Как может выглядеть наш мир, если мы будем развивать уже существующие технологии

СНОБСобытия

Вкусные водоросли, счастливые коровы и супермясорубки. Обсуждение фильма «2040: Будущее ждет»

3634f0363d2190b5660b646be55f7debce6a33cb67fabaecdaae6759ba3a36bf.jpg
Кадр из фильма «2040: Будущее ждет» Фото: Пресс-служба

На экраны выходит фильм «2040: Будущее ждет» — документальный проект актера и режиссера Дэймона Гамо, который представил себе, как может выглядеть наш мир, если мы будем развивать уже существующие технологии, позволяющие сохранить планету. После предпремьерного показа картины, организованного проектом «Сноб», состоялось ее обсуждение, в котором участвовали идеолог трансгуманизма и футуролог Данила Медведев, директор по стратегическому развитию ИПРИО (интеллектуального партнерства по развитию и интеграции общества), эксперт по прорывным инновациям и разработчик национальных проектов социально-экономического развития Сергей Николаев и кинопродюсер, аналитик и футуролог Владислав Герм. Модератором беседы стал Саша Щипин.

Саша Щипин: До 2040 года осталось 20 лет. Сложно сказать, много это или мало: если брать 1980 и 2000 годы, то мир тогда изменился радикально — и с политической, и с экономической, и с технологической точки зрения. С другой стороны, за последние 20 лет, как мне кажется, каких-то принципиальных изменений не произошло. Сможем ли мы что-то исправить к 2040-му?

Данила Медведев: Сейчас в мире есть конфликт двух нарративов о будущем. Один нарратив касается того, что мы живем в эпоху экспоненциального прогресса и каждые десять лет наблюдаем больше изменений, чем когда-то за сто лет. Это нарратив Рэя Курцвейла и ссылающихся на него деятелей вроде Германа Грефа — им нравятся все эти дроны, блокчейны и искусственный интеллект, который за 10–20 лет изменит все, так что к 2040 году наступит технологическая сингулярность, люди сольются воедино с компьютерами. Второй нарратив — это замедление научно-технического прогресса, которое происходит последние 50 лет. Для того прогресса, который уже есть, нам нужно каждый год все больше ученых. Это ужасно, что мы потребляем все больше нефти, но теперь представьте, что нам нужно не просто кидать в топку нефть, а выращивать ученых: всех этих мальчиков и девочек из Африки, которых мы видели сейчас в фильме, необходимо сделать специалистами по генетике и микроэлектронике только для того, чтобы выполнялся закон Мура и каждый год появлялись все более быстрые компьютеры. И какая история правильная, непонятно. С одной стороны, за 20 лет можно изменить вообще все, а с другой — этого не происходит.

Саша Щипин: Владислав, для кино вы создаете миры будущего — в вашем представлении, мир 2040 года сильно отличается от нашего?

Владислав Герм: Да — в том смысле, что существенно меняется образ жизни всего человечества. И меняется во многом в тех направлениях, которые показаны в этом фильме. Вокруг защиты окружающей среды очень много споров, но решение экологических проблем, в частности проблемы мусора, может быть только экономическим и только глобальным. Меня интересует, как изменится образ жизни каждого из нас, когда экология станет частью экономики. А он изменится очень сильно. Мы будем заботиться об экологии каждый день, не замечая этого, потому что все будет очень удобно устроено. Мы будем естественным образом сортировать мусор, и у нас не будет 33 ведер, как пугают некоторые. Как и сейчас, мы сможем зайти в магазин, приобрести любой товар, а потом так же легко избавиться от остатков. Соответственно, и общество будет другим.

Саша Щипин: Сергей, а какое будущее готовят нам прорывные технологии?

Сергей Николаев: Поскольку я по роду деятельности обязан разбираться с технологиями, то вот этими руками я провел технико-экономический анализ сотен, может быть, тысяч технологий. Мы вполне можем прыгнуть в совершенно новый, супертехнологичный, но при этом социально-этический и экологически более совершенный мир. И более того, уже сейчас эти вещи происходят. Я не исключаю, например, что мы получим беспилотный воздушный транспорт в Москве через пять-семь лет. И Москве хорошо бы задуматься о прокладке воздушных дорог, а не об укладке, прошу прощения, плитки в два слоя.

Саша Щипин: Провода уже частично убрали — может, как раз готовят воздушные дороги.

Сергей Николаев: Их закопали, а не убрали. Провода можно убрать вообще. Существуют технологии — в классификации волн Кондратьева они относятся к седьмому техноукладу, — которые позволят передавать энергию не по проводам. Это что-то типа радиоволны: мы включаем телефон, ловим киловатт энергии, вставляем его в гнездо машины и летим, куда нам нужно. Это осуществимо гораздо раньше 2040 года. Есть ли на это политическая воля? Боюсь, что нет. Концепция устойчивого развития — это триединство: экология, экономика, социум. Это повестка дня ООН, но, к сожалению, мир декларирует ее только формально. Мир топчется на месте, новых экономических моделей нет. А новая экономическая модель — это то самое звено, потянув за которое можно вытащить всю цепь существующих проблем. Экономист Мухаммад Юнус, нобелиат 2006 года, предложил новую экономическую модель, которая заключалась в самофинансировании беднейших слоев населения и исключала банковские структуры как таковые. И что случилось? Мировая экономика поняла, что она теряет управление, поэтому его заклеймили, заклевали и низвели в статус маргинала. Технологии давно готовы, но нам нужно менять экономические основы, социальные отношения. Без этого мы будем совершать какие-то имитационные действия и топтаться на месте, хотя могли бы войти в более совершенное будущее. Я бы даже рискнул это назвать подходом к коммунизму, где каждый — творец собственного интеллектуального и креативного ресурса, где хватает еды на всех. Сегодняшняя мировая система, я считаю, основана на антинаучной и многократно опровергнутой теории Мальтуса: еды мало, а людей много, поэтому всего на всех не хватит. Теперь остается надежда на естественное замещение мировых элит: на то, что к рулю придут люди более совершенные, менее жадные, более социально-гармоничные, и мы естественным путем перейдем в новый мир. При этом катастрофические сценарии по-прежнему остаются, и вспышка в Китае неизвестного коронавируса показывает, что мы балансируем на грани больших потрясений.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

В океан за микропластиком В океан за микропластиком

Одна из серьёзнейших экологических проблем сегодняшнего дня

Наука и жизнь
12 апостолов 12 апостолов

12 апостолов Esquire 2020 года и их истории

Esquire
Как решиться на создание семьи Как решиться на создание семьи

Современные молодые люди все позже задумываются о создании семьи

Psychologies
Как избежать конфликтов из-за наследства. 5 советов Как избежать конфликтов из-за наследства. 5 советов

Реальные кейсы и несколько вариантов разрешения конфликтов вокруг наследства

СНОБ
Эгоистка и грубиянка. Как общественные ожидания развивают у девочек тревожность Эгоистка и грубиянка. Как общественные ожидания развивают у девочек тревожность

Вероятность депрессии у девочек в подростковом возрасте выше, чем у мальчиков

Forbes
Когда богатство вредит? Несколько опасностей больших денег Когда богатство вредит? Несколько опасностей больших денег

Какие ценности легко потерять, приумножая свой капитал?

Psychologies
Умножить на три Умножить на три

Иностранцы зовут их «пальчиками», греки – «ножками», местные –трезубцем

National Geographic Traveler
Великое переселение лошадей Великое переселение лошадей

Эту историю я обнаружил, изучая подшивку журнала «Нива» за 1901 год

Наука и жизнь
Место встречи Место встречи

Когда пришли гости или семья собралась вместе, происходит это в главной комнате

SALON-Interior
Какая смазка лучше для интимной близости: гид по лубрикантам для разных ситуаций Какая смазка лучше для интимной близости: гид по лубрикантам для разных ситуаций

Выведи свои занятия любовью на новый уровень!

Playboy
Ия Майбук: «Мы не настолько обеспечены, чтобы быть меценатами» Ия Майбук: «Мы не настолько обеспечены, чтобы быть меценатами»

Интернет-магазин прочитанных книг — это и благотворительная история, и бизнес

Русский репортер
Пять жен, тайная дочь и истеричная Монро: удивительная судьба Кларка Гейбла Пять жен, тайная дочь и истеричная Монро: удивительная судьба Кларка Гейбла

О судьбе Кларка Гейбла — одного из самых известных голливудских актеров

Cosmopolitan
Suzuki Jimny. Возврат к эпохе «Самураев» Suzuki Jimny. Возврат к эпохе «Самураев»

На рынке появился новый Suzuki Jimny: не какой-то рестайлинговый, а all new

4x4 Club
NASA опубликовало снимок гигантского древнего озера Сахары NASA опубликовало снимок гигантского древнего озера Сахары

Если бы это озеро существовало сегодня, то было бы самым большим в мире

National Geographic

Ричард Хаммонд - о самых больших рукотворных штуковинах на нашей планете

Популярная механика
Мужское воспитание: Екатерина Попова о разнице между отцами и матерями Мужское воспитание: Екатерина Попова о разнице между отцами и матерями

Чем мужское воспитание превосходит женское и стоит ли матерям учиться у отцов

Cosmopolitan
Кристофер Бакли: Охотник за судьями Кристофер Бакли: Охотник за судьями

«Сноб» публикует первую главу романа

СНОБ
Газлайтинг: неявное воздействие Газлайтинг: неявное воздействие

Манипуляции некоторых людей заставляют нас чувствовать себя виноватыми во всем

Лиза
Во что превращаются олимпийские стадионы после окончания игр: 9 примеров из истории Во что превращаются олимпийские стадионы после окончания игр: 9 примеров из истории

Досадно возводить колоссальный стадион, который по окончании Игр будет забыт

Maxim
Мутный Материк: как выглядит самое веселое село России Мутный Материк: как выглядит самое веселое село России

Мутный Материк — село с самым веселым названием

РБК
Убийца с мороженым: жуткая история женщины, которая мечтала стать матерью Убийца с мороженым: жуткая история женщины, которая мечтала стать матерью

Эстибализ Карранца — одна из самых хладнокровных серийных женщин-убийц

Cosmopolitan
Тест-драйв Audi A4, Jaguar XE и Volvo S60. Благородное собрание Тест-драйв Audi A4, Jaguar XE и Volvo S60. Благородное собрание

Кто из производителей уделяет больше внимания деталям и приятным мелочам

РБК
Масхадов, Путин и начало штурма Масхадов, Путин и начало штурма

Генерал-полковник — о штабных противоречиях и о начале штурма Грозного

Русский репортер
Какие украшения испортят твой образ: 7 женских ошибок и как их исправить Какие украшения испортят твой образ: 7 женских ошибок и как их исправить

Украшения, как специи, могут придать твоему образу особый оттенок

Cosmopolitan
Эдди Мерфи Эдди Мерфи

Правила жизни актера Эдди Мерфи

Esquire
Лед и пламя Лед и пламя

Выморозка – способ ремонта судов, стоящих на зимовке

National Geographic
Российский паспорт советской бабушки. Почему новые инициативы Кремля по гражданству ни к чему не приведут Российский паспорт советской бабушки. Почему новые инициативы Кремля по гражданству ни к чему не приведут

Российская верхушка сделает всё, лишь бы ничего не менять в самой России

СНОБ
Гарик Мартиросян о гонорарах в стендапе, цензуре и диагнозе человечеству Гарик Мартиросян о гонорарах в стендапе, цензуре и диагнозе человечеству

Почему Гарик Мартиросян до сих пор не прекращает шутить

GQ
«России нужно просто выздороветь» «России нужно просто выздороветь»

У российского Дворянского собрания юбилей — ему исполняется 30 лет

Огонёк
«Не развела, а создала». Как содержанка учит женщин выпрашивать деньги у незнакомцев «Не развела, а создала». Как содержанка учит женщин выпрашивать деньги у незнакомцев

История предприимчивой содержанки-коуча

СНОБ
Открыть в приложении