

Forbes
Антиутопия в бирюзовых тонах Антиутопия в бирюзовых тонах

Если «бирюзовый» стиль управления так хорош, почему он не распространен?

Psychologies
Тупик Собянина: почему попытки повторить московскую реновацию обречены на провал Тупик Собянина: почему попытки повторить московскую реновацию обречены на провал

Российский проект реновации не может строиться по московской модели

Forbes
Джеймс Бонд в мире вина: как Жан-Шарль Буассе построил империю в полмиллиарда долларов Джеймс Бонд в мире вина: как Жан-Шарль Буассе построил империю в полмиллиарда долларов

Жан-Шарль Буассе построил один из самых успешных винных бизнесов

Forbes
«Корабль-призрак» сел на мель после года странствий по Мировому океану «Корабль-призрак» сел на мель после года странствий по Мировому океану

Грузовое судно совершило одиночную одиссею через Атлантику

National Geographic
Параллельные истории. Как фильм про Анну Франк объединяет Холокост и современные проблемы миграции Параллельные истории. Как фильм про Анну Франк объединяет Холокост и современные проблемы миграции

Почему история девочки на войне напоминает нам о проблемах сегодняшнего дня

Forbes
Где растет «дерево смерти» – самое ядовитое в мире? Где растет «дерево смерти» – самое ядовитое в мире?

Это дерево занесено в книгу рекордов Гиннеса

National Geographic
Позволительная роскошь Позволительная роскошь

Скарлетт Йоханссон изящно отвечает на непростые вопросы

Glamour
Возвращение в Острог. Пытки. Отрывок из книги Возвращение в Острог. Пытки. Отрывок из книги

«Сноб» публикует «Песнь девятнадцатую» — главу, посвященную пыткам

СНОБ
Бедные Виндзоры: 8 членов королевской семьи, которые не владеют миллионами Бедные Виндзоры: 8 членов королевской семьи, которые не владеют миллионами

Августейшие особы, которые гораздо беднее, чем ты думаешь

Cosmopolitan
Экспорт зерна вновь хотят ограничить Экспорт зерна вновь хотят ограничить

Введение ежегодных квот на вывоз зерна может привести к убыткам производителей

Эксперт
После урагана над Англией возникли вымеобразные облака: фото После урагана над Англией возникли вымеобразные облака: фото

Редкое и захватывающее явление — вымеобразные облака

National Geographic
Киоск у моря: как стать предпринимателем на Сицилии Киоск у моря: как стать предпринимателем на Сицилии

Екатерина Афонина рассказывает о покупке бара в глухой сицилийской деревне

Forbes
KIA Telluride. Неужели это обо мне?! KIA Telluride. Неужели это обо мне?!

KIA Telluride — оптимальный выбор для семьянина со стажем

4x4 Club
Умоляю, не худей! Умоляю, не худей!

Мужей, которые не хотят, чтобы жена была стройной, довольно много

Худеем правильно
Секс в большом городе: возможно ли возвращение? Секс в большом городе: возможно ли возвращение?

Почему сейчас запустить такой проект как Sex and the City невозможно?

Robb Report
Открыть в приложении