Художник Николай Блохин — о творческом становлении, картинах и успехе

Караван историйКультура

Николай Блохин: "Муза — это из разряда красивых слов"

Что у меня Гран-при, я, конечно, не знал. Однако подозрение, что займу какое-то место, все же было. Стали называть имена. Всех вроде перечислили, а меня нет. "Может, забыли", — думаю. Последней прозвучала моя фамилия, и я поплыл...

Наталья Черных

У меня не было мечты стать художником. В детстве пробовал рисовать — но как все сверстники. Ходил в разные кружки и спортивные секции. Старший брат учился в музыкальной школе, видя, что он не в восторге, я заявил родителям:

— В музыкалку не пойду.

— Тогда в художественную, — сказала мама.

Особых талантов я в ту пору в себе не чувствовал, но сдал экзамены и меня взяли. «Занимаюсь неделю, — предупредил маму, — если не понравится, уйду». Но мне как-то сразу все понравилось: и творческая атмосфера, и общение, и запах краски. Иногда оказываешься в каком-то месте и чувствуешь, что оно твое. С художественной школой у меня случилось то же самое.

Отучился я там несколько лет. Стоял выбор между рисованием и спортом, но искусство победило. Потом преподаватели посоветовали поступать в СХШ при Академии художеств. В седьмой класс я пошел не у себя в Купчино, а на Васильевском острове. Дальше все по накатанной: не было сомнений, куда двигаться.

После окончания Санкт-Петербургского академического института живописи, скульптуры и архитектуры имени Репина (его называли Академией) я остался в вузе и стал преподавателем кафедры рисунка. Если честно, платили там немного, но никуда больше, даже подрабатывать, устраиваться не хотел. Еще на первых курсах, придя из армии, попытался стать дворником, искал участок рядом с Академией. Меня не взяли — я ведь был не приезжий, питерский, а там давали комнату и за место была огромная конкуренция.

Потом началась перестройка. Было время, что ел только рис с подсолнечным маслом, но за границей вскоре стало модно все русское, в том числе и русские художники. Многие ребята уходили из Академии, начав хорошо зарабатывать. Я же особенно не гнался за прибылью: написал одну-две картинки, они продались, вот и славно. На поддержание штанов этих денег хватало. Снимал комнату в коммуналке, покупал что-то из одежды и еды, краски и подрамники.

Главное было не сломаться и не впасть в конъюнктуру. Бывает, приходишь в галерею, тебе говорят: «Писать надо так...» — и показывают, например, малых голландцев, а я так писать не могу, у меня по-другому глаза, голова и руки устроены. Не могу мыслить какими-то привычными формами и нарисовать, к примеру, обычный натюрморт с виноградом. Штук двадцать виноградин, у каждой бличок, рефлекс — и все они такие. Меня на третьей-четвертой начинает трясти. По моему характеру проще набросать краску на холст и сделать вид, что это виноград, хотя не очень-то и похоже. То есть я пишу не саму вещь, а ощущение от вещи.

Наверное, я академический человек, поэтому не вошел ни в какие группировки и течения, появившиеся в девяностые. И СХШ, и Академия были для меня настоящим, не побоюсь высокопарности, храмом. Все, что можно было прочитать про художников и искусство, прочитал. Я был заточен поучиться, повариться в студенческой среде, погрызть гранит науки, а не становиться сразу продвинутым творцом.

На своей персональной выставке в Иматре, 2005 год

— Как получилось, что успех пришел к вам не на родине, а за границей?

— Как-то картинку у меня купили итальянцы, это была выставка работ летней практики студентов. «Ну, месяц можно жить», — обрадовался я. Одно время мы с товарищами ездили в Финляндию, в Иматру. Я познакомился с финским галерейщиком Рейо Кекколайненом, показал наши работы, тому понравилось, и мы лет пять удачно продавались в стране Суоми. А вот моя первая персональная выставка состоялась в США. Попал же я туда по стечению обстоятельств.

Когда еще учился, в мастерскую пришла одна дама, потом привела приятеля — русского американца. Тот посмотрел работы и решил посотрудничать со мной. Дал ему две картины, а через какое-то время он заплатил гораздо больше, чем я попросил. Видимо, дорого их продал. Это вдохновило меня на дальнейшее сотрудничество. В 1999-м я впервые полетел в Америку, где и случилась персональная выставка в галерее на центральной площади Сан-Франциско. Там выставили около пятидесяти моих полотен.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Ирина Апексимова. Живу как хочу Ирина Апексимова. Живу как хочу

Ирина Апексимова — о работе в театре и критике

Коллекция. Караван историй
Рабство, суды и звездная родня: малоизвестные истории о Wildberries Рабство, суды и звездная родня: малоизвестные истории о Wildberries

В самом маркетплейсе по традиции все отрицают.

Maxim
Алена Яковлева. Три судьбы Алена Яковлева. Три судьбы

Судьба актрисы Алены Яковлевой

Коллекция. Караван историй
Нам надо поговорить Нам надо поговорить

Кому и чем может помочь семейная психотерапия

Cosmopolitan
Шарлиз Терон. Голова не в облаках Шарлиз Терон. Голова не в облаках

Ее признали самой сексуальной из ныне живущих женщин

Караван историй
Витамины для мужчин: гид по продуктам Витамины для мужчин: гид по продуктам

Как выбрать необходимые витамины мужчинам

GQ
Меган и Гарри. Неприкаянные Меган и Гарри. Неприкаянные

Сумеют ли герцоги Сассекские выдержать испытание свободой и сохранить семью?

Караван историй
Американский университет заработал $250 млн на напитке для обезвоженных футболистов: история Gatorade Американский университет заработал $250 млн на напитке для обезвоженных футболистов: история Gatorade

Кто придумал изотоник Gatorade, как делили права и кто сколько получает

VC.RU
Теория малых дел Теория малых дел

После развода Оксана Бутман завела в комнатах птиц счастья

Tatler
Пушистый завоеватель: пепельная тля оккупировала всю Европу за 18 лет Пушистый завоеватель: пепельная тля оккупировала всю Европу за 18 лет

Как тле удалось так быстро оккупировать Европу?

National Geographic
«Мы застрянем на USB-C навсегда?»: доводы «за» и «против» решения Евросоюза ввести единый разъём для всех смартфонов «Мы застрянем на USB-C навсегда?»: доводы «за» и «против» решения Евросоюза ввести единый разъём для всех смартфонов

Евросоюз за введение стандарта USB-C, Applе – против

TJ
10 бесчеловечных экспериментов, о которых мечтают ученые 10 бесчеловечных экспериментов, о которых мечтают ученые

Мечты научного сообщества, от которых по коже бегут мурашки

Maxim
Слишком свободная женщина Востока: как певица Liraz разозлила иранские спецслужбы Слишком свободная женщина Востока: как певица Liraz разозлила иранские спецслужбы

Как певица Liraz по-шпионски записала альбом с иранскими музыкантами

Forbes
Жан-Поль Бельмондо. Вечная импровизация Жан-Поль Бельмондо. Вечная импровизация

Жан-Поль Бельмондо — тот, кто делал нас счастливее

СНОБ
Тайники с добычей помогли кочевым муравьям эффективнее разорять колонии других видов муравьев Тайники с добычей помогли кочевым муравьям эффективнее разорять колонии других видов муравьев

Особенности охоты кочевых муравьев

N+1
Ближе к народу: зачем бизнесу глубинное интервью с клиентом и почему не хватит опроса Ближе к народу: зачем бизнесу глубинное интервью с клиентом и почему не хватит опроса

Почему бизнесу следует говорить с клиентами подолгу

Forbes
Азбука здоровья Азбука здоровья

Пять мифов о менструации, которые давно пора забыть

Cosmopolitan
Котики и йога: 8 способов пережить разрыв с точки зрения науки Котики и йога: 8 способов пережить разрыв с точки зрения науки

Советы от ученых, которые помогут склеить разбитое сердце

Cosmopolitan
Из Ирана с иронией: люди, ислам, диковинные способы пить и заниматься сексом Из Ирана с иронией: люди, ислам, диковинные способы пить и заниматься сексом

Мы отправили нашего корреспондента в одну из самых неуютных стран мира

Maxim
Никто не услышит Никто не услышит

Звукоизолирующие межкомнатные двери

Идеи вашего дома
Ток-шоу Ток-шоу

Для чего нужна микротоковая терапия, какие проблемы она решает?

Grazia
Строительство дворца в Древней Корее начали с человеческих жертвоприношений Строительство дворца в Древней Корее начали с человеческих жертвоприношений

Перед строительством крупных объектов в Корее совершались жертвоприношения

N+1
Как взрыв сверхновой поможет точнее измерить скорость расширения Вселенной Как взрыв сверхновой поможет точнее измерить скорость расширения Вселенной

Как взрыв сверхновой поможет учёным лучше понять Вселенную

Популярная механика
Подобрать «Ключ»: как IT-бар превратился в сеть коворкингов и растет в пандемию Подобрать «Ключ»: как IT-бар превратился в сеть коворкингов и растет в пандемию

Почему сеть коворкингов «Ключ» не стала сворачивать развитие вопреки кризису

Forbes
Ты должна это увидеть: 7 незабываемых авторских фильмов Ты должна это увидеть: 7 незабываемых авторских фильмов

Фильмы, которые ты точно никогда не забудешь!

Cosmopolitan
Ваня Дмитриенко: «Я чувствую себя победителем» Ваня Дмитриенко: «Я чувствую себя победителем»

Как Ваня Дмитриенко стал открытием 2021-го года

Esquire
Футболка с вышивкой из нанотрубок записала электрокардиограмму Футболка с вышивкой из нанотрубок записала электрокардиограмму

На ощупь такая умная футболка не отличается от обычной

N+1
На поражение: Довлатову — 80 На поражение: Довлатову — 80

Что Довлатов сделал для своего времени что его книги предлагают нам сегодня

Полка
Восстающий из пепла: история и современность BMW Восстающий из пепла: история и современность BMW

История автомобильной компании, которая трижды была на грани развала

Вокруг света
Время когерентности молекулярных кубитов повысили на порядок Время когерентности молекулярных кубитов повысили на порядок

Физики смогли увеличить время когерентности кубитов

N+1
Открыть в приложении