Глава ВТБ Андрей Костин верит в восстановление экономики

РБКОбщество

Глава ВТБ — РБК: «Превратиться в Северную Корею для нас невозможно»

Глава ВТБ Андрей Костин верит в восстановление экономики уже к концу года. О природной жадности бизнеса, причинах усиления роли силовиков в экономике и ожиданиях от встречи Путина и Байдена он рассказал в интервью РБК.

Антон Фейнберг, Иван Ткачёв, Ирина Парфентьева

756224731519832.jpg
Андрей Костин. (Фото: Владислав Шатило / РБК)

«Прибыли компаний президент видит лучше меня»

— Россия во время пандемии отказалась от длительных ограничений, и за счет этого наша экономика упала не так сильно. В этом году ожидается восстановительный рост до 4% ВВП, но в дальнейшем экономисты ждут рост всего на 1,5–2%. Как повысить эту планку и достаточно ли тех мер, которые принимает и анонсирует правительство, — в частности, госинвестиции и снижение административных барьеров для бизнеса?

— Уже к концу этого года мы ожидаем восстановления экономики до допандемийного уровня. Те меры, которые приняло правительство, были адекватными: мы не закрывали, по крайней мере на длительный срок, нашу экономику, что, конечно, позитивно сказалось на ситуации. Сейчас мы уже частично отказываемся от мер, которые были приняты в период пандемии, в частности от послаблений банковскому сектору, и проходим этот этап достаточно безболезненно. Поэтому я считаю, что выход на траекторию роста 3% ВВП и больше, безусловно, будет.

Этот рост, наверное, не может устраивать в полной мере. У нас есть достаточно государственных ресурсов, и я сторонник того, чтобы эти ресурсы активно внедрялись в экономику. В условиях нынешней геополитики рассчитывать на большой вклад западных инвесторов не приходится. Я думаю, что активизация инвестиционного процесса плюс тот набор мер, который государство и правительство сейчас разрабатывают, — по борьбе с бедностью, по сокращению административных ограничений и другие — все это достаточно для устойчивого роста.

— Без институциональных изменений? Бизнес часто говорит о необходимости судебной и правоохранительной реформ.

— Мы живем в очень непростой период, в условиях постоянного внешнеполитического давления, и наша внутренняя политика и деятельность правоохранительных, силовых структур во многом зависят от внешних факторов. Трудно рассчитывать на какую-то серьезную либерализацию в условиях, когда мы находимся в состоянии практически холодной войны и испытываем давление Запада на наши внутренние процессы.

Институциональные реформы, конечно, нужны. Меня поражают сроки рассмотрения дел по экономическим преступлениям. У нас по три-четыре года иногда люди ожидают решения суда — и все это время считаются формально невиновными, часто содержатся под арестом. У нас самих по Банку Москвы (Банк Москвы в 2016 году вошел в ВТБ. — РБК) первое судебное решение было вынесено через десять лет после возбуждения уголовного дела по этому вопросу. Это неправильно. Я думаю, вся система должна работать быстрее. Это признают, кстати, и руководители наших правоохранительных органов. Много нужно сделать еще и для того, чтобы у бизнеса были более четкие и ясные ориентиры — что можно, что нельзя.

Что касается влияния силовиков на экономические процессы, то бизнес, к сожалению, сам часто дает поводы: у нас очень большое количество экономических преступлений, в том числе в финансовой сфере. В России пока высокий уровень коррупции, и это еще одна причина для деятельности правоохранительных структур. В силу этого роль силовиков, конечно, велика. Чем лучше и чище у нас будет бизнес, чем меньше у нас будет коррупции, тем, наверное, роль силовиков будет меньше.

— Правительство сейчас работает над так называемой фронтальной стратегией социально-экономического развития, и она предусматривает агрессивный инфраструктурный рывок. Но это может потребовать дополнительных триллионов рублей, если не десятков. Есть ли у российской экономики внутренний ресурс для таких инвестиций? Где взять деньги?

— Инфраструктура России очень нужна, у нас ее недостаточно. Прежде всего, дороги и другая транспортная инфраструктура должны строиться преимущественно за счет государства. В планах правительства, насколько я понимаю, в ближайшие годы вложить до двух триллионов рублей. Не потратить, а именно вложить, потому что деньги в основном предоставляются на возвратной основе. И я считаю, что если речь идет о государственных инвестициях, то это должно проходить на максимально льготных условиях, а не рыночных.

Но большая часть инфраструктуры — аэропорты, порты — настолько востребована частным бизнесом, что там не требуются даже государственные инвестиции. Там нужны, наверное, более продвинутые нормы законодательства. Желание построить [объект инфраструктуры] за два-три года наталкивается на целый ряд довольно сложных регуляторных ограничений, которые не позволяют строить быстро. И я думаю, что эти вещи надо менять.

Уверен, мы вполне можем сделать скачок в области инфраструктуры, интерес большой даже у иностранных инвесторов. Мы тоже готовы [инвестировать], и у нас есть богатый опыт этой работы. Вы знаете, мы [группа ВТБ] за десять лет привлекли несколько десятков миллиардов долларов в инфраструктурные проекты. У нас есть уже подписанные соглашения с иностранными инвесторами, они вкладывают именно в долгосрочные концессионные инфраструктурные проекты.

— В условиях существующей фискальной политики государства какие это могут быть источники: ФНБ, дополнительные госзаймы?

— Это и ФНБ, и бюджет, и госзаймы, и частные инвестиции в виде ГЧП.

— Насколько вероятен вариант, что повышение налогов станет источником роста расходов?

— Очень бы не хотелось. По-моему, в 2018 году правительство заявило, что в ближайшие шесть лет, до 2024 года, не будет повышать налоги. Пока налоговые изменения незначительны. Для бизнеса крайне важно, чтобы была понятная налоговая перспектива, чтобы можно было планировать свой бизнес. Любое серьезное повышение налогового бремени для бизнеса будет, на мой взгляд, крайне нежелательным.

— Президент Владимир Путин недавно говорил, что в этом году корпоративный сектор России ждет рекордная прибыль, и критиковал компании за вывод средств за рубеж. Нужно ли что-то делать с этой проблемой? Если да, то какими методами: более административными или более рыночными?

— Прибыли компаний, я думаю, президент видит лучше меня, у него больше источников информации. Я вижу, что уровень прибыльности банковского сектора очень высокий, у нас [у ВТБ] рекордная прибыль — 85 млрд руб. за первый квартал. Это много. Конечно, ресурс для инвестиций, для расширения инвестиционных программ у предприятий существует.

Что касается методов, мне кажется, отчасти метод кнута выполняют сегодня западные политики, потому что идет постоянное вбрасывание идей о том, что надо наказывать российских бизнесменов, вводить против них санкции. Они и некоторыми российскими оппозиционными силами подогреваются. Это создает атмосферу непредсказуемости, нестабильности для российского бизнеса в том, что касается инвестиций за рубеж. И я вижу, что сегодня наши бизнесмены готовы вкладывать крупные деньги — миллиарды долларов — в долгосрочные проекты в России с отдачей через десять и более лет: как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло.

Поощрительные меры всегда предпочтительнее, чем наказания. Вот созданы так называемые офшорные зоны [внутри страны], и сегодня многие бизнесмены поняли, что в условиях угрозы санкций это — мера спасения денег и капитала. Потому что когда активы замораживаются за рубежом, то даже источник дохода отсутствует: невозможно ни получить дивиденды, ни управлять компанией. Я надеюсь, что офшорный бизнес, который у нас процветал, постепенно будет возвращаться сюда. Тем более что на офшоры идет дальнейшее давление: например, последняя глобальная инициатива о единых корпоративных налогах на все транснациональные корпорации независимо от их места регистрации.

Или вот сейчас государство снизило налоги для ИT-сектора, значит, можно ожидать, что этому сектору будет проще, и многие им интересуются, потому что он дает рекордный прирост стоимости.

Государство должно проводить общенациональную политику защиты инвестиций, что в общем-то и делается. Меры правового и судебного характера желательно использовать более осторожно и в большей степени все-таки делать упор на создании условий для развития. Я думаю, что в целом тенденцию роста инвестиций и сокращения утечки капитала за рубеж мы можем ожидать.

756224806387569.jpg
Андрей Костин. (Фото: Владислав Шатило / РБК)

«Панацеей жесткое ограничение инфляции не является»

— Насколько сильно сейчас на российскую экономику давит ускорение инфляции и с чем оно связано в первую очередь? Премьер-министр Михаил Мишустин говорил, что одна из причин роста цен это жадность бизнеса. Действительно ли бизнес стал более жадным?

— Я, может быть, не принадлежу к сторонникам теории о том, что инфляция 5–6% — «страшная», а 4% — «хорошая». Панацеей жесткое ограничение инфляции не является. Есть объективные процессы: сегодня в мире очень много дешевых денег. Это одна из угроз, потому что когда дешевые деньги кончатся, мы можем столкнуться с коррекцией рынка — если не кризисной, то очень серьезной.

При наличии дешевых денег мы сегодня видим и рост цен на продовольственные и сырьевые товары, эта проблема обострилась в России. Но на наши ресурсы цены хорошие — нефть уже $70, это серьезно помогает российской экономике и предприятиям, которые делают рекордные прибыли. Думаю, что инфляция будет под контролем — Центральный банк уже начал ставку повышать и в следующем году вернется к таргету.

Если говорить о жадности, то еще Маркс писал, что максимизация прибыли является природной особенностью бизнеса. Другое дело, что это не должно делаться за счет общества. Необходим баланс во взаимоотношениях бизнеса и общества. Бизнес может и должен больше тратить на социальные проекты.

Я все равно за экономические меры [ограничения инфляции] и считаю, что даже ограничение экспорта — спорная тема. Я предпочел бы, чтобы задачу решили, допустим, за счет субсидий для малоимущих на приобретение товаров, чем за счет ограничения экспорта, который мы завоевывали не один год. Мы, например, гордились, что после стольких лет советской власти, когда мы были импортерами зерна, стали его экспортировать. Нам эти рынки терять нельзя.

Мне кажется, правительство понимает это и все эти решения временные, они все-таки не будут очень долго действовать.

— Тем не менее рост цен стал причиной давления и ограничений для розничного бизнеса. Насколько с учетом этой истории сейчас привлекательны инвестиции в ретейл>? Будет ли продолжаться консолидация сектора?

— По идее, консолидация будет. Десять крупнейших ретейловых сетей в Германии занимают 70% рынка, в Америке — почти 50%, а у нас — 25%. Крупнейшие сети сегодня активно могут внедрять и новые формы цифровой экономики, чего, наверное, не могут делать небольшие розничные сети. Этот бизнес быстро развивается, мы видим восстановление потребительского спроса после пандемии. Я думаю, что он будет дальше развиваться при росте доходов населения. Поэтому розница интересует очень многих инвесторов — и российских, и зарубежных.

«В нас нет ничего антиамериканского и никогда не было»

— Прошли уже первые месяцы президентства Джо Байдена в США. Как можете вы их лично оценить и кто вам идеологически ближе, Трамп или Байден?

— Они оба далеки по идеологии от меня. Впрочем, я и не полностью представляю их идеологическую платформу. Даже в отношении России, кстати, достаточно сложно сказать. Мы сталкивались с очень противоречивой политикой Трампа, который заявлял о своих хороших чувствах к России, но поступал совершенно наоборот: большое количество санкций было введено, отношения ухудшились. При Байдене тоже противоречивая политика: с одной стороны, его администрация быстро заключила продление договора СНВ-3, но с другой — мы видим продолжение санкций, в том числе против «Северного потока-2».

Я думаю, что проблема взаимоотношений с администрацией Байдена еще и в том, что трудно понять ту свиту, которая играет короля. Мы пока не можем просчитать даже, кто сегодня эту политику формирует помимо самого президента. Кроме госпожи Нуланд (Виктория Нуланд — заместитель госсекретаря США по политическим делам. — РБК), которая вряд ли считается большим другом России, пока трудно определить, кто там главный: ЦРУ, Пентагон, Госдеп, какие-то советники.

Очень важно, чтобы прошла встреча между Байденом и президентом Путиным. Повестка, думаю, будет интересная. Очень бы хотелось, чтобы мы оттолкнулись от дна. Я еще года три или четыре назад в интервью американскому телевидению сказал, что при таком уровне отношений у нас не будет послов, и сегодня де-факто мы понизили уровень до временных поверенных. Прекрасно понимаю почему — потому что послам делать нечего при таком уровне отношений. Очень бы хотелось, чтобы эти отношения начали выправляться — и для банковского сектора, для финансового это очень важно.

От политики санкций американцы полностью не откажутся, потому что и конгресс, и сенат заряжены на это — для них это стало модной фишкой. Байден — очень опытный политик: он и Россию знает хорошо, и в Советский Союз приезжал. Поэтому, возможно, стоит надеяться на более стабильную политику, которая будет обеспечивать более надежную основу для развития наших отношений.

— Не кажется ли вам, что, несмотря на агрессивную риторику администрации Байдена и ястребиные ожидания, которые у нас были от нее, пока самые страшные опасения не оправдываются?

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Берут – беги Берут – беги

Теневая экономика России настолько велика, что называть ее теневой даже неловко

Esquire
Любимые советские анекдоты Рональда Рейгана (в том числе рассказанные им самим) Любимые советские анекдоты Рональда Рейгана (в том числе рассказанные им самим)

Президент США Рональд Рейган и советские анекдоты: краткая история любви

Maxim
Мы все манипуляторы? Мы все манипуляторы?

Люди нередко подозревают друг друга в манипулировании. Кто прав?

Psychologies
Федор и Светлана Бондарчук: история первой любви длиною в четверть века Федор и Светлана Бондарчук: история первой любви длиною в четверть века

Федор и Светлана Бондарчуки прожили вместе 25 лет

Cosmopolitan
Какими были древнейшие инструменты для татуировок из птичьих костей Какими были древнейшие инструменты для татуировок из птичьих костей

Ученые: древние индейцы использовали кости индейки для нанесения татуировок

Популярная механика
Численность сайгаков в Казахстане выросла в 2,5 раза за 2 года Численность сайгаков в Казахстане выросла в 2,5 раза за 2 года

В Казахстане живет миллион сайгаков: это в 2,5 раза больше, чем в 2019 году

National Geographic
Они не работают: какие бьюти-средства больше не стоит покупать Они не работают: какие бьюти-средства больше не стоит покупать

Устаревшие, неэффективные и даже опасные косметические средства

Cosmopolitan
«Не переживай, родишь другого»: с чем сталкиваются женщины, потерявшие ребенка «Не переживай, родишь другого»: с чем сталкиваются женщины, потерявшие ребенка

Как пережить перинатальную потерю и поддержать женщину, потерявшую ребенка

Cosmopolitan
5 совершенно обычных предметов, на которых люди сделали состояние 5 совершенно обычных предметов, на которых люди сделали состояние

Самые знаменитые случаи незаслуженного обогащения

Maxim
К победе через боль. Как стать хорошим спортивным тренером К победе через боль. Как стать хорошим спортивным тренером

Особенности работы тренера в социальном спорте

СНОБ
Секретный советский проект: атомный автомобиль Секретный советский проект: атомный автомобиль

История советского атомного автомобиля «Волга-Атом»

Популярная механика
Нам нужна одна легенда Нам нужна одна легенда

Игорь Гулин о фильме «Белорусский вокзал» и травме отсутствия слов

Weekend
Влюбленные песцы встретились после разлуки: видео Влюбленные песцы встретились после разлуки: видео

Песцы в большинстве случаев сохраняют верность своей паре всю жизнь

National Geographic
Свадебные платья всех победительниц шоу «Холостяк»: чей образ оказался лучше? Свадебные платья всех победительниц шоу «Холостяк»: чей образ оказался лучше?

Екатерина Сафарова, Дарья Клюкина и другие красотки в свадебных платьях

Cosmopolitan
Идеальная шашка: как выбирать Идеальная шашка: как выбирать

Кавалерия получила идеальное оружие тогда, когда оно уже было не нужно

Популярная механика
Древнейшее изображение гориллы за пределами Африки нашли на шелковой миниатюре Древнейшее изображение гориллы за пределами Африки нашли на шелковой миниатюре

Древнейшее изображение гориллы, найденное за пределами Африки

N+1
Ученые покопались в древних экскрементах, чтобы узнать много нового про кишечный микробиом Ученые покопались в древних экскрементах, чтобы узнать много нового про кишечный микробиом

Палеофекалии – это звучит гордо

National Geographic
Плейстоценовый ледник сточил Скандинавское нагорье Плейстоценовый ледник сточил Скандинавское нагорье

Скандинавский ледниковый щит сточил 117-194 метра нагорья

N+1
Видеть мозгом: технология кортикальной имплантации позволит слепым вновь увидеть мир Видеть мозгом: технология кортикальной имплантации позволит слепым вновь увидеть мир

Представьте себе, что человеческое зрение – это современный цифровой фотоаппарат

Популярная механика
Как и зачем искусственно оплодотворять акул: большое исследование Как и зачем искусственно оплодотворять акул: большое исследование

Эффективная схема возрождения численности морских хищниц

National Geographic
Почему дебютный фильм Зака Снайдера на Netflix хуже его прошлых картин Почему дебютный фильм Зака Снайдера на Netflix хуже его прошлых картин

«Армия мертвецов» Зака Снайдера — необязательный боевик от Netflix

РБК
«Будьте эгоистами — это полезно для здоровья». Мифы об эгоизме, с которыми нужно расстаться «Будьте эгоистами — это полезно для здоровья». Мифы об эгоизме, с которыми нужно расстаться

Глава из книги гештальт-терапевта Алины Адлер «Ты в порядке»

СНОБ
Течет река Течет река

Волгоград — земля героев, речных просторов и фантастически красивых пейзажей

Лиза
Ford представил электрический пикап с «безручным» автопилотом Ford представил электрический пикап с «безручным» автопилотом

Электрический пикап F-150 Lightning проезжает 500 километров на одном заряде

N+1
«Пытались измениться, но было поздно»: история Converse — производителя обуви для баскетбола, которого поглотила Nike «Пытались измениться, но было поздно»: история Converse — производителя обуви для баскетбола, которого поглотила Nike

Converse пережил несколько банкротств, но продолжает выпускать обувь

VC.RU
Зачем War Thunder заказал трек-рекламу у Моргенштерна и что от этого получил — рассказывает директор по маркетингу Зачем War Thunder заказал трек-рекламу у Моргенштерна и что от этого получил — рассказывает директор по маркетингу

Для чего создатели игры War Thunder сделали рекламу с Моргенштерном?

VC.RU
Как удалить страницу в Одноклассниках на ПК или смартфоне Как удалить страницу в Одноклассниках на ПК или смартфоне

Удалить страницу в Одноклассниках можно даже без доступа к ней

CHIP
Тогда и сейчас: как выглядят звезды культового фильма «… А зори здесь тихие» Тогда и сейчас: как выглядят звезды культового фильма «… А зори здесь тихие»

Как выглядят звезды фильма «… А зори здесь тихие» сегодня

Cosmopolitan
Джентльмены на светофорах. Простые правила, которые отличают культурного водителя от всех остальных Джентльмены на светофорах. Простые правила, которые отличают культурного водителя от всех остальных

А сколько из этих правил культурного водителя знаешь и соблюдаешь ты?

Maxim
Слезы во благо: почему плакать необходимо Слезы во благо: почему плакать необходимо

И как улучшится наша жизнь, мы будем позволять себе такую «слабость», как слезы?

Psychologies
Открыть в приложении