Почему в России конкуренция между культурными институциями во многом иллюзорна?

ForbesКультура

«Мы конкурируем с диваном»: директор Политеха Юлия Шахновская о борьбе с врагом любопытства, эзоповом языке и недопустимости очередей

Варвара Перцова

Фото DR

Forbes Life поговорил с директором Политехнического музея Юлией Шахновской о том, почему в России конкуренция между культурными институциями во многом иллюзорна, как создавать язык общения, доступный для понимания неподготовленной аудитории и рассказывать о сложных научных явлениях, если ты не Стивен Хокинг, и почему очереди в музеи лишают человека достоинства.

Политехнический музей, расположен в Москве на Новой площади — один из старейших научно-технических музеев мира. Еще в 2013 году началась реставрация и реконструкция его исторического здания, бюджет которой насчитывает 13,4 млрд рублей — один из амбициозных культурных проектов последних лет. Концепция предусматривает создание принципиально новой музейно-просветительской платформы, объединяющей достижения науки, техники и общества, а Политех станет центром компетенций в области популяризации науки и проводником международной научно-технологической повестки в России. В сентябре 2019 года были открыты северный фасад здания, амфитеатр перед ним и пешеходная галерея, связывающая строение с Музейным парком. До открытия самого музея осталось чуть больше полугода, и Forbes Life пообщался с директором Политеха Юлией Шахновской — о том, почему долгосрочные проекты похожи на марафон, чем отличаются впечатления, полученные в художественном и научно-техническом музеях и о конкуренции с главным врагом человеческого любопытства — диваном.

— Музей находился в стадии запуска, когда в марте всех закрыли на карантин. По последней информации открытие Политеха планируется на май 2021 года. Оно будет поэтапным?

В мае музей будет готов к открытию в полном объеме — но в силу объективных обстоятельств мы не «выкладываем» на публику все сразу, а поступательно в течение лета открываем разные функциональные направления и тематические зоны. Сначала мы представим основную экспозицию и выставку, а отдельные проекты, например, детский музей, запустим чуть попозже, опробовав их предварительно в тестовом режиме.

— А что собой будут представлять новые экспериментальные форматы?

— Мы делаем отдельное пространство для детей до 9-10 лет, которое проектируется вместе с детьми и только для детей. Это направление новое и для нас, и вообще для музеев — в общем пространстве есть специально выделенная территория для особой аудитории, которой там максимально комфортно. Это фактически мини-музей, который воспроизводит исследовательскую и научно-популярную повестку Политеха, адаптирует наши подходы к детскому образованию. Детский музей будет полностью соответствовать нашей общей тематике и рассказывать про науку, но ориентирован будет в большей степени на знакомство с научным методом, развитие навыков XXI века и на раскрытие способностей ребенка через игру, проектную и исследовательскую деятельность. Там будет пространство для свободной игры, творчества и исследования. Наша функция состоит в модерации, в сопровождении, а не в роли ведущего и эксперта, который всегда знает ответ на вопросы. Мы готовы помогать формулировать эти вопросы и искать на них ответы.

— Многие культурные институции изъясняются фактически эзоповым языком, который понятен и доступен только узкой группе «посвященных« — по принципу — кто знает, тот поймет. Как рассказывать детям и вообще неподготовленной аудитории про черные дыры, если ты не Стивен Хокинг?

— Почему в англоговорящем мире популяризаторов в 1000 раз больше, чем в русскоговорящем? Там детей учат презентовать свои мысли с самого раннего возраста. Школьная программа устроена так, что заставляет ребенка, будь он самый замкнутый в себе интроверт, научиться доносить идеи или проект до класса. Этот навык считается обязательным. В нашей системе люди только-только стали ощущать потребность в необходимости доносить свои мысли до окружающих — не тот дурак, кто не понял, а тот, кто недостаточно внятно объяснил.

Наша основная экспозиция в основном нацелена не на то, чтобы красиво показать ДНК или вдохновенно рассказать про черную дыру. Она должна помочь людям понять суть научного явления или открытия, современного взгляда на них.

Мы создали центр научной коммуникации, который как отдельное профессиональное подразделение в музее занимается разработкой методик такой коммуникации. Вместе с учеными мы придумываем способы разговора с разными аудиториями на понятном им языке. Скоро запустим лабораторию популяризации математики и вместе с популяризаторами готовимся выработать язык разговора про математику.

Наша основная экспозиция в основном нацелена не на то, чтобы красиво показать ДНК или вдохновенно рассказать про черную дыру. Она должна помочь людям понять суть научного явления или открытия, современного взгляда на них. Уже 6 лет, вовлекая десятки людей, мы описываем, придумываем новые формулировки, новые термины. За эти годы нам удалось ангажировать ученых, которые на старте заявляли: «Ой, ой, что вы, мы с людьми общаться не будем, нам не надо». Действительно — привлечь действующего выдающегося ученого во взрослом возрасте, когда все поле его интересов лежит в области высокой науки, к разговору с чуждой ему аудиторией практически невозможно, но можно включить его в работу по выработке этого языка для других. То, что этих ученых и популяризаторов становится все больше и больше — уже невероятно важный эффект того, что мы делаем.

— У вашей музейной концепции нет аналогов в России. На какие международные проекты вы ориентируетесь?

В мире нет отдельного музея — как постоянной экспозиции — посвященного научным идеям, научным методам и понятиям. Мы на постоянной основе взялись представить современную научную картину мира и сделали ее основой для музейной деятельности — тут мы первые. С другой стороны, множество уже сделанных в рамках этого направления временных проектов дает нам возможность опираться на существующий опыт. Например, это выставка фонда Cartier про математику, в которой художники дают возможность ощутить фрагменты математической красоты и таким образом проникнуться идеями этой науки. Или Лондонский музей медицины Wellcome Collections, который доносит до своего посетителя современное представление о здоровье человека через взаимосвязь науки, медицины искусства и жизни. Или любимый мной Musée des Confluences в Лионе — он сосредоточен на общественных знаниях, на антропологии, и преподносит знание не через предметную историю, не вещественную фиксацию истории человечества, а через идеи и представления о том, как человек воспринимает себя в современном мире.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

«Не образумлюсь... Виноват» «Не образумлюсь... Виноват»

Михаил Барышников к 80-летию Иосифа Бродского

Playboy
Владимир Дорофеев Владимир Дорофеев

Бывший организатор вечеринок в конце 2020 года откроет коворкинг в 3300 кв.м

Собака.ru
Мудрецы всегда правы? Почему РАН лишают монополии на научную экспертизу Мудрецы всегда правы? Почему РАН лишают монополии на научную экспертизу

О том, почему перемены в системе экспертизы неизбежны

Forbes
Секрет ночного зрения сов может заключаться в особом типе ДНК в их сетчатке Секрет ночного зрения сов может заключаться в особом типе ДНК в их сетчатке

В глазах хищных птиц есть «линза» для улучшения зрения во тьме

National Geographic
Как гордыня, эго и самоуверенность мешают добиваться успеха Как гордыня, эго и самоуверенность мешают добиваться успеха

Отрывок из книги Райана Холидея «Эго — это враг»

Inc.
В свободном плавании В свободном плавании

Елена Лядова о том, чем она живет здесь и сейчас

Glamour
Как сложилась судьба наших ЭКС и почему нас это волнует? Рассуждает Алина Фаркаш Как сложилась судьба наших ЭКС и почему нас это волнует? Рассуждает Алина Фаркаш

Зачем девушки пишут своим бывшим

Cosmopolitan
8 фильмов о харрасменте и борьбе за права женщин 8 фильмов о харрасменте и борьбе за права женщин

Эти фильмы поднимают тему гендерного неравенства

РБК
За 3 месяца до беременности За 3 месяца до беременности

Как правильно подготовиться к зачатию ребенка и беременности

9 месяцев
Предметы шаманов, куклы мертвых, ритуальные полотенца: находки сибирских этнографов в 2020 году Предметы шаманов, куклы мертвых, ритуальные полотенца: находки сибирских этнографов в 2020 году

Сибирские этнографы подводят итоги полевых работ

National Geographic
DPI на мышке: насколько это важно? DPI на мышке: насколько это важно?

Как правильно выбрать компьютерную мышку и насколько выбор зависит от DPI

CHIP
В чем секрет цветных пауков-птицеедов? В чем секрет цветных пауков-птицеедов?

Исследователи пристально изучили цветастых пауков

National Geographic
Что такое «культура отмены» и можно ли отменить человека Что такое «культура отмены» и можно ли отменить человека

Как работает cancel culture

Maxim
Чудо техники: как пользоваться моющим пылесосом Чудо техники: как пользоваться моющим пылесосом

Как выбрать моющий пылесос: критерии и рекомендации

Cosmopolitan
Правила жизни Никиты Михалкова Правила жизни Никиты Михалкова

Правила жизни режиссера и «бесогона» Никиты Михалкова

Esquire
Монохром, клетчатые пиджаки и цветные носки: как Эндрю Скотт одевается на выход Монохром, клетчатые пиджаки и цветные носки: как Эндрю Скотт одевается на выход

Главные составляющие стиля Эндрю Скотта

Esquire
Как объяснить паранормальные явления — от призраков до похищений пришельцами — с точки зрения науки и логики Как объяснить паранормальные явления — от призраков до похищений пришельцами — с точки зрения науки и логики

Почему мы верим в паранормальные явления?

Maxim
Как избавиться от боли в голени (и сделать так, чтобы она не вернулась) Как избавиться от боли в голени (и сделать так, чтобы она не вернулась)

Боль в нижних частях ног – огромная проблема многих бегунов

GQ
Одна вокруг света. Нетуристический Пхукет и опасная гостья в кемпинге Одна вокруг света. Нетуристический Пхукет и опасная гостья в кемпинге

93-я серия о кругосветном путешествии Ирины Сидоренко и ее собаки Греты

Forbes
Hummer: только самые интересные факты о крутом военном джипе Hummer: только самые интересные факты о крутом военном джипе

Раньше Хаммер играл настоящими мышцами без грамма пластика

Популярная механика
Новый друг. И учитель? Новый друг. И учитель?

Что стоит за стремительным сближением Украины и Турции

Огонёк
Звездный продюсер Звездный продюсер

Продюсер Бахтияр Алиев рассказывает о своей профессии

ЖАРА Magazine
Нейрофитнес: как натренировать креативность Нейрофитнес: как натренировать креативность

Отрывок из книги нейрохирурга Рахула Джандиа — о природе творческого начала

Reminder
«Эндаумент — это не про деньги, а про возможность одних людей помогать другим» «Эндаумент — это не про деньги, а про возможность одних людей помогать другим»

Как российские эндаументы зарабатывают на добрые дела и что им мешает это делать

РБК
Без шума и пыли Без шума и пыли

«Магнит» начал тестовую эксплуатацию российского электрического грузовика Moskva

Эксперт
От строительства аэропланов до разработки гидромассажных ванн: история семьи Джакузи От строительства аэропланов до разработки гидромассажных ванн: история семьи Джакузи

Страстью братьев были самолёты, но семейные трагедии привели их к идее джакузи

VC.RU
6 злодеев в хоррорах, которым сопереживаешь сильнее, чем героям 6 злодеев в хоррорах, которым сопереживаешь сильнее, чем героям

Иногда в хоррорах главного злодея можно если не простить, то хотя бы понять

Maxim
Какие бывают бани и как они устроены Какие бывают бани и как они устроены

Русская баня, финская сауна, хамам и другие виды парных

Популярная механика
В Средиземном море выловили акулу без чешуи и зубов В Средиземном море выловили акулу без чешуи и зубов

В Средиземном море рыбаки случайно вытащили из глубин мутанта

National Geographic
Выученная беспомощность. Почему совет «возьмите свою жизнь в свои руки» не работает Выученная беспомощность. Почему совет «возьмите свою жизнь в свои руки» не работает

Отрывок из книги Насти Травкиной «Homo Mutabilis»

Forbes
Открыть в приложении