Как женщины уже 20 лет руководят российской журналистикой

Forbes WomanБизнес

Незапрещенная профессия

Как женщины уже 20 лет руководят российской журналистикой.

Слева направо: Тимченко, Лысова, Осетинская, Синдеева, Миронюк, Мясникова, Таратута, Альбац, Нусинова

Когда в 1963 году американка Кэтрин Грэм стала издателем газеты The Washington Post, получив ее в управление после смерти мужа, в новой роли она почувствовала себя неуютно.

«Я думаю, что мужчина подошел бы лучше для этой работы, чем женщина», — писала Кэтрин Грэм в автобиографии. Грэм управляла The Washington Post до 1991 года, но при этом женщину на посту главреда влиятельного издания представить себе не могла. На протяжении 143 лет главными редакторами The Washington Post были исключительно мужчины. Все изменилось в мае 2021 года, когда на этот пост назначили Салли Базби.

В интервью изданию The Guardian после назначения Базби сказала: «Каждый день, когда я иду на работу или когда разговариваю со своими дочерьми, я ощущаю, что стою на плечах действительно смелых женщин, которые, как и представители расовых меньшинств, боролись за разнообразие. Они были сильными и смелыми. Они усердно работали и прокладывали путь для многих людей, таких, как я, которым сегодня посчастливилось пройти по нему. Мы должны продолжать фокусироваться как на гендерном, так и на этническом разнообразии. Сейчас я часть организации, где три очень сильные женщины работают под моим началом, и мне кажется, что это фундаментально важно для будущего профессии, которую мы так любим».

Изменения, произошедшие в The Washington Post в этом году, не стали событием уникальным. В апреле 2021 года главным редактором одного из крупнейших в мире новостных агентств Reuters назначена Алессандра Галлони — первая женщина впервые за 170-летнюю историю агентства. За два года до этого главным редактором влиятельной The Financial Times стала Рула Халаф — первая женщина за 131-летнюю историю газеты.

В российском контексте подобные новости кажутся удивительными, потому что стеклянный потолок в отечественных медиа был сломан женщинами еще в начале 2000-х. Первой женщиной — главным редактором делового издания на постсоветском пространстве стала американка Лин Берри, возглавившая в 2001 году редакцию газеты The Moscow Times (основанную голландским издателем Дерком Сауэром). В 2002 году главным редактором газеты «Ведомости» стала Татьяна Лысова. А в 2004-м Галина Тимченко была назначена на должность главного редактора интернет-издания «Лента». И в последующие годы важные позиции в медиа стали все чаще и чаще доставаться именно женщинам. Почему российским женщинам удалось добиться гендерного равенства в медиа раньше западных коллег?

Согласно исследованию Women In Workplace 2019 года, проведенному компанией McKinsey, среди сотрудников американских медиа примерно равное количество женщин и мужчин. На начальном этапе карьеры и по мере продвижения женщины и мужчины имеют равные возможности, и 93% сотрудников СМИ заявляют, что гендерное разнообразие — приоритет их компаний.

Но при этом, как показало исследование, женщины в медиа сталкиваются с более враждебной корпоративной средой и стеклянным потолком, который не позволяет им продвинуться до высших руководящих должностей.

Статистика, которую приводит исследование, показывает, что женщины в 2019 году занимали только 27% руководящих должностей. Почти половина участниц исследования заявили, что женщины в отрасли оцениваются по иным стандартам, нежели мужчины, и что гендерные оценки — это самое большое препятствие на пути к тому, чтобы равное количество женщин и мужчин занимали руководящие должности в их организациях.

«В большинстве традиционных медиакорпораций возможность занимать лидирующие должности напрямую зависит от опыта работы, — говорит Дэвид Х. Уивер, профессор Университета Индианы, который несколько десятилетий изучал рабочие модели отдела новостей. — На женщин до сих пор возложена большая часть обязанностей по уходу за детьми и работы по дому, поэтому они не могут долго оставаться в условиях стрессовой работы и ненормированного графика, свойственного журналистике. Это сильно снижает их шанс на успех в сравнении с мужчинами. Другой фактор — это то, что большинство людей в действующем руководстве — мужчины, и при приеме на работу они склонны отдавать предпочтение тем, кто на них похож. «Если бы больше редакторов были готовы искать таланты среди резюме, которые они обычно игнорируют, женщинам и цветным было бы проще продвигаться по службе, — считает Женева Оверхолсер, бывший редактор газеты Des Moines Register. — Вместо этого мы наблюдаем самовоспроизводство: «Ах, этот парень напоминает мне меня, когда я был репортером!» У нынешних руководителей был похожий путь наверх, поэтому он кажется им более подходящим».

Последние годы, однако, выявили тренд на рост числа женщин в руководстве. В 2020 году количество женщин — главных редакторов в американских медиа выросло до 43%. Эксперты рынка связывают изменения с несколькими тенденциями. Это рост интернет-СМИ (интернет — более демократичная среда, где стеклянный потолок традиционно выше, чем в классических медиа), запрос общества на эмпатию, искренность и новые решения (один из способов достичь которые — создать инклюзивную среду) и все большее количество ролевых моделей успешных руководителей-женщин.

«В крупнейших американских медиакомпаниях и СМИ, где структура управления гораздо менее изменчива, среди топ-менеджеров и главных редакторов стало появляться больше женщин — это часть общего тренда на эмансипацию. И это правильно, — считает бывший редактор отдела медиа газеты «Ведомости», директор по взаимодействию с индустрией компании «Яндекс» Ксения Болецкая. — Во-первых, заметная часть аудитории — женщины, и женщины журналисты, редакторы и топ-менеджеры, очевидно, лучше понимают интересы таких читателей и зрителей. В целом, чем более диверсифицирован коллектив в редакции, не только с точки зрения гендера, но и бэкграунда, образования, воспитания, тем лучше редакция реагирует на очень разные запросы аудитории, тем интереснее медиа. Во-вторых, появление женщин на руководящих позициях наравне с мужчинами показывает отсутствие лишних барьеров и предубеждений в компании, это знак здоровья».

«Россия в этом смысле уникальная страна, — считает основательница «Лаборатории карьеры» Алена Владимирская. — У журналистики как профессии на Западе очень высокий престиж. И довольно часто пост главного редактора — это не столько про журналистику, сколько в широком смысле про политику. Это взаимоотношения с акционерами и разными группами влияния. Это во многом определяющая представительская функция. Я не говорю, что главный редактор не решает вопросы редакционной политики, — решает. Но когда его ставят акционеры, чаще всего они рассматривают две задачи: бизнеса (то есть тиражи, выручку) и политического влияния. В мире до недавнего времени считалось, что и с точки зрения политического влияния, и с точки зрения бизнеса женщины [пост главного редактора] не потянут. Что журналистика настолько сильно влияет на мир, страну, экономику, что женщины не справятся. А в России этого нет и не было. При всем влиянии и разном отношении к СМИ в России медиа никогда в течение последних 20 лет не рассматривались как супервлиятельный институт. Это не правительство, не банк, не «Газпром». И поэтому у нас там не было такого гендерного недоверия. Да, у нас много талантливых женщин журналистов и бизнесменов, и женщины идут туда, где больше перспектив. А как только медиа становятся влиятельными, из-под женщины пытаются это кресло вытащить и передать мужчине»

«Напомню, что в России права женщин на голос, имущество, труд большевики признали сразу после революции, в начале XX века, — говорит Ксения Болецкая. — В тех же США часть этих прав женщины получили десятилетия спустя. И в СССР должны были работать все, в том числе женщины, высшее образование было полностью доступно для женщин. Так что в наших СМИ традиционно много женщин-журналистов. Другое дело, что до последних 10–15 лет они довольно редко попадали на руководящие позиции. И именно СМИ оказались среди самых восприимчивых к женской эмансипации институтов. Что совершенно логично: медиа по определению должны быстро реагировать на изменения в жизни людей, журналисты профессионально любознательны и не зашорены, быстрее принимают новые явления, технологии. Наконец, журналистика, прежде всего новостная, — это такая профессия, где твои умения и результаты на виду. Либо ты приносишь эксклюзивы и/или классно редактируешь чужие тексты, либо никакое участие в «мужском клубе» тебе не поможет.

Это было о плюсах. Есть и негативный для СМИ фактор, который повлиял на представленность женщин в редакциях. За последние лет пятнадцать СМИ столкнулись с жестким экономическим давлением — у них падали тиражи, снижались доходы, читатели и зрители уходили в интернет и соцсети. И если до 2008–2009 годов у журналистов топовых СМИ была очень хорошая по московским меркам зарплата, то к 2020-му с учетом инфляции она сильно сократилась. По моим наблюдениям, мужчины реагируют на фактическое сокращение доходов острее, быстрее вымываются из журналистики, реже выбирают эту карьеру. Женщины тут оказываются более упертыми и въедливыми. Более устойчивыми к токсичной среде, в которой теперь живут медиа».

Сами медиаменеджеры-женщины по-разному объясняют большое количество успешных коллег в российских СМИ. Одни — тем, что журналистика — это гуманитарная сфера, а женщины в гуманитарной сфере в России реже сталкиваются с дискриминацией и вообще многого добиваются. Другие — тем, что в 1990-е новые возможности открылись и для мужчин, и для женщин и выплыли и добились успеха самые сильные и талантливые вне зависимости от пола. И все вместе — личными достоинствами и талантом.

Мы поговорили с российскими женщинами-медиаменеджерами, занимающими или занимавшими влиятельные посты в последние 20 лет, о качествах, которые помогли им добиться успеха в медиа, о гендерных стереотипах, рисках профессии, страхе и будущем журналистики.

Галина Тимченко

Генеральный директор и учредитель новостного проекта Meduza (внесен в реестр иностранных СМИ-иноагентов), главный редактор интернет-издания Lenta.ru (2004—2014)

О приходе женщин в медиа

У нас в медиа давно установилась маскулинная культура, поэтому каждый раз, когда я вижу, что женщина становится главным редактором, я радуюсь. У женщин совершенно другой взгляд, стиль руководства. Я ужасно устала от этих Журналист Журналистычей — мощных мужиков с трубкой во рту, которые вроде как на войне… При этом есть Наташа Геворкян, нежнейшее существо в невероятных одеждах, которая точно так же прошла войну и брала интервью и у Луиса Корвалана, и у Аугусто Пиночета в Чили. Для этого нет никакой необходимости ходить в грязных жилетках и курить трубку.

О женщинах-руководителях

Те женщины, которые мне встречались на высоких постах, были в хорошем смысле недоговороспособны. С ними в баню не сходишь, не устроишь принятый в России междусобойчик крутых мужиков, которые пошли, водки выпили, попарились и договорились. Женщины-руководители очень принципиально блюдут догмы и правила, может быть, даже ими самими в редакции установленные, и почти никогда от них не отступают. Это серьезная принципиальность без скидок на «мы свои люди».

О совершенных ошибках

Я работаю в новостях 20 лет и привыкла все делать очень быстро. Но в отношениях с коллегами скорость ни к чему хорошему не приводит. Всегда лучше взять паузу, успокоиться, подумать. Ничего стыдного в этом нет. Даже во время Олимпийских игр тренер всегда может попросить таймаут, поговорить с командой или выдохнуть.

О современных медиаменеджерах

В медиа есть два тренда. Первый — самоцензура, а второй длится уже десятилетие, и его можно сформулировать как «давайте сделаем наш контент удобным для поисковых систем и роботов». Все медиаменеджеры сидят и думают, как изуродовать контент в угоду машине, поисковой системе, владельцу или текущей политической ситуации. А на самом деле от них требуется давать редакторам свободу, отстаивать принципы взаимодействия, а не гнаться за статистическими показателями. Я разделяю эту вину. Я недостаточно делала для того, чтобы установить отраслевые стандарты, потому что у каждого есть текучка, свое издание, о котором ты прежде всего печешься, и забываешь, что есть еще сама индустрия.

О женских медиа

Я категорически против гетто. Мы живем вместе: мужчины и женщины, небинарные персоны, ЛГБТ+ и все остальные. Я не хочу загончиков, понимаете? Сейчас нет никаких отдельных женских проблем, есть проблемы гендера, и они актуальны для многих людей. Мужчинам тоже достается: «мальчики не плачут», вот это все. Чем шире будет аудитория вашего издания, тем лучше.

В «Медузе» (проект внесен в реестр иностранных СМИ-иноагентов) мы ставили цель, чтобы у нас женская и мужская аудитория были примерно в равных долях. Но многие рекламщики мне говорили: «А как я вас продавать-то буду? Бренды есть мужские и женские». Мы ужасно радуемся, что мужчины пользуются косметикой и любые люди просто начали ухаживать за собой, но внутри рекламного рынка косметика — это по-прежнему женский товар, а дорогие машины — мужской. Только рекламный рынок лукаво скрывает это и от медиа, и от публики.

О женской мягкой силе

Женщинам нужно больше возможностей. А как мы будем руководить — мягко или жестко, весело или грустно, это наше дело, а не людей, которые пускают женщин в надежде на мягкую силу. Какая есть, такую и применим. Если я хочу быть жесткой, то у меня есть на это полное право, как у любого человека вне зависимости от его гендерной идентичности. Разговоры о том, что женщины мягко все разрулят, — лицемерные реверансы. Это опять загоняет их в гетто.

О запрещенной профессии

Я спорила об этом флешмобе с Женей Альбац. Половина постов [в рамках флешмоба #запрещенная_ профессия] — от моих бывших и настоящих сотрудников. Нынешние журналисты — это поколение наших детей. Мы их растили, рожали. Мы воспитывали их, чтобы они были свободными людьми, а не воевали. Поэтому #запрещенная_профессия — это, на мой взгляд, не похороны, а такая дневниковая попытка осмыслить реальность. Давление на медиа сейчас очень сильное, и так, как было, уже не будет. Люди прощаются с этим ощущением. Мир немножко сломался, и наша профессия немножко сломалась. Нужно это признать, разобраться и решать, что делать дальше.

О страхах

Я боюсь за тех журналистов, которые живут и работают в России. Боюсь, что не будет возможности делать свою работу. А еще боюсь не дожить до прекрасной России будущего. Поэтому я слушаюсь врачей и хожу вдоль моря с палками.

Татьяна Лысова

Главный редактор газеты «Ведомости» (2002—2007, 2010—2017), заместитель главного редактора «Медузы» (2020—2021) (проект внесен в реестр иностранных СМИ-иноагентов)

О женщинах

медиаменеджерах Я радуюсь, когда вижу новости о назначении женщин главредами влиятельных изданий. Очень эффективно и правильно, что большие медиа перестают быть уделом мужчин на уровне топ-менеджмента. В России этот стеклянный потолок давно разбит — это произошло на моих глазах в течение последних 20 лет. Когда меня назначили главным редактором «Ведомостей», это был удивительный шаг, потому что из крупных медиа, известных мне на тот момент, главред-женщина была только в The Moscow Times. И она была почти первой. А в 2004-м главредом «Ленты» стала Галя Тимченко. Постепенно ситуация начала меняться, и спустя 10 лет женщины — руководители медиа не вызывали такого удивления.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Джейн Биркин, актриса, певица Джейн Биркин, актриса, певица

О головокружительной жизни и любви Джейн Биркин есть, что рассказать

Худеем правильно
Почему вятичи ватные? Почему вятичи ватные?

Как полюбить историю и даже получать от неё удовольствие?

ПУСК
Русская Пруссия Русская Пруссия

75 лет назад в нашей стране появился новый регион — Кёнигсбергская область

Дилетант
В погоне за молодостью В погоне за молодостью

Глядя на некоторых женщин, мы недоумеваем: как им в 50 удается выглядеть на 30?!

Лиза
Битва при Павии. Бой времён Битва при Павии. Бой времён

Историки называют битву при Павии последней баталией Средних веков

Дилетант
Как вузам успешно сдать техноэкзамен Как вузам успешно сдать техноэкзамен

Университетам нужно изменить программы и зарядить молодежь новой энергией

Эксперт
Махореро Махореро

Махореро — это редкая драгоценность для понимающих людей

Weekend
Кастрюли у чистюли Кастрюли у чистюли

Лайфхаки для тех, кто не хочет мыть посуду «химией»

Лиза
BTS BTS

Клип BTS стал абсолютным рекордом среди музыкальных видео на YouTube

ЖАРА Magazine
Стас Круглицкий: «Я не политик, мне нечего волноваться» Стас Круглицкий: «Я не политик, мне нечего волноваться»

Блогер Стас Круглицкий рассказал о том, планирует ли он стать музыкантом

ЖАРА Magazine
Короткие импульсы продлили эффект глубокой стимуляции мозга при болезни Паркинсона Короткие импульсы продлили эффект глубокой стимуляции мозга при болезни Паркинсона

Короткие импульсы тока продлили эффект глубокой стимуляции при Паркинсоне

N+1
Неокрестьяне и «манящий агротех» с кофемашинами в парниках: как французы вовлекают молодёжь в сельское хозяйство Неокрестьяне и «манящий агротех» с кофемашинами в парниках: как французы вовлекают молодёжь в сельское хозяйство

Как частные предприниматели доказывают, что фермерство — это прибыльный бизнес

VC.RU
Климат доверия Климат доверия

Как ESG-регулирование защищает инвесторов от «зеленого» хайпа и гринвошинга

РБК
«Маска» в Березниках, или Спектакль для самого искреннего зрителя «Маска» в Березниках, или Спектакль для самого искреннего зрителя

Новой точкой в географии фестиваля «Золотая Маска» стали Березники

СНОБ
Китайский квартал Китайский квартал

Будущее исторических анклавов туманно

National Geographic
«Увидимся в суде». Как ведутся дела о врачебной халатности и почему родственники умерших пациентов соглашаются на компенсации, не дожидаясь разбирательства «Увидимся в суде». Как ведутся дела о врачебной халатности и почему родственники умерших пациентов соглашаются на компенсации, не дожидаясь разбирательства

Отрывок из книги «Неидеальная медицина» о врачебных ошибках

СНОБ
От таблеток до рака: 5 причин, когда на тесте две полоски, но беременности нет От таблеток до рака: 5 причин, когда на тесте две полоски, но беременности нет

Почему тест на беременность может показывать две полоски?

Cosmopolitan
День в Торжке День в Торжке

Гуляем по Торжку вместе с филологом и экскурсоводом

Seasons of life
Ультраструктурный анализ указал на высокое качество льняной пряжи в Древнем Египте Ультраструктурный анализ указал на высокое качество льняной пряжи в Древнем Египте

Ученые сравнили характеристики древнеегипетского и современного льняного волокна

N+1
Свежая листва Свежая листва

Реставратор Майкл Даффи шаг за шагом восстановил знаменитое полотно Ван Гога

Robb Report
Как похудеть, не убиваясь в спортзале: нейрофитнес и другие методики для ленивых Как похудеть, не убиваясь в спортзале: нейрофитнес и другие методики для ленивых

Сегодня можно тренироваться, почти не затрачивая на это сил!

Cosmopolitan
№5: в духе времени №5: в духе времени

О культурном феномене французского аромата

Vogue
Луиза Розова Луиза Розова

Дизайнер, который не показывает лицо?

Собака.ru
Доказанные правила долголетия: принимать холодный душ, дружить и отказаться от алкоголя Доказанные правила долголетия: принимать холодный душ, дружить и отказаться от алкоголя

Сотни лет люди заняты поиском тех самых "молодильных яблочек"

Популярная механика
Коботы вместо роботов: куда нас ведёт Четвёртая промышленная революция Коботы вместо роботов: куда нас ведёт Четвёртая промышленная революция

Автоматизация производства, роботизация — что они означают в реальности?

Inc.
Экс-мэр Якутска: «Хороший руководитель должен чувствовать и слышать людей» Экс-мэр Якутска: «Хороший руководитель должен чувствовать и слышать людей»

Бывший мэр Якутска — о политике, школьниках, путешествиях и детективах Ю Несбе

Cosmopolitan
Смотрите-ка, звезда! Смотрите-ка, звезда!

Певица Лиза Монеточка о своих преподавателях и учебе в школе

Домашний Очаг
Основной инстинкт Основной инстинкт

Crossfit за пару десятков лет приобрел миллионы поклонников по всему миру

Playboy
Всем выйти из сумрака Всем выйти из сумрака

Биткойн вырос слишком большим и независимым

Цифровой океан
История стиля: 7 фильмов о великих кутюрье, которые изменили мир моды История стиля: 7 фильмов о великих кутюрье, которые изменили мир моды

От Шанель до Лагерфельда — истории восхождения звезд мира моды

Cosmopolitan
Открыть в приложении