Иван Дмитриевич Чечот — солнце русского искусствоведения!

Собака.ruРепортаж

Иван Чечот

Текст: Алексей Ган, Елена Юшина

Иван Дмитриевич Чечот — солнце русского искусствоведения! — воспитал целую плеяду петербургских звезд арт-критики. «Институт Чечота» окончили Екатерина Андреева, Андреи Хлобыстин, Глеб Ершов, Иван Саблин. А общедоступные лекции Чечота, столь любимые петербуржцами, — это артхаус-блокбастеры и моноспектакли одновременно. Мистификатор, фланер и эстет, основатель одной из первых художественных галереи города — Navicula Artis и автор названия института «Про Арте» в 2024 году отметил 70-летний юбилеи, выпустил 700-страничный opus magnum «Эпоха модерна в поисках классической традиции» и прямо сейчас участвует в подготовке большой ретроспективы главного немецкого романтика Каспара Давида Фридриха в Эрмитаже. Арт-туры, которые ведет Иван Дмитриевич, превращаются в перформансы: чаще аполлонические (с нами бог и солнце), местами дионисийские (мы в экстазе). В фанатском телеграм-канале «Чечот» публикуют расписание встреч и путешествий: мы следим и вам советуем.

Ощущение приближающейся грозы, встреча с Веласкесом и наш современник Рембрандт

Искусство сегодня — как оно живет?

Когда вы задаете такой вопрос: как живет-поживает искусство, — может, вы имеете в виду, как чувствует себя ныне картина «Возвращение блудного сына» Рембрандта, кого она интересует, ждет ли зрителей? Нет, конечно, вы все же спрашиваете о так называемом современном искусстве. А это такая система, внутри которой довольно давно сложился известный паритет направлений, технологий, художественных идеологий — и все они терпимы по отношению друг к другу. Художники давно не желают друг другу позора и провала, смерти от голода, не высмеивают друг друга. Правда, всё не так просто. Дело в том, что не вся публика искусства и не все творческие люди вошли в систему и приняли ее правила игры — есть и посторонние, и индифферентные, кто работает с теми или иными материалами, но к системе не принадлежит. Вообще, я не думаю, что система современного искусства чувствует себя сегодня совсем хорошо. Общество в целом потеряло к ней интерес. Политика, экономика, здоровье, психология, ковид, наука, мода, да много еще что интереснее и серьезнее в глазах общества. Про искусство, к сожалению, почти все известно, от него никто не ждет особенных новостей. И само искусство, похоже, от себя тоже новаций не ожидает. Разве есть ощущение приближающейся грозы? Или нового восхода солнца, идеи? Если что и ощутимо, это тоскливое или терпеливое ожидание — вдруг все-таки что-то изменится?.. Но система не хочет меняться, она занята самовоспроизведением и бесконечным ученым самоописанием.

Когда речь заходит об искусстве, вы часто говорите, что я не «увидел», а «встретил» ту или иную картину. Живопись агентна?

У меня, во-первых, имеются профессиональные отношения с искусством в публичном пространстве. Так, в высших учебных заведениях или лекториях я говорю не совсем от себя, а скорее от имени искусствознания, которое тоже вроде самовоспроизводящейся системы. Однако есть у меня личные отношения с художниками, которых я встречаю на протяжении жизни. Нередко я открываюсь художнику и человеку, начинаю разделять с ним и его заблуждения, и его надежды. Наверное, выбор тех или иных художников говорит о моих метаниях и влюбленностях, но и, конечно, о моем поколении, его проблемах.

О ком из своих «влюбленностей и метаний» вы хотели бы нам рассказать?

Сейчас у нас в Эрмитаже идет замечательная небольшая выставка испанской живописи («От готики до Гойи. Испанская живопись из собрания ГМИИ им. А. С. Пушкина и Государственного Эрмитажа». — Прим. ред.). Я высоко ее оценил и совершенно по-новому с восхищением увидел Бартоломе Эстебана Мурильо. На этой же скромной выставке (не в Прадо, где я был несколько раз) я открыл для себя нового художника, которым ранее не интересовался: зовут его Веласкес. Я всегда несколько сторонился проблематики творчества Веласкеса, как ее описывает искусствоведение, да и мы про него почти ничего не знаем, слишком мало источников. И вот в 12-колонном зале Эрмитажа вдруг встречаю два портрета, задуманные Веласкесом, но выполненные художниками его школы, и два небольших, хорошо известных мне портрета кисти самого Веласкеса — король Филипп IV и его министр Оливарес. Сравнение четырех картин было задумано просто и убедительно. И тут я прозрел и, наконец, по-настоящему захотел в Прадо, чтобы увидеть там именно Веласкеса, а не кого-то другого. Это меня очень удивило.

Есть одна удивительная особенность ваших лекций. Когда вы говорите о Рембрандте, он как будто оживает и телепортируется в аудиторию — как это возможно?

Будучи так называемым искусствоведом, а также просто думающим человеком, я в первую очередь должен выяснить: что Рембрандт или кто-то другой значил для голландцев в середине XVII столетия? Выяснить это довольно трудно, потому что зрители и художники почти не оставляют следов, они не рассказывают, как они видят и чувствуют вещи. Коллекционеры нечасто объясняют, зачем они что-то покупают. В такой ситуации для меня важен обнадеживающий вопрос: что Рембрандт значит для нас сегодня, для меня, вообще для петербуржца, в отличие от москвича или жителя Новосибирска? Давайте выяснять, что мы видим-чувствуем, понимаем здесь и сейчас. Правда, выяснить это не легче, чем реконструировать прошлое.

Арт-туры как спектакли и география Чечота

Не все арт-туры одинаковы. Ваши славятся повышенной театральностью и перфомативностью, хотим знать особенности их драматургии!

В этих поездках я сам почти ничего не вижу, потому что сосредоточен на создании условий восприятия для участников. Хотя, конечно, глаз и голова очень сложно устроены: когда ты не видишь, на самом деле тоже видишь. Но это какое-то другое виденье. Я взял за правило после экскурсии спрашивать себя: а что я увидел в этот раз, несмотря ни на что? Если напрягусь, то обычно что-нибудь всплывает, причем то, что я и не думал увидеть.

Есть два разных режима восприятия: коллективное мероприятие в пространстве искусства и встреча с ним один на один. Причем иногда хочешь встретиться один на один, и никак не получается. Приходится быть один на один, так сказать, на сцене. Так уж у меня сложилось, что люди ездят в эти арт-туры как на праздник, ждут единой драматургии, атмосферы, чтобы появился Иван Дмитриевич — и «началось». Что, собственно, началось: да, интенсивный отрезок жизни, немного спектакль, в котором все — участники.

Для чего нужны такие арт-туры? Зачем искусству спектакль?

Хайдеггер говорил, что искусство нужно для того, чтобы появлялись «места». Если бы не было Медного всадника, не было бы Невы, петербургского неба, иначе выглядела бы наша биография. Если бы не было «Моны Лизы» в Лувре, не было бы ее зала и не было бы Лувра. Можно сказать, что искусство нужно для того, чтобы мы оказывались в его пространстве и наша жизнь и общение становились более интенсивными. Даже если мы не приглядываемся к произведению, но стоим около него, беседуем о чем-то, мы находимся в его пространстве, в его ауре. И моя цель — пробудить в зрителях это чувство места и события, ощущение встречи. Может быть, даже не с произведением, а, в первую очередь, с самим собой. Обычно для людей это нехарактерно. Даже придя в Эрмитаж или Лувр, люди думают, что там надо чему-то учиться, запоминать, изучать — и вот через четверть часа они уже устали. Но стоит однажды прийти с ними куда-то таким образом, чтобы у них выросли крылья, — и они запоминают места и мгновения, обретают топографию своей жизни в чуть более возвышенном, напряженном плане.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Аглая Тарасова Аглая Тарасова

Этот киногод вновь был годом главных ролей Аглаи Тарасовой!

Собака.ru
Юлия Жукова Юлия Жукова

Юлия Жукова открыла сверхсовременное трикотажное производство на Петроградке

Собака.ru
Все пути ведут… Все пути ведут…

Подготовили в этом номере целый ряд статей об экономической повестке России

Деньги
8 правил езды на велосипеде в экстремальную жару: когда за бортом +40, а кататься хочется 8 правил езды на велосипеде в экстремальную жару: когда за бортом +40, а кататься хочется

Существует много способов облегчить организму адаптацию к жаре в поездке

ТехИнсайдер
После Ленина: гибель левой оппозиции После Ленина: гибель левой оппозиции

Как соратники тяжело больного Ленина начали ожесточённую борьбу за власть

Дилетант
С монитора на большой экран: 7 лучших экранизаций видеоигр С монитора на большой экран: 7 лучших экранизаций видеоигр

Самые популярные и удачные фильмы, снятые по видеоиграм

ТехИнсайдер
Метры культуры и отдыха Метры культуры и отдыха

Почему в дорогих новостройках меньше магазинов и кафе

Деньги
Как пользоваться динамометрическим ключом: разбираемся в типах и отличиях Как пользоваться динамометрическим ключом: разбираемся в типах и отличиях

Все о динамометрическом ключе: какие виды бывают и как пользоваться

РБК
Актуальное искусство: художница Настя Миро — в проекте «Сноба» «АртАкт» Актуальное искусство: художница Настя Миро — в проекте «Сноба» «АртАкт»

Художница Настя Миро изобразила любовь, ненависть, жизнь, смерть и мечту

СНОБ
Что мешает вам построить гармоничные отношения: разбор двух сценариев из детства Что мешает вам построить гармоничные отношения: разбор двух сценариев из детства

Как найти баланс между самостоятельностью и зависимостью в отношениях?

Psychologies
«Коммерческий смысл в таких сделках потерялся» «Коммерческий смысл в таких сделках потерялся»

Высокая ключевая ставка ЦБ делает инвестиции в инфраструктурные проекты

Монокль
Целибат Ленни Кравица и диета Алека Болдуина: от каких вещей отказываются звезды Целибат Ленни Кравица и диета Алека Болдуина: от каких вещей отказываются звезды

Почему звезды решают исключить из жизни сахар, макияж и другие вещи

Forbes
Ипотечные ставки почувствовали дно Ипотечные ставки почувствовали дно

Летом рынок останется без массовых госпрограмм

Деньги
Играл с Карлсеном и опередил Гейтса: в сборной Англии выступает фанат шахмат Играл с Карлсеном и опередил Гейтса: в сборной Англии выступает фанат шахмат

Рассказываем о необычном увлечении игрока Сборной Англии по футболу

Forbes
Как ведет себя абьюзер: 8 явных маркеров Как ведет себя абьюзер: 8 явных маркеров

Основные черты и тактики, которые обычно свойственны абьюзеру

Psychologies
Виталий Полонский Виталий Полонский

Главный хормейстер Musicaeterna Виталий Полонский

Собака.ru
На свежем воздухе На свежем воздухе

Лучшие идеи для обустройства летнего балкона

Лиза
Как правильно выбрать матрас: чек-лист от специалиста Как правильно выбрать матрас: чек-лист от специалиста

В ритме современной жизни сон — одна из немногих доступных здоровых привычек

Maxim
Записки отельера: история о том, как правильно зайти «не в ту дверь» Записки отельера: история о том, как правильно зайти «не в ту дверь»

Отельер вспоминает случай о топографическом дезориентировании

Правила жизни
Гидроэнергетика с выдумкой: 4 знакомых и незнакомых типа ГЭС Гидроэнергетика с выдумкой: 4 знакомых и незнакомых типа ГЭС

Типы гидроэлектростанций, про которые знают только специалисты

ТехИнсайдер
«Плохое поведение»: драма об утерянной связи матери и дочери с Дженнифер Коннелли «Плохое поведение»: драма об утерянной связи матери и дочери с Дженнифер Коннелли

«Плохое поведение»: драма о матери и дочери, которые вновь обретают друг друга

Forbes
Проверьте себя! Ликбез: узнайте этикет и правила в православной церкви Проверьте себя! Ликбез: узнайте этикет и правила в православной церкви

Вот какие традиции и правила нужно учесть перед походом в церковь

ТехИнсайдер
10 способов забыть бывшего: от худшего к лучшему 10 способов забыть бывшего: от худшего к лучшему

Методы, которые женщины используют, чтобы забыть бывшего

Psychologies
Лодырь, галиматья, джакузи: 7 фамилий, которые сегодня стали обычными словами Лодырь, галиматья, джакузи: 7 фамилий, которые сегодня стали обычными словами

Какие фамилии стали общеупотребительными словами, изменив первоначальный смысл?

ТехИнсайдер
«Атлас»: какой получилась попытка Дженнифер Лопес освоить научную фантастику «Атлас»: какой получилась попытка Дженнифер Лопес освоить научную фантастику

«Атлас» размышляет о том, как ИИ может испортить жизнь человечества

Forbes
«Я больше никого бы не нашла»: к чему приводит вынужденный брак «Я больше никого бы не нашла»: к чему приводит вынужденный брак

Следование «общепринятому» сценарию — брак, семья, дети — может дорого обойтись

Psychologies
Голосок эпохи Голосок эпохи

Стихи и тексты Владимира Бурича

Weekend
Море внутри Море внутри

Как выглядеть красивой без отдыха на курорте: процедуры для домашнего SPA

Лиза
Вопросы «ЖАРА MAG» Вопросы «ЖАРА MAG»

В эфире вопросы Кате Адушкиной и Саше Stone

ЖАРА Magazine
Антон Секисов Антон Секисов

Писатель, поэт и автор телеграм-канала «Секир завидует» Антон Секисов

Собака.ru
Открыть в приложении